Сочинения японских воинов

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

ТИКУБАС

 

Сиба Ёсимаса

(1350-1410)

Сиба Ёсимаса жил в периоды Намбоку и Муро-мати и бьш известен как выдающийся администратор, полководец и поэт. Члены семьи Сиба, родственной клану Асикага, вместе с представителями семей Хатакэяма и Хосокава поочередно занимали пост кднрэй (Главный управляющий). Сам Сиба Ёсимаса находился на этом посту при трех сёгунах Асикага: Ёсиакира, Ёсимицу и Ёсимоти. Однако его карьера, как и у многих людей того времени, оказалась прерванной. В возрасте 12 лет он был назначен в ведомство Сицудзи, но уже спустя четыре года лишен должности, когда его отец Сиба Такацунэ поссорился с воинами-монахами и был изгнан из Киото. Однако, в 1378 году группа влиятельных даймё сместила Хосо-кава Ёриюки, и в течение последующих 12 лет этот пост занимал Сиба. Он укрепил власть Бакуфу и возобновил торговлю с минским Китаем. В 1391 г. ситуация вновь изменилась, и семья Хосокава вернулась к власти. Лишь перед самой смертью, уже в возрасте шестидесяти лет, Сиба вновь на несколько месяцев занял пост канрэй.

Сиба Ёсимаса жил в эпоху, отмеченную не только политической нестабильностью, но и значительными культурными достижениями. Причем к последним было в немалой степени причастно и воинское сословие, что подтверждает текст Тикубасё написанный Ёсимаса в возрасте тридцати трех лет для молодых воинов своего клана. В небольшом сочинении, представляющем собой короткие наставления, показаны как нравственные нормативы самурая, так и изысканный образ жизни аристократии. Текст сочетает в себе конфуцианский дух прямоты и честности и буддийское сострадание к другим. Сиба призывает самурая никогда не терять голову и быть дисциплинированным, ибо человек стареет прежде, чем замечает это. Когда он постигнет суть вещей, он уже неспособен ничего достичь. Сиба говорит о силе учености, о ее огромном влиянии на репутацию личности и клана. Благосклонность общества он полагает весьма важной, и в целом данный документ свидетельствует, как близко подошли верхи воинского сословия к традиционным идеалам знати. Но что важно — при этом они не утратили своих собственных ценностей.

Тикубасё

Необходимо учиться постигать суть всех вещей, но в наше время найдется не много людей, понявших это.

Во-первых, самурай должен думать и действовать не только ради собственной славы, но и ради славы и величия своих потомков. Он не имеет права навсегда опозорить свое имя, слишком бережно относясь к своей единственной драгоценной жизни. Но с другой стороны, считать свою жизнь лишь пылью и прахом и бездарно растрачивать ее не менее постыдно. О репутации человека, который так думает, нечего и говорить. Если отдаешь свою жизнь, то главной твоей целью должно быть сделать это ради императора или же совершить несравненный подвиг. Вот тогда ты принесешь великую славу своим потомкам.

Если же ты окажешься вовлеченным в случайную стычку, то поступишь неосмотрительно и ничего не добавишь к славе своей семьи, независимо от того, прав ты или нет.

Самурай не имеет права быть неосторожным и небрежным, он обо всем должен думать заранее. Ватана-бэ-но Цуна говорил Урабэ-но Суэтакэ, что сердце воина должно быть подобно сердцу труса. Это значит, что самурай обязан быть каждый день готовым к концу.

Многие люди полагают, что надлежит действовать в соответствии со временем и обстоятельствами и потому пребывают в смятении, когда неожиданно возникают трудности. В высшей степени достойно сожаления, если самурай упускает момент, когда ему следует умереть. Поэтому сказано, что готовность умереть у воина и монаха должна быть одинакова. Печально, если при любых обстоятельствах разум воина неспокоен.

Людей с острым умом следует искать среди тех, кто склонен думать.

О характере человека и глубине его ума можно судить по его поведению. Поэтому необходимо помнить, что и у стен есть глаза и уши, и не быть беспечным даже наедине с самим собой.

Что уж говорить о поведении среди людей. Не следует делать ни одного неосторожного шага, не произносить ни одного необдуманного слова, дабы люди не сочли тебя пустозвоном.

Многие люди полагают, что надлежит действовать в соответствии со временем и обстоятельствами, и потому пребывают в смятении, когда неожиданно возникают трудности.

Даже те, кто любит утонченность и изящество, должны сделать свои сердца честными и прямыми, чтобы обладать этими качествами и следовать этим правилам. Когда в отношениях мужчин и женщин нет правдивости, без глубокой искренности чувство не затронет сердце.

Человек пойдет против воли родителей только тогда, когда он оценит положение и найдет их совет неправильным. Даже если родители не отличаются мудростью, следуя их наставлениям, по крайней мере не повернешься спиной к небесному Дао. К тому же, в восьми или девяти случаях из десяти слова родителей принесут благо их сыну. Таким образом можно увидеть собственные ошибки.

Все наставления родителей, даже те, которые ты считал утомительными и пренебрегал ими, имеют огромное значение. Чем подражать добру других, лучше подражать своим старым, много раз ошибавшимся родителям. Это само собой будет способствовать продолжению традиций клана и благу потомков.

О том, что надлежит почитать божеств и Будду, знает каждый, и об этом нечего говорить. Тем не менее, есть одно обстоятельство, которое необходимо хорошо понимать.

Будда и божества приходили в этот мир только ради самого мира и живущих в нем людей. Они делали это не ради того, чтобы повредить человеку, но во имя того, чтобы очистить его сердце, утвердить в нем гуманность, справедливость, благопристойность, мудрость и верность и помочь ему узреть основу его жизни. Но было ли в их появлении заключено что-нибудь еще?

Не понимающие этого клянутся в приверженности заветам Будды. Они приносят несчастья людям, грабят их для того, чтобы построить храмы и монастыри. Или же, заявляя о почитании божеств, они отнимают у людей их земли только для того, чтобы соорудить святилище и совершать поклонения. Подобные поступки — святотатство по отношению к божествам и Будде. Запомни это.

Даже если человек ни разу не поклонился Будде и ни разу не посетил ни одной святыни, божества и Будда не оставят его без покровительства, если у него искреннее, исполненное сострадания сердце. Великое божество Исэ, бодхисаттва Хатиман и божество Кита-но скорее всего воплотятся в тех, кто мягок и чист сердцем.

Кроме того, есть люди, которые посещают святыни только когда у них беда. Это достойно сожаления. Божества и Будда желают лишь одного — чтобы мы молились о счастье в будущей жизни. Такие молитвы могут принести пользу. Хотя говорят, что даже они не ведут нас прямо к пути Истины.

Некоторые люди полагают, что, находясь на службе господину, следует быть преданным и исполнять свой долг только после того, как господин окажет какую-нибудь милость. Они понимают все наоборот. Ведь мы живем в мире только благодаря милости господина. Очень плохо, если люди забывают об этом, вынашивают честолюбивые замыслы и ненавидят своего господина и весь мир.

Для человека, рожденного, чтобы приносить благо, было бы эгоистично и потому достойно сожаления жаловаться на свое положение и считать, что все прекрасно, если у него дела идут хорошо. Получив в подарок жизнь, следует поклясться быть лучше всех и помогать другим, отдавать ради остальных свои таланты и тем самым получать удовлетворение до конца своих дней. Так поступали бодхисаттвы, и если простой человек будет жить согласно данной им клятве, что может сравниться с этим?

Самурай должен умиротворять свое сердце и смотреть вглубь других. Вот высшее из всех боевых искусств.

Если человек обладает ученостью, можно говорить о глубине его сердца и настроениях в его клане. В этом мире ценится только доброе имя, и если человек хочет достичь успехов в Учении, он должен отдать ему всего себя, независимо от своих способностей. Даже если у человека нет особых талантов, но он упорно овладевает знанием, он не опозорится перед другими. Совершенство встречается редко, но настойчивость позволит тебе присоединиться в занятиях к остальным, и это следует считать немаловажным. В какой бы знатной семье ни родился человек и как бы ни был он красив собой, когда люди собирают рукописи для чтения стихов, размышляют над поэтическими рифмами или настраивают инструменты, как позорно должно быть находиться среди других людей, составляющих рэнга, и извиняться за свою неспособность, или сидеть, подперев рукой подбородок, когда все остальные играют музыку. Что уж говорить о том случае, когда получаешь от молодого друга письмо, написанное в превосходном стиле, и стыдливо просишь кого-нибудь более образованного написать то, что ты будешь диктовать. А если ты будешь вынужден попросить написать за себя письмо девушке, и об этом станет известно? Не знать же, как играть в такие игры для веселого времяпрепровождения, как го, сёги или сугороку и вовсе постыдно. Само собой разумеется, что самурай обязан хорошо владеть искусством мато, касагакэ и инуоумоно.

Человек с глубоким и твердым сердцем сможет использовать других. Пути людей разнятся, и если поручать тому, кого ты любишь все дела подряд — например, использовать просто воина для ученых занятий, или посылать косноязычного человека гонцом; или поручить медленно соображающему дело, требующее быстроты и острого ума — то можешь потерпеть неудачу и даже потерять жизнь. Каждого человека следует использовать в соответствии с его способностями.

Если людей использовать так же, как изогнутое дерево для колеса, а прямое — для рукояти, все они окажутся нужными тебе.

Однако, какой может быть прок от человека, если ты не заботишься о нем?

Поистине, если человек неискренен в своем сердце, он ни в чем не добьется успеха. Вот о чем говорят слова: «Все способности человека заключены в его сердце».

Самурай должен умиротворять свое сердце и смотреть вглубь других. Вот высшее из боевых искусств.

Несомненно, что даже обычные люди много раз брали в руки и читали Гэндзи моногатари и Макура соси Сэй Сёнагон. Ни одна книга не сравнится с этими в обучении поведению и выявлении качеств человеческой души. Читая их, легко можно узнать человека с сердцем.

Само собой разумеется, что самурай не должен оставаться безучастным к чужому горю, испытывать зависть к чужому богатству и заводить дружбу с никчемными людьми. Природа человека устроена так, что учиться добру очень тяжело, а склоняться ко злу —легко, поэтому каждый постепенно становится похожим на тех, с кем он знаком. Я познал это на собственном опыте. Я начал заниматься каллиграфией после того, как испытал стыд, увидев, как одна женщина пишет иероглифы. Я начал, как и все, изучать вака, мое имя упомянуто в поэтическим собрании Сингосюи вакасю3, я участвовал в состязаниях рэнга — все это началось из-за того, что я соревновался со своими молодыми друзьями, вначале из самомнения, а позднее — желая прославиться. Так, со временем, я полюбил поэзию всем сердцем и сблизился с теми, кто разделял мою любовь к стихам.

Когда люди стареют, другие относятся к ним с презрением, и потому старикам очень трудно. Если же ты не владеешь никаким искусством, друзья не будут признавать тебя, и тебе самому будет нечем утешить свое сердце.

В юности я порой играл в кэмари, если был недостаток в игроках. Хотя я не отличался ловкостью и быстротой, я различал людей, обладавших хорошей и плохой техникой, я мог судить о спокойствии разума. Вот почему ни одному, даже самому умелому игроку, не удалось опозорить меня.

Родители заставляли меня заниматься музыкой. С тех пор, как помню себя, я учился не только трем основным мелодиям лютни, но и игре на барабане. Однако, на половине пути я вынужден был бросить эти занятия, ибо у меня было много обязанностей, и мне не хватало времени. Таким образом, мои усилия оказались напрасными, ибо более я не имел возможности общаться с музыкантами, о чем очень жалею.

Следует признать, что на занятия человека искусствами оказывают влияние также его друзья. Прославившиеся в различных искусствах мужчины и женщины прошлого и настоящего ничем не отличались от остальных. Просто они отождествляли свое сердце с луной и цветами, могли видеть то, что лежит за пределами этого мира, наполняли сердце нежностью и мягкостью, знали аварэ вещей и очищали свои побуждения. Так они достигли совершенства на Пути Искусств, благодаря своему спокойствию и художественным способностям.

Тому, кто поразмыслит об этих вещах, покажется, что в сегодняшнем мире уже нет таких одаренных людей. В пылу молодости люди гордятся только своей красивой внешностью, думают лишь о себе и своих желаниях, они не хотят приучать себя к дисциплине ума и не желают стремиться к утонченному совершенству. Разве те, кто наделен даром смотреть в глубину сердца, не будут презирать таких людей? Состарившись, чем эти необразованные люди будут отличаться от лис и барсуков? И что же делать тогда?

Цветы вишни в смятении спадают и укрывают дорогу, по которой ко мне приближается старость. Аривара-но Нарихира Лишь ожидая конца, придет он сегодня или завтра? Поток слез: мои они или Каи? Кто плачет больше?

Аривара-но Юкихира И тогда я взберусь на Зеркальную гору и посмотрю! Это тело, с которым прошел столько лет, разве оно не будет старым? Отомо-но Куронуси Только подумать — вот уже восемьдесят лет не за горами. Как это может быть? О, быстротечность вещей! Дочь Ки-но Мицукиё

Когда мы вспоминаем эти стихи, которые повторяли и любили в блистательном прошлом, мы слышим в них высокое чувство и изящество.

Если человек живет только молодостью, о чем он будет думать в старости? Хотя жизнь человека — лишь призрачный сон, имя его может стать бессмертным. Но кого же будут вспоминать грядущие поколения, как не буддийского наставника, мудреца, святого или того, кто оставил имя в искусствах? Хоть и говорят, что люди сделаны не из дерева и не из камня, разве те, кто ведут никчемную жизнь, не подобны деревьям, гниющим в темной долине? Будь же благоразумным!

Нет ничего более постыдного для человека, чем выходить из себя. Как бы ты ни был разгневан, твоей первой мыслью должно быть успокоиться и спокойно и ясно оценить положение. Если ты прав, то гнев твой справедлив.

Гневаться же только по причине своего плохого настроения неразумно, это не вызывает уважения. Ведь в таком случае, сколько бы мы ни гневались, все бесполезно. Люди смиряются лишь перед голосом разума, к которому чувствуют уважение. Если выходишь из себя, следует успокоиться и подумать. Несомненное достоинство — не стыдиться исправлять собственные ошибки. Первый же недостаток — вбить что-нибудь себе в голову, хорошее ли или плохое, и упрямо стоять на своем.

Следует также сказать, что просто оставаться безучастным ко всему и говорить как трехлетний ребенок, никогда не гневаться, таить в себе злобу и порицать всех подряд — значит не делать ничего хорошего для других и вредить самому себе. Если ситуация требует твоего вмешательства, не оставайся в стороне. Будь спокойным, но не оставайся безмолвным, когда видишь дурное. Так сможешь избежать репутации непутевого человека.

В старину, когда природные качества людей были проявлены полностью, мы могли бы назвать людей хорошими или плохими. Но теперь, когда люди смотрят на других свысока и несут в своих сердцах зло, тех, кто мягок и праведен в поведении, презирают. Буддисты, идущие по пути самоотвержения, кажутся многим слепцами и глупцами, но совсем другое дело, когда они говорят, как трехлетние дети.

Глупца же, который все время молчит и не может отличить хорошего от плохого, никогда не назовут достойным человеком. Подумай об этом.

Наставники, практикующие медитацию, не родились умными, но достигли пробуждения, усмиряя свои сердца. Ученые также обретают мудрость, ибо с великим почтением изучают то, что перед ними, и усмиряют свой разум.

Будет человек хорошим или плохим, умным или глупым, зависит лишь от того, как он использует свой разум. Человеку дано не более десяти лет для достижения предела. В эти годы он должен отдавать свои силы хотя бы чему-нибудь. С 14 до 15 лет человек еще ничем по-настоящему не интересуется. В 15 лет он еще медлителен и невосприимчив, и даже строгая дисциплина не позволит достичь желаемого в этот период. Лишь в период с 18-19 до 30 лет разум человека упорядочивается, и он может понять причины вещей. УВЫ, это время длится не более 12-13 лет.

В этом изменчивом мире самурай должен идти по пути дисциплины.

Ни одно даже из десяти наших желаний не исполняется так, как нам хочется. Такова природа мира, в котором мы живем. Весьма сомнительно, чтобы даже император получал все, что пожелает. Если человек, несмотря ни на что, упорно стоит на своем. Небо в конце концов проявит свое недовольство. Никто не имеет права требовать сегодня удовлетворения за то, что вызвало его досаду вчера, или получить в этом году то, чего ему не удалось получить в году минувшем.

Ни одно даже из десяти наших желаний не исполняется так, как нам хочется. Такова природа мира, в котором мы живем.

Если мы будем поступать так, желание наши будут возникать одно за одним, как пыль на ветру, и в делах наших не будет покоя.

Лучше как можно быстрее забыть о своих побуждениях, ибо тот, кто таит в своем сердце злобу — порочен. Такого негодяя будут презирать и миряне, и священнослужители. Тот, кто живет лишь собственными желаниями и побуждениями, будет ограниченным и слабым. Вырви подобные желания из своего сердца и не позволяй им зародиться вновь — и тогда разум твой наполнится лучшими мыслями.

Во всех делах ставь на первое место человека, и никогда никого не высмеивай.

Даже если в ходе сражения ты видишь, что не сможешь победить, укрепи свое сердце и будь уверен, что никто не сможет превзойти тебя в стойкости. Всегда будь опорой других, чтобы на тебя могли положиться.

Как бы ты ни был дружен с человеком, никогда не спрашивай его о сражении, если он трус.

Никогда не уклоняйся от приближающейся битвы, какой бы гнусной она тебе ни казалась. Никогда не выступай в пользу сражения под предлогом того, что оно не потребует много сил, если сражаться не следует.

В целом, если сражение не должно быть изнурительным, пусть передний край займут другие. Однако, если случится непредвиденное, в ста случаях из ста будь готов ринуться в бой. Нет большего позора в сражении, чем бесчестное поведение.

Вот все, к чему смог прийти я, недостойный и глупый человек. И лишь из родительского сострадания к моим, быть может, еще более недалеким потомкам, я записал эти слова.

Стремитесь к совершенству и заботьтесь о себе. Отдавайте этому все силы. Проникните в то, что сказано здесь.

УСТАНОВЛЕНИЯ ИМАГАВА РЁСЮНА

Имагава Садаё (1325-1420)

Имагава Садаё бьш одним из самых выдающихся людей своей эпохи. Наряду с Кусуноки и Китабатакэ он считался одним из лучших полководцев и стратегов. Он также писал стихи и исторические сочинения, и его литературные способности позволили ему занять заметное место при дворе и в ученом мире.

Семья Имагава принадлежала к младшей ветви клана Асикага. Имя Имагава было взято по названию поместья в провинции Микава. Отец Садаё поддержал сёгуна Такаудзи и в награду получил назначение губернатором в провинцию Суруга. Здесь семья поселилась и со временем породнилась с представителями придворной знати.

Военная карьера Имагава началась в период противостояния Северного и Южного дворов. Он поддерживал Северный двор, и в 1361 г. победил Хосокава Киёудзи в битве при Ёсино. Вернувшись в Киото, он постригся в монахи и посвятил себя религии, взяв имя Рёсюн. К 1370 г. Бакуфу утратило контроль над большей частью острова Кюсю и послало туда Рёсюна в качестве военного губернатора. Выполнению поставленной задачи — усмирению мятежных земель — он посвятил следующие десять лет. При этом он продолжал заниматься литературой и общался со своим учителем Нидзё Ёсимото.

В 1395 г. сёгуну Ёсимицу доложили, что Рёсюн имеет слишком большое влияние и замышляет мятеж. Рёсюна отозвали из Кюсю, и он занял наследный пост губернатора в Суруга, где и провел оставшиеся годы, отдав их поэзии и литературе.

Рёсюну принадлежит авторство нескольких произведений и документов. Среди них: Митиюкибури, дневник путешествий со стихами; историческое сочинение Нан тайхэйки и Установления, текст, написанный в 1412 г. для младшего брата Тадааки. Установления, другое название — Надписи на стене Имагава, почитались и изучались как нравственный кодекс вплоть до второй мировой войны. В период Эдо сочинение преподавали во всех храмовых школах. Написанные в стиле канбун, Установления утвердили классический взгляд на воина, который должен сочетать в себе боевой дух и ученость. Теряя что-нибудь одно, он неизменно утрачивает оба начала. Как ревностный буддист, Рёсюн осуждает бессмысленное самопожертвование, но как представитель своего сословия он питает глубокое уважение к ремеслу воина. Будучи конфуцианцем, он цитирует китайские каноны, требует почтительного отношения к семье и подчеркивает идею верности и исполнения долга перед господином. Пожалуй, именно в Рёсюне воинский идеал воплотился во всем своем равновесии.

Установления

Не постигший Учения не одержит ни одной военной победы.

Рыбалка и соколиная охота являются бесцельно разрушающими жизнь удовольствиями. Они запрещаются.

Запрещается приговаривать к смерти человека, совершившего незначительное преступление, без тщательного расследования.

Запрещается прощать своего фаворита, совершившего тяжкое преступление.

Запрещается обогащаться, грабя народ и уничтожая святыни.

Запрещается разрушать семейные храмы предков и пагоды, чтобы украсить собственный дом.

Запрещается забывать о своем великом долге перед добротой и милосердием господина и предков и пренебрегать добродетелями верности и сыновней почтительности.

Запрещается пренебрежительно относиться к своим обязанностям перед господином и думать лишь о своих собственных делах, тем самым нарушая закон Дао Неба.

Запрещается смотреть сквозь пальцы на добрые и плохие поступки своих вассалов и проявлять несправедливость в назначении наград и наказаний.

Всегда помни о том, что господин знает о твоих делах точно так же, как ты знаешь о делах своих вассалов.

Запрещается подрывать отношения между людьми и радоваться страданиям других.

Запрещается использовать заслуги других и, потворствуя собственному честолюбию, укреплять свою личную власть.

Запрещается жить не по средствам. Постыдно как влезать в большие долги, так и скаредничать.

Запрещается презирать мудрых вассалов, окружать себя клеветниками и позволять последним влиять на свои поступки.

Никогда не завидуй тем, кто нажил богатство нечестным путем, и никогда не относись пренебрежительно к тем, кто пострадал и пал из-за приверженности к справедливости.

Запрещается пьянствовать, кутить, играть в азартные игры и совершать тому подобное, тем самым забывая о долге перед семьей.

Запрещается самозабвенно гордиться собственным умом и во всем высмеивать других.

Когда к тебе приходит гость, недопустимо притворяться больным и тем самым избегать встречи с ним.

Запрещается думать лишь о своем собственном спокойствии, а, отправляя в отставку человека, не выплачивать ему содержание.

Запрещается щеголять в пышной одежде и доспехах, если твои вассалы одеты как попало.

Будь почтителен с буддийскими наставниками и никогда не забывай о правильном поведении.

Любому человеку, знатного или низкого ранга, недопустимо пренебрегать законом кармы и жить в праздности.

Запрещается устанавливать посты в своих владениях и препятствовать проезжающим.

Пусть данные наставления исполняются потомками до скончания времен.

Само собой разумеется, что Путь Воина заключается в постижении боевых искусств, но самое важное —уметь применять их в жизни. Во-первых, в Четверокнижии и Пятиканонии, как и в военных трактатах, ясно сказано, что, не зная Учения, не сможешь защитить государство и управлять людьми. С юности самурай должен заводить себе друзей среди честных и прямых людей и даже на время не сближаться с теми, кто порочен. Как вода принимает форму сосуда, в котором находится, так и человек следует добрым и злым делам тех, кто его окружает. Это несомненно. Поэтому сказано, что господин, хорошо управляющий своими владениями, любит мудрых вассалов, а правитель, угнетающий народ, любит клеветников. Что означает:

если хочешь узнать о настроениях господина, посмотри на тех, кого он любит. Запомни эти слова. Выбирать в друзья тех, кто выше тебя, и избегать тех, кто ниже — вот подлинная мудрость достойного человека. Однако, нельзя быть и слишком привередливым в выборе людей. Проще говоря, не следует любить плохих людей. Причем это касается не только того, кто управляет государством, ведь без любви и уважения народа нельзя ничего достичь.

Во-первых, никогда не принимай на службу самурая, который боится сражаться и лишен преданного сердца, даже если он и рожден в славном воинском доме. Многие известные полководцы говорили это. Затем некоторые, беспокоясь лишь о своей репутации, полагают, что их можно считать добрыми, если около их дверей толпится множество людей, знатных и низких. Но если ты приглашаешь множество людей, и при этом они пренебрегают тобой и тебе не на кого положиться, твои поступки нельзя считать правильными.

Я полагаю, что есть два пути управления людьми. Порой бывает и так: когда люди боятся несправедливости господина, когда его вассалы подавляют их своим высокомерием, а его подчиненные угнетают их, люди могут собраться перед воротами господина с жалобами на притеснение, чтобы пожаловаться на свое горе. Умей распознать подобное положение и исправить ошибки своих слуг. Доверься мудрым речениям древних и следуй закону.

Тот, кто считается господином, подобно тому, как солнце и луна освещают траву и деревья равно по всей земле, должен днем и ночью с состраданием в сердце заботиться о справедливости наград и наказаний для своих ближних и дальних вассалов и даже для тех своих слуг, которых отделяют от него горы и море. Он должен использовать людей в соответствии с их способностями. Нередко случалось так, что правителями над самураями ставились люди беспечные и лишенные мудрости и таланта, их осуждали и знатные, и низкие. Как Будда проповедовал разные учения, чтобы спасти все живые существа, так и самурай должен отдавать все свои силы долгу и никогда не отходить от Пути Воина и Пути Ученого. Если, управляя государством, не обладаешь хотя бы одной из четырех добродетелей гуманности, справедливости, благопристойности и мудрости, обязательно окажешься в опасности. Если придерживаешься должного управления и наказываешь преступления, люди не будут таить злобу. Но если управление основывается на несправедливости, если преступников не приговаривают к смерти, люди будут негодовать. В таком случае не избежишь воздаяния кармы.

Первое, что необходимо — это отличать верность от предательства и установить награды и наказания. Бесполезно распределять обязанности в управлении, если вассалы совершают дурные поступки в своих собственных интересах, не владеют боевыми искусствами и не поддерживают слабых. И хотя кто-то может сказать, что, распределяя уделы между вассалами, он делает все точно так же, как и его предки, поведение вассалов и авторитет господина зависят в первую очередь от таланта и способностей последнего.

Быть рожденным в семье, еще с начала начал no-знавшей Путь Битвы, и не уметь управлять своими владениями, не поддерживать воинов и тем заслужить всеобщее презрение — нет ничего хуже этого.

Вот почему я написал вышеизложенное.

19-й год Оэи (1412).

«Даже выучив все речения совергиенномудрых и святых, не следует упрямо на них настаивать»

 

Асакура Тосикагэ (1428-1481)

Семья Асакура, претендовавшая на родство с несколькими императорами, жила в провинции Этидзэн. Ее члены считались наследными вассалами клана Сиба. С середины XV века и до поражения от армии Ода Нобунага в 1573 г. и окончательного разрушения Асакура являлись весьма значительной военной и экономической силой.

Асакура Тосикагэ с юности выделялся своими способностями. В 1453 г. Бакуфу поручило ему покончить с междоусобицами между двумя ветвями клана Сиба. Воспользовавшись предоставившейся возможностью, Тосикагэ начал экспроприировать земли в Этидзэне, принадлежавшие храмам и знати. Влияние семьи Сиба начало сходить на нет, а в 1471 г. Асакура получил губернаторство в провинции Этидзэн — пост, традиционно принадлежавший Сиба. Тосикагэ построил замок в Итидзёгатани и перенес туда свою ставку. Следующие сто лет стали для провинции периодом экономического и культурного процветания. Итидзёгатани превратился в крупный торговый центр. Он был разрушен лишь во время войн с Ода Нобунага.

Самого Тосикагэ считают типичным беспощадным даймё гэкокудзё— представителем бедного самурайского рода, одолевшим знать. Безусловно, он был реалистичным и лишенным предрассудков политиком. Семнадцать статей, написанные в китайском стиле, могли быть составлены и после его смерти, но как полагают, несомненно отражают его идеи и характер. Они отличатся сугубым практицизмом и рациональностью и почти лишены всякой религиозности. Число статей — 17 — напоминает конституцию Сётоку Тайси, созданную в VII в. и также состоявшую из 17 параграфов. Возможно, в этом содержится намек на претензии семьи Асакура и желание автора сыграть в истории не меньшую роль.

 

Семнадцать статей

Во владениях Асакура не следует устанавливать наследные линии старших вассалов. Человек получает ранг по своим способностям и за верность клану.

Человек, не обладающий талантами, не может получить должность и земли, даже если его семья имела их на протяжении поколений.

В близких и дальних уделах даже в мирное время необходимо держать шпионов и внимательно следить за обстановкой.

Не следует увлекаться приобретением знаменитых мечей и кинжалов. Ведь человек с мечом стоимостью 10000 монет не победит сто человек с копьями стоимостью по 100 монет каждое. Если потратить 10000 монет на приобретение 100 копий, сможешь выставить сто вооруженных людей и защитить целый фланг.

Не следует увлекаться приглащениями актеров четырех школ Саругаку из Киото и устроением спектаклей. Чем тратиться на это, лучше отправить талантливого актера Саругаку из наших земель учиться в столицу. Вернувшись, он сможет сам давать представления.

Запрещается устраивать представления театра Но в замке в ночное время.

Не следует, даже ради пользы для какого-нибудь самурая, отправлять гонцов к Датэ или Сиракава в поисках хороших лошадей и ястребов. Однако, если получаешь от кого-нибудь дары, в течение трех лет обязательно нужно послать ответные подарки. Если удерживаешь что-нибудь в течение долгого времени, неизбежно пожалеешь об этом.

Если к тому, кто служит нерадиво, и к тому, кто служит хорошо, относятся одинаково, тот, кто служит хорошо, в конце концов спросит себя: зачем я это делаю?

Все, начиная с членов семьи Асакура, на первую церемонию нового года должны одевать одежду из хлопка. Точно так же все должны носить фамильный герб. Если кто-нибудь, считая, что, он богат, облачится в пышное одеяние, то самураи низших рангов не смогут появиться там, где люди в красивых одеждах. Они сошлются на болезнь и не придут в этот год на церемонию. Если же они не появятся два года подряд, у семьи Асакура вскоре не останется верных слуг.

Если среди тех, кто служит нашему клану, окажутся люди без талантов и способностей, к ним следует относиться с особой милостью, когда они решительны. Далее, если о человеке говорят, что он трус, но его взгляд и поведение исключительны, к нему не следует относиться как к трусу. Его можно использовать в качестве помощника или гонца, и в любом случае не нужно отказываться от него. Однако, если человек не обладает ни решительностью, ни яркой наружностью, он ни на что не сгодится, как бы о нем ни заботились.

Если к тому, кто служит нерадиво, и к тому, кто служит хорошо, относятся одинаково, тот, кто служит хорошо, в конце концов спросит себя: зачем я это делаю?

Не следует нанимать на службу в качестве писцов ронинов из других провинций, за исключением крайней необходимости.

Если среди монахов или мирян есть человек с талантами и способностями, не позволяй ему уйти в другой клан. Однако тот, кто полагается лишь на свои способности и ленив — бесполезен.

Если можно выиграть сражение или взять замок, нет ничего хуже, чем беспокоиться о том, благоприят-

ны ли для этого день или направление, и упустить время. Едва ли разумно посылать корабль в открытое море во время шторма или выставлять одного человека против полчищ врагов, даже если день благоприятствует тому. Но даже если день и место «несчастливые», когда ты тщательно оценишь положение, втайне приготовившисься к нападению, приспособишься к обстоятельствам и используешь стратегию, победа будет за тобой.

Три раза в год следует посылать способного и честного вассала в путешествие по провинции с тем, чтобы он выслушал жалобы четырех сословий. Свою политику следует строить в соответствии с пожеланиями народа. Более того, сам господин должен периодически, изменив свою внешность, совершать подобные поездки.

Необходимо строго запретить строить в нашей провинции другие замки, кроме тех, что принадлежат семье Асакура (Итидзёгатани). Все самураи высоких рангов должны постоянно находиться в Итидзёгатани. На местах должны служить лишь их представители и подчиненные.

Проезжая мимо святынь и храмов, следует время от времени останавливаться, дабы открыто восхититься красотой мест или выразить сожаление по поводу того, что некоторые святилища пришли в запустение. Следует также бывать в деревнях и разговаривать с крестьянами. Радость людей, с которыми заговорил их господин, будет поистине безгранична, и они охотно восстановят разрушившиеся дороги и станут еще более почтительны к местам поклонения. Так, без заметных усилий, ты сможешь воодушевить людей, которые будут восхвалять твою справедливость.

Принимая на аудиенции своих вассалов с докладами, не позволяй им искажать правду и лгать. Если узнаешь, что какой-нибудь чиновник поставил на первое место свою выгоду, незамедлительно накажи его по закону.

Запомни вышеизложенные наставления, повторяй их днем и ночью и передавай из поколения в поколение. Если ты тверд и непоколебим внутри, никто не сможет принести тебе беду извне. Это касается всего.

Слушая доклады вассалов, не позволяй им искажать правду и лгать. Если узнаешь, что какой-нибудь чиновник поставил на первое место личную выгоду, незамедлительно накажи его по закону. Если наведешь порядок во внутренних делах и будешь принимать правильные меры, ни один злодей не нападет на тебя извне. Ведь другие кланы вмешиваются только тогда, когда знают о беспорядках в твоих землях.

Один наставник говорил, что правитель над людьми должен быть подобен Фудо-о-мё и Айдзэн-о-мё. Оба они — божества, исполненные глубокого сострадания. Фудо-о-мё держит меч, а Айдзэн-о-мё — лук и стрелу, но не для того, чтобы поразить человека, а чтобы покарать зло.

Правитель над людьми должен восхвалять добро и наказывать зло, отличать истину от лжи и хорошее от плохого. Вот что значит «жить с состраданием».

Даже если ты выучил все речения совершенно-мудрых и святых, не следует упрямо на них настаивать. В Беседах и рассуждениях Конфуция сказано: «Если благородный муж не держится с торжественностью, он потеряет лицо». Однако, было бы ошибочно понимать эти слова так, будто необходимо всегда держаться с торжественностью. Порой нужно быть чинным и важным, а порой — веселым и беззаботным.

Все эти наставления бесполезны, если к ним относиться небрежно. После того как я, человек низкого ранга, неожиданно завладел всей провинцией, я отдавал своему делу все силы днем и ночью. Я собирал одновременно разных известных людей и слушал, что они говорят. Так я поступаю до сего дня. Если будете упорны и преданны, если будете передавать своим потомкам наставления, написанные мной, если будете относиться к ним как к учению Мариситэна или Хатимана;

счастье не оставит род Асакура. Если же в отдаленном будущем потомки наши будут поступать только исходя из корысти и себялюбия, наш клан погибнет.

Стихи Имагава Рёсюна: Когда сердце родителя искренне печалится о ребенке разве он сможет учить его без колебаний и сомнений.

«Будь благороден в речах. По одному-единственному слову можно судить о том, каков человек»

 

ДВАДЦАТЬ ОДНО ПРАВИЛО ХОДЗЁ СОУНА

Ходзё Нагаудзи (1432-1519)

Ходзё Нагаудзи был известным военачальником конца периода Муромати. Благодаря удачной женитьбе и политическим интригам он смог стать полновластным хозяином провинций Суруга, Идзу и Сагами. Его происхождение остается неясным, но он вполне мог быть связан с Хэйдзи из Исэ, ибо поначалу носил имя Исэ Сиккуро. Впоследствии он женил своего сына Удзицуна на девушке из древней и знатной семьи Ходзё и взял себе эту фамилию, в первую очередь для престижа, а, может быть, и для того, чтобы заявить о своих политических целях. Начатая им линия получила название Го-Ходзё, поздние Ходзё.

Около 1475 г. Ходзё Нагаудзи появился в провинции Суруга и поступил на службу клану Имагава. Затем он воспользовался внутренними распрями внутри клана по вопросу о наследнике и взял управление провинцией в свои руки. В 1491 г. при похожих обстоятельствах он добавил к своим владениям Идзу, а в 1495 г., якобы отправившись на оленью охоту, вошел в провинцию Сагами и взял замок Одавара. Из Одава-ра Нагаудзи продолжил свое движение на север, он сражался с Уэсуги и другими соседними кланами и постепенно расширял свои владения. В Одавара он построил одну из первых в Японии больших крепостей. Его владения процветали, и самураи из разных земель стекались к нему. В конце жизни он постригся в монахи и взял имя Соун.

Ходзё Соун, как и Асакура Тосикагэ, не заслужил особого почтения со стороны историков. И причина тому — беспощадность и жестокость, с которыми он увеличивал свои земли. Современники же восхищались его талантом полководца и администратора. Желая привлечь в Одавара как можно больше самураев, он снизил налоги с 1/2 до 2/5 урожая, да и вообще, в целом заботился о благосостоянии народа.

Двадцать одно правило были написаны вскоре после того, как Ходзё Соун стал монахом, и являются отражением всего его жизненного опыта. Правила устанавливают поведение, нормы жизни простого воина и свидетельствуют о том, что их автор был хорошо знаком с низами общества. Спектр предлагаемых советов чрезвычайно широк: от призыва к изучению поэзии, овладению в совершенстве искусством верховой езды и запрета на игру в шахматы и го до наставлений, как лучше защищать дом и поддерживать в нем порядок. Правила пронизаны духом уверенности в себе, ставшей как следствием свойственной Ходзё Соуну тщательности во всем, так и отражением его жизненного пути, на котором он достиг вершин власти.

Двадцать одно правило

Прежде всего верь в божеств и Будду и почитай их.

Утром вставай как можно раньше. Встающий поздно — плохой слуга. Он — лишь помеха делам господина и своим собственным, и в конце концов окажется брошенным своим господином. Никогда не забывай об этом.

Самурай в восемь вечера должен крепко спать. Воры чаще всего забираются в дом между полуночью и двумя пополуночи. Если самурай проведет вечер в праздной беседе, между полуночью и двумя пополуночи он не проснется. И тогда он потеряет деньги, и ему будет причинен вред. Репутация такого самурая будет испорчена.

Перед сном погаси огонь и масляные светильники, чтобы они зря не горели ночью. Вставай в четыре часа утра, совершай омовение и поклонения, одевайся надлежащим образом, отдавай приказания жене и слугам и отправляйся на службу прежде шести. Как гласит древняя пословица, самурай должен ложиться спать к полуночи и вставать к четырем утра, но это зависит от человека. Однако, вставать в четыре утра — благо для любого. Если валяешься в постели до восьми или до десяти, не успеешь выполнить ни поручения господина, ни свои собственные дела, и день будет прожит зря.

Перед тем/ как рано утром помыть лицо и руки, проверь отхожее место, конюшни и подъезд к воротам. Если их следует вычистить, прикажи слугам сделать это. Только потом умойся сам.

Не трать понапрасну воду, выплевывая ее после того, как пополоскал рот. Делай это тихо и не считай, что раз ты в своем доме, ты можешь громко полоскать горло и плеваться. Ведь таким образом ты проявляешь неуважение к другим, а слушать подобные звуки очень неприятно. Помни древние слова: «Ходи украдкой под небесным сводом».

Считай существующее — существующим, а несуществующее — несуществующим, и принимай вещи такими, какие они есть. И тогда ты обретешь защиту и покровительство божеств, даже если ты не совершаешь молитв.

Поклоняться божествам и Будде — вот правильное поведение для человека. Можно сказать, что человек обретет согласие с божествами и Буддой, если сердце его будет прямым и спокойным, если сам он будет честно и искренне уважать тех, кто выше его, и проявлять сострадание к тем, кто ниже его, если он будет считать существующие существующим, а несуществующее — несуществующим и принимать вещи такими, какие они есть. И тогда человек обретет защиту и покровительство божеств, даже если он не совершает молитв. Но если он не прям и не искренен. Небо покинет его, даже если он будет молиться каждый день.

Неправильно считать, что ты обязательно должен иметь такие же хорошие мечи и такую же красивую одежду, как и остальные. Достаточно стремиться к тому, чтобы не выглядеть неряшливым. Брать взаймы и гоняться за вещами, накапливать долги — все это вызовет у других людей лишь презрение.

Даже если ты намереваешься весь день находиться дома из-за болезни или желая заняться личными делами, не забудь привести в порядок прическу. Появляться перед людьми растрепанным и невежливо, и некрасиво. Если человек позволяет себе пренебрегать такими вещами, его слуги последуют примеру господина и будут вести себя точно так же. Кроме того, если тебя вдруг навестит кто-нибудь из твоих друзей и увидит, что все в доме выглядит как попало, это вызовет отвращение.

Приходя на аудиенцию к господину, не иди прямо к нему. Обожди какое-то время в соседней комнате, проверь; как выглядишь ты сам и твои подчиненные, и только затем появляйся в зале для приема. Если не будешь поступать так, твои усилия окажутся напрасными.

Если господин назвал твое имя, то, даже находясь в отдалении, немедленно ответь: «Да, господин», выдвинься на коленях вперед и прими почтительное выражение лица. Затем приготовься ответить и скажи то, что есть. Не умничай. Более того, решая, как лучше ответить, посоветуйся, в зависимости от обстоятельств, с тем, кто находчив в речах. Не проталкивай свое личное мнение.

Не находись рядом с господином, когда кто-то другой докладывает ему. Лучше отойди в сторону. Если же ты сплетничаешь или беспричинно смеешься в присутствии господина, люди высокого ранга будут избегать тебя и даже равные скорее всего повернутся к тебе спиной.

Пословица гласит: «Даже имея дело со многими людьми, никогда не вызывай раздоров». Во всем поддерживай других.

Если у тебя появилось свободное время, используй его для чтения. В крайнем случае, достань из кармана что-нибудь с написанными иероглифами и читай. Если не вспоминать иероглифы каждый день утром и вечером, они забываются. Поэтому не только читай, но и пиши их.

Если проходишь мимо того места, где господин принимает старших клана, остановись и соверши поклон, оперевшись на руки. Проявить непочтительность и просто проскользнуть мимо будет верхом грубости и неприличия. Самурай всегда вежлив.

Никогда не лги, с кем бы ты ни говорил и как бы мало слов ни произнес. Даже о пустяках следует говорить правду. Если будешь лгать, это войдет в привычку, и люди покинут тебя. Запомни: если остальные начнут сомневаться в твоей честности, ты будешь опозорен на всю жизнь.

Человек, не изучавший искусства поэзии, жалок. Поэтому, изучай стихи. Будь благороден в речах. По одному-единственному слову можно судить о том, каков человек.

Если хочешь иметь хороших друзей, ищи их среди тех, с кем ты постигаешь Учение и занимаешься каллиграфией. Плохих друзей, кого следует избегать, ищи среди тех, кто играет в го, шахматы и на сякухати(Бамбуковая дудочка с пятью отверстиями). Ты ничего не потеряешь, если не будешь знать об этих развлечениях. Заниматься ими — значит без пользы терять свое время.

Добро и зло в человеке зависят от тех, кто его окружает. Когда трое человек собираются вместе, среди них всегда есть тот, с кого следует брать пример. Выбери такого человека и подражай ему. Наблюдая же за порочным человеком, можно исправить собственные ошибки.

Если после того, как ты вернулся домой, у тебя осталось время, обойди конюшни и задний двор. Прикажи заделать бреши в стенах и заборе и засыпать прорытые собаками лазы. Невежественные служанки и подобные им могут взять солому с крыши для растопки, ведь они думают только о том, что нужно сейчас, и не ведают того, что произойдет потом. Запомни, что так происходит во всем.

На закате запри ворота и открывай их только для того, чтобы впустить или выпустить кого-нибудь. Если будешь пренебрегать этим, обязательно накличешь на себя беду.

Перед тем, как лечь спать, проверь светильники на кухне и в жилых комнатах. Прикажи всем соблюдать осторожность, чтобы не допустить пожара. Женщины, знатные они или нет, обычно не думают о таких вещах и разбрасывают повсюду домашнюю утварь и одежду. Никогда не полагайся на то, что сказал обо всем другим. Помни, что рассчитывать можно только на себя. Следует все знать и уметь самому, и только затем можно поручить исполнение другим.

Едва ли нужно напоминать, что в основе Пути Воина лежат Учение и боевой дух. Древний закон гласит, что самурай должен иметь Учение слева, а боевые искусства — справа. Однако, совершенства едва ли удастся достичь, если не приготовиться к этому заранее.

"Великим полководцем можно назвать только того, кто потерпел хотя бы одно поражением"

ЗАПИСАННЫЕ ИЗРЕЧЕНИЯ АСАКУРА СОТЭКИ

Асакура Норикагэ

(1474-1555)

Асакура Норикагэ являлся оплотом клана Асакура в трудный период, отмеченный восстаниями секты Икко и нестабильностью в землях вокруг столицы. Сам он никогда не был даймё, но занимал пост советника при трех поколениях вождей клана Асакура. Всю свою жизнь он провел в военных походах. В 1548 г. Асакура постригся в монахи и принял имя Сотэки. Однако ни годы, ни религия не отвлекли его от исполнения долга. В возрасте семидесяти девяти лет он вместе с армией отправился в провинцию Kara и участвовал в своей последней кампании против приверженцев секты Икко. 8 сентября он умер в военном лагере от болезни.

Сотэки ваки — собрание изречений Асакура, записанных одним близким к нему вассалом за несколько лет до его смерти. В него входят 83 наставления, написанных в стиле канамадзири. Сочинение является своеобразным наследием Асакура, отражающим его практический опыт и видение мира. В нем полностью отсутствует идеализм предшествующих и последующих веков. «Как бы ни называли воина — собакой или диким зверем, главное для него — побеждать». Асакура говорил, что судьбы господина и вассалов — едины, а потому в отношениях между ними необходима гармония. Почти все его наставления преследуют одну цель — так или иначе достичь успеха на поле боя, хотя внешне они могут казаться посвященными весьма отвлеченным вещам, как то:

нравственности, кормлению лошадей и пр. Несомненно, что советы Асакура являются не теоретическими построениями, а опробованными на личном опыте и подтвержденными им идеями. »

Записанные изречения

Большая ошибка полководца — насильно посылать войска на штурм замка, находится ли последний на горе или на равнине. Это означает отправить лучших воинов на смерть перед своими глазами. Об этом полководец обязан помнить в первую очередь.

Что касается военный действий: никогда не говори, что чего-то сделать невозможно. Ибо тем самым ты обнаруживаешь ограниченность своего духа.

Атакуя позиции врага, никогда не считай, что противник обязательно побежит. Ведь в таком случае, если враг вдруг будет отчаянно сопротивляться, твои воины придут в смятение.

Время от времени размачивай в воде соевые бобы и давай их лошадям. На поле боя для этого не будет ни котлов, ни горшков.

Даже когда человек лишен гуманности, если он хочет быть воином, он прежде всего не должен лгать. Необходимо также, чтобы он не вызывал подозрений, придерживался прямоты и честности и имел чувство стыда. Ведь если человек, прежде лгавший или совершавший подозрительные поступки, участвует в каком-нибудь значительном деле, на него будут исподтишка показывать пальцем и ни друзья, ни враги ни за что не поверят ему, какие бы разумные слова он ни говорил. Никогда не забывай об этом.

Если во время сражения, каким бы легким оно ни было, что-то передается на словах, малейшая неопределенность приведет к печальным последствиям.

Несколько лет назад в битве при Минатогава в Kara было взято более 500 голов. Из захваченных голов отобрали головы молодых воинов и вернули их врагу. Ранее после сражений пехотинцев подобного не происходило.

Во время крупного сражения или удручающего отступления враг может совершить маневр, чтобы раззадорить полководца и узнать о его замыслах. Полководец должен не показывать ни малейшей слабости и не проронить ни слова. Помни об этом и никогда не поступай необдуманно.

Этот эпизд подчеркивает, что в этике бусидо сосрадание и уважение заслуг верных васалов являются одной из главных добродетелей правителя. Главы кланов всегда демонстрировали свою признательность молодым воинам, состоящим у них на службе. Как бы ни называли воина — собакой или диким зверем, главное для него — побеждать.

Имеющий большое число вассалов — и тем более полководец — обязан прежде всего должным образом заботиться о людях, и не только о тех, кто долго служил ему, но и о тех, кто недавно поступил на службу. Если вассал умирает и оставляет после себя маленького ребенка, господин должен внимательно следить за воспитанием ребенка и быть добрым к нему, дабы он мог вырасти достойным наследником. Если у самурая нет наследника, и господин уговаривает его взять в дом подходящего приемного сына, пока самурай и его жена еще здоровы, чтобы не прервалась семейная традиция, то даже человек, не имеющий детей, исполнится благодарности и преданности и не задумываясь отдаст жизнь за своего господина. Если господин поступает так, то его подчиненные будут чувствовать себя осчастливленными, а те, кто видят и слышат его, сочтут его совершенным: Его собственные воины будут служить ему с'искренней преданностью, как и воины других кланов, и он обретет много надежных вассалов.

Господин навлечет на себя наказание, наложенное на его вассалов, а вассалы пострадают от наказания, наложенного на господина. Господин и слуга не должны беспечно относиться друг к другу.

Господину не следует без всяких оснований просить у своих вассалов принадлежащее им, как то: лошадей, соколов, мечи, алебарды, картины или китайские вещицы. Вообще, для вассалов обладать ценными вещами — это все равно как если бы господин владел ими. Тем не менее, если господин очень желает получить какую-то вещь, он должен предложить за нее двойную цену. В противном случае вассалы не пожелают иметь у себя ценные вещи, и, в конце концов редкости, передаваемые в семье из поколения в поколение, будут отсылать в другие провинции. Будь разборчив в подобных поступках.

Вызывая своих вассалов или приглашая их на пир, не следует оказывать особое внимание одному-двум из них.

Нет ничего хорошего в том, что тебя боятся твои собственные слуги. С незапамятных времен самым главным считалось ценить глубокую преданность вассалов. Если этого нет, едва ли в трудном положении они отдадут жизни за своего господина.

Следует хорошо понимать, что если господин начинает чувствовать презрительное отношение к себе со стороны вассалов, он вскоре сойдет с ума. Ведь невозможно, чтобы свои собственные слуги смотрели свысока на того, кого, согласно его положению, не могут презирать даже враги. Это поистине смешно. УВЫ, но если подобное происходит, клан вскоре погибнет.

Господин Эйрин обладал многими достоинствами, которые трудно даже постичь. Но главное из них;

как говорят старейшины клана, состояло в том, что в управлении провинцией он опирался на благопристойность. Само собой разумеется, что он был вежлив с представителями самурайского сословия, но он также был любезен и в письмах к крестьянам и горожанам. Более того, даже надписывая адрес на этих письмах он сохранял почтительность сверх обычных норм. Поэтому, все жаждали стать его союзниками и отдать за него жизнь.

Госпожа Кэйсицу много раз говорила, как господин Эйрин приказывал ей: «Маленький Норикагэ растет избалованным, и после нашей смерти будет невежлив с самураями. Учите его правильным манерам».

Человек должен откладывать деньги на будущее. Однако, из поколения в поколение передавалось, что самурай не должен уподобляться «денежным мешкам», накопившим горы золота и серебра и считающим богатство единственной целью в жизни. Ходзё Соун собирал в своем доме все подряд, вплоть до булавки. Однако, Мунэнага говорил, что в военное время Соун не пожалел бы даже драгоценных камней.

Если человек заставляет садовника плотничать, а плотника — выполнять работу садовника, это значит, что он просто глуп и не разбирается в людях. Каким бы совершенным ни был человек, у него есть сильные и слабые стороны. Если учитывать способности людей и использовать их соответственно, занятия всех людей будут закреплены правильно, и господину не будут угрожать опасности.

Для самурая нет ничего постыдного в том, чтобы услышать о чем-то и убежать, увидеть же это и убежать — вот величайший позор.

Любому самураю, независимо от его личных качеств, необходимо еще в молодости прославиться боевым мастерством, дабы обрести покровительство божеств. Ибо редко встречаются те, кто в юности прослыл неумелым, но потом все-таки овладел боевым искусством. Кроме того, даже если самурай, в молодости ставший искусным, будучи уже взрослым проявит свое неумение, какое-то время его репутация не пострадает. Вот почему нужно быть внимательным к подобным вещам.

Великим полководцем можно назвать того, кто потерпел хотя бы одно поражение. Человека, подобного мне, всю жизнь одерживавшего победы и не проигравшего ни одной битвы, нельзя назвать великим, хотя я уже стар.

Что касается морской болезни: однажды я сказал, что если мы будем думать только о враге, ждущем нас на берегу, ни один человек не заболеет морской болезнью. Несколько лет назад я с большой армией отправился морем в Тамба. Как я и предполагал, ни один человек не страдал морской болезнью. На обратном же пути ею заболели все.

Не может не вызывать уважения, если человек, недалекий от природы, прилежно трудится. Однако, если человек, просто знающий что почем, но при этом считающий себя намного умнее всех остальных, совершает отвратительный, непростительный или несправедливый поступок, он поистине груб и ненавистен и заслуживает сурового наказания. Его положение в обществе значения не имеет.

Для самурая нет ничего постыдного в том, чтобы услышать о чем-то и убежать. Увидеть же это и убежать — вот величайший позор. Ведь в таким случае ты сам уничтожаешь свои войска. Услышать о противнике и отступить — это обманный маневр, следование стратегии, но никак не бегство. И в прежние времена, и в нынешние говорили: если отступаешь в беспорядке и не оказывая сопротивления, неизбежно потерпишь поражение. Вот почему сказано: «Пусть твои уши будут трусливыми, а глаза — отважными».

«Учение для человека — все равно что ветви и листья для дерева. Без него он просто не сможет жить»