Райх Вильгельм. Психология масс и фашизм

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава VI ЦЕРКОВЬ КАК МЕЖДУНАРОДНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ПО БОРЬБЕ С СЕКСУАЛЬНОСТЬЮ

ИНТЕРЕС К ЦЕРКВИ

 

Для разъяснения задач сексуально-энергетической психогигиены нам необходимо обратить пристальное внимание на методы нападения и защиты, применяемые политическими реакционерами на культурно-политическом фронте. Мы не можем игнорировать мистическую фразеологию реакционеров, считая ее пустой болтовней. Как уже отмечалось, успехи реакционеров в идеологической пропаганде невозможно объяснить одним только запутыванием масс. Мы полагаем, что в основе каждого успеха политической реакции должна лежать проблема психологии масс. В массах происходит нечто такое, что нам пока не удалось понять. И это "нечто" позволяет массам мыслить и действовать вопреки своим жизненно важным интересам. Этот вопрос имеет решающее значение, ибо политическая реакция оказалась бы совершенно бессильной без такого отношения со стороны масс. Сила фашизма заключается в готовности масс к усвоению реакционных идей. Мы называем эту готовность диктаторской "областью психологии масс". Отсюда видно, что нам необходимо стремиться к полному пониманию этой проблемы.

При возрастании экономического гнета трудящихся масс появляется тенденция к ужесточению норм обязательной морали. Цель этого процесса заключается в предотвращении протеста трудящихся против социального гнета путем усиления их чувств сексуальной вины и моральной зависимости от существующего порядка. Каким образом это происходит?

Вообще говоря, при исследовании фашистской идеологии необходимо учитывать психологическое воздействие мистицизма, поскольку распространение мистических настроений является существенно важным психологическим условием усвоения массами фашистской идеологии.

Когда после изгнания Брюнинга весной 1932 года к власти пришло правительство Папена31, одним из его первых актов было заявление о намерении осуществлять "более строгое нравственное воспитание нации". Впоследствии эта программа была выдвинута правительством Гитлера32.

В указе о воспитании молодежи говорилось следующее:

"Молодежь будет способна справиться со своей трудной судьбой и высокими требованиями будущего только тогда, когда она научится руководствоваться в своем поведении принципами народа и государства, это означает, что она должна научиться нести ответственность и жертвовать собой ради общего блага. Мягкость и преувеличенное внимание к каждой индивидуальной склонности совершенно неуместны в работе с молодежью, которая должна быть готова к жизни, полной лишений. Молодежь будет вполне готова к служению народу и государству только тогда, когда она научится объективно относиться к работе, ясно мыслить и выполнять свои обязанности, а также тогда, когда она приучится к дисциплинированному, послушному выполнению распоряжений воспитателей и добросовестному подчинению их авторитету.. Воспитание подлинного уважения к государству должно дополняться и углубляться немецким образованием на основе исторических и культурных ценностей немецкого народа... путем погружения в героическое наследие нашей нации... Воспитание уважения к государству и обществу черпает внутреннюю силу в христианских истинах. Преданность и ответственность перед народом и отечеством глубоко коренятся в христианской вере Поэтому мой долг неизменно заключается в обеспечении правильного и свободного развития христианской школы и христианских основ образования".

Что служит источником такого восхваления силы мистической веры? Именно это нам теперь необходимо выяснить. Политические реакционеры абсолютно правы, утверждая, что воспитание "преданности государству" черпает внутреннюю силу в "христианских истинах". Тем не менее, прежде чем перейти к доказательству этого положения, нам необходимо вкратце упомянуть о различиях, существующих в лагере политической реакции относительно христианской концепции.

В отличие от империализма кайзера Вильгельма, опиравшегося на процветающий средний класс, национал-социализм опирался на психологию обнищавшего среднего класса. Поэтому христианство империализма кайзера Вильгельма неизбежно должно было отличаться от христианства национал-социализма. И тем не менее идеологические различия ни в коей мере не затронули основ мистического мировоззрения; они скорее даже усилили его значение.

Прежде всего следует отметить, что национал-социализм отвергал "Ветхий Завет" как "еврейское" произведение. Во всяком случае, такова была позиция известного поборника национал-социализма Розенберга, который придерживался крайне правых воззрений. Аналогично этому интернационализм римской католической церкви также считался "еврейским". Интернациональную церковь необходимо было заменить "немецкой национальной церковью". И действительно, после захвата власти церковь была приведена в соответствие с этой точкой зрения. При этом была ограничена сфера ее политического влияния, но существенно расширена сфера ее идеологического влияния.

"Безусловно, когда-нибудь немецкий народ найдет форму для своего восприятия бога. Эта форма будет определяться его нордической кровью, и только тогда будет достигнута полнота триединства крови, веры и государства".

Готфрид Федер, "Программа НСДАП", стр.49

Необходимо было любой ценой устранить отождествление еврейского бога со святой троицей. Определенные затруднения вызывал тот факт, что Иисус был евреем. Но Стапель быстро нашел выход из этого положения: поскольку Иисус был сыном божьим, его нельзя считать евреем. Еврейские догмы и традиции необходимо было заменить на "опыт своего сознания". Терпимость следовало заменить "идеей личной чести".

Вера в переселение душ после смерти отвергается как "выдумки островитян Южного Моря". Непорочное зачатие девы Марии отвергается на том же основании. По этому поводу Шарнагель пишет следующее:

Юн (Розенберг) смешивает догму о непорочном зачатии богородицы, т.е. о ее свободе от первородного греха, с догмой о непорочном рождении Иисуса („который был зачат от святого духа")".

Своим успехом религиозный мистицизм в значительной мере обязан укорененности в доктрине первородного греха как полового акта ради удовольствия. Национал-социалисты полностью используют эту мысль для достижения своих идеологических целей. "Распятие - это аллегория догмата о жертвенном агнце, образ, который внедряет в наше сознание полный упадок сил_ и в соответствии с намерениями церкви приводит нас к смирению, олицетворяя ужас боли и страдания.

...Немецкая церковь постепенно заменит символ распятия духом огня, олицетворяющим героя в высшем смысле".

Роэенберг. "Миф XX столетия"

Короче говоря, проблема заключается в замене одних цепей другими. Садистски-нарциссический мистицизм национализма должен занять место мазохистского интернационального религиозного мистицизма. Далее речь идет о "... признании немецкой национальной чести как высшего критерия поведения... Оно (государство) предоставит свободу всем религиозным убеждениям и всем нравственным учениям при условии, что они не будут препятствовать утверждению национальной чести".

Мы убедились, что идеология национальной чести уходит корнями в авторитарную идеологию, в основе которой лежит бесполое регулирование сексуальности. Христианство и национал-социализм не подвергают критике институт обязательного брака. Наряду с необходимостью деторождения христианство видит в браке "совершенный союз, который продолжается всю жизнь". Для национал-социалистов брак - это биологически укорененный институт, предназначенный для сохранения расовой чистоты. Христианство и национал-социализм не признают существование сексуальности вне рамок обязательного брака.

Национал-социализм не собирается сохранять религию, опирающуюся на историческую основу. Ее существование должно определяться "актуальностью". Это объясняется распадом сексуальной морали христианства, которую невозможно в дальнейшем сохранить только на основе исторических требований.

"Этическое расовое государство рано или поздно неизбежно обнаружит свои корни в глубинах религии. До этого момента наша вера в бога будет сохранять связь с определенным событием прошлого. Наше общество обретет твердую опору благодаря тесной связи между переживанием вечности и местным образом жизни и деятельности народа, государства и отдельного человека".

Ludwig Haase, "Nationalsozialistische Monatshefte", I, Nr.5, p. 213

He следует забывать, что "местный образ жизни и деятельности" означает "моральную жизнь", т. е. отрицание сексуальности.

Отличить существенное33 для реакционных задач религии от несущественного можно только с учетом различий и общих точек соприкосновения между национал-социализмом и церковью.

Исторические факторы, догмы и некоторые энергично защищаемые атрибуты веры теряют смысл в случае их функциональной замены чем-то другим, не менее эффективным. Национал-социализм стремится к "религиозному опыту". Фактически это единственное, что его интересует. Он намеревается дать ему другую основу. В чем заключается это "переживание вечности"?

БОРЬБА С "КУЛЬТУРНЫМ БОЛЬШЕВИЗМОМ"

Националистические и семейные настроения тесно переплетаются с религиозными чувствами, для которых в той или иной мере характерны смутность и мистичность. Этому предмету посвящено бесконечное множество работ. И все же пока еще рано говорить о создании исчерпывающей теоретической работы по данному вопросу. Обратимся к сути проблемы.

Поскольку фашизм столь успешно использует в своих целях мистическое мышление и настроение масс, то борьба с ним может быть эффективной только при условии понимания мистицизма и использования методов просвещения и психогигиены для ликвидации мистической заразы в массах. Скорость распространения научного мировоззрения значительно отстает от скорости распространения мистической заразы. Причина этого отставания заключается в неадекватности нашего понимания мистицизма как такового. Научное просвещение масс началось с разоблачения коррупции церковных сановников. При этом научно-просветительская деятельность адресовалась не чувствам, а интеллекту масс. Сколь бы искусными ни были разоблачения церковных сановников, они не производили никакого впечатления на мистически настроенного человека. Подробные объяснения того, как государство34 использует жалкие гроши рабочих на поддержку церкви, производили на такого человека не большее впечатление, чем исторический анализ религии в работах Маркса и Энгельса.

Разумеется, атеистические организации также использовали эмоциональные средства при проведении просветительской работы в массах. С этой целью, например, Ассоциация свободных мыслителей Германии устраивала молодежные фестивали просвещения. Несмотря на это, в христианских молодежных организациях насчитывалось приблизительно в 30 раз больше членов, чем в коммунистических и социал-демократических партиях вместе взятых. Если в годы с 1930 по 1932 в коммунистической партии состояло 50 тысяч человек, а в социалистической - 60 тысяч, то в христианских молодежных организациях состояло примерно полтора миллиона человек. По данным национал-социалистов, в 1931 году в их организации состояло около 40 тысяч юношей и девушек.

В апреле 1932 года газета "Proletarische Freidenkerstimme" опубликовала следующие данные о распределении молодежи по организациям:

Ассоциация молодых католиков Германии

386879

Центральная ассоциация молодых католичек

800000

Ассоциация бакалавров-католиков

93000

Южно-немецкий молодежный союз католичек

25000

Ассоциация баварских католических клубов и Любители книги

5220

Ассоциация студентов-католиков высших учебных заведений ("Новая Германия")

15290

Католический союз трудящихся девушек Германии

8000

Национальная ассоциация немецких клубов "Виндкорет"

10000

(Эти данные заимствованы из "Handbuch der Jugendverbande", 1931 г).

Большое значение имеет социальный состав организаций. Так, Ассоциация молодых католиков Германии имела следующий состав:

Рабочие

45,6%

Квалифицированные рабочие

21,6%

Сельская молодежь

18,7%

Предприниматели

5,9%

Студенты

4,8%

Служащие

3.3%

Пролетариат составлял подавляющее большинство. В 1929 году возрастное распределение выглядело следующим образом:

14-17 лет

51,0%

17 - 21 год

28,3%

21-25 лет

13,5%

старше 25 лет

7,1%

Таким образом, четыре пятых всех членов ассоциации находились в возрасте достижения половой зрелости или возмужалости!

Если коммунисты в своем стремлении привлечь на свою сторону молодежь выделяли классовый вопрос, то католики ставили на первое место вопрос веры. Коммунисты писали:

"При проведении ясной и последовательной работы вопрос классовой принадлежности возьмет верх над вопросом веры, в том числе и в среде молодых католиков- Необходимо уделять особое внимание не вопросу веры, а вопросу классовой принадлежности, тому страданию, которое объединяет нас и является нашей общей сущностью".

С другой стороны, руководители молодежных католических организаций писали в "Jungarbeiter", №. 17, 1931:

"Огромная и, вероятно, смертельная опасность со стороны коммунистической партии заключается в том, что она добирается до молодых рабочих и детей рабочих в весьма раннем возрасте. Мы очень рады, что правительство- энергично выступает против пагубной деятельности коммунистической партии. В первую очередь, однако, мы надеемся, что немецкое правительство примет суровые меры против борьбы, которую ведут коммунисты с церковью и религией".

В состав Берлинского совета по "защите молодежи от безнравственности и непристойностей" вошли представители восьми католических организаций. В 1932 году Молодежный центр выпустил воззвание, в котором говорилось:

"Мы требуем, чтобы государство использовало все возможные средства для защиты нашего христианского поколения от пагубного влияния похабной прессы, непристойной литературы и эротических фильмов, которые унижают и фальсифицируют национальные чувства."

Таким образом, церковь защищала свою мистическую деятельность не там, где вели атаку коммунисты, а совершенно в другом месте.

Вышеупомянутая газета "Freidenkerstimme" пишет, что "задача неортодоксальной пролетарской молодежи состоит в том, чтобы показать молодым рабочим, исповедующим христианство, роль церкви и христианских организаций в реализации фашистских мероприятий по защите кризисных законопроектов и экономических, мер". Почему массы христианской рабочей молодежи выступили, против такой критики церкви? Коммунисты рассчитывали, что христианская молодежь сама увидит, что церковь служит капитализму. Почему молодежь не увидела этого? Очевидно потому, что эта сторона деятельности церкви была скрыта от молодежи. Кроме того, благодаря авторитарному воспитанию молодежь стала доверчивой и неспособной к критике. Нельзя забывать и о том, что представители церкви в молодежных организациях выступали против капитализма, и поэтому молодежи было трудно заметить различие в подходах коммунистов и священнослужителей к социальным вопросам. Вначале казалось, что отчетливое различие в их подходах существует только в сфере сексуальности. Создалось впечатление, что коммунисты, в отличие от церковников, положительно относились к подростковой сексуальности. Тем не менее вскоре- выяснилось, что коммунистические организации не только оставили этот важный участок невозделанным, но и в своих осуждениях подростковой сексуальности выступили в согласии с церковью. Меры, принятые коммунистами против немецкого Секспола, были не менее жесткими, чем меры представителей церкви. Говорит за себя и тот факт, что коммунистический пастор Залкинд, который был психоаналитиком, пользовался в Советской России авторитетом в области отрицания сексуальности.

Необходимо понять, что авторитарное государство контролирует и использует родительский дом, церковь и школу для прикрепления молодежи к своей системе и миру своих идей. Государство использовало весь свой аппарат власти, чтобы сохранить неприкосновенными зги институты. Поэтому упразднить их могла только социальная революция. Нейтрализация реакционного влияния этих институтов составляла одно из основных условий осуществления социальной революции. В их упразднении многие коммунисты усматривали основную задачу "Красного культурного фронта". Для выполнения этой задачи решающее значение имело понимание методов и средств, с помощью которых авторитарная семья, церковь и школа могли оказывать столь огромное воздействие. Кроме того, необходимо было обнаружить процесс, овладевавший молодежью в результате таких воздействий. Такие обобщения, как "порабощение" и "огрубление", не давали адекватного объяснения. Это был конечный результат. Необходимо было выяснить процессы, которые позволяют диктаторским интересам закрепляться в психологической структуре масс.

В работе "Сексуальная борьба молодежи" была предпринята попытка показать роль подавления подростковой сексуальности в указанном процессе. В настоящей работе мы рассмотрим основные элементы намерений политической реакции в области культуры и определим эмоциональные факторы, на которые должна опираться революционная деятельность. В этом случае также необходимо уделять пристальное внимание тем моментам, которым культурная реакция придает особое значение, ибо это происходит не случайно и тем более не служит средством "отвлечения" внимания. Это главная арена, на которой будет идти борьба между философией и политикой революционного и реакционного мира.

До тех пор, пока мы не получим необходимые знания и подготовку, мы будем вынуждены избегать схватки в сфере философии и культуры, в центре которой стоит сексуальный вопрос. Тем не менее, если нам удастся занять прочное положение в культурном вопросе, мы будем располагать всем необходимым, чтобы проложить дорогу к победе рабочей демократии. Отметим еще раз: сексуальное торможение не позволяет подростку мыслить и чувствовать рационально. Борьбу с мистицизмом необходимо вести с помощью соответствующих средств. Для этого мы должны как можно быстрее понять механизм его действия.

Мы приведем цитату из работы "Der Bolschewismus als Todfemd und Wegbereiter der Revolution", которая была написана пастором Брауманом в 1931 году и относится к числу многих типичных работ по интересующему нас вопросу. При незначительных различиях в деталях аргументация сохраняет неизменными существенные моменты.

"Каждая религия является освобождением от мира и его сил путем соединения с богом Поэтому большевики не смогут полностью подчинить себе человека до тех пор, пока в нем будет сохраняться хотя бы немного религии"

Здесь ясно выражена задача мистицизма: отвлечение внимания от повседневных страданий, "освобождение от мира"; истинная цель этого заключается в предотвращении протеста против действительных причин страдания. Но научные исследования социологической функции мистицизма оказываются недостаточно эффективными. Практическое значение для нашей борьбы с мистицизмом имеет в первую очередь тот богатый опыт, который был приобретен в ходе дискуссий между молодыми людьми с научной и мистической ориентацией. Такие дискуссии дают ключ к пониманию мистицизма, а следовательно, и мистических чувств, испытываемых отдельными лицами в массах.

Организация рабочей молодежи пригласила протестантского пастора принять участие в дискуссии, посвященной экономическому кризису. Он пришел в сопровождении двадцати молодых христиан в возрасте от восемнадцати до двадцати пяти лет. В его выступлении самым примечательным был переход от частично верных утверждений к мистическим положениям. Пастор выделил следующие моменты. Причинами существующей бедности являются война и план Юнга. Мировая война служит выражением низости и испорченности человека, несправедливости и порока. Капиталистическую эксплуатацию он также отнес к серьезным порокам. (Чувствуя антикапиталистическое настроение молодых христиан, он занял антикапиталистическую позицию и таким образом затруднил борьбу с его влиянием.) Далее он отметил, что по сути своей капитализм и социализм одинаковы. Социализм Советского Союза также является разновидностью капитализма. Социализм причиняет вред одним классам, а капитализм - другим. Капитализму надо "дать хорошего пинка под зад". Борьба большевиков с религией - это преступление. Религия не виновата в существовании бедности. Капиталисты виновны в поношении религии. (Безусловно, это был прогрессивный пастор.) Какие выводы можно сделать из всего вышесказанного? Поскольку человек низок и порочен, это отнюдь не означает, что нужно покончить с бедственным положением; нужно терпеть и справляться с ним. Капиталист тоже несчастен. Внутреннее страдание человека, которое лежит в основе всего страдания, не исчезнет даже после выполнения третьего пятилетнего плана в Советском Союзе.

Несколько молодых людей попытались изложить свою точку зрения. Они отметили, что проблема заключается не в отдельных капиталистах, а в системе. Речь идет о том, кто угнетается, - большинство или жалкое меньшинство. Заявление о необходимости терпеть бедственное положение вообще никому не поможет. Оно только играет на руку политической реакции. И так далее и тому подобное. В конце все согласились, что примирение противоположных точек зрения невозможно, и разошлись, оставшись со своими прежними убеждениями. Молодые спутники пастора опирались на высказывания своего руководителя. Оказалось, что их материальное положение было столь же бедственным, как и у коммунистов. И тем не менее каждый из них полагал, что выхода из страданий не существует, нужно использовать ситуацию лучшим образом и "верить в бога".

После дискуссии я спросил у нескольких молодых коммунистов, почему они не затронули основной вопрос, а именно настойчивое требование церкви полового воздержания. Они ответили, что это трудный и весьма щекотливый вопрос, он произвел бы впечатление разорвавшейся бомбы, и, наконец, в политических дискуссиях не принято обсуждать такие вопросы.

Незадолго до вышеупомянутой дискуссии в одном из западных районов Берлина проводилось массовое собрание, на котором представители церкви и коммунистической партии выступали с разъяснением своих точек зрения. Больше половины из присутствовавших на собрании 1800 человек были христианами и представителями мелкой буржуазии. В качестве основного докладчика я дал обобщение сексуально-энергетической позиции в форме нескольких вопросов:

1. Церковь утверждает, что использование противозачаточных средств противоречит природе, как и любое вмешательство в естественный процесс деторождения. Если природа столь строгая и мудрая, тогда почему она создала половой орган, который побуждает вступать в соитие в среднем от двух до трех тысяч раз за время жизни человека, а не столько раз, сколько ему необходимо для рождения детей?

2. Могут ли присутствующие представители церкви заявить открыто, вступают ли они в половые отношения только тогда, когда они собираются произвести потомство? (На собрании присутствовали протестанские пасторы.)

3. Почему бог создал половой орган с двумя видами желез: для полового возбуждения и производства потомства?

4. Как они объясняют тот факт, что даже у маленьких детей развивается сексуальность, причем задолго до возникновения детородной функции?

Ответы пришедших в замешательство церковников вызвали взрывы смеха. Я завладел вниманием всей аудитории, когда начал объяснять ту роль, которую играет в авторитарном обществе возражение церкви и реакционной науки против полового наслаждения. При этом я отметил, что подавление полового наслаждения также приводит к смирению и покорности в экономической сфере. Таким образом, мистики потерпели поражение.

Большой опыт участия в массовых собраниях показывает, что аудитория без труда понимает связь между реакционной ролью мистицизма и подавлением сексуальности, когда право на половое наслаждение получает ясное и прямое объяснение как с медицинской, так и с социальной точки зрения. Этот факт нуждается в дальнейшем разъяснении.

ОБРАЩЕНИЕ К МИСТИЧЕСКИМ ЧУВСТВАМ

"Большевизм", как утверждает "антибольшевистская" пропаганда, является "злейшим врагом религии", особенно "духовно ценной религии". В силу своего "материализма" большевизм признает только материальные блага и заинтересован в создании только материальных благ. Ему недоступно понимание духовных ценностей и богатств души.

Что же представляют собой эти духовные ценности и богатства души? Нередко называют честность и веру. Что касается остальных ценностей и богатств, то они теряются в неясной концепции "индивидуальности"

"Стремясь к подавлению всего индивидуального, большевизм разрушает семью, которая всегда придавала человеку индивидуальный характер. Поэтому он ненавидит все национальные стремления. Все народы должны быть приведены к единообразию и покорности большевикам. Но все усилия подавить личную жизнь человека будут тщетны до тех пор, пока он будет хоть немного хранить в своей душе религиозное чувство, ибо свобода личности от внешнего мира будет неизменно проявляться в религии, прорываясь сквозь все преграды". Когда мистик говорит о "большевизме", он не имеет в виду политическую партию, основанную Лениным. Он не имеет никакого понятия о социологической полемике, которая разгорелась на рубеже этого столетия. Такие слова, как "коммунист", "большевистский", "красный" и т. д., превратились в реакционные лозунги, которые не имеют никакого отношения к политике, партиям, экономике и т. д. Эти слова столь же иррациональны, как и слово "еврей" в устах фашистов. Они служат для выражения антисексуальной установки, которая соотносится с мистически реакционной структурой авторитарной личности. Так, например, фашисты приклеили Рузвельту ярлык "еврея" и "красного". Такие ярлыки имеют иррациональное содержание и присваиваются тому лицу, которое отнюдь не одобряет детскую и подростковую сексуальность. Российские коммунисты отзывались о сексуальности менее одобрительно, чем американцы среднего класса. Для эффективной борьбы с мистицизмом, основным источником возникновения любой политической реакции, необходимо научиться распознавать иррационализм лозунгов. Встречая в дальнейшем слово "большевизм", необходимо также иметь в виду "оргазмическую тревогу".

Реакционер (фашист) предполагает наличие тесной связи между семьей, нацией и религией. Эта особенность осталась совершенно незамеченной в социологических исследованиях. Прежде всего следует отметить правильность сексуально-энергетической оценки, а именно: то, что религия называет свободой от внешнего мира, в действительности означает не реальное, а созданное воображением и замещающее удовлетворение. Это вполне соответствует марксистской теории религии как опиума для народа. Это более, чем метафора. Вегетотерапия смогла доказать, что мистический опыт инициирует в автономном живом организме такой же процесс, как и наркотик. Такие процессы представляют собой возбуждение в половой системе, которое вызывает состояния, подобные наркотическим, и стремятся к оргастическому удовлетворению.

В первую очередь нам необходимо получить более точные сведения о взаимосвязях между мистическими и семейными чувствами. Брауман пишет в типичной для реакционных идеологов манере:

"Но у большевизма существует еще один способ уничтожения религии, а именно путем систематического разрушения супружеской и семейной жизни. Большевикам слишком хорошо известно, что религия черпает огромные силы в семье. Поэтому заключение и расторжение браков упрощено до такой степени, что супружество в России граничит со свободной любовью". По поводу "губительных для культуры" последствий введения в Советской России пятидневной недели мы читаем следующее:

"Такое нововведение способствует разрушению семейной жизни и религии. Особое беспокойство вызывают те разрушения, которые производятся большевиками в сексуальной сфере. Разрушая супружескую и семейную жизнь, большевики поощряют моральное разложение настолько, что разрешили противоестественные половые отношения между братьями и сестрами, родителями и детьми. (Здесь имеется в виду отмена наказания за акты инцеста в Советском Союзе) Большевизм не признает никаких моральных запретов".

В советских работах по вопросам брака нередко предпринимаются попытки защитить себя - вместо того, чтобы отражать реакционные нападки на основе точного описания естественных сексуальных процессов. Совершенно неверно утверждается в таких работах, что сексуальная жизнь в Советском Союзе "аморальна"; сейчас снова происходит укрепление брака. Такие попытки защищаться были не только неэффективны с политической точки зрения, но и не соответствовали действительности. С христианской точки зрения сексуальность в Советском Союзе действительно была аморальна. В связи с упразднением института брака в авторитарном и мистическом смысле этого слова не могло быть и речи об укреплении браков. Наиболее распространенной формой брака в Советском Союзе до 1928 года была разновидность брака, соответствующая тому, что в Соединенных Штатах называется гражданским (фактическим) браком. Эта разновидность брака была законна и практична. Таким образом, русские коммунисты ослабили обязательность супружеских и семейных уз и покончили с морализмом35. Далее оставалось лишь довести до сознания народных масс их противоречие, а именно: страстно желая в душе того, что совершила социальная революция, они также соглашались с морализмом. Для выполнения этой задачи, однако, необходимо разъяснить взаимосвязи между обязательным институтом семьи, мистицизмом и сексуальностью.

Мы уже показали, что националистические настроения проистекают непосредственно из настроений авторитарной семьи. Но мистические чувства также служат источником формирования националистической идеологии. Поэтому отношения патриархальной семьи и мистический склад ума являются основными психологическими элементами опоры фашизма и империалистического национализма в массах. Короче говоря, на массовой основе получено психологическое подтверждение превращения мистического воспитания в основу фашизма в тех случаях, когда социальные потрясения приводят в движение массы.

14 августа 1942 года в газете "Нью-Йорк таимо была опубликована статья Отто Д. Толишуса об империалистической идеологии Японии. (Создается такое впечатление, будто автор изучал нашу "Психологию масс и фашизм".) В статье автор пишет следующее:

"В феврале этого года в Токио была издана брошюра, принадлежащая перу профессора Чикао Фудзисавы, одного из ведущих представителей японской политологии и философии. В ней содержится поразительное откровение о военных настроениях и амбициях, господствующих не только в милитаристских и ультранационалистических кругах, которые доминируют в японском правительстве, но и в среде интеллигенции.

Согласно этой брошюре, рассчитанной на самые широкие читательские круги, Япония в качестве исконной родины человечества и мировой цивилизации ведет священную войну за воссоединение воюющего человечества в единую мировую семью, в которой каждый народ займет подобающее ему место под верховной властью японского императора, прямого потомка богини солнца, в "центре абсолютной космической жизни", который был покинут народами и в который они должны вернуться. В брошюре содержится обобщение, систематизация и применение к нынешней войне идей, заимствованных из мифологии синтоизма, которым японские политиканы под руководством Йосуке Матсуока придали форму империалистической догмы для оправдания экспансионистской политики Японии. По этой причине брошюра апеллирует ко всем религиозным, расовым и национальным представлениям и эмоциям, которые коренятся в глубинах японского характера. В этом смысле профессор Фудзисава представляет собой некую разновидность Ницше и Вагнера на японский лад, а его брошюра становится японским эквивалентом "Майн кампф" Адольфа Гитлера.

Как и в случае "Майн кампф", внешний мир мало уделил внимания этому направлению японской мысли, которое либо рассматривалось как чистый вымысел, либо относилось к сфере теологии. Тем не менее в течение ряда лет это направление создавало идеологический фон для экспансионистской политики Японии, которая привела к нынешней войне, и поэтому без его учета невозможно понять последние дипломатические ноты, направленные Японией Соединенным Штатам. Об авторитарности брошюры свидетельствует тот факт, что профессор Фудзисава был постоянным представителем в секретариате Лиги Наций и профессором политологии в имперском университете (о-в Кюсю). Он опубликовал на различных языках много работ, посвященных японской политологии. В настоящее время он возглавляет исследовательский отдел Ассоциации имперского управления, созданной для проведения организационной подготовки японского народа к войне, и руководит обеспечением эффективности указанных идей во всем мире.

Несколько первых абзацев дают достаточное представление об общей тональности брошюры.

"На нашем поэтическом языке Японию нередко называют "Сумера Мякуни". Это название имеет, в частности, значение божественной, всеобъединяющей и всеобъемлющей страны. С учетом философских значений этого названия можно понять основную мысль императорского рескрипта, который был издан 27 сентября 1939 года во время заключения трехстороннего договора. В рескрипте милостивый Тенно торжественно возвещает, что дело великой справедливости должно простираться до самых удаленных уголков земли для того, чтобы превратить мир в единый дом и позволить всем народам занять подобающие им места. Этот знаменательный фрагмент рескрипта позволяет понять саму сущность нашего августейшего правителя, который всегда преисполнен горячего желания возглавить всеобщую единую семью, в лоне которой все народы займут соответствующие места в динамическом порядке гармонии и сотрудничества.

ССвященный долг нашего Тенно заключается в том, чтобы сделать все возможное для восстановления "центра абсолютной космической жизни" и исконного вертикального порядка, существовавшего среди народов в далекой древности. Таким образом, он собирается превратить современный мир беззакония и хаоса, где слабые брошены на растерзание сильным, в одну большую семью, в которой будут царить совершенное согласие и высшая гармония.

В этом состоит цель божественной миссии, которую Япония призвана выполнить с незапамятных времен. Иными словами, она должна распространить во всем мире космическую энергию, воплотившуюся в нашем божественном монархе; чтобы все разобщенные нации могли вновь духовно объединиться на основе искреннего чувства братьев, в жилах которых течет одна и та же кровь.

Только таким образом можно склонить все народы мира к отказу от индивидуалистического подхода, который в первую очередь проявляется в существующем международном праве".

Это, говорит профессор Фудзисава, "путь богов", и после мистического объяснения его сути продолжает:

"В свете сказанного нетрудно понять, что существующий в Соединенных Штатах капиталистический индивидуализм противоречит космической истине, ибо не обращает внимания на центр всеобъемлющей жизни, посвящая себя только разгулу и удовлетворению прихотей необузданного эго. Диктаторский коммунизм, возведенный в ранг официальной доктрины Советской России, также несовместим с космической истиной, поскольку пренебрегает личной инициативой и использует только жесткие методы государственно-бюрократического контроля.

Примечательно, что руководящий принцип национал-социалистической Германии и фашистской Италии имеет много общего с принципом Мусуби. одним из многих принципов, отличающих эти страны оси от демократий и Советского Союза. Благодаря духовному единству Япония, Германия и Италия создали общий фронт против- держав, защищающих старый порядок".

Сумера Микуни, поясняет профессор Фудзисава, находится в состоянии войны с администрациями президента Рузвельта и премьер-министра Черчилля, которые стремятся реализовать свое "неумеренное стремление" к господству над Востоком. Однако благодаря искренним молитвам, которые возносит денно и нощно Сумера Микото (японский император) богине солнца, божественная сила решила нанести сокрушительный удар тем, кто восстал против незыблемого космического закона.

Далее профессор Фудзисава пишет: "Существующая Великая Восточная Азия фактически является вторым потомком внука богини солнца, (мифологической прародительницы японской династии), который пребывает в вечной жизни Сумера Микото"

Поэтому профессор Фудзисава заключает:

"Священная война, которую начала Сумера Микуни, рано или поздно заставит все народы понять космическую истину, а именно: их жизнь возникла из одного центра абсолютной жизни, воплощенного в лице Сумера Микото, и мир и гармония могут осуществиться только путем объединения всех народов в одну всеобъемлющую семью под руководством Сумера Микото".

Затем профессор Фудзисава с глубоким чувством добавляет.

"Эту возвышенную мысль ни в коем случае нельзя рассматривать в свете империализма, при котором слабые народы подвергаются безжалостному угнетению".

Сколь бы замечательными ни казались эти идеи, еще более замечательным представляется их "научное" обоснование у профессора Фудзисавы. Во всех японских хрониках и исторических документах утверждается, что во время основания японской империи, которое датируется японским правительством 2600 годом до н.э, а историками - началом новой эры, обитатели японских островов все еще оставались первобытными дикарями, некоторые из которых были "людьми с хвостами" и жили на деревьях. И тем не менее, профессор Фудзисава вежливо настаивает, что "Япония является родиной всего человечества и цивилизации".

По мнению профессора Фудзисавы, последние открытия и редкие японские архивы, подкрепляемые работами некоторых западных ученых, доказывают "удивительный факт, что в доисторическую эпоху человечество составляло единую всемирную семью, во главе которой стоял Сумера Микото. В то время Япония почтительно именовалась страной родителей, а все остальные земли - странами детей".

В качестве доказательства профессор упоминает карту мира, составленную "неким Хиллифордом в 1280 году", на которой "Восток помещается в верхней части, а место, занимаемое Японией, называется "Небесным Царством".

Далее профессор Фудзисава отмечает

"Выдающиеся ученые, занимающиеся исследованием доисторических хроник Японии, единодушно пришли к выводу, что колыбелью человечества было не Памирское нагорье, не берега Тигра и Евфрата, а центральный горный район самого большого японского острова. Эта новая теория привлекает к себе пристальное внимание тех, кто с доверием относится к божественной миссии Японии по спасению дезориентированного человечества".

Согласно этой гипотезе, шумеры, которые считаются основателями вавилонской цивилизации, на основе которой расцвели все другие цивилизации, в том числе и цивилизации Египта, Греции и Рима, отождествляются с первыми японскими поселенцами в Эрду, что, по мнению профессора Фудзисавы, объясняет соответствие между доисторическими японскими хрониками и Ветхим Заветом. Это относится и к китайцам, которые были цивилизованы японцами, а не наоборот. Однако японские хроники свидетельствуют о том, что японцы не умели читать и писать до тех пор, пока в 400 году новой эры корейцы и китайцы не научили их письму и чтению.

К сожалению, отмечает профессор, "мировой порядок, в котором Япония была абсолютным объединяющим центром, рухнул вследствие многочисленных землетрясений, вулканических извержений, наводнений, приливных волн и ледников. В результате этих чудовищных катаклизмов все человечество оказалось географически и духовно оторванным от земли отцов - Японии".

Но Сумера Микуни, по-видимому, "была защищена чудесными силами от природных катастроф, и ее божественные правители, Сумера Микото, сохранившие свой древний род, взяли на себя священную миссию объединения разъединенного человечества в большое семейное сообщество, подобное тому, которое существовало в доисторическую эпоху".

"Очевидно, - добавляет профессор Фудзисава, - что никто не способен лучше выполнить божественную работу по спасению человечества, чем Сумера Микото".

Толишус не понимает описываемых им явлений. Он полагает, что здесь все дело заключается в сознательном стремлении скрыть под покрывалом мистики рациональный империализм. И все же в его статье ясно показана справедливость сексуально-энергетической оценки, а именно: все виды фашистского, империалистического и диктаторского мистицизма восходят к мистическому искажению вегетативных ощущений жизни, которое возникает благодаря авторитарно-патриархальной структуре семьи и государства.

Если национальные чувства возникают на основе материнских уз (чувство дома), то мистические настроения зарождаются в атмосфере, враждебной к сексуальности и неразрывно связанной с этими семейными узами. Авторитарные семейные узы предполагают наличие торможения чувственной сексуальности. Все дети, воспитанные в условиях патриархального общества, подвергаются воздействию такого чувственного торможения. Никакая сексуальная деятельность, сколь бы показной и "свободной" она ни была, не сможет обмануть специалиста относительно глубокой укорененности торможения такого рода. Действительно, в основе многих патологических проявлений в дальнейшей сексуальной жизни (таких, как неразборчивость в выборе партнеров, сексуальное беспокойство, склонность к патологически-экстравагантным поступкам и т. д.) лежит указанное торможение органистической восприимчивости. Неизбежным результатом торможения ("оргастическая импотенция"), характерного для всех видов авторитарного воспитания и ощущаемого в виде чувства бессознательной вины и сексуальной тревоги, является неутомимое постоянное интенсивное оргастическое стремление, которое сопровождается физическими ощущениями напряжения в области солнечного сплетения. Общеизвестная локализация чувственного стремления в области груди и живота имеет определенное физиологическое значение36. Прежде всего следует отметить, что постоянное напряжение физиологических процессов организма составляет основу появления грез у малолетних детей и подростков. В дальнейшем грезы без труда приобретают форму мистических, сентиментальных и религиозных настроений. Мистически-авторитарная личность живет в атмосфере таких настроений. Таким образом, у обычного ребенка формируется психика, которая практически вынуждена усваивать мистические влияния национализма, мистицизма и различных предрассудков. Страшные сказки в детстве, а в дальнейшем детективные рассказы и таинственная атмосфера в церкви лишь готовят почву для последующего формирования способности воспринимать святость армии и родины. Для оценки результатов воздействия мистицизма представляются несущественной поверхностная грубость и даже жестокость мистической личности. Существенно важными являются только глубинные процессы. Сентиментальность и религиозный мистицизм Матушки, Хаармана и Кюртена тесно связаны с их садистской жестокостью. Эти противоположные чувства обязаны своим возникновением одному и тому же источнику - ненасытному вегетативному стремлению, которое порождается сексуальным торможением и не имеет возможности естественного удовлетворения. Поэтому это интенсивное стремление может реализоваться, с одной стороны, в виде садистских мышечных разрядов, а с другой стороны (благодаря существующим чувствам вины) - в виде религиозно-мистических переживаний. Тот факт, что детоубийца Кюртен страдал от сексуальных расстройств, стал ясным благодаря свидетельству его жены. Нашим "специалистам" в области психиатрии и в голову не приходило искать здесь причину. Связь между садистской жестокостью и мистическими настроениями обычно встречается в случаях нарушения способности к переживанию оргазма. Это утверждение справедливо не только для массовых убийств нашего времени, но и для того, что творили инквизиторы в эпоху средневековья. Применимо оно и к жестокости и мистицизму Филиппа II Испанского37. Если истерия не подавляет затяжное возбуждение, придавая ему форму нервной импотенции, а также в тех случаях, когда компульсивный невроз не подавляет аналогичное возбуждение, придавая ему форму поверхностных гротескно-компульсивных симптомов, тогда обязательный авторитарно-патриархальный уклад предоставляет достаточно возможностей для садистских мистических разрядов38. Социальная рационализация такого поведения затушевывает его патологический характер. В аспекте социальной значимости проявлений патриархальной сексуальной энергетики представляется целесообразным провести подробное изучение различных мистических сект Америки, буддистской идеологии в Индии, а также различных теософских и антропософских направлений. А пока мы только отметим, что мистические группы служат концентрированным выражением тех явлений, которые встречаются во всех слоях населения в более размытом, менее заметном, но тем не менее достаточно ясном виде. Между мистическими, сентиментальными и садистскими чувствами, с одной стороны, и обычным нарушением естественных оргастических ощущений, с другой стороны, существует прямая связь. Наблюдение за поведением зрителей второсортной кинокомедии позволяет глубже понять эту проблему, чем чтение многих пособий по сексологии. При всех различиях и несхожести в содержании и направлении мистического опыта, его сексуально-энергетическая основа неизменно сохраняет универсальный и типичный характер. Чтобы убедиться в этом, нам понадобится сравнить опыт мистика с реальным, лишенным сентиментальности опытом настоящего революционера, увлеченного своим делом ученого, здорового подростка и др.

Здесь напрашивается одно очевидное возражение, а именно: первобытный человек, который вел естественный образ жизни в условиях матриархата, также испытывал мистические чувства. Необходимо привести основательные доказательства, чтобы показать наличие принципиального различия между матриархальной и патриархальной личностью. Прежде всего, это можно доказать на основе того факта, что отношение религии к сексуальности претерпело в патриархальном обществе определенные изменения. В первоначальном виде это была религия сексуальности, и лишь впоследствии она превратилась в религию антисексуальности. "Мистицизм" первобытных людей, которые были членами общества, одобрявшего сексуальность, заключался в непосредственном оргастическом опыте и анимистической интерпретации естественных процессов.

ЦЕЛЬ КУЛЬТУРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ В СВЕТЕ ФАШИСТСКОЙ РЕАКЦИИ

Социальная революция сосредоточивает все свои силы на устранении социальной основы страдания людей. Акцентирование необходимости революционного изменения общественного строя отодвигает на задний план сексуально-энергетические цели и задачи. Революционер вынужден откладывать решение насущных вопросов до тех пор, пока не будет выполнена самая важная задача - создание предварительных условий для практического решения этих вопросов. С другой стороны, реакционер подвергает яростным нападкам именно конечные культурные цели революции, которые отступают на задний план перед предварительными и непосредственными задачами.

"Культурный большевизм ставит своей целью разрушение нашей существующей культуры и стремится перестроить ее так, чтобы она служила земному счастью людей-"

В таких словах Курт Гуттен призывает к борьбе в своей работе "Культурный большевизм", опубликованной "Фольксбундесом" в 1931 году. Имеет ли предъявленное политической реакцией обвинение какое-либо отношение к действительным задачам культурной революции или по демагогическим соображениям приписывает революции цели, которые не имеют к ней никакого отношения? В первом случае необходимо защищать и разъяснять эти цели, а во втором достаточно привести доказательство ложности таких обвинений, т. е. достаточно отвергнуть все то, что политическая реакция приписывает революции.

"Прежде всего следует отметить, что самые яростные нападки культурного большевизма направлены против религии. Ибо до тех пор, пока будет жива религия, она будет служить самым могучим оплотом борьбы с культурным большевизмом. Религия подчиняет всю жизнь человека чему-то сверхъестественному, вечному авторитету Она требует самоограничения, жертвенности, отречения от своих желаний Она вселяет в человека чувство ответственности, вины, вечности и рассудительность. Она препятствует необузданному удовлетворению человеческих стремлений. Революция культуры является культурной революцией человека, подчинением всех сфер жизни принципу удовольствия" (выделено автором).

Здесь ясно сформулировано реакционное неприятие земного счастья. Реакционный руководитель ощущает угрозу по отношению к укорененности империалистического мистицизма ("культуры"). Он значительно острее сознает эту угрозу, чем революционер сознает свою цель, ибо революционер сосредоточивает свою энергию и знания на изменении общественного строя. Реакционный руководитель сознает опасность революции для существования авторитарной семьи и мистического морализма задолго до того, как у обычного революционера появится хотя бы малейшее представление о таких последствиях революции. Действительно, в этом отношении социальный революционер нередко испытывает предубеждение. Реакционный руководитель выступает за героизм и признает абсолютность и вечность лишений и нужды. Отсюда видно, что, желает он того или не желает, он представляет интересы империализма (как, например, в Японии). Для этого, однако, ему нужен мистицизм, т. е. половое воздержание. В принципе, счастье, по его мнению, заключается в половой удовлетворенности, и в этом он прав.

Революционер также настаивает на самоограничении, самоотречении и выполнении долга, ибо вначале приходится сражаться за возможность достижения счастья. В своей практической работе на благо народа революционер легко забывает, а иногда и любит забывать о том, что действительной целью является не работа (социальная свобода обеспечивает возможность постоянного сокращения рабочего дня), а сексуальная деятельность и жизнь во всех ее проявлениях, начиная с оргазма и кончая высшими свершениями. Труд был и остается основой жизни, но в рамках социальной структуры эти функции переходят от человека к машине. В этом заключается суть экономики труда.

Нижеприведенные утверждения характерны для многих мистических и религиозных работ, которые, впрочем, не всегда столь ясно сформулированы, как у Курта Гуттена.

"Культурный большевизм отнюдь не является неким новшеством. В основе его лежит стремление, вложенное в душу человека в незапамятные времена - страстное стремление к счастью. Это тоска по раю на земле Религия веры замещается религией удовольствия"

И все же мы хотели бы знать: почему мы не должны быть счастливы на земле? Почему удовольствие не должно составлять сущность жизни?

Пусть массы проголосуют по этому вопросу! Ни одна реакционная концепция жизни не выдержит такого испытания.

Безусловно, реакционный руководитель мистически понимает связь мистицизма с обязательным браком и семьей, но он понимает ее правильно.

"Для реализации этой ответственности (за последствия удовольствия) общество создало институт брака, который, в качестве пожизненного партнерства, представляет собой структуру, предназначенную для защиты половых отношений".

К этому прилагается полный перечень "культурных ценностей", который соответствует структуре реакционной идеологии так же, как детали соответствуют машине:

"Брак как связь, семья как долг, родина как ценность в себе, мораль как авторитет, религия как обязанность, источником которой является вечность"

Трудно дать более точное описание жестокости - основы человеческого существования.

Все реакционеры осуждают сексуальное удовольствие (впрочем, не безнаказанно) потому, что оно одновременно притягивает их и отталкивает. Они не в состоянии разрешить в себе противоречие между половыми потребностями и моральными запретами. Революционер отвергает извращенно-патологическое удовольствие, ибо это не его удовольствие, не сексуальность будущего, это - удовольствие, порождаемое противоречием между моралью и инстинктом; это - удовольствие диктаторского общества, униженное, жалкое, патологическое удовольствие. В тех случаях, когда у революционера нет ясности в этом вопросе, он делает ошибку, осуждая патологическое удовольствие вместо того, чтобы противопоставить ему свою позитивную сексуальную энергетику. Если в силу своих сексуальных торможений революционер не вполне понимает цель социальной структуры, основанной на свободе, тогда он вообще отвергает любое удовольствие и превращается в аскета, утрачивая таким образом возможность установления контакта с молодежью. В фильме "Путевка в жизнь", не лишенного ряда достоинств, сексуальному поведению людей с дурной репутацией (сцена в таверне) противопоставлено поведение не свободных людей, а лиц с аскетической, антисексуальной установкой. Распад моральных норм и ценностей в сексуальной сфере вначале проявляется в форме сексуального протеста; но на первом этапе сексуальный протест сохраняет патологический характер, и поэтому сторонник сексуальной энергетики вполне оправданно воздерживается от такого протеста. Тем не менее задача заключается в том, чтобы придать разумную форму этому протесту, направив его в русло сексуальной энергетики. Ведь и жизнь тоже обрела свободу в результате потрясений.