Брандт М., Ляшенко Л. Введение в историю

ОГЛАВЛЕНИЕ

ОТ АВТОРОВ
ЦЕННОСТЬ ИСТОРИИ: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ
ПОНЯТИЕ ИСТОРИИ И ЕЕ ПРЕДМЕТ
ИСТОРИЧЕСКОЕ СОБЫТИЕ И ЕГО ОБРАЗЫ
ЧТО ТАКОЕ ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК?
ПОНЯТИЯ, КОТОРЫМИ ПОЛЬЗУЕТСЯ ИСТОРИК
ПОНИМАНИЕ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА: ТЕОРИИ И ПОДХОДЫ
ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ: РЕАЛЬНОСТЬ ИЛИ ИДЕЯ?
ОБ ОСНОВНЫХ ОСОБЕННОСТЯХ ДРЕВНЕЙ И НОВОЙ ИСТОРИИ РОССИИ
ЦЕННОСТЬ ИСТОРИИ: ПОПЫТКА ОТВЕТА
РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

ПОСОБИЕ ДЛЯ СТУДЕНТОВ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ НЕИСТОРИЧЕСКИХ ФАКУЛЬТЕТОВ
Под ред. доктора исторических наук, профессора А.А. Данилова
Москва 1994

Приступая к работе, мы надеялись познакомить читателя с миром исторической науки, с "ремеслом историка", с "философией истории", с проблемами и трудностями исторического познания. В этом, собственно, и состоит основная цель данного пособия.
Мы писали об истории, стремясь не столько к новизне, сколько к широте охвата проблем, постановки вопросов, обзора концепций и мнений. Мы пытались показать парадоксальность истории, ее уникальность и многомерность. Истории, которая имеет дело с тем, что давно прошло, исчезло, отшумело, оставив лишь неясные следы и отражения в других событиях. Истории, которая должна быть объективной и беспристрастной, но вопрошает прошлое, желая понять настоящее, и потому вопросы ставит пристрастно и субъективно. Истории, которая стремится к истине и наперед знает, что в добытой историком истине всегда присутствуют его душа, его страсти, его сомнения, что, следовательно, истина эта обязательно окажется - рано или поздно - неполной, неточной, ущербной.
Короче, мы хотели показать историческую науку живой, противоречивой, полной исканий и борьбы. Мы избегали однозначных оценок и простых решений.

5

Помещая специальный очерк, посвященный анализу основных особенностей древней и новой истории России, мы хотели обозначить главные из множества спорных проблем и предложить читателю спокойно, без "квасного", или, пользуясь выражением П.А. Вяземского, "сивушного", патриотизма, но и без нарочитого самоуничижения, поразмышлять над ними. Любая вольная или невольная попытка принизить или преувеличить достигнутое Россией опасна, ибо грозит искажением смысла ее истории, ее исторической миссии, мифологизацией ее прошлого.
Таким был наш замысел. Реализован ли он - судить не нам, но и нам тоже. Не станем скрывать свои сомнения. Мы хотели написать другую книгу; та, что получилась в итоге, мало похожа на первоначальный проект: многое осталось "за кадром", о многом сказано вскользь, скороговоркой, что-то просто не получилось.
Мы надеемся, однако, что публикуемые материалы помогут сделать шаг навстречу истории, услышать ее дыхание, почувствовать биение ее пульса, ощутить напряжение нитей, связывающих настоящее с прошлым и будущим. Хочется верить, что эти надежды не совсем иллюзорны.