Райх Вильгельм. Психология масс и фашизм

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава VII БОРЬБА СЕКСУАЛЬНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ С МИСТИЦИЗМОМ

 

В январе 1933 года в Берлине состоялась массовое собрание, на котором национал-социалист Отто Штрассер задал своему оппоненту, социологу и китаисту Витфогелю, настолько глубокий вопрос, что привел его в замешательство. У присутствующих составилось впечатление, что в ответе Витфогеля содержалось осуждение мистицизма. Штрассер обвинил марксистов в недооценке значения психической жизни и религиозных чувств. Его рассуждения сводились к следующему. Если религия, как полагает Маркс, служит лишь украшением системы эксплуатации трудящихся, тогда как объяснить ее тысячелетнее существование (христианство почти не претерпело изменений за два тысячелетия), учитывая, что на начальном этапе религии понадобилось для выживания принести больше жертв, чем всем вместе взятым революциям. Вопрос остался без ответа, хотя он вполне вписывался в контекст дискуссии. Следует признать его правомерность. Естественной науке пора определить степень адекватности своего подхода к осмыслению мистицизма и средств его укоренения в психологической структуре личности.

К сожалению, естественной науке пока не удалось достигнуть полного понимания мощного эмоционального содержания мистицизма. В своих работах и проповедях поборники мистицизма подвергли всестороннему анализу данный вопрос и дали практические ответы. Несмотря на очевидность сексуально-политической сути мистицизма, свободные мыслители не придали ей никакого значения. Аналогично этому самые известные педагоги не обратили внимания на столь же очевидную сексуальность детей. Очевидно, что мистицизм имеет в своем распоряжении некую тайную цитадель, которую он защищает от нападок естественной науки всеми доступными средствами. Наука начинает лишь смутно догадываться о ее существовании.

ТРИ ОСНОВНЫХ ЭЛЕМЕНТА РЕЛИГИОЗНОГО ЧУВСТВА

Я не собираюсь здесь подробно останавливаться на религиозном чувстве. Пока мне хотелось бы лишь вкратце обобщить уже известное. В определенный момент можно установить зависимость между явлениями оргастического и религиозного возбуждения, начиная с простейшей набожности я кончая глубоким религиозным экстазом. Понятие религиозного возбуждения не ограничивается ощущениями, которые возникают у глубоко религиозных людей во время богослужения. Сюда необходимо включать все возбуждения, характеризуемые определенным психо-соматическим состоянием. Другими словами, понятие религиозного возбуждения должно также распространяться на возбуждение, испытываемое покорными массами, когда они распахивают душу для восприятия речи любимого вождя, и возбуждение, испытываемое при созерцании величественных явлений природы. Вначале мы вкратце приведем данные о религиозных явлениях, которые были получены до проведения сексуально-энергетического исследования.

Социологические исследования показали, что формы и содержание различных религий зависят от уровня развития социально-экономических условий. Например, анималистические религии соответствуют образу жизни первобытных людей, которые жили охотой. Способ восприятия людьми сверхъестественного существа (божества) всегда определяется уровнем развития экономики и культуры. При определении религиозных концепций необходимо учитывать еще один важный социологический фактор - способность человека преодолевать природные и социальные трудности. Во время культурного кризиса чувство бессилия перед силами природы и социальными потрясениями приводят к развитию религиозных идеологий. Таким образом, социологическая интерпретация религии опирается на социально-экономическую основу, на которой возникают религиозные культы. Социологические исследования ничего не сообщают о динамике религиозной идеологии и не позволяют понять психологический процесс, характерный для лиц, оказавшихся под влиянием данной идеологии.

Таким образом, формирование религиозных культов не зависит от желаний отдельного человека. Они представляют собой социологические структуры, которые возникают на основе взаимоотношений между людьми и отношения человека к природе.

Психология бессознательного дополняет социологическую интерпретацию религии психологической интерпретацией. Стала понятной зависимость религиозных культов от социально-экономических факторов. Теперь ученые приступили к исследованию психологического процесса, который реализуется в людях, оказавшихся под влиянием религиозных культов. Таким образом, психоанализ показал, что наше представление о боге соответствует нашему представлению об отце, а представление о богоматери соответствует представлению о матери религиозной личности. Треугольник "отец-мать-ребенок" непосредственно отражается в христианской троице. Психологическое содержание религии проистекает из семейных отношений, существующих в ранние годы детства.

Таким образом, психологические исследования позволяют нам интерпретировать содержание религиозных культов, но не проливают свет на энергетический процесс, обеспечивающий укоренение такого содержания в психологической структуре личности. Более того, в психологических исследованиях не затрагиваются проблемы фанатизма и высокой степени эмоциональности религиозных концепций. Остается невыясненным вопрос, почему идеи всесильного отца и благожелательной матери превращаются в мистические идеи и как они соотносятся с половой жизнью индивидуума.

Многие социологи установили оргастический характер некоторых патриархальных религий. Кроме того, было установлено, что патриархальные религии всегда имеют реакционно-политический характер. Они всегда служат интересам власть имущих в любом классовом обществе и в действительности препятствуют устранению страдания народа, приписывая его воле божьей и отвергая все стремления к счастью. При этом они красиво говорят о загробной жизни.

Сексуально-энергетические исследования теперь дополняют существующие данные о религии, давая ответ на следующие вопросы:

1. Каким образом идея бога и идеология греха и наказания (создаваемые обществом и воспроизводимые в семье) внедряются в структуру личности? Почему человек не тяготится основными концепциями религии? Что побуждает его не только признавать эти концепции, но и энергично одобрять их? Другими словами, что побуждает человека защищать и сохранять их даже в ущерб своим основным жизненным интересам?

2. Когда эти религиозные концепции закрепляются в структуре личности?

3. Какая энергия используется для этой цели? Очевидно, что до тех пор, пока не будут получены ответы на эти три вопроса, мы можем интерпретировать религию как с социологической, так и с психологической точки зрения. Но это не позволяет нам осуществлять реальные изменения в психологической структуре личности. Ибо если религиозные чувства не навязываются человеку, а фиксируются и сохраняются в его психологической структуре (при всей их несовместимости с его жизненно важными интересами), тогда необходимо осуществить радикальные изменения в такой структуре личности.

Основная религиозная идея всех патриархальных религий заключается в отрицании существования половых потребностей. Исключение составляют первобытные религии, в которых религиозный и сексуальный опыт еще пребывали в нераздельности. При переходе общества от матриархального уклада, основанного на естественном праве, к патриархальному укладу, основанному на классовом разделении, раскалывается единство религиозного и сексуального культов. Религиозный культ превращается в антитезу сексуального культа. В этот период прекращает свое существование сексуальный культ и на его место воцаряется варварство публичных домов, порнографии и тайной сексуальности. Нет нужды приводить дополнительные доказательства, чтобы показать, что в тот момент, когда сексуальный опыт отделяется от религиозного культа и фактически превращается в его антитезу, религиозное возбуждение превращается в заменитель утраченной чувственности, которая пользовалась поддержкой со стороны общества. Силу и живучесть религий можно понять только на основе указанного противоречия в религиозном возбуждении, которому присущи антисексуальность и замещение сексуальности одновременно.

Эмоциональную структуру подлинно религиозной личности можно вкратце описать следующим образом. В биологическом отношении такой человек испытывает сексуальные напряжения в той же мере, в какой их испытывают все другие люди и живые существа. Однако в силу усвоенных им сексуально-негативных концепций религии и приобретенного чувства страха перед наказанием он полностью утрачивает способность испытывать естественное сексуальное напряжение и освобождение от него. Поэтому религиозный человек постоянно находится в состоянии физического возбуждения, с которым он вынужден вести непрерывную борьбу. Он не только лишен земного счастья, но даже не испытывает стремления к нему. Поскольку он рассчитывает на вознаграждение в потустороннем мире, он чувствует свою неспособность испытывать счастье в этом мире. Он является биологическим существом и ни при каких обстоятельствах не может испытать в этом мире счастье, освобождение и удовлетворение. Поэтому он стремится обрести иллюзорное счастье. Он может обрести такое счастье благодаря удовольствию, доставляемому религиозным напряжением, вызывающим известные нам вегетативно-соматические токи и возбуждение. Вместе с единоверцами он устраивает развлечения и создает институты, которые помогают ему переносить состояние физического возбуждения и скрывают истинную сущность такого возбуждения. Биологический оргазм побуждает его к созданию музыкального инструмента, органа, звук которого способен пробуждать в теле вышеупомянутые токи. Таинственный полумрак церкви усиливает эффект сверхличностной восприимчивости к своей внутренней жизни, звукам проповеди и хорала, предназначенных для достижения этого эффекта.

В действительности религиозный человек становится совершенно беспомощным. В результате подавления сексуальной энергии он утрачивает восприимчивость к счастью и агрессивность, необходимую для преодоления невзгод. Чем беспомощнее он становится, тем больше крепнет в нем вера в сверхъестественные силы, которые поддерживают и оберегают его. Это позволяет нам понять невероятную силу убежденности и полное безразличие к смерти, которые он способен проявлять в некоторых ситуациях. Он черпает эту силу из любви к своим религиозным убеждениям, которые, как уже отмечалось, возникают благодаря весьма приятным физическим возбуждениям. Естественно, он верит, что эта сила исходит от "бога". Поэтому его страстное стремление к богу в действительности является стремлением, которое возникает благодаря возбуждению, вызванному предчувствием сексуального удовольствия, и требует своего освобождения. Освобождение является и не может быть не чем иным, как избавлением от невыносимых физических напряжений, которые могут быть приятными лишь до тех пор, пока они растворяются в воображаемом единении с богом, т. е. при наличии удовлетворения и освобождения. Стремление религиозных фанатиков к членовредительству и мазохизму подтверждает сказанное. Клинический опыт в области сексуальной энергетики показывает, что желание подвергнуться избиению или бичеванию соответствует инстинктивному стремлению к освобождению, не страдая от сознания своей вины. В тех случаях, когда человек ощущает свою неспособность реализовать указанное освобождение, любое физическое напряжение может пробудить его воображение, и он будет представлять себе, что подвергается избиениям или мучениям. Здесь лежит ключ к пониманию пассивной идеологии страдания всех настоящих религий.

Потребность в утешении, поддержке и помощи со стороны других людей, особенно в борьбе со своими порочными побуждениями - так называемыми "плотскими грехами", - проистекает из действительного чувства своей беспомощности и сильного физического страдания. По мере нарастания физического возбуждения религиозной личности под влиянием религиозных концепций происходит усиление вегетативного раздражения, которое достигает уровня, близкого к удовлетворению, что, впрочем, не приводит к реальной физической разрядке. Опыт лечения душевнобольных священников показывает, что в момент достижения пика религиозного экстаза нередко происходит непроизвольная эякуляция. Нормальное оргастическое удовлетворение замешается общим физическим возбуждением, которое не затрагивает гениталии и как бы ненароком, вопреки желанию, вызывает разрядку.

Сначала сексуальное удовлетворение естественно рассматривалось как нечто хорошее и прекрасное, то, что объединяет человека со всей природой. После разделения сексуальных и религиозных чувств сексуальность стали рассматривать как нечто плохое, инфернальное, дьявольское.

Этиология и механизм страха перед половым возбуждением описаны мною в другом месте. А пока я хотел бы вкратце подвести итог. Люди, утратившие способность к разрядке, со временем начинают ощущать половое возбуждение как нечто мучительное, обременительное, деструктивное. Действительно, не находя разрядки, половое возбуждение становится деструктивным и мучительным. Таким образом, мы убедились, что в основе религиозного подхода к сексу как разрушительной, дьявольской силе, обрекающей человека на вечное проклятье, лежат реальные физические процессы. В результате этого отношение к сексуальности приобретает двойственный характер. При этом обычные религиозно-моралистические оценки "хорошее-плохое", "небесное-земное", "божественное-дьявольское" превращаются в символы полового наслаждения, с одной стороны, и наказания за него, с другой стороны.

Страстное стремление к спасению и освобождению от "грехов" на сознательном уровне и от сексуальных напряжений на бессознательном уровне тщательно оберегается. Состояния религиозного экстаза представляют собой не что иное, как состояния полового возбуждения вегетативной нервной системы, которые не поддаются разрядке. Религиозное возбуждение невозможно осмыслить, а следовательно, и преодолеть без понимания противоречия, которое определяет его существование. Ибо религиозное возбуждение имеет не только антисексуальный, но и в значительной мере сексуальный характер. С сексуально-энергетической точки зрения такое возбуждение негигиенично.

Ни в одной социальной группе не процветают истерия и извращения так, как в аскетических кругах церкви. Отсюда, однако, не следует, что с такими аскетами необходимо обращаться как с преступниками, страдающими извращениями. В беседах с религиозными людьми нередко выясняется, что они достаточно хорошо понимают свое состояние. У них, как и других людей, жизнь разделена на две части - официальную и личную. Официально они считают сексуальность грехом, а неофициально они слишком хорошо понимают, что не смогли бы жить без замещающего наслаждения. Действительно, многие из них способны понять сексуально-энергетическое разрешение противоречия между половым возбуждением и моралью. Если не отказывать им в человеческом отношении и завоевать их доверие, тогда они обнаруживают понимание того, что описываемое ими состояние единения с богом является чувством причастности к жизни всей природы, а их индивидуальность является частью природы. Как и все люди, они чувствуют, что являются неким микрокосмом в макрокосме. Следует признать, что их подлинной сущностью является глубокая убежденность. Их вера действительно имеет реальную основу, которую составляют вегетативные токи в теле и достижимые состояния экстаза. У мужчин и женщин из бедных слоев населения религиозное чувство носит абсолютно подлинный характер. Это чувство утрачивает свою подлинность лишь в той мере, в какой оно отвергает и скрывает от себя свой источник и бессознательное стремление к наслаждению. Таким образом, у священников и религиозных лиц формируется психологическая установка, для которой характерна придуманная доброта.

При всей неполноте приведенной характеристики религиозного чувства мы тем не менее можем обобщить основные положения следующим образом.

1. Религиозное возбуждение является вегетативным возбуждением, сексуальная природа которого представлена в ложном свете.

2. Представляя в ложном свете возбуждение, религиозная личность отрицает существование своей сексуальности.

3. Религиозный экстаз служит заменителем оргастически-ве-гетативного возбуждения.

4. Религиозный экстаз не освобождает от сексуальности; в лучшем случае, он вызывает мышечную и психическую усталость.

5. Религиозное чувство является субъективно подлинным и имеет физиологическую основу.

6. Отрицание сексуальной природы указанного возбуждений приводит к утрате искренности характера.

Дети не верят в бога. Вообще говора, вера в бога закрепляется в психологической структуре детей, когда они учатся подавлять сексуальное возбуждение, сопровождаемое мастурбацией. Благодаря такому подавлению у детей появляется чувство страха перед наслаждением. Теперь они начинают искренне верить и бояться бога. С одной стороны, они боятся бога, поскольку видят в нем некое всезнающее и всесильное существо. С другой стороны, они обращаются к нему с просьбой защитить их от своего полового возбуждения. При этом преследуется только одна цель - предотвращение мастурбации. Таким образом, укоренение религиозных идей происходит в ранние годы детства. Тем не менее идея бога не могла бы сковать сексуальную энергию ребенка, если бы не была связана с реальными фигурами отца и матери. Тот, кто не чтит отца своего, грешен. Другими словами, тот, кто не боится отца и предается сексуальному наслаждению, подвергается наказанию. Строгий отец не потворствует желаниям ребенка и поэтому является представителем бога на земле. Воображению ребенка он предстает в качестве исполнителя божьей воли. Ясное понимание человеческих слабостей и недостатков отца способно поколебать уважение к нему, но это не приводит к отказу от него. Он продолжает олицетворять абстрактно-мистическую концепцию бога. В патриархальном обществе обращение к богу в действительности означает обращение к реальному авторитету отца. Обращаясь к "богу", ребенок фактически обращается к реальному отцу. В психологической структуре ребенка половое возбуждение, идея отца и идея бога составляют некое единство. В терапевтической практике это единство встречается в форме спазма генитальной мускулатуры. При устранении такого спазма идея бога и страх перед отцом лишаются опоры. Отсюда видно, что генитальный спазм не только реализует физиологическое укоренение религиозного страха в структуре личности, но и приводит к появлению страха перед наслаждением, который становится опорой любой религиозной морали.

Между различными культами, социально-экономическим устройством общества и структурой личности существуют сложные и тонкие взаимосвязи, которые, безусловно, нуждаются в дальнейшем исследовании. Генитальная робость и страх перед наслаждением составляют энергетическую опору всех патриархальных религий с антисексуальной ориентацией.

УКОРЕНЕНИЕ РЕЛИГИИ С ПОМОЩЬЮ СЕКСУАЛЬНОЙ ТРЕВОГИ

Характеризуемая враждебным отношением к сексу религиозность является порождением патриархально-авторитарного общества. Взаимоотношения между отцом и сыном, присущие любой патриархальной религии, неизбежно составляют социально детерминированное содержание религиозного опыта. Сам опыт, однако, проистекает из патриархального подавления сексуальности. В дальнейшем религия начинает выполнять еще одну функцию - воспитание самоограничения и покорности авторитету. При этом религия может опираться на прочный фундамент - структуру патриархальной личности, сформированную с помощью подавления сексуальности. Отказ от телесных наслаждений служит живым источником религиозного мировоззрения и опорой всех религиозных догм. Наиболее отчетливо это проявляется в таких религиях, как христианство и буддизм.

УКОРЕНЕНИЕ МИСТИЦИЗМА В ДЕТСТВЕ

Дорогой бог, я ложусь спать,

Пришли мне маленького ангелочка.

Отец, пусть твой взор

Не покидает мою кроватку.

Прости меня, господи,

Если я сегодня согрешила.

Отец будь милосерден,

Прости мои прегрешения.

Пусть распространится твое милосердие

На всех людей, взрослых и детей.

Это одна из многих молитв, которые дети обычно читают перед сном. На содержание таких текстов не обращают внимания. Тем не менее в этих текстах содержится в концентрированном виде суть и эмоциональное содержание мистицизма. В первом двустишии содержится просьба о защите; во втором двустишии просьба адресуется непосредственно отцу; в третьем двустишии содержится просьба о прощении прегрешения: прости нам наши прегрешения. С чем соотносится это чувство вины? Что бог должен простить? В перечне запрещенных деяний первое место занимает игра со своими половыми органами. Чувство вины соотносится именно с игрой такого рода.

Запрет на игру с половыми органами был бы неэффективным, если бы не подкреплялся идеей бога, который все видит. Поэтому ребенок должен вести себя "хорошо" даже в отсутствие родителей. Ниже приводится один замечательный случай, который, возможно, позволит нам убедить тех, кто не признает существования указанной взаимосвязи, относя ее за счет игры воображения. Этот случай дает наглядное представление о механизме укоренения мистической идеи бога с помощью чувства сексуальной тревоги.

Семилетняя девочка, сознание которой формировалось в буржуазной атмосфере без представления о боге, неожиданно почувствовала непреодолимое (компульсивное) желание помолиться. Желание было компульсивным потому, что в действительности она не собиралась молиться и чувствовала, что это желание идет вразрез с ее убеждениями. Это компульсивное желание возникло на следующем фоне. Ребенок имел обыкновение заниматься мастурбацией перед тем, как лечь спать. Однажды вечером по какой-то причине ее охватило чувство страха, и вместо того чтобы мастурбировать, она опустилась на колени перед кроваткой и прочла молитву, аналогичную вышеупомянутой молитве. "Если я помолюсь, я не буду бояться". Чувство страха возникло в тот день, когда она впервые отказалась мастурбировать. Откуда взялось это самоотречение? Она рассказала отцу, который пользовался у нее полным доверием, об одном неприятном происшествии, приключившемся с ней несколько месяцев назад во время каникул. Как и многие другие дети, она играла с мальчиком в половые сношения ("они играли в папу и маму"). Неожиданно на них наткнулся другой мальчик и "пристыдил" их. Хотя родители и говорили ей, что в таких играх нет ничего дурного, она все же испытала чувство стыда и вместо того, чтобы играть "в папу и маму", занялась перед сном мастурбацией. Однажды вечером, незадолго до появления компульсивного желания помолиться, она возвращалась из гостей домой вместе с другими детьми. По дороге они распевали революционные песни. Им повстречалась старуха, похожая на ведьму из сказки "Гензель и Гретель". Старуха выкрикнула в их адрес угрозу, пожелав, чтобы "дьявол забрал всю их банду атеистов". Когда она собиралась заняться мастурбацией в тот вечер, ей впервые пришла в голову мысль, что, может быть, действительно существует бог, который все видит и карает за прегрешения. Бессознательно она установила ассоциативную связь между угрозой старухи и происшествием на каникулах. Теперь она начала противиться желанию мастурбировать, ее охватило чувство страха, и девочка начала компульсивно молиться, чтобы унять страх. Молитва заняла место полового удовлетворения. Тем не менее страх исчез не полностью. С того времени она стала бояться сверхъестественного существа, которое могло наказать ее за половые прегрешения. Поэтому она стала обращаться к нему за помощью. Обращение к богу укрепило ее в борьбе с искушением мастурбировать.

Не следует полагать, что это исключительный случай, так как для него характерен процесс, посредством которого идея бога закрепляется в психологической структуре подавляющего большинства детей, которые воспитываются в атмосфере религиозной культуры. Психоаналитическое исследование сказок показало, что такие сказки, как "Гензель и Гретель", выполняют аналогичную функцию. Они содержат скрытую, но достаточно ясную для подсознания ребенка угрозу наказания за мастурбацию. Мы не можем подробно останавливаться здесь на возникновении мистического мышления ребенка благодаря таким сказкам и на взаимосвязи между мистическим мышлением и сексуальным торможением. Во всех случаях, подвергнутых характерологическому анализу, было ясно показано, что мистические настроения возникают на основе страха перед мастурбацией в форме общего чувства вины. Трудно понять, почему психоаналитики до сих пор не придавали значения этому факту. Научные исследования позволили убедительно показать, что в представлении о боге проявляются совесть личности и закрепленные в ее психологической структуре предупреждения и угрозы со стороны родителей и педагогов. Не менее ясным представляется и то, что вера и страх перед богом представляют собой сексуально-энергетические возбуждения с измененной целью и содержанием. Поэтому религиозное чувство отличается от полового чувства только мистическим содержанием. Это объясняет, почему многие аскезы содержат сексуальные элементы. Примером может служить заблуждение монахинь, которые считают себя христовыми невестами. Маловероятно, что такие представления достигают генитального сознания. В большинстве случаев они проявляются иными сексуальными путями, например, в форме мазохистского мученичества.

Вернемся к нашей девочке. Компульсивное желание молиться исчезло, когда ей объяснили причину возникновения страха; понимание причины страха позволило ей вновь приступить к мастурбации, но уже без чувства вины; сколь бы неправдоподобным ни казался этот случай, для сексуальной энергетики он полон смысла. Этот случай показывает, каким образом можно уберечь нашу молодежь от мистицизма. Через несколько месяцев после исчезновения компульсивного желания молиться девочка написала своему отцу из летнего лагеря следующее письмо: "Дорогой папа, у нас здесь есть поле, на краю которого мы устроили больницу (понарошку, конечно). Мы (пятеро девочек) играем здесь в доктора. Если у кого-нибудь из нас что-нибудь заболит, мы идем в свою больницу, где у нас хранятся мази, кремы и вата. Мы все это украли".

Кто будет отрицать, что это сексуально-культурная революция. Сексуальная революция? Да! Но культурная ли это революция? В классе этой девочки учатся дети, которые старше ее на 1- 2 года. Преподаватели говорят, что она прилежна и талантлива. В области политики и общих знаний она значительно опережает своих сверстниц и проявляет живой интерес к реальной жизни. Двенадцать лет спустя мы находим ее сексуально здоровой и интеллектуально развитой. Она пользуется успехом в обществе.

УКОРЕНЕНИЕ МИСТИЦИЗМА В ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ СТРУКТУРЕ ПОДРОСТКОВ

На примере упомянутой девочки я попытался показать механизм укоренения религиозного страха в психологической структуре маленького ребенка. Чувство сексуальной тревоги служит основным средством закрепления патриархального строя в структуре психики ребенка. Теперь мы рассмотрим ту роль, которую сексуальная тревога играет в период возмужания. Для этого мы обратимся к одной из типичных антисексуальных брошюр.

Высадиться или выброситься на берег

Ницше: Их души погрузились в трясину, и горе нам, если трясина наделена интеллектом.

Кьеркегор: Если крестить только разум, тогда страсти

останутся языческими.

Каждый человек встречает на своем жизненном пути две скалы. Он может высадиться либо выброситься на них, спастись либо разбиться. Эти две скалы суть бог и противоположный пол. Многие молодые люди оказываются на мели и терпят неудачу не потому, что мало чему научились, а потому, что не получили ясного представления о боге, и еще потому, что не могут совладать с половым инстинктом, тем инстинктом, который приносит человеку не только неописуемое счастье, но и, непостижимое страдание.

Существование большого числа людей, неспособных к возмужанию, объясняется тем, что они находятся во власти инстинктов. В действительности нет нужды сетовать на здоровые инстинкты. Напротив, они обогащают и придают глубину жизни. Они взывают к сильной личности. Но инстинкт становится в тягость себе и превращается в прегрешение перед всевышним создателем, когда человек перестает быть хозяином, утрачивает контроль над инстинктом и превращается в его раба. В человеке господствует либо духовное, либо инстинктивное, т.е животное, начало. Оба начала несовместимы друг с другом. Поэтому в жизни каждого вдумчивого человека приходит день, когда он должен дать ответ на очень легкий вопрос хочешь познать действительный смысл жизни, понять ее, или хочешь сгореть в пылающем горниле своих необузданных страстей?

Ты хочешь прожить свою жизнь как животное или как святой?

Процесс возмужания, который мы здесь рассматриваем, составляет проблему огня в печи. При контролируемом горении огонь освещает и обогревает помещение. Но упаси бог, если пламя вырвется из печи! Упаси бог, если половой инстинкт полностью овладеет человеком и станет властвовать над всеми его мыслями и поступками!

Мы живем в больное время. В былые времена от эроса требовалась дисциплинированность и ответственность. Теперь мы полагаем, что современный человек больше не нуждается в дисциплинированности. При этом мы не замечаем, что современный человек, проживающий в большом городе, отличается большей робостью, ослабленной волей и поэтому нуждается в дисциплине

Оглянитесь вокруг, и вы увидите, что в нашем отечестве правит не разум, а необузданные влечения. В среде нашей молодежи господствуют неконтролируемые половые влечения, которые приводят к нравственному вырождению. На заводе и конторе, на сцене и в общественной жизни - повсюду царит непристойность. Кто может сказать, скольких здоровых радостей лишается молодежь в большом городе благодаря рассадникам заразы - дансингам, кабаре, бильярдным и непристойным фильмам. Современный молодой человек считает себя очень умным, когда исповедует гедонизм. Однако в действительности о нем можно сказать словами гетевского Мефистофеля:

"Он называет это разумом, используя свет небесный,

Чтобы превзойти животных в скотстве".

Две вещи затрудняют процесс возмужания: большой город с его ненормальными условиями и демон в нас самих. На молодого человека, впервые приехавшего в большой город, возможно из надежного отчего дома, обрушивается масса новых впечатлений. Непрекращающийся шум, увлекательные зрелища, эротические книги и журналы, нездоровый воздух, спиртные напитки, театры и вызывающе одетые женщины встречаются ему на каждом шагу. Кто в силах устоять перед столь стремительным натиском? Не забывайте и о внутреннем дьяволенке, который всегда готов уступить внешним искушениям. Ницше прав, когда говорит, что "душа погрузилась в трясину". В душе каждого человека "существует чулан, в котором воют дикие собаки" в ожидании, когда их выпустят на волю

Многие падают жертвой компульсивной безнравственности, поскольку им своевременно не объяснили, какие опасности таятся здесь. Такие люди будут признательны за предостережение и совет, которые позволят им повернуть назад.

Первое проявление безнравственности, с которым человек обычно сталкивается в своей жизни,- это мастурбация. Научные исследования показывают, что это происходит в поразительно раннем возрасте. Действительно, последствия этой дурной привычки нередко преувеличиваются. И тем не менее мнение известных врачей может навести многих на размышления. Профессор Гартунг, ведущий дерматолог в больнице Аллерхайлиген в Бреслау, говорит по этому поводу следующее: "Потворство этой склонности, несомненно, причиняет значительный вред организму и впоследствии приводит к различным расстройствам. Обычно они проявляются в форме общей нервозности, физической слабости и потере трудоспособности".

Он также подчеркивает тот факт, что молодой человек, занимающийся онанизмом, расценивает это занятие как нечто непристойное; он теряет уважение к себе и ясное выражение лица. Постоянное сознание существования отвратительной тайны, которую необходимо скрывать от других представляется ему нравственно унизительным. Далее он отмечает, что молодые люди, предающиеся этому пороку, становятся вялыми, неаккуратными, теряют желание работать; нервозность и раздражительность ослабляют их память и снижают трудоспособность.

С доктором Гартунгом соглашаются другие известные врачи, посвятившие свои исследования этой теме.

Но мастурбация не только портит кровь, она разрушает духовные силы и запреты, необходимые для реализации процесса возмужания Она лишает душу решительности. Превращаясь в привычку, она вызывает угрызения совести.

И все же безнравственное отношение к противоположному полу приводит к более тяжелым последствиям. Безусловно, венерическая болезнь является лишь неотвратимым результатом таких прегрешений. Поразительно, насколько неосмотрительно веду г себя вполне здравомыслящие люди.

Доктор Пауль Лазарус, профессор Берлинского университета, рисует потрясающую картину тяжелых психических и физических расстройств, вызванных в нашем народе венерическими заболеваниями

Безусловно, одним из главных могильщиков нашей национальной энергии является сифилис.

Но не менее опасной и тяжелой болезнью также является и гонорея к которой столь легкомысленно относятся многие люди. Избавиться от легкомысленного отношения к этой болезни может позволить упоминание о том, что медицина не гарантирует полного излечения.

Профессор Бинсвангер сообщает о венерических заболеваниях следующее: "Примечательно, что случаи инфицирования, которым вначале не придают значения приводят к жестоким страданиям. Нередко проходит много лет между первоначальным инфицированием и проявлением неизлечимого нервного заболевания. Инфицирование половым путем в предыдущие годы служит причиной 60 процентов случаев заболевания венерической болезнью, которая так часто встречается в наше время и называется неспециалистами размягчением мозга".

Разве не потрясает до глубины души мысль о том, что из-за грехов нашей молодости будут страдать от таких ужасных болезней те, кто в один прекрасный день станут нашими близкими (жена и ребенок)?

Но я считаю необходимым упомянуть еще об одном отклонении, которое получило значительно большее распространение, чем принято думать. Я имею в виду гомосексуализм. Давайте сразу внесем ясность в этот вопрос. Я хотел бы выразить глубокое сочувствие и понимание всем тем, кто в силу склонности или наследственности в этой области ведет тайную, а нередко и отчаянную борьбу за сохранение своей чистоты. Я приветствую тех, кто одерживает победу, ибо на их стороне сражается бог Подобно тому, как Иисус возлюбил грешника, помогал каждому нуждавшемуся в помощи и в то же время боролся с самим грехом, мы так же будем бороться с гомосексуализмом как явлением, которое в целом развращает нашу молодежь и народ. Уже было время, когда мир стоял на краю гибели в потоке порочности. В то время Евангелие одержало победу над культурой, погрязшей в распутстве и похоти, и создало новую культуру. Говоря о рабах и жертвах таких пороков, апостол Павел писал римлянам: " подобно и мужчины, оставивши естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчина на мужчинах делая срам... Потому и предал их Бог..." ("Послание к Римлянам", 1:27). Гомосексуализм-это печать Каинова, печать безбожной, бездумной, больной культуры. Он возникает на основе господствующего мировоззрения, высшей целью которого является любовь к наслаждению. В своей работе "Сексуальная этика" профессор Ферстер справедливо отмечает "Все извращенное, демоническое и порочное осмеливается открыто выступать, когда осмеивается духовный героизм и прославляется экстравагантность. Действительно, порок глумливо выставляет здоровое как болезнь и утверждается в качестве нормы жизни".

В наше время мы видим такие проявления порока, о существовании которых человек боится признаться при всей своей потайной греховности. Обнаруживается нечто совершенно иное, и тогда человек понимает, что помочь ему может только духовная сила Евангелия Иисуса Христа.

На сказанное, однако, можно возразить следующим образом: "Разве мы не имеем дело с природным инстинктом, который нуждается в удовлетворении?" Необузданные страсти не естественны, а в высшей мере противоестественны. В подавляющем большинстве случаев возникновение и развитие порочного желания происходит на основе чувства своей вины и вины других Возьмите алкоголика или наркомана. Разве его стремление к употреблению алкоголя или морфина являются чем-то естественным? Это стремление становится противоестественным только при постоянном потворстве пороку. Инстинкт, помещенный в наши души богом, сам по себе хорош и без труда поддается обузданию. Тысячи людей умеют контролировать его проявления надлежащим образом.

"Но не пагубно ли такое воздержание для здоровья взрослого человека?" Упомянутый профессор Гартунг отвечает на этот вопрос коротко и ясна. "Нет, не пагубна Вас вводит в заблуждение тот, кто говорит вам. что здоровый человек может заболеть от целомудрия и воздержания в широком смысле этих слов. И если он говорит, предварительно обдумав свои слова, тогда это либо невежественный, либо порочный человек".

Необходимо сразу предостеречь от использования противозачаточных средств. Единственное надежное средство зашиты-это воздержание до бракосочетания.

Я попытался честно и правдиво показать последствия безнравственного поведения. Вы убедились в разрушении тела и духа тех, кто предается грехам. Следует, однако, упомянуть и пагубное влияние порока на душу. Уверяю вас, что непристойное поведение-это преступление против бога. Оно лишает человека духовного спокойствия я не позволяет ему достичь подлинной радости и безмятежности. Ибо сказано: "Сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление-" ("Послание к Галатам", 6:8).

Дух мира сего неизбежно появляется там, где утрачивается связь с горним миром.

Я хотел бы дать несколько советов и ободрить тех, кто не хочет стать или оставаться жертвой безнравственности. Необходимо полностью покончить с прегрешениями мыслью, словом и делом. К этому должен стремиться тот, кто не хочет стать рабом порока. Очевидно, что не следует искать мест морального разложения, где царят пороки. Необходимо сторониться всего, что способствует моральному разложению. Ни в коем случае нельзя вступать в общение и половые связи с аморальными молодыми людьми и женщинами. Следует воздерживаться от чтения непристойных книг, просмотра гнусных картин и посещения сомнительных представлений. Короче говоря, вам необходимо искать хороших товарищей, которые могут помочь вам сохранить нравственность и возвыситься духом. Можно рекомендовать все, что укрепляет тело и облегчает борьбу с аморальностью: гимнастика, спорт, плаванье и длительные прогулки. Не лежите в постели после сна. Умеренность в употреблении пищи и напитков. Не употребляйте алкогольные напитки. Всего этого, однако, может оказаться недостаточным для тех, кто, даже при выполнении наших рекомендаций, вынужден признать, что освобожденный инстинкт слишком силен.

Где мы можем обрести твердость для сопротивления, энергию для победы, чтобы не утратить лучшее в нас, нашу личность? При появлении искушения, когда яркое пламя чувственного наслаждения вырывается на волю, мы обнаруживаем, что одно воспитание не в состоянии помочь нам. Энергия, жизненная энергия, - вот что нам нужно для овладения своими стремлениями и низменными силами как в нас самих, так и вне нас. Источником такой энергии может быть только Иисус Своей искупительной смертью он искупил наши грехи, чтобы мы смогли обрести покой и избавиться от обвинений совести. Его дух служит для нас источником жизненной энергии для построения новой, чистой жизни. Благодаря ему даже парализованная грехом воля может вновь обрести твердость и воскреснуть к свободе и жизни. и тогда она успешно выдержит испытание в суровой борьбе с пороком.

Пусть тот, кто действительно стремится к свободе, придет к живому спасителю, который лишил грех его власти и служит для всех источником безграничной энергии и помощи. Это не христианская теория, а факт, который находит подтверждение в повседневной жизни многих молодых людей, испытывающих жестокие страдания. При возможности откройте душу перед истинным христианином и настоящим другом, который может дать совет и помочь в вашей борьбе. Ибо предстоит борьба, но эта борьба предвещает победу.

Позвольте мне в заключение задать вам личный вопрос как у тебя, мой друг, обстоят дела и как ты поступишь с этим наставлением?

Ты собираешься разрушить свою жизнь в угоду легкомысленным, беспринципным людям? Или ты намерен присоединиться к чистым, благородным людям, общение с которыми возвысит твою душу и укрепит волю к борьбе со всем низменным? Кем ты хочешь стать? Человеком, чьи слова, дела и сама жизнь будут проклятьем для самого себя и других? Или человеком, который неизменно стремится к совершению благодеяний для своих близких?

К чему ты стремишься? К вечной погибели твоего тела и души ради нескольких мгновений преходящего наслаждения? Или к спасению, пока у тебя осталось время?

Прошу тебя, дай честный ответ на эти вопросы. Соберись с духом и сделай то, что бог открыл тебе.

Сделай честный выбор! Сей мир или горний мир? Животное или духовная личность? Высадиться или выброситься на берег?

Эта брошюра ставит перед молодежью альтернативу: бог или сексуальность. Безусловно, для достижения "зрелости" или "сверхчеловеческого достоинства" требуется наряду с антисексуальностью и нечто иное, хотя асексуальность составляет первую предпосылку этой брошюры. Противопоставление между "животным" и "духовной личностью" следует из противопоставления между "сексуальным" и "духовным". Это противопоставление неизменно составляет основу любой теософскоморальной философии. До настоящего времени эта философия считалась неопровержимой, поскольку ее основа - отрицание существования пола - не подвергалась критике.

Начиная с раннего детства, обычный молодой человек сталкивается с конфликтом между сексуальностью и страхом, наследием авторитарной семьи. Брошюры, аналогичные вышеупомянутой, подталкивают молодого человека к мистицизму, не избавляя его от трудностей. Католическая церковь обходит стороной эту трудность с помощью отпущения грехов (мастурбации) на исповеди. Однако при этом она сталкивается с другой трудностью. Церковь сохраняет свою опору в массах двумя путями: она приводит массы к послушанию с помощью сексуальной тревоги и подчеркивает свою антикапиталистическую позицию. Она осуждает жизнь большого города, сбивающего с пути многих молодых людей и женщин, поскольку должна вести борьбу с революционной сексуальной силой, которую большой город пробуждает в душах молодежи. С другой стороны, для половой жизни масс, сосредоточившихся в больших городах, характерно наличие острого противоречия между актуальной половой потребностью и минимальными материальными и структурными возможностями для наслаждения. В принципе, особенность этого противоречия заключается в использовании всех возможных средств для защиты авторитета семьи, подорванного экономическими кризисами и сексуальными страданиями. Осознание таких противоречий имеет существенно важное значение, поскольку открывает широкие возможности для нанесения удара реакционной идеологии в самом слабом месте.

Где может молодой человек обрести энергию для подавления генитального возбуждения? В вере в Иисуса! Действительно, для борьбы со своей сексуальностью он черпает огромную силу в вере в Иисуса. Что лежит в основе этого механизма? Мистические переживания приводят такого юношу в состояние вегетативного возбуждения, которое никогда не завершается естественным оргастическим удовлетворением. Развитие полового влечения у юноши осуществляется в направлении пассивного гомосексуализма. Энергия влечения позволяет пассивному гомосексуализму эффективно выступать в качестве противника естественной мужской сексуальности, поскольку она производит замену активности и агрессивности на пассивность и мазохистские установки, т. е. те установки, которые определяют массовую основу патриархально-авторитарного мистицизма в структуре личности. Такой процесс, однако, предполагает наличие абсолютной лояльности, веры в авторитет и приспособляемости к патриархальному институту обязательного брака. Короче говоря, религиозный мистицизм противопоставляет одно половое влечение другому. Для достижения своих целей он использует сексуальные механизмы. Эти негенитальные сексуальные импульсы, частично активизируемые и частично максимизируемые мистицизмом, в свою очередь определяют массовую психологию его последователей: моралистический мазохизм (нередко с отчетливыми физическими проявлениями) и пассивную зависимость. Религия черпает свою силу из подавления генитальной сексуальности, которая приводит на втором уровне к регрессии по линии пассивного и мазохистского гомосексуализма. Таким образом, в аспекте динамики влечения, религия опирается на генитальную тревожность и замещение генитальности вторичными импульсами, которые перестают быть естественными для подростка. В работе с религиозно-мистическими подростками задача сексуальной энергетики заключается в противопоставлении естественных генитальных влечений вторичным (гомосексуальным) мистическим побуждениям. Это противопоставление вполне соответствует объективному направлению развития социального прогресса в сексуально-энергетической сфере: устранение отрицания генитальности и утверждение генитальной сексуальности подростков.

Тем не менее рассматриваемый вопрос не исчерпывается раскрытием механизма, посредством которого осуществляется закрепление религии в психологической структуре масс. В этом отношении особое значение приобретает культ Девы Марии. Рассмотрим еще одну характерную брошюру.

ПОЧИТАНИЕ ДЕВЫ МАРИИ И МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК

Герхард Крекер, доктор теологии

Действительно набожная католическая молодежь неизменно испытывает чувство искренней любви к идеалу Девы Марии. Это отнюдь не означает, что почитание Девы Марии отвлекает от глубокой привязанности к Христу. Напротив, подлинное почитание Девы Марии неизменно приводит к Христу и нравственным устоям жизни. Мы не можем обойтись без идеала Девы Марии в области нравственно-религиозного воспитания нашей молодежи.

Молодость - это период становления, внешней и внутренней борьбы. В это время в душе человека идет брожение и борьба, пробуждаются бурные стремления. Для того чтобы справиться с внутренним напряжением, молодежи нужен светозарный, мощный идеал, способный выстоять под натиском бурных стремлений. Этот идеал должен возвышать нерешительный ум и укреплять робкую душу. Его сияние затмевает все низменное и порочное. Таким идеалом является Дева Мария, ибо в ней воплощаются сияющая чистота и красота. "Говорят, что существуют женщины, одно присутствие которых изгоняет порочные мысли и ограждает уста от двусмысленных слов. Дева Мария служит воплощением такой женщины. Юный рыцарь, посвятивший себя служению Деве Марии, не способен к вульгарности. Если же он, забыв о ее присутствии, оступится, воспоминание о ней вызовет безутешную печаль в его душе и одновременно поможет благородному юноше восстановить ее авторитет" (П.Шильген).

Для молодого человека Дева Мария олицетворяет непревзойденную красоту, благородство и достоинство. Ничего подобного невозможно найти ни в природе, ни в искусстве, ни в мире людей. Почему артисты и художники вновь и вновь обращаются в своем творчестве к образу Мадонны? Потому что они видят в ней самую возвышенную красоту и достоинства. Эта красота и достоинство неизменно сохраняют свое очарование. В ней воплощены повелительница и королева, "служение и жизнь ради которой составляют высшую честь для молодого человека. Мы видим в ней благородную даму и невесту духа, которой вы можете посвятить всю силу любви, рвущейся из вашего молодого сердца, не опасаясь нравственного разложения".

Идеал Девы Марии должен вдохновлять молодых людей. Своим сиянием он должен нести спасительную силу, особенно в то время, когда человеку доставляет удовольствие бросать тень на сияющее и увлекать возвышенное в трясину. В этом идеале молодой человек действительно увидит возвышенную красоту и целомудрие Он обретает здесь силы, чтобы следовать нелегким путем даже тогда, когда все остальные утратили все лучшее в своих душах. Идеал Девы Марии укрепит колеблющегося и поднимет падшего. Действительно, он способен настолько потрясти душу падшего, что он воспрянет с новой отвагой. Дева Мария - это сияющая звезда, озаряющая страсть юноши во мраке ночи, та звезда, которая пробуждает в нем все благородное в период потрясения в его душе всех внутренних основ

О юноша, устремленный к идеалу и сражающийся за святые добродетели, подними свой взор на свою владычицу и королеву. Как может юноша взглянуть на нее, не будучи преисполненным святым идеализмом? Как может он обращаться к ней, вознося молитву Богородице без страстного стремления к целомудрию? Как может он распевать гимны о Деве Марии без стремления к борьбе? Как может юноша, постигший идеал Девы Марии, лишить женщину целомудрия? Как может он называть ее матерью и королевой и затем бесчестить женщин? В тех случаях, когда юноша серьезно относится к идеалу Девы Марии, этот идеал становится для него могучим стимулом к достижению непорочности и мужественности, "Взирая на ее образ в своем сердце, разве не должен ты стремиться к непорочности, сколь бы трудной ни была твоя борьба?"

Отношение молодого человека к девушкам и женщинам определяет его нравственное поведение.

"В прежние времена, при посвящении в рыцари, мужчина давал торжественное обещание защищать беззащитных женщин. В те времена в честь Царицы Небесной возводились соборы" (П. Геммель). Существует тесная связь между поклонением Деве Марии и подлинно рыцарским отношением к женщинам. Вдохновляемый идеалом Девы Марии рыцарь всегда хранит в своей душе обет, в основе которого лежит благоговение перед достоинством и величием женщины. Таким образом, посвящение в рыцари в средние века обязывало молодого человека хранить верность святой любви и защищать честь женщины. Эти символы рыцарства давно вышли из употребления, но что особенно вызывает печаль, так это исчезновение благоговейного отношения к женщине в среде молодых людей и появление вместо него фривольно-непристойного отношения, свойственного рыцарям-разбойникам. В наши дни настоящий мужчина обязан защищать честь и невинность женщины подобно тому, как древние рыцари оружием защищали хрупкую женственность и целомудрие Женщины способны без труда распознать подлинную мужественность и истинное благородство сердца Счастлив юноша, оградивший броней свою страсть! Счастлива девушка, обретшая любовь такого юноши! "Не причиняй ничего дурного девушке и помни, что твоя мать тоже когда-то была девушкой".

Тот, кто сегодня молод, завтра станет супругом. Как сможет супруг (мужчина) с уважением относиться к женщине, если жених (молодой человек) осквернил любовь и помолвку! Помолвка - это время неоскверненной любви. Насколько счастливее станет участь многих мужчин, если в среде молодежи будет жив идеал Девы Марии. Сколько мук и печали исчезнет, если молодые люди не будут столь бессовестно пользоваться девичьей любовью. Молодые люди, пусть идеал Девы Марии озарит своим светом вашу любовь, чтобы сберечь вас от нравственного падения.

Идеал Девы Марии имеет огромное значение для нашей молодежи. Поэтому мы и развернули стяг Девы Марии в наших молодежных клубах и конгрегациях. Пусть молодые католики соберутся вокруг этого стяга!

Katholisches Kirchenblatt, №. 18. May, 3, 1931

Здесь очень удачно обрисован культ Девы Марии, как средство внедрения в сознание идея целомудрия. В этом случае мы должны еще раз рассмотреть психологический механизм, обеспечивающий выполнение поставленных задач. Здесь речь вдет о влиянии культа Девы Марии на большинство молодых людей. В принципе, проблема заключается в преодолении генитальных побуждений. Культ Девы Марии мобилизует гетеросексуальные силы подобно тому, как культ Иисуса мобилизует силы пассивного гомосексуализма на борьбу с генитальными побуждениями. "Не причиняй ничего дурного девушке и помни, что твоя мать тоже когда-то была девушкой". Отсюда видно, что в эмоциональной жизни христианской молодежи Богоматерь присваивает роль реальной матери юноши, который изливает на нее всю любовь, ранее предназначавшуюся его матери, т. е. пылкую любовь своих первых генитальных желаний. Но инцестивный запрет раскалывает его генитальные желания на страстное стремление к оргазму, с одной стороны, и асексуальную нежность, с другой. Поскольку страстное стремление к оргазму подавляется, его энергия усиливает стремление к нежности, придавая ему форму почти неразрывной связи с мистическим переживанием. Это страстное переживание оказывает яростное сопротивление не только инцестивному желанию, но установлению любой естественной генитальной связи с женщиной. Жизненная энергия (и огромная любовь), затрачиваемая здоровым юношей на реализацию оргастической связи со своей любимой, используется мистиком для защиты мистического культа Девы Марии после подавления генитальной чувственности. Она служит источником, из которого мистицизм черпает свои силы. Эти силы нельзя недооценивать хотя бы потому, что они остаются неудовлетворенными. Они позволяют понять не только вековую власть мистицизма над человеком, но и механизмы торможения реализации ответственности масс.

В этом отношении представляется несущественным объект поклонения, будь то Дева Мария или любой другой идол. Существенно важным является процесс формирования массовой мистической структуры в каждом новом поколении. Но мистицизм представляет собой не что иное, как бессознательное стремление к оргазму (космическо-плазматические ощущения). Здоровая, оргастически сильная личность способна испытывать благоговение перед историческими персонажами. Но между его отношением к древней истории человечества и его сексуальным счастьем не существует никакой связи. Для того чтобы быть знатоком истории, не обязательно быть мистиком, реакционером или рабом метафизики. Здоровая подростковая сексуальность необязательно должна подавлять чувство благоговения, вызываемое легендой об Иисусе. Ветхий и Новый Заветы можно ценить как изумительные достижения человеческого ума, но это не означает, что такую оценку необходимо использовать для подавления сексуальности. Мой врачебный опыт показывает, что юноши, страдающие половыми расстройствами, дают неадекватную оценку легенде об Иисусе.

ЗДОРОВАЯ И НЕВРОТИЧЕСКАЯ УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ

Для молодого человека, достигшего половой зрелости и обладающего сексуально-энергетической структурой, оргастический контакт с женщиной является приятной связью, которая возвышает партнера и устраняет любое стремление унизить достоинство женщины, разделившей с данным юношей оргастическое переживание. В случае оргастического бессилия в действие могут вступить только защитные психические силы, которые проявляются в форме омерзения и отвращения к генитальной чувственности. Эти защитные силы черпают энергию из нескольких источников. Прежде всего следует отметить, что защитные силы по меньшей мере не уступают генитальному стремлению, которому они оказывают противодействие. В случае неудовлетворенности стремление лишь усиливается, причем бессознательный характер генитального стремления не имеет никакого значения. Кроме того, действительное огрубление сексуальной сферы современной личности отчасти оправдывает проявление чувства отвращения к половым сношениям. Эта огрубленная сексуальность становится прототипом сексуальности вообще. Таким образом, компульсивная мораль формирует структуру, к которой она впоследствии обращается для оправдания своего существования ("сексуальность вне-социальна"). Третий эмоциональный источник защитных сил - это садистское представление о сексуальности, которое усваивается детьми патриархально-культурных семей в раннем детстве. Поскольку любое торможение генитального удовлетворения усиливает садистский импульс, вся сексуальная структура приобретает садистский характер. Более того, реакционно-сексуальное утверждение о том, что половое сношение унижает достоинство женщины, находит отклик в психологической структуре подростка, поскольку генитальные притязания замещаются анальными. Эффективность этого утверждения объясняется существующим извращением в психологической структуре подростка, т. е. на основании личного опыта подросток уже составил садистское представление о половом сношении. Таким образом, в этом случае мы также находим подтверждение тому, что защитные силы обязательной морали создают в структуре личности основу для реализации власти политической реакции. Более отчетливо здесь проявляется связь между мистическими чувствами и сексуальной "моралью". В принципе, отрицание существования генитальных стремлений составляет основу мистического переживания независимо от его содержания. Различие между сексуальной и мистической реакцией заключается в том, что мистическая реакция не позволяет воспринимать половое возбуждение и предотвращает оргастическую разрядку даже в случаях так называемого религиозного экстаза.

При этом оргазм и восприятие полового желания в биопсихике постоянно замещается мистическим возбуждением. Сам половой акт воспринимается как нечто унизительное. При этом естественное удовлетворение никогда не реализуется во всей полноте.

Защита оргастического желания побуждает эго формировать компульсивные концепции "чистоты" и "совершенства". Здоровая чувственность и способность удовлетворять свои желания порождают естественное чувство уверенности в себе. Защитные образования в психологической структуре мистика приводят к возникновению патологического чувства уверенности в себе. Как и националист, мистик формирует чувство уверенности в себе на основе защитных установок. Однако самоуверенность мистика даже внешне отличается от самоуверенности, проистекающей из естественного генитального удовлетворения. Самоуверенность мистика отличается акцентированностью. Ему недостает естественности в поведении. Для него характерны чувства сексуальной неполноценности. Это позволяет понять, почему человек, в сознании которого закрепились мистические или националистические "нормы этики", обладает высокой восприимчивостью к таким модным словечкам политических реакционеров, как честь, чистота и др. Он вынужден постоянно напоминать себе о необходимости быть честным и чистым. Генитальный тип личности не нуждается в постоянных напоминаниях, поскольку проявления чистоты и честности имеют у него спонтанный характер.