Коррекция психики детей переживших развод родителей


                                 Содержание
Введение____________________________________________________ 3
Глава I. Теоретические основы проблемы коррекции психики  детей,  переживших
         развод родителей
     1.  .  Анализ  психолого-педагогических  источников   по   исследуемой
        проблеме______________________________________8
     2. . Влияние психологического климата семьи на  формирование   психики
        детей  (до  развода,  в  процессе   развода   родителей   и   после
        него)__________________________________________19
     3. .  Специфика психических проявлений у детей в  условиях  депривации
        (вследствие развода родителей)________________36
Глава II. Опытно-экспериментальная работа по нравственной коррекции  психики
         детей, переживших развод родителей.
          2.1. Изучение психики детей______________________________49
          2.2. Программа нравственной коррекции  психики  детей,  переживших
         развод родителей_____________________________57
          2.3. Результаты коррекционной работы_____________________64
    III. Заключение____________________________________________69
     IV. Список основной использованной литературы_______________70
      V. Приложение ___________________________________________75



                                  Введение



    В  современных  условиях  социально-экономического  развития  общества,
семьи,  в  традиционном  понимании,   продолжает   терять   свою   важность,
значимость, слабеют внутрисемейные связи в нашей стране.
    В  работе  «Положение  детей  в  России»  (М.,  1999)  отмечается,  что
статистика  одного  дня  фиксирует  большое  количество  разводов,   которое
достигает почти половины от зарегистрированных фактов, а именно: вступает  в
брак – 3616, разводятся  –  1534.  В  результате  без  одного  из  родителей
остается 1288 детей, передается в дом ребенка – 30, под опеку и  усыновление
– 132, отбирается у родителей как не обеспечивающих нормальное воспитание  –
32, убегает из  дома  –  237,  становится  на  учет  в  инспекции  по  делам
несовершеннолетних – 952, доставляются  в  органы  внутренних  дел  –  1463,
совершается различных преступлений – 476, осуждается народным судом  –  235,
покушаются на жизнь или совершают убийства – 2,  совершают  изнасилование  –
7. Именно среди этой группы детей  наиболее  часто  устанавливается  диагноз
больных    алкоголизмом,    наркоманией,    пытающихся    покончить    жизнь
самоубийством.
    Из  всего  вышесказанного  видно,  что  проблема,  выбранная  нами  для
исследования несомненно актуальна и  позволила  сформулировать  тему  нашего
научного поиска «Коррекция  психики  детей,  переживших  развод  родителей».
Данная проблема составляет цель нашего исследования.
    Приведем лишь некоторые статистические данные по Тамбовской области:



|                    |1998            |1999            |2000            |
|БРАКИ                                                                     |
|Всего по области    |7541            |8388            |7999            |
|в том числе :       |                |                |                |
|городская местность |4972            |5692            |5473            |
|сельская местность  |2569            |2696            |2526            |
|На 1000 населения                                                         |
|Всего по области    |5,9             |6,6             |6,3             |
|в том числе :       |                |                |                |
|городская местность |6,6             |7,6             |7,4             |
|сельская местность  |4,9             |5,1             |4,8             |
|РАЗВОДЫ                                                                   |
|Всего по области    |3665            |3922            |5077            |
|в том числе :       |                |                |                |
|городская местность |2566            |2774            |3561            |
|сельская местность  |1099            |1148            |1516            |
|На 1000 населения                                                         |
|Всего по области    |2,8             |3,1             |4,0             |
|в том числе :       |                |                |                |
|городская местность |3,4             |3,7             |4,8             |
|сельская местность  |2,0             |2,2             |2,9             |

    Приведенные данные показывают, насколько важна  готовность  психологов,
родителей и учителей к оказанию психологической помощи детям.  Как  правило,
развод  родителей  является  психологической  травмой   для   детей   любого
возраста.  «Впечатления  детства  оставляют  след  на  всю  жизнь.   Детские
переживания влияют на  весь  дальнейший  уклад,  на  всю  дальнейшую  работу
человека, хотя часто они и  остаются  в  области  бессознательного.  Человек
может забыть о них, но они, помимо его воли, часто определяют его  поступки,
» –  писала Н.К. Крупская.
    Даже  связь  смерти  одного  из  родителей  с  появлением  психического
нарушения у ребенка не  так  выражена,  как  в  тех  случаях,  когда  теряет
родителя при распаде семьи.
    Так,   анализ   литературных   источников   свидетельствует   о   связи
антиобщественного поведения детей с «разбитыми  семьями»,  что,  безусловно,
справедливо.
    Теоретические основы данной проблемы были заложены такими педагогами  и
психологами как Буяновым  М.И.,  Лисиной  М.И.,  ершовой  Н.М.,  Черепановой
Е.М., Свон-Джексон Э., Дубровиной И.В., Андреевой А.Д.
    Между  тем,  в  работах  выполненных  в  этой  области  не   достаточно
рассматриваются  и  прослеживаются  зависимости  и  связи   между   разводом
родителей и психическим здоровьем детей, их эмоциональным состоянием.
    Анализ массовой  практики  показал  в  решении  этих  вопросов  большие
потребности. Это  еще  раз  подчеркивает  необходимость  «Коррекции  психики
детей, переживших развод родителей».
    Цель исследования – изучить психику детей, переживших развод  родителей
и наметить некоторые пути и средства ее нравственной коррекции.
    Объектом исследования является процесс  формирования  психики  детей  в
неполной семье, т.е. после развода.
    Предметом исследования являются психолого-педагогические  условия,  при
которых наиболее эффективно осуществляется нравственная коррекция психики.
    Задачи исследования:
     > дать теоретический анализ научных источников по изучаемой проблеме;
     > выявить роль и функции семьи в становлении психики детей;
     > изучить особенности психики детей,  переживших  развод  родителей  и
       наметить  программу  ее   нравственной   коррекции   с   последующей
       реализацией.
    Гипотеза исследования.
    Процессу нормального  формирования  психики  детей,  переживших  развод
родителей  будут  благоприятно  способствовать  взаимодействия   психологов,
учителей и родителей, при условиях, если:
     >  целенаправленно  осуществляется  психолого-педагогический   всеобуч
       заинтересованных лиц,  являющихся  одним  из  условий  повышения  их
       психологической и  нравственной  культуры  по  формированию  психики
       детей;
     > учитываются возрастные и  индивидуально-психологические  особенности
       детей, в педагогической деятельности.
    Теоретико-методологической  базой  исследования  выступают:   историко-
генетический подход, позволяющий проследить пути возникновения  и  тенденции
развития семьи как социального института; целостный  подход,  обеспечивающий
исследование процесса развития личности ребенка в неполной семье;  системный
и деятельностный подходы к процессу формирования личности ребенка в целом.
    В теоретическом плане  исследование  опирается  на  идеи  и  положения:
психологической  теории  деятельности  и  общения;  социально-педагогической
теории формирования личности в детском возрасте (К.А.  Абульханова-Славская,
Ю.П. Азаров, М.И. Буянов, И.В. Гребенников, С.В. Ковалев,  Я.  Корчак,  Н.И.
Козлов, П.Ф. Лесгафт, А.С. Макаренко, П.И.  Пидкасистый,  В.Я.  Сатир,  В.А.
Сухомлинский, Т.А. Флоренская и др.).
    Методы  исследования:  в  ходе   нашего   исследования   использовались
следующие   методы:   теоретический   анализ   социологической,   психолого-
педагогической   литературы;   наблюдение,   беседа,    метод    независимых
характеристик, тестирование.
    Привлекались следующие  тестовые  методики:  «Подростки  о  родителях»,
«ДДЧ»   и   «Несуществующее    животное».    (Исследование    индивидуальных
особенностей личности).
    База исследования. Основной эмпирической базой исследовательской работы
явилась средняя общеобразовательная школа  №24.  В  общей  сложности  данным
исследованием было охвачено 15 учеников.
    Исследование проводилось в три этапа:
     > поисково-подготовительный;
     > экспериментально-диагностический;
     > экспериментально-теоретический.
    Научная новизна и теоретическая значимость исследования:
     > заострен вопрос о нравственной коррекции психики  детей,  переживших
       развод родителей;
     > в результате теоретического анализа и наблюдений намечены  программа
       и пути и средства нравственной коррекции личности таких детей.
    Практическая значимость исследования заключается в том, что  полученные
результаты,   выводы   и   научно-методические   рекомендации   могут   быть
использованы воспитателями, учителями и  родителями  для  коррекции  психики
детей,  переживших  развод  родителей,  помогут  вооружить  их  необходимыми
педагогическими  и  психологическими  знаниями  на  занятиях   родительского
всеобуча.



    1. Анализ психолого-педагогических источников по исследуемой проблеме



    Одно из значений термина «коррекция» в переводе с  латинского  языка  –
«поправка»,  частичное  исправление  или  изменение.   Под   психологической
коррекцией   понимается    определенная    форма    психолого-педагогической
деятельности по исправлению таких  особенностей  психологического  развития,
которые  по  принятой  в  возрастной   психологии   системе   критериев   не
соответствуют гипотетической  «оптимальной»  модели  этого  развития,  норме
или, скорее, возрастному ориентиру как идеальному варианту развития  ребенка
на той или иной ступени онтогенеза.
    Существуют  две  основные  формы  отставания  в  развитии:  отставания,
связанные  с  органическими  нарушениями   нервной   системы   и   требующие
специальной клинико-психологической или медицинской  помощи  и  внимания,  и
временное  отставание  в  психическом  развитии,   неадекватное   поведение,
связанные с  неблагоприятными  внешними  и  внутренними  условиями  развития
практически здоровых детей.
    Психологическая   коррекция    как    форма    психолого-педагогической
деятельности  впервые  возникла  именно  в  дефектологии   применительно   к
различным вариантам аномального развития.  В  этой  области  психологическая
коррекция означает совокупность педагогических воздействий, направленных  на
исправление, компенсацию  недостатков,  отклонений  в  психическом  развитии
ребенка.
    По мере  становления  и  укрепления  профессиональных  позиций  детской
практической психологии понятие «психологическая коррекция» перекочевало  из
области аномального развития в  область  нормального  психического  развития
ребенка.   Дальше   речь   пойдет   только   о   нормальном    детстве.    В
нормальном  ходе  развития  нередко  встречаются   различные   расстройства,
нарушения, отклонения. Понятие нормального детства не подразумевает  какого-
то стерильного, «правильного», беспроблемного развития ребенка. Здесь  также
имеются  самые   разнообразные   затруднения   и   проблемы   развития   как
распространенные, типичные, так и сугубо индивидуальные.
    При  определении  целей  и  задач  коррекции  необходимо  исходить   из
понимания той уникальной  роли,  которую  играет  данный  конкретный  период
возрастного развития, ставить  задачу,  адекватную  потенциалу  развития  на
данном   этапе   онтогенеза,   ценности   данного   возраста   в   целостном
поступательном  процессе  становления  личности.  Реализация   потенциальных
возможностей каждой возрастной  стадии  развития  является  основной  формой
профилактики  возникновения  отклонений  или  недостатков   в   развитии   в
последующих возрастных ступенях.
    Основная цель коррекционной работы в пространстве нормального детства –
способствовать полноценному психическому и личностному развитию ребенка.
    Основная  задача  –  психолого-педагогическая  коррекция  отклонений  в
психическом    развитии    ребенка     (интеллектуальном,     эмоциональном,
мотивационном,  поведенческом  и  пр.)  на   основе   создания   оптимальных
психолого-педагогических  условий  для   развития   творческого   потенциала
личности каждого ребенка.
    Основные принципы психокоррекционной работы в нашей стране основаны  на
разрабатываемых в отечественной психологии фундаментальных положения о  том,
что личность – это целостная психологическая структура, которая  формируется
в процессе жизни человека на основе усвоения им общественных и  нравственных
норм сознания и поведения (Б.Г. Ананьев, Л.И. Божович, Л.С. Выготский,  П.Я.
Гальперин, В.В. Давыдов, А.В. Запорожец,  А.Н.  Леонтьев,  С.Л.  Рубинштейн,
Д.Б. Элбконин и др.) [28].
    Каждый  специалист,  работающий  с  детьми,  может  назвать   множество
негативных элементов в поведении ребенка. Но задача состоит не в том,  чтобы
удалить, устранить  нежелательное  поведение,  а  в  том,  чтобы  выявить  и
устранить его причину, так как поведение – лишь следствие, проявляющееся  во
внешнем, видимом плане. Корректировать  надо  не  следствие  (поведение),  а
причину (нарушение) –  это  главный  принцип,  который  должен  регулировать
практическую работу с ребенком.
    Прежде, чем перейти к рассмотрению нарушений  и  способов,  средств  их
нравственной коррекции,  необходимо  провести  границу  между  нарушением  и
нормой… Границу нормы и патологии очень  трудно  определить.  Еще  З.  Фрейд
высказал точку зрения, согласно которой  этой  границы  нет  –  «нормальные»
образования личности  плавно  переходят  в  патологические.  Однако  задачи,
стоящие  перед  специалистом,  работающим  с   детьми,   требуют   выделения
критериев «нормы/патологии». Такие критерии имеются,  и  надо  лишь  учесть,
что конкретный  ребенок  –  это  уникальный,  неповторимый  случай,  поэтому
диагностика, даже при наличии искомых критериев, представляет собой  сложную
работу,  состоящую  в  воссоздании  модели  нарушений  личности  конкретного
ребенка.
    Определить проявление нарушений можно по следующим признакам:
    1.  Нарушение  какой-либо  сферы  личности,  психики   ребенка   всегда
       оказывает негативное действие на другие сферы, в результате чего  те
       деградируют либо замедляют свое развитие.
    2. Нарушение проявляется в  поведении,  т.е.  его  можно  опознать  при
       наблюдении за действиями и словами,  которые  соответствуют  или  не
       соответствуют   признанной    морали    в    обществе.    Если    же
       трудновоспитуемость, непослушание, агрессия, капризность,  упрямство
       и т.п. проявляются не в критические возрастные периоды (0, 1, 3,  7,
       13, 17 лет), то необходимо исследовать причину появления таких  норм
       поведения у ребенка.  Возможно,  они  свидетельствуют  о  каких-либо
       нарушениях.
    3. Психические нарушения приводят к социальной дезадаптации: к  сужению
       круга людей, с которыми ребенок  может  нормально  взаимодействовать
       (например, только в семье), к тому, что в группе детей ребенок имеет
       социометрический статус отверженного…
    4. Психические нарушения оказываются барьером  на  пути  воспитательных
       воздействий. Таким образом, задача устранения нарушений  оказывается
       первичной, по отношению к собственно нравственному воспитанию.
    5. Нарушения психики и  личности  часто  приводят  к  психосоматическим
       заболеваниям.
    Чаще всего причиной отклонения в развитии психики и  личности  являются
нарушения   мотивационно-эмоциональной   сферы,   которые   не   могут    не
проявляться, в нравственной сфере личности детей.
    Для того, чтобы легче ориентироваться в  определении  видов  нарушений,
можно  классифицировать  их  по  двум  основаниям.   Критерии   для   такого
разделения могут выступать:
    1) Характер причин нарушений.
    Причины  могут  быть  «внешними»  или  «внутренними».   Соответственно,
нарушения – первичными и вторичными.
    «Внешними» причинами можно  считать  различные  негативные  воздействия
(стрессоры, фрустаторы) и негативные отношения ребенка с окружающими  людьми
(нарушение отношений в семье или в детском саду, в школе).
    Действие «внутренних» причин можно представить как  влияние  нарушенной
части психики на здоровую…
    2)  Характер появления нарушения.
    Нарушение может проявиться как деформация уже развитых структур психики
(травматический страх и пр.) либо как недоразвитие их (слабоволие и пр.).
    В соответствии с  названными  критериями  можно  выделить  четыре  вида
нарушений.
    1.  Первичные  нарушения,  сформировавшиеся  в  результате  негативного
       воздействия на ребенка (например, боязнь  собак,  появившаяся  после
       того, как случайно собака испугала ребенка).
    2.  Первичные  нарушения,  сформировавшиеся  в  результате   негативных
       отношений окружающих к ребенку, что привело к отсутствию  в  психике
       ребенка  социально-важных  структур:  социально-позитивных  мотивов,
       способности к сопереживанию и т.д.
             Часто первый вид нарушений оказывается  связанным  со  вторым.
        Так, например, негативные отношения с  родителями  могут  не  только
        приводить к отставанию в развитии ребенка, но и формированию у  него
        различных эмоциональных нарушений (страхов, агрессивности и пр.).
    3.  Вторичные  нарушения  какой-либо  сферы  личности  или  психических
       процессов  вследствие  появления  какой-либо   деформации   психики.
       Например,  повышение  тревожности  личности  ребенка  в   результате
       развода  родителей  может  дезорганизующе   повлиять   на   развитие
       произвольности мышления и пр.
    4. Отставание всех  сфер  личности  и  психических  процессов  в  своем
       развитии.
    [31].
    Перечислим лишь некоторые нарушения психики детей и возможные  пути  их
коррекции.
    Чрезмерное  возбуждение  нервной   системы,   именуемое   специалистами
стрессом, представляет собой явление, которого не в силах избежать  ни  дети
школьного возраста, ни взрослые…
    Сам по себе стресс не является проблемой, хотя  он  может  возникать  в
ответ на  отрицательное  влияние  среды.  Истинная  проблема  заключается  в
преодолении  стресса.  И  ребенок  школьного  возраста,   чтобы   эффективно
справиться со стрессом, нуждается в помощи взрослых, особенно родителей.
    В противоположность стрессу, депрессия представляет собой эмоциональное
нарушение и проявляется ощущениями  безнадежности  и  беспомощности.  Как  и
печаль, депрессия обычно запускается стрессом и приводит к  новому  стрессу,
замыкая  прочный  круг  отрицательных  эмоций  и   переживаний.   Однако   в
противоположность  печали,  депрессия  –  это   состояние   психологического
«паралича», которое может продолжаться месяцы.
    Независимо  от  того,  как  психика  конкретного  ребенка  воспринимает
стрессовые  ситуации,  родители  должны  всегда  быть  готовы   помочь   ему
справиться с отдельными случаями стресса или депрессии.  Лучшее,  что  можно
сделать –  это  научить  ребенка  получать  удовольствие,  радоваться  любой
ситуации, с которой он сталкивается. Это не только  даст  детям  возможность
быть счастливыми и по достоинству оценивать себя, противопоставляя эти  свои
качества экстремальным ситуациям, но и таким  образом  сблизит  родителей  и
детей, и дети, более вероятно, обратятся к ним за помощью.
    Автор данной книги приводит некоторые важные советы родителям:
    1. родители должны стараться  предвидеть  ситуации,  когда  дети  могут
       испытывать стресс или депрессию, и приготовиться  к  ним  (например,
       пребывание в больнице, начало и окончание  учебного  года  в  школе,
       спланированный переезд  семьи,  рождение  ребенка  в  семье).  Чтобы
       подготовиться к такому событию, родители могут заранее беседовать  с
       детьми, таким образом они будут ожидать эти события и знать  о  них,
       воспринимая их спокойнее;
    2. родители должны быть внимательны к симптомам серьезной депрессии или
       стресса у детей. Эмоциональные проявления этих  состояний  –  страх,
       уныние, тоска, перепады настроения, раздражительность, ярость,  гнев
       или чрезмерное возбуждение. Эти проявления также предполагают  любое
       резкое  изменение  поведения,  от  необычной        уединенности  до
       непонятной  воинственности,   от   необъяснимой   безмятежности   до
       необычной  подвижности   и   стискивания   зубов.   Возможны   такие
       психосоматические нарушения,  как  боли  в  животе,  головные  боли,
       изменения сна или аппетита…
            Депрессия у детей школьного возраста  не  считается  клинически
        выраженной, если симптомы ее не сохраняются в течение более чем двух
        месяцев  без  заметного  ослабления  или  исчезновения.   При   этом
        депрессия может длиться практически неограниченное время.
            И наконец, стресс менее интенсивен и легче  поддается  лечению,
        чем депрессия. Поэтому, родители должны делать все возможное,  чтобы
        выявить и облегчить симптомы стресса быстро и эффективно;
    3. когда бы дети ни чувствовали беспокойство, родители должны  особенно
       хорошо слушать их и наблюдать за ними: вступая в разговоры с детьми,
       родители  должны  поддерживать  в  них  желание  поделиться   своими
       чувствами с ними. Часто  дети  преодолевают  стресс  или  депрессию,
       просто  рассказывая  о  своих  чувствах.  Не  нужно  критиковать   и
       высказывать суждения по поводу чувств  детей,  так  как  этим  можно
       остановить  их  рассказ  и  воспрепятствовать  свободному  выражению
       чувств и эмоций.
            Кроме умения хорошо выслушать детей,  находящихся  в  состоянии
        стресса или депрессии, нужно научиться внимательно наблюдать.  Часто
        истинная причина эмоциональных проблем детей намеренно или  случайно
        маскируется их видимым поведением.
            Например,  дети,  огорченные  потерей  одного  из  родителей  в
        результате  смерти  или  развода,   могут   подсознательно   выбрать
        агрессивное  поведение,   а   не   быть   подавленным,   как   можно
        предположить;
    4. родители должны обдумать, что можно сделать, чтобы дети  чувствовали
       себя лучше: когда родители точно знают, как чувствуют себя дети и, в
       какой-то мере, почему они себя так чувствуют,  им  следует  спросить
       своих детей мнение о том, что можно  сделать,  для  облегчения  этих
       чувств или для изменения ситуации, вызывающей их.
           Концепции для преодоления стресса или депрессии  обычно  делятся
       на две категории: средства преодоления и средства отвлечения.  Первые
       обучают, как справится с ситуацией, вызвавшей стресс  или  депрессию.
       Средства отвлечения созданы, чтобы  преодолеть  озабоченность  какой-
       либо идеей,  вызывающей  стресс  или  депрессию.  Во  многих  случаях
       наилучший эффект достигается сочетанием тех и других средств;
    5. избегать косвенным образом способствованию стресса, чрезмерно опекая
       или воздействуя на детей.
           Хотя  родителям  и   следует   проявлять   особое   внимание   к
       эмоциональному состоянию детей, когда у них имеются признаки  стресса
       или депрессии, но не нужно вмешиваться в любую  ситуацию,  в  которую
       попадают дети. Заботливые родители должны не сами преодолевать стресс
       и депрессию детей, а помочь им справиться с ними самостоятельно.
    Следует перечислить возможные ситуации, приводящие к стрессу. Например,
для детей от 11 до 13 лет:
     > переезд семьи;
     > изменение уровня жизни семьи (улучшение или ухудшение);
     > ссоры, развод родителей;
     > оценки и контрольные работы в школе;
     > деньги и решения о покупках;
     > игры и спорт;
     > внешность;
     > чувства, связанные с полом, и физические изменения;
     > наркотики (избегание, выбор или прием);
     > признание,  награды,  почести  (наличие  или  отсутствие)  в  школе,
       спорте;
     > популярность (наличие или отсутствие) среди ровесников;
     > справедливость в отношениях с другими;[45].
    Стресс и депрессия являются не единственными последствиями травмирующей
психику ситуации. Гнев, как и страх,  и  другие  эмоции,  выполняет  функции
адаптации человека к окружающей среде.
    Гнев направлен на устранение преград, препятствий для достижения  цели,
отдыха, получения приятных впечатлений и т.д. Поэтому не  каждое  проявление
агрессии  может  считаться  нарушением.  Гнев  –  ситуативная   реакция,   и
необходима она, пока продолжается опасная для  человека  ситуация.  Если  же
гнев  «выкристаллизовывается»,  становится  «над  ситуативным»,   постоянным
переживанием, то это не  может  считаться  нормальным.  Длительное  действие
стрессора в норме ведет к адаптации к  нему,  тогда  как  появление  в  этом
случае агрессивности, высокой тревожности, страхов  и  других  невротических
симптомов считается «поломкой» системы само регуляции [45].
    Данные современной науки убеждают,  что  агрессивный  подросток  –  это
прежде   всего   обычный   ребенок,    которому    свойственна    нормальная
наследственность.  А  черты,  качества  агрессивности  он  приобретает   под
влиянием ошибок, недоработок, упущений в воспитательной  работе,  сложностей
в окружающей его среде.
    Агрессивность в личностных  характеристиках  подростков  формируется  в
основном   как   форма   протеста   против   напоминания   взрослых,   из-за
неудовлетворенности  своим  положением  в  обществе,  что  проявляется  и  в
соответствующем  поведении…  Кроме  того,  агрессия   может   быть   вызвана
необходимостью защитить себя или удовлетворить свои потребности в  ситуации,
в которой растущий человек не видит  иного  выхода,  кроме  драки,  или,  по
крайней мере, словесных угроз.
    Автор считает, что включение таких  подростков  в  социально  значимую,
общественно оцениваемую  деятельность  побуждает  их  критически  оценивать,
пересматривать свое поведение, отношение к себе  и  другим  людям,  создавая
объективные предпосылки для нормального личностного становления, тем  самым,
осуществляя коррекцию агрессивного поведения подростка [34].
    Рогов Е.И. считает, что родители агрессивных  детей  часто  оказываются
фрустрированными  и  недовольными  жизнью  людьми.  В  большинстве  случаев,
говорит  он,  это   бывшие   агрессивные   дети,   которые   передают   свои
психологические  трудности  собственным  детям.  Поэтому,  по   возможности,
психолог должен проводить психотерапевтическую работу и  с  родителями.  Во-
первых, необходимо избегать любого  негативного  воздействия  на  самооценку
родителей, стремиться стабилизировать ее…
    Во-вторых,  необходимо  изменить  установку  родителей  на  детей.  Они
считают агрессивных  детей  неблагодарными,  ожидают,  что  в  ответ  на  их
раздражение и упреки  дети  будут  раскаиваться,  испытывать  чувство  вины,
просить прощения и успокаивать их. Когда же этого  не  происходит,  родители
озлобляются, считают детей «скверными», «испорченными».  Необходимо  вызвать
жалость к детям со стороны их родителей, показать, что  агрессивные  дети  –
это всегда в первую очередь несчастные дети…
    В-третьих, надо вызвать воспоминания родителей о собственном детстве, о
причинах их собственных агрессивных поступков в детском возрасте…
    В-четвертых,  необходимо  выяснить  отношение  родителей  к  детям   до
рождения и в первые месяцы их появления. Если  дети  с  самого  начала  были
нежелательны, то  необходимо  прийти  к  какому-то  решению,  причем,  четко
оговоренному, совместно с родителями.
    Что касается самих детей,  то  коррекция  агрессии  у  них,  по  мнению
автора, должна начинаться с выяснения ее причин. Если агрессия  не  является
сигналом нарушения  в  эмоционально-мотивационной  сфере,  то  коррекционные
действия  могут  направлены  не  на  ее  устранение,  а   на   смягчение   и
   недопущение негативных последствий агрессивного  поведения  детей.  Кроме
того, в  этом  случае  необходимо  соответственно  подготовить  родителей  к
адекватному восприятию агрессивных реакций детей.
    В других случаях, когда агрессия есть проявление нарушения эмоционально-
мотивационной сферы личности,  действия  психолога  или  воспитателя  должны
быть  направлены  на  не  подкрепление  (т.е.  не  закрепление)  агрессивных
действий детей.
    Наряду  с  вышеперечисленными  нарушениями   психики   довольно   часто
встречается «замкнутость». Замкнутость – нарушение, проявляющееся в  сужении
круга   общения,   уменьшении   возможностей   эмоционального   контакта   с
окружающими людьми,  возрастании  трудности  установления  новых  социальных
отношений.
    Причиной этого нарушения может быть, например, развод родителей.
    Рогов Е.И. считает, что суть коррекционной работы с  замкнутыми  детьми
составляют  действия  по  расширению   их   возможностей    установления   и
поддержания  эмоциональных  контактов  с  окружающими  людьми.   Для   этого
используется имеющаяся эмоциональная связь детей с  одним  из  родителей,  а
также интерес к предметам и игровым действиям с ними. Замкнутые дети  похожи
на закрытую комнату, в которой открытым остается лишь  одно  маленькое  окно
(контакт с одним из родителей, например). Коррекция должна использовать  эту
возможность,  но,  главное,  даже  если  она   не   принесет   положительных
результатов – в силу каких-либо причин – психолог должен, по  крайней  мере,
не позволить окончательно «захлопнуться» последней возможности  установления
контакта [31].
    Поведение подростка – внешнее проявление сложного процесса  становления
его характера. Серьезные нарушения поведения нередко связаны с  отклонениями
в этом процессе. Но эти отклонения  –  вовсе  необязательно  ненормальность,
что-то  болезненное,  патологическое.   Просто   в   подростковом   возрасте
некоторые черты характера, еще не  сглаженные  жизненным  опытом,  выступают
слишком заметно [Личко].
    Следует отметить, что на  коррекционных  занятиях  важную  роль  играет
общение,  освоение  норм  поведения.  Разговаривая  друг  с  другом    и   с
психологом о своих чувствах, эмоциях, подростки учатся  контролировать  свои
негативные эмоции [32].
    Практически во всех  психолого-педагогических  источниках  по  проблеме
исследования   коррекции   психики   детей   отмечается   огромное   влияние
психологического  климата  семьи   на   формирование   психики   детей,   на
оптимальные условия ее  коррекции.  Особенно  это  касается  психики  детей,
переживших развод родителей.
    Поэтому, делая вывод, следует отметить, что для достижения  эффективных
результатов коррекции психики детей, переживших развод родителей  последние,
в  свою  очередь,  должны  создать  наиболее  благоприятный  психологический
климат семьи. Ведь очень часто детям не хватает элементарной ласки,  доброго
слова и просто понимания со стороны родителей.



      2. Влияние психологического климата семьи на формирование психики
             детей (до развода, в процессе развода и после него)



    Семья – ячейка (малая  социальная  группа)  общества,  важнейшая  форма
организации быта, основанная на  супружеском  союзе  и  родственных  связях,
т.е. отношениях между  мужем  и  женой,  родителями  и  детьми,  братьями  и
сестрами  и  другими  родственниками,  живущими  вместе  и  ведущими   общее
хозяйство.
    Важнейшими характеристиками семьи  являются  ее  функции,  структура  и
динамика.

    Жизнедеятельность семьи, непосредственно  связанная  с  удовлетворением
определенных потребностей ее членов, называется функцией  семьи.  Выполнение
семьей ее функций имеет значение не только для ее членов, но и для  общества
в целом.
    Воспитательная  функция  семьи  состоит  в  том,  что   удовлетворяются
индивидуальные потребности в отцовстве и материнстве; в контактах  с  детьми
и их воспитании; в том, что родители могут «реализоваться» в детях.
    Хозяйственно-бытовая  функция  семьи   заключается   в   удовлетворении
материальных потребностей членов семьи, содействует сохранению их  здоровья:
в  ходе  выполнения  семьей  этой  функции   обеспечивается   восстановление
затраченных в труде физических сил.
    Эмоциональная функция семьи – удовлетворение ее членами потребностей  в
симпатии, уважении, признании, эмоциональной поддержке, психической  защите.
Данная функция  обеспечивает  эмоциональную  стабилизацию  членов  общества,
активно содействует сохранению их психического здоровья.
    Функция духовного (культурного) общения – удовлетворение потребностей в
совместном проведении  досуга,  взаимном  духовном  обогащении,  она  играет
значительную роль в духовном развитии членов общества.
    Функция  первичного  социального  контроля  –  обеспечение   выполнения
социальных норм членами семьи, в особенности  теми,  кто  в  силу  различных
обстоятельств (возраст,  заболевание  и  т.п.)  не  обладает  в  достаточной
степени  способностью  самостоятельно  строить  свое  поведение   в   полном
соответствии с социальными нормами.
    Сексуально-эротическая функция – удовлетворение  сексуально-эротических
потребностей членов семьи. С точки зрения  общества  важно,  что  семья  при
этом  осуществляет  регулирование   сексуально-эротического   поведения   ее
членов, обеспечивая биологическое воспроизводство общества.
    С  течением  времени  происходят  изменения  в  функциях  семьи:   одни
утрачиваются,  другие  появляются  в  соответствии  с   новыми   социальными
условиями. Качественно изменилась функция первичного  социального  контроля.
Повысился уровень терпимости к нарушениям норм  поведения  в  сфере  брачно-
семейных  отношений  (рождением  внебрачных  детей,  супружеским  изменам  и
т.п.).  Развод  перестал  рассматриваться  как  наказание   за   недостойное
поведение в семье.
    Нарушения функций семьи – это такие особенности  ее  жизнедеятельности,
которые  затрудняют  или  препятствуют   выполнению   семьей   ее   функций.
Способствовать нарушениям может весьма широкий  круг  факторов:  особенности
личностей ее членов  и  взаимоотношений  между  ними,  определенные  условия
жизни семьи.
    Рассмотрим структуру семьи, – т.е. состав семьи и число  ее  членов,  а
также  совокупность  их  взаимоотношений.  Анализ   структуры   семьи   дает
возможность ответить на вопрос, каким  образом  реализуется  функция  семьи:
кто в семье  осуществляет  руководство  и  кто  является  исполнителем,  как
распределены между  членами  семьи  права  и  обязанности.  С  точки  зрения
структуры, можно выделить  семьи,  где  руководство  сосредоточено  в  руках
одного члена семьи, и  семьи,  где  явно  выражено  участие  всех  членов  в
управлении. В первом случае говорят об авторитарной  системе  отношений;  во
втором  –  о  демократической.  Различной  может  быть  структура  семьи   в
зависимости  от  того,  как  в  ней   распределены   основные   обязанности:
равномерно или же большая  их  часть  сосредоточена  в  руках  одного  члена
семьи.
    Наиболее распространенная структура семьи в нашем обществе – это семья,
включающая взрослых (мужа и жену, нередко кого-то  из  родителей)  и  детей,
причем в нашей стране для семьи наиболее типично наличие одного-двух детей.
    В большинстве случаев семьи ориентированы на равномерное  распределение
обязанностей, а также равномерное участие в решении всех  семейных  проблем.
В  ходе  социологических  опросов  на  предпочтительность  такой   структуры
взаимоотношений указывает большая часть опрошенных.
    Нарушения структуры семьи – это такие особенности,  которые  затрудняют
или препятствуют выполнению семьей  ее  функций.  Например,  неравномерность
распределения хозяйственно-бытовых  обязанностей  между  супругами  является
нарушением  структуры  взаимоотношений  в  семье,   поскольку   препятствует
удовлетворению  ряда  потребностей  того  супруга,  который  взял  на   себя
основную нагрузку.
    Вопрос о том, что в семье является нормой, а что нарушением, - один  из
наиболее трудных вопросов  в  современной  науке  о  семье.  Часть  семейных
психотерапевтов имеют определенное представление, какой должна  быть  семья,
– например, какими могут и должны быть отношения  между  супругами  и  каких
отношений не должно быть между родителями и детьми. Другие четче  определяют
требования, предъявляемые  к  семье,  –  например,  необходимость  создавать
условия  для  развития  личностей  членов   семьи   –   «опытная»   семейная
психотерапия. Третьи точнее знают, какой не должна быть семья,  –  учение  о
«семейных треугольниках» и  о  «двойной  связи».  Наконец,  четвертые  верят
пациенту и помогают ему  избавиться  от  того,  что  ему  мешает,  –  такова
тактика бихевиоризма.
    Функции и структура семьи могут изменяться в зависимости от  этапов  ее
жизнедеятельности. Существуют различные системы  выделения  основных  этапов
жизненного  цикла.  Наиболее  известна  система  «стадий»,  где  в  качестве
основного признака  разграничения  стадий  использовался  факт  наличия  или
отсутствия детей в семье и их возраст.
    Дюваль выделил следующие фазы в жизненном цикле семьи:
    1. Вовлечение, встреча супругов, их  эмоциональное  притяжение  друг  к
       другу.
    2. Принятие и развитие новых родительских ролей.
    3. Принятие в  семью  новой  личности.  Переход  от  диадных  отношений
       супругов к отношениям в треугольнике.
    4. Введение детей во внесемейные институты.
    5. Принятие подростковости.
    6. Экспериментирование с независимостью.
    7.  Подготовка к уходу детей из семьи.
    8. Уход детей из семьи, принятие их  ухода,  жизнь  супругов  «глаза  в
       глаза».
    9. Принятие факта ухода на пенсию и старости.

    Отмечается также, что на любой фазе развития  семьи  случаются  тяжелые
хронические  болезни  и  смерти,  которые  оказывают  сильное   влияние   на
функционирование семьи как целого.
    Нормально функционирующая семья – это  семья,  которая  ответственно  и
дифференцированно выполняет свои функции,  вследствие  чего  удовлетворяется
потребность в росте и измерениях как семьи в целом, так и каждого ее члена.
    Согласно точке зрения Ледерера и  Джексона,  хорошим  браком  считается
тот, который характеризуется следующими признаками: толерантность,  уважение
друг  к  другу,  честность,  желание  быть  вместе,  сходство  интересов   и
ценностных  ориентаций.  А.Н.   Обозова   считает,   что   стабильный   брак
обусловливается  совпадением  интересов  и  духовных  ценностей  супругов  и
контрастностью их  личностных  качеств.  Можно  добавить,  что  стабильности
семьи способствует также  умение  членов  семьи  вести  переговоры  по  всем
аспектам совместной жизни.
    Дисфункциональные   семьи   оказываются   неспособными    удовлетворять
потребности друг друга в личностном, духовном росте.
    В результате исследования мотивов вступления в брак в дисфункциональных
семьях удалось выявить следующее:
    1. бегство от родителей;
    2. долженствование (вступление в брак из чувства долга);
    3. одиночество;
    4. следование традиции (инициатива родителей);
    5. любовь;
    6. престиж, поиск материальных благ;
    7. месть.
    Мотив «бегство от родителей» часто означает  пассивный  протест  против
власти родителей, неспособность  воспринимать  жизнь  во  всей  ее  реальной
полноте. Перефразировав слова Э.  Фромма,  можно  сказать,  что  такой  брак
скорее  является  попыткой  компенсировать   собственную   пустоту,   нежели
способом обогатить жизнь.
    Заключение брака по мотивам «долженствование» очень часто означает, что
партнерша  забеременела  или  же   что   половая   близость   сопровождалась
переживанием вины.
    Мотив «одиночество» встречался  людей, которые переехали на новое место
жительства. Они заключали брак  с  теми  людьми,  которых  знали  ранее  или
которых рекомендовали сослуживцы.
    Наиболее  часто  в  работе  с  дисфункциональными  семьями  встречались
следующие проблемы:
    1. Ошибочный выбор партнера. Самыми частыми были ожидания, что муж  или
       жена будут напоминать отца или мать.
    2. Незавершенные отношения с родительской семьей. Супруги, вместо  того
       чтобы советоваться, друг с другом при решении проблем, обращались за
       советом к своим родителям.
    3. Утрата иллюзий. Супруги считали, сто они женились по  любви  и  ради
       любви, но ожидаемого счастья не было. На самом деле в их  отношениях
       преобладала  не  реальная  оценка  эмоциональной   составляющей,   а
       преувеличенные  сексуальные  фантазии.   Потребность   в   опеке   и
       доминировании оказывалась важнее реальных сексуальных отношений.
    4. Переживание растерянности.
    5. Супружеская измена и угроза развода.
    6. Гражданский брак как попытка избежать ответственности – юридической,
       финансовой и т.д.
    На протяжении всего жизненного цикла  семья  постоянно  сталкивается  с
самыми  различными  трудностями  и  неблагоприятными  условиями  –  болезни,
жилищно-бытовые неудобства, конфликты с социальным  окружением,  последствия
широких социальных процессов (война, социальные кризисы и т.д.). В  связи  с
этим  перед  семьей  часто  возникают  непростые  проблемы,  которые   могут
отрицательно сказаться на ее жизни.
    Многочисленные трудности, которые возникают перед семьей и угрожают  ее
жизнедеятельности, можно разделить, прежде всего, по силе и длительности  их
действия. Особое значение при этом имеют  две  группы  семейных  трудностей:
острые (в том числе и сверхсильные)  и  хронические  раздражители.  Примером
первых может служить смерть одного из членов семьи, известие  о  супружеской
измене, внезапное изменение в судьбе и социальном статусе  (например,  арест
одного из членов семьи), внезапное  и  сильное  заболевание.  К  хроническим
трудностям относятся чрезмерная физическая и психическая нагрузка в  быту  и
на производстве, сложности  при  решении  жилищной  проблемы,  длительный  и
устойчивый  конфликт  между  членами  семьи  и  т.п.  Можно  выделить  также
следующие группы трудностей, с  которыми  сталкивается  семья:  связанные  с
резкой сменой образа жизни семьи (жизненного стереотипа) и  с  суммированием
трудностей, их «наложением» друг на друга. Пример первых  –  психологические
трудности, возникающие при переходе  от  одного  этапа  жизненного  цикла  к
другому (заключение брака и начало  совместной  жизни,  появление  ребенка).
Такие переходы,  как  правило,  сопровождаются  довольно  резким  изменением
образа   жизни   семьи.   Пример   вторых   –   необходимость    практически
одновременного решения ряда проблем в  начале  второго  этапа  (сразу  после
появления в семье первого  ребенка)  –  завершение  образования  и  освоение
профессии, решение  жилищной  проблемы,  первичное  обзаведение  имуществом,
уход за  ребенком.  По  источнику  возникновения  семейные  трудности  можно
разделить  на  связанные  с  этапами  жизненного  цикла   семьи   (например,
сближение  идеологий  родительских  семей  у   молодоженов);   обусловленные
неблагоприятными вариантами жизненного цикла (если молодожены  произошли  из
семей с полярно противоположными идеологиями); ситуационные  воздействия  на
семью (землетрясение, война). Через  все  этапы  жизненного  цикла  проходят
«нормативные стрессоры» - обычные  трудности,  которые  в  более  или  менее
острой форме переживают  все  семьи:  на  первом  этапе  жизни  –  сложности
взаимного  психологического  приспособления;  конфликты,   возникающие   при
формировании  взаимоотношений  с   родственниками   при   решении   жилищной
проблемы; на втором  –  задачи  воспитания  и  ухода  за  ребенком,  ведения
трудоемкого  домашнего  хозяйства.  Сочетание  перечисленных  трудностей   в
определенные моменты жизненного цикла семьи приводит к семейным кризисам.
    Несомненный   интерес   представляют   исследования   чешских   ученых,
установивших и описавших два критических периода в жизни  семьи.  Первый  из
них, более интенсивный, наблюдается между 3-м  и  7-м  годами  существования
семьи и достигает наибольшей остроты  в  период  между  4-м  и  6-м  годами.
Второй  кризис  назревает  между  17-м  и25-м  годами.   В   обоих   случаях
наблюдается нарастание неудовлетворенности. Ведущую роль  в  случае  первого
кризиса приобретает фрустрирующее изменение эмоциональных взаимоотношений  и
как результат – увеличение числа конфликтных ситуаций, рост  напряжения  как
отражение  бытовых  и  других  проблем;  в  случае  второго  –  связанное  с
отделением  детей  от  семьи  нарастание  соматических  жалоб,  тревожности,
ощущение пустоты жизни. Выявление кризисных периодов  в  жизни  семьи  может
иметь немаловажное прогностическое  значение,  способствовать  их  смягчению
или предупреждать неблагоприятные кризисные проявления.
    Трудности, обусловленные неблагоприятными вариантами жизненного  цикла,
– те, что возникают при отсутствии в семье одного  из  ее  членов  (супруга,
детей). Причиной может быть развод, длительная разлука супругов,  внебрачный
ребенок, смерть одного из  членов  семьи,  бездетность  супругов.  При  всем
разнообразии  вариантов  развития  семьи  отмечается  ряд  общих  источников
нарушений. Это, во-первых,  функциональная  пустота,  т.е.  ситуация,  когда
одна из ролей, необходимых  для  успешного  существования  семьи,  никем  не
выполняется. Например, с уходом отца из семьи  его  доля  в  воспитании  уже
невыполнима. Во-вторых, могут  быть  трудности  адаптации  к  самому  факту,
события, породившему неблагоприятный вариант развития семьи (развод,  смерть
одного из членов семьи, необходимость воспитывать ребенка вне брака и  др.).
противоречивость  и  многослойность  процессов,  возникающих   в   связи   с
разводом,   показаны   исследователями    на    материале    социологических
исследований восприятия разведенными после разводной ситуации.
    К   ситуационным   нарушениям    относятся    трудности    относительно
кратковременные,  но  создающие  угрозу  функционированию  семьи  (серьезные
заболевания  членов   семьи,   крупные   имущественные   потери   и   т.п.).
Значительную роль  в  психологическом  воздействии  этих  трудностей  играет
фактор  внезапности  (семья   оказывается   неподготовленной   к   событию),
исключительности  (легче  переживается   трудность,   затрагивающая   многие
семьи), а также  ощущение  беспомощности  (члены  семьи  уверенны,  что  они
ничего не могут сделать для того, чтобы обезопасить себя в будущем).
    Разнообразны  последствия  воздействия   трудностей   на   семью,   они
затрагивают  различные  сферы  жизни  семьи,  –  нарушаются   воспитательные
функции   семьи,   супружеские   отношения.   При   рассмотрении   нарушений
жизнедеятельности семьи  учитывается  также  и  то,  что  тормозит  развитие
личности,  обусловливает   возникновение   нервно-психического   напряжения,
тревоги.
    Одним из важных, с  точки  зрения  семейной  психотерапии,  последствий
нарушений  является  их   психотравмирующее   действие   –   неблагоприятное
воздействие на психическое здоровье индивида.
    Под  психической  травмой  авторы   понимают   тяжелые   индивидуальные
психические  переживания,  играющие  значительную  или   основную   роль   в
этиопатогенезе, клинике и течении нервно-психических заболеваний.
    Семейная психиатрия развивает и  конкретизирует  учение  о  психической
травме. Это связано с тем, что семья может вызывать  нарушения  психического
здоровья,  воздействуя  на  личность  и  психические  процессы  ее   членов.
Психическая   травма   –   это   явление,   возникающее   при    пересечении
неблагоприятных  воздействий  нарушений  семьи  и  психических   расстройств
личности.  Нарушения  семьи  вызывают  психическую  травму;  развитием  этой
травмы  или  реакцией  на  нее  является   нервно-психическое   расстройство
индивида – члена семьи.
    Психическая травма –  это,  прежде  всего  психическое  переживание,  в
центре которого находится определенное эмоциональное состояние.  Центральное
место эмоций в структуре  психотравмирующего  переживания  закономерно,  оно
обусловлено как важным местом эмоций в организации и интеграции  психических
процессов, так  и их ролью во взаимосвязи психических и соматических  систем
личности. Психотравмирующее переживание – это состояние,  воздействующее  на
личность в силу его выраженности (остроты), длительности или  повторяемости.
Психотравмирующими являются не любые сильные или потрясающие переживания,  а
лишь  такие  отрицательные  переживания,   которые   могут   быть   причиной
определенной клинической патологии.
    Исследование неврозов, реактивных расстройств и других форм пограничных
нервно-психических  расстройств,  в  этиологии  которых  значительную   роль
играет  психотравмирующее  переживание,  позволяют   очертить   круг   таких
состояний.  Это   состояние   неудовлетворенности,   тоски,   подавленности,
тревоги, страха, беспокойства, неуверенности,  беспомощности,  эмоциональная
напряженность, а  также  сложные  совокупности  состояний,  возникающих  при
наличии  внутреннего  конфликта,   столкновения   индивида   с   непомерными
препятствиями и трудностями.
    Важное  место  в  учении  о  психической  травме  занимает  понятие   о
патогенной    ситуации    –    совокупности    факторов,     непосредственно
обуславливающих  психотравмирующее  переживание.  «Патогенная  ситуация,  …,
представляет то положение, в котором оказывается личность, с  ее  качествами
(преимуществами и недостатками), с сочетанием условий, лиц, с  которыми  она
взаимодействует, со стечением обстоятельств. Создающих  неразрешимый  клубок
внешних и внутренних трудностей» [43].
    Семейные отношения, как правило,  выступают  в  роли  наиболее  важных,
значимых для индивида,  чем  объясняется  их  ведущая  роль  в  формировании
патогенных ситуаций и психических нарушений.
    Ведущая   роль    семьи    в    возникновении    патогенных    ситуаций
психотравмирующих переживаний определяется рядом обстоятельств:
    1. Ведущей ролью семейных отношений в системе взаимоотношений личности.
       Семья, на ранних, наиболее важных для  дальнейшего  развития  этапах
       жизни индивида является единственной, а позднее  одной  из  наиболее
       важных социальных групп, в которые он включен.  События  в  семье  в
       гораздо  большей  степени  «принимаются  близко   к   сердцу»,   чем
       аналогичные  события  в  сфере  трудовой   деятельности,   соседских
       отношений и т.д.
    2. Многосторонностью семейных  отношений  и  их  зависимостью  друг  от
       друга. Сферы домашнего хозяйства, досуга, эмоциональных и сексуально-
       эротических  взаимоотношений  теснейшим  образом  взаимосвязаны,   и
       попытка внести в любую из них более или менее значительные изменения
       вызывает «цепную реакцию» изменений во  всех  других.  В  силу  этой
       особенности от семейной травмы труднее уйти  –  у  члена  семьи  при
       попытке избежать травматизации возникает больше сложностей.
    3. Особой открытостью и,  следовательно,  уязвимостью  члена  семьи  по
       отношению  к  различным  внутрисемейным  влияниям,  в  том  числе  и
       травматизирующих. В семье  индивид  более  доступен  воздействию  со
       стороны других членов семьи; слабости и недостатки  его  проявляются
       более явно.
    Среди  многочисленных  семейно-обусловленных   травмирующих   состояний
особенно важную роль  играют  четыре  вида:  состояние  глобальной  семейной
неудовлетворенность, «семейная тревога»,  семейно-обусловленное  непосильное
нервно-психическое и физическое напряжение, чувство вины.
    Охарактеризуем эти состояния.

    1. Состояние глобальной семейной неудовлетворенности.

    Патогенная ситуация, обуславливающая возникновение данного переживания,
– резкое расхождение между реальной  жизнью  семьи  и  ожиданиями  индивида.
Характер  травмирующего  влияния  неудовлетворенности  в  значительной  мере
зависит от степени осознанности данного состояния.
    В случае осознанной  неудовлетворенности  обычно  наблюдается  открытое
признание супругом того, что семейные отношения его не удовлетворяют.  Здесь
имеет место глобальный характер  неудовлетворенности  –  семейная  жизнь  не
соответствует даже самым минимальным требованиям: «Мне очень  не  повезло  с
семьей», «Мы ошибались, нам не бывает хорошо друг с  другом».  Как  правило,
правило упоминается  какое-то  весьма  важное  и  психологически  объяснимое
обстоятельство,  мешающее  немедленно  разойтись  (чаще  всего  –  дети  или
жилищно-бытовые  трудности,  которые  возникают  при  разводе).   Осознанная
неудовлетворенность нередко сопровождается конфликтом между супругами.
    Иначе проявляется плохо осознаваемая  неудовлетворенность  («тлеющая»).
Супругом выражается относительная  неудовлетворенность:  «Живем  нормально»,
«Не хуже, чем другие люди». Неудовлетворенность выявляется косвенным  путем.
Во-первых,  через  выражение  чувств  и  состояний,  граничащих   с   прямой
неудовлетворенностью: монотонность, скука,  бесцветность  жизни,  отсутствие
радости, ностальгические воспоминания о времени до брака.  Основным  мотивом
поведения в семье выступает необходимость: «Делаешь то, что  нужно»  и  т.п.
Во-вторых,  неудовлетворенность  проявляется  в  многочисленных  жалобах  на
различные частные стороны семейной жизни: жилье,  здоровье,  успеваемость  и
поведение детей, проведение свободного времени и  т.д.  В-третьих,  «тлеющая
неудовлетворенность»   проявляется   в   ряде    специфических    феноменов,
наблюдаемых в жизни такой семьи. Прежде всего, это явление, которое  уместно
было  бы  назвать  феноменом  «капли  дегтя».  Речь  идет  о   какой-то,   в
большинстве случаев объективно второстепенной  проблеме,  которая  в  данной
семье  разрастается  до  таких  размеров,  что  способна  серьезно   снизить
удовлетворенность супругов семейными  взаимоотношениями  (взаимоотношения  с
кем-либо из родственников, проживающих отдельно и т.п.).
    Другой   специфический   феномен,   наблюдаемый   в   случае   «тлеющей
неудовлетворенности»,  – нарастание фрустрации одного  или  обоих  супругов:
они сообщают о том, что оба (или один из них)  стали  «нервными»,  при  этом
ими же указывается на какие-то, на  их  взгляд,  объективные  причины  этого
явления  (беременность,   различного   рода   трудности,   встречающиеся   в
повседневной жизни).
    Особенно  наглядно  «тлеющей  неудовлетворенность»  проявляется   через
эмоциональные взрывы в семьях такого типа и нередко приводящие к  разрушению
семьи,  а  также  в  ситуациях,  когда  один  из  супругов,  столкнувшись  с
возможностью заново организовать свою семейную жизнь (например, в  повторном
браке), совершенно неожиданно для  себя  открывает,  вопреки  прежним  своим
представлениям, что в действительность все время был несчастлив  и  что  он,
оказывается, «может быть по-настоящему счастлив».

    2. Семейная тревога.

    Под «семейной тревогой» понимаются состояния тревоги у одного или обоих
членов  семьи.  Нередко  плохо  осознаваемые  и  локализуемые.   Характерным
признаком данного типа тревоги является то, что она проявляется в  сомнения,
страхах, опасениях, касающихся,  прежде всего семьи –  здоровья  ее  членов,
их отлучек и поздних возвращений, стычек и конфликтов, возникающих в  семье.
В  основе  «семейной  тревоги»,  как  правило,  лежит   плохо   осознаваемая
неуверенность индивида в каком-то очень для  него  важном  аспекте  семейной
жизни: неуверенность в  чувствах  другого  супруга,  неуверенность  в  себе.
Индивид вытесняет чувство, которое может проявиться в семейных отношениях  и
которое не вписывается в его представления о себе.
    Важными  составляющими  «семейной  тревоги»  являются   также   чувство
беспомощности и ощущение неспособности вмешаться  в  ход  событий  в  семье,
направить его в нужное русло… Индивид с  семейно-обусловленной  тревогой  не
ощущает себя значимым действующим лицом в семье, независимо от  того,  какую
позицию  он  в  ней  занимает   и   насколько   активную   роль   играет   в
действительности.

    3. Семейно-обусловленное непосильное  нервно-психическое  и  физическое
       напряжение.

    Семья  участвует  в   формировании   непосильного   нервно-психического
напряжения личности несколькими способами:
    1.  Создавая  для  индивида   ситуации   постоянного   психологического
       давления,  трудного  или  даже  безвыходного  положения.  Пример   –
       ситуация, в которой находится  жена  алкоголика:  муж  держит  ее  в
       постоянном страхе, забирает деньги, а она – в силу  свойственной  ее
       характеру беззащитности – не в состоянии противостоять ему.
    2. Создавая препятствия  для  проявления  членами  семьи  определенных,
       чрезвычайно важных для них чувств, для  удовлетворения  существенных
       потребностей. Во-первых, это могут  быть  чувства,  несовместимые  с
       представлениями  члена  семьи  о  его   роли.   Во-вторых,   чувства
       фрустрации, раздражения, агрессии – естественные отражения  ситуации
       в семье, однако их проявление приводит к дальнейшему ее  осложнению,
       поэтому  чем  не  благоприятнее   взаимоотношения   в   семье,   тем
       значительнее  усилия,  которые  приходится   прилагать,   чтобы   их
       сдерживать. В-третьих, это  чувства  и  потребности,  которые  семья
       должна удовлетворять, однако не делает этого в  силу  тех  или  иных
       обстоятельств.
    3. Создавая или поддерживая внутренний конфликт у индивида. Семья может
       участвовать в создании у индивида внутреннего конфликта прежде всего
       тем, что ставит его перед противоречивыми требованиями  и  возлагает
       на него ответственность за их выполнение.

    4. Чувство вины, связанное с семьей.

    Индивид в этом  случае  (более  или  менее  осознанно)  чувствует  себя
помехой  для  окружающих,  виновником  (действительным  или   мнимым)   всех
семейных неудач, склонен воспринимать  поведение  других  членов  семьи  как
обвиняющее, укоряющее, хотя в действительности оно таковым  и  не  является…
Поведенческие   проявления   чувства   вины   таковы:   с   одной   стороны,
«оправдательная активность»  –  индивид  прилагает  огромные  усилия,  чтобы
стать полезным  семье,  оправдать  свое  существование;  с  другой  стороны,
стремление занимать как можно меньше места – минимализм притязаний,  крайняя
уступчивость, склонность брать на  себя  вину  за  действительные  и  мнимые
упущения.
    В заключении можно сказать, что семейно-обусловленные психотравмирующие
переживания  являются  тем  фактором,  который  способствует   трансформации
нарушения жизнедеятельности  семьи  в  нервно-психическое  или  соматическое
расстройство индивида [43]. Это касается не только  взрослых  членов  семьи,
но и детей, так как они являются  невольными  участниками  всех  конфликтных
ситуаций, происходящих в семье.  Ребенок  переживает  из-за  малейшей  ссоры
родителей,  боясь  ее  последствий  и  повторения.   Что   же   говорить   о
переживаниях, чувствах ребенка, когда он узнает о том, что  родители  решили
развестись.
    Потрясения, гнев,  грусть,  страх,  покинутость,  подавленность  –  это
только некоторые из тех сильных ощущений, которые,  как  говорят  подростки,
они  испытали,  после  того,  как  узнали,  что   их   родители   собираются
развестись.  Напряженность  этих  чувств  зависит   от   многих   вещей,   в
особенности от того, как родители  сообщили  подростку  об  этом,  насколько
напряжена атмосфера   дома,  с  кем  ребенок  будет  жить,  с  кем  и  когда
видеться.
    Шок – это первая реакция на травматический  опыт;  он  может  принимать
различные формы.
    Шок  –  совершенно  нормальная,  понятная   реакция.   Он   объясняется
естественными защитными реакциями организма.
    Часто после того, как проходит  первый  шок,  вспыхивает  гнев.  Многим
подросткам кажется, что родители их предали,  что  они  испортили  им  жизнь
своим решением.
    Некоторые подростки вымещают свой гнев  на  ближайшем  окружении  –  на
своих друзьях или оставшемся родителе. Они, конечно, понимают, что это  вряд
ли справедливо, и, возможно, чувствуют себя виноватыми [33].
    Раттер показал, что при разлуке с родителями из-за раздоров в семье или
трудностей в отношениях с родителями риск  асоциального  поведения  в  более
поздний период резко увеличивается. Напротив, у детей, разлученных с  семьей
на  то  же  самое  время  (месяц  или  более)   из-за   госпитализации   или
вынужденного   продолжительного   отъезда,   повышение   риска   психических
нарушений не отмечается. Стоит отметить, что  вредной  является  не  разлука
сама по себе, но, скорее, неприятные обстоятельства, которые ей  сопутствуют
[29].
    Научные исследования доказывают, что есть прямая связь между атмосферой
в семье и успеваемостью школьников. Исследовались отдельно сильные и  слабые
ученики. «Лучшие ученики живут, обычно, в образованных, гармоничных  семьях,
в то время как в семьях отстающих учеников наблюдается атмосфера  постоянных
ссор или разложение семейных  отношений  в  целом…  В  85%  семей  отстающих
учеников отношения  неблагополучны.  Четверть  отстающих  учеников  живет  в
неполных семьях… Если родители постоянно  раздражены,  у  ребенка  возникает
дефицит внимания, любви  и  исполненного  юмора  общения.  Дети  разрываются
между двумя враждебными лагерями. Им негде научиться уважению  к  людям.  Их
вера в родителей разрушается» [1].
    Давно известно,  что  появление  эмоциональных  расстройств,  нарушений
поведения и других психологических проблем связано с  рядом  неблагоприятных
событий в детстве ребенка.  Семейные  конфликты,  недостаток  любви,  смерть
одного из родителей, родительская жестокость, развод родителей – вот  далеко
не полный перечень обстоятельств, травмирующих детскую психику.
    Итак, делая вывод, необходимо отметить сведущие положения:
     > вступая в брак, т.е. создавая  новую  молодую  семью,  молодые  люди
       должны понимать какую  ответственность,  друг  за  друга,  за  своих
       будущих детей каждый из них возлагает на свои плечи;
     > супругам необходимо научиться  решать  возникающие  проблемы  мирным
       путем: спокойно и рассудительно. Давно  замечено,  что  от  взаимных
       обид и обвинений взаимоотношения только  ухудшаются  и  страдают  не
       только участники конфликта, но и ребенок;
     > взрослым необходимо создать психологический  климат  в  своей  семье
       наиболее благоприятным и комфортным для  своего  ребенка,  успешного
       развития его психики.  Не  стоит  забывать,  что  именно  семья  его
       родителей,  их  взаимоотношения  станут  для  ребенка  примером  для
       подражания, эталоном при создании своей собственной семьи.



      3. Специфика психических проявлений у детей в условиях депривации
                       (вследствие развода родителей)



    Наше  исследование,  начавшееся  с   анализа   психолого-педагогических
источников  по  проблеме  исследования  коррекции  психики  детей,  побудило
обратиться и к онтогенезу и к социогенезу.
    Нет, пожалуй, ни одной семьи, где ни разу бы не  возникало  разногласий
между   родителями.   Даже   единственный   случай   ссоры   внушает   детям
беспокойство. Но неизмеримо более драматичными будут последствия для  детей,
если их родителям  не  удастся  восстановить  гармонию  семейных  отношений,
справится   с    ежедневными    трудностями    семейной    жизни,    взаимно
поддерживать друг друга и если – причины тут  не  важны  –  дело  дойдет  до
глубокого конфликта. Тогда,  выражение  «Страдают  всегда  дети»  становится
абсолютно правильным.
    Количество детей, ежегодно лишающихся полноценной семьи из-за  развода,
составляет значительное число. Более половины таких детей меньше шести  лет.
Уже это говорит о том, что необходимо заботиться о детях  в  этой  ситуации.
Сюда же относятся дети, живущие в негативных семейных  условиях,  даже  если
дело не доходит до развода. Как показывают исследования причин  подростковой
преступности, большая  часть  таких  подростков  –  из  неблагополучных  или
распавшихся семей. Такие же результаты возникают при  изучении  связи  между
успехами и положением в  семье.  Органы,  занимающиеся  помощью  подросткам,
знают, из своей практики,  что  не  малая  часть  детей  является  «трудной»
именно потому, что доведший дело до развода член  семьи  выходит  замуж  или
женится на человеке, который не находит контакта с ребенком, и  с  этих  пор
ребенок живет как отщепенец в семье. Практика разводов свидетельствует,  что
молодые люди часто вступают в  брак,  чтобы  уйти  из  неприятного  для  них
родительского дома. Все  эти  молодые  люди  вступают  в  жизнь  отягощенные
прошлым.
    Дети очень восприимчивы к ссорам. Сила и глубина реакции зависит от  их
возраста, от опыта,  полученного  до  сих  пор  в  семье,  в  жизни,  от  их
характера,  темперамента,  воспитанности,  чувствительности.  Дети  младшего
возраста  бывают  так  поглощены  эмоциями  ужаса,  страха,  страдания,  что
оказываются не в  состоянии  противопоставить  им  хотя  бы  слабые  барьеры
разума.
    Даже если дети очень малы, они все равно ощущают конфликтное  состояние
в родительских отношениях. Для них гармония в семейных отношениях значит  то
же, что вода для рыбы; они не могут свободно «плавать», если в  семье  царит
раздраженная атмосфера. Замечено, что и дети дошкольного возраста  реагируют
на ссоры между родителями очень осмысленно и тонко  их  чувствуют.  Для  них
внешне  незначительный  обмен  словами  между   родителями   имеет   большое
значение;  родители  понимают  это  только  тогда,  когда  дети  просят   их
помириться.
    Все,  что  было  сказано  о  воздействии  конфликтных  отношений  между
родителями на ребенка, касается также и крайней степени конфликта:  развода.
С той, однако, разницей, что в этом  крайнем  случае  полностью  отсутствует
готовность одного или обоих супругов уступить в интересах сохранения  семьи.
Вследствие этого родители ссорятся более  ожесточенно  и  безоглядно,  часто
для того, чтобы приглушить собственное  чувство  вины  и  оправдаться  перед
самим собой. Такие конфликты действуют на ребенка еще более разрушительно.
    Замечено,  например,  что  дети  дошкольного  возраста   считают   себя
виноватыми в  разводе  родителей.  Развивается  чувство  ненависти  и  жажды
мести. Дети в возрасте примерно 10 лет осуждают обоих  родителей  или  того,
кто, по их мнению, лишил их  защищенности.  Тяжелых  последствий  не  бывает
только в том случае,  если  развод  родителей  воспринимается  ребенком  как
освобождение от кошмара [19].
    Нет для ребенка ничего хуже, чем остаться без мамы.  Провожая  маму  на
работу или оставаясь в  детском  саду,  многие  дети  плачут  в  три  ручья.
Прожить хотя бы час без нее – трагедия. Так бывает у всех или почти  у  всех
в детстве. Однако же не все так просто.  Неспособность  и  дня  прожить  без
мамы не мешает множеству детей больше всех на свете  любить…  папу.  А  один
взрослый человек, выросший  без  отца,  –  с  замечательной  мамой  в  очень
веселой  семье,  с  множеством  маминых  друзей  –  мужчин  и  родственников
мужского пола – выразился еще определеннее:  «Ребенок,  который  растет  без
отца, не может быть счастлив».
    Приоритеты у детей, живущих в полных и неполных семьях, в этом  вопросе
разные. Первое, что обычно выделяют дети, росшие без отцов, –  это,  как  ни
странно, не готовность  подраться  подушками  или  талант  делать  воздушных
змеев. На первом месте у детей оказывается чувство защищенности.
    Ох, не понять этого счастливчикам  из  благополучных  полных  семей!  А
между тем даже грозные заявления типа «А мой папа  твоего  может  поднять  и
бросить, я ему скажу, он тебе покажет…»  полны  горького  смысла  для  того,
кому не с кем выступить в этом параде авторитетов.
    Проблема не только  в  ущемленном  самолюбии,  но  и  в  страхе.  Страх
поселяется в душе малыша постепенно. У совсем маленького он может  быть  еще
смутным, неоформленным – да он еще и слишком мало  знает  о  нашем  «добром»
мире, чтобы вплотную обеспокоиться проблемой своей безопасности. Но  ребенок
постарше, даже, еще не  школьник,  боится  порой  вполне  конкретных  вещей.
Например, соседа-алкоголика или злых  дядей,  которые  ругаются  под  окном.
Что, если они заберутся на твой шестой этаж по балконам? Как защитить  тогда
маму? И себя?
    Это взрослые знают, что не заберутся. А маленькое сердечко сжимается от
нехороших предчувствий и жгучего сознания своей абсолютной беззащитности.
    Например, один уже взрослый человек, которому довелось расти без  отца,
рассказал, что лет с десяти  спал  с  точильным  бруском  под  подушкой.  Во
времена его детства не  существовало  железных  дверей,  и  умный  мальчишка
сообразил, что дверь в квартиру, где они жили вдвоем с мамой, легко  выбить.
В десять лет он оказался достаточно взрослым,  чтобы  взять  папины  функции
защиты на себя. Но спокойно спать ему приходилось редко.
    Конечно, никто не призывает одинокую маму  немедленно  выходить  замуж,
чтобы малышу не было страшно по ночам. Лучше попытаться создать для  ребенка
чувство защищенности в той семье, которая есть сейчас.
    То, что не страшно взрослой маме, может казаться опасным  ребенку.  Это
не должно раздражать. Он действительно более раним и впечатлителен, чем  его
ровесники из более счастливых семей. Он может нуждаться во  взрослом  друге-
мужчине или в обществе верного пса крупной породы.  Или  в  занятиях  каким-
нибудь сугубо мужским видом спорта. Даже если ребенок – девочка.
    У ребенка есть потребность доверять близкому взрослому, иметь  от  него
защиту и под флагом этой защиты делать дальнейшие  шаги  в  окружающий  мир,
чтобы уверенно действовать в нем. Если  ребенок  вырван  из-под  защиты,  он
меняет свое поведение. Он теряет чувство безопасности и уверенность  в  том,
что справится с трудностями. Рождается  страх,  а  вместе  с  ним  возникают
агрессивность  и  чувство  противоречия.  У  некоторых   детей   развиваются
склонность к доносам, цинизм, они  становятся  недоверчивыми,  замыкаются  в
себе.  У  кого-то  это  порождает  преждевременный  сексуальный  интерес   и
преувеличенную самоуверенность. Известны случаи,  когда  четырехлетние  дети
реагировали на ссоры между  родителями  с  отчаянием:  один  ребенок  сорвал
гардины с окна, другой просто  хотел  убежать.  Реакция  детей  на  семейный
конфликт, на развод родителей зависит от  их  возраста.  Но  бесспорно,  что
подобные  детские  впечатления  создают  предпосылки   для   дисгармоничного
развития личности и осложняют отношения детей со сверстниками в коллективе.
    Взрослые должны осознавать, что агрессивные  черты  характера  ребенка,
которые они критикуют, развились в нем вследствие защитной  реакции  психики
для внутренней самообороны. Таким образом, теряет основание  «оборонительный
аргумент» родителей, который они часто используют в ответ на критику  своего
поведения: ребенок должен привыкать, сто не все  в  жизни  идет  гладко,  он
должен быть подготовлен к трудностям  жизни.  Но  даже  если  психические  и
физические последствия,  а  также  типичные  изъяны  в  развитии  характера,
психики ребенка не доказывают полностью ошибочности такой точки  зрения,  то
можно было бы привести тот довод, что младенца  не  кормят  гусиной  печенью
вместо молочной каши, Чтобы  приучить  его  к  взрослой  пищи,  и  детей  не
бросают в воду, чтобы научить их плавать – а сначала  проводят  определенную
подготовку. Ребенок должен учиться  преодолевать  трудности.  Но  перед  ним
можно ставить только те задачи, которые он может  решить,  исходя  из  своих
сил, соответственно своему возрасту.
    Как уже говорилось, семья – это  начальный  тренировочный  полигон  для
отработки социального поведения ребенка. Плохой  или  хороший  пример  семьи
показывает ребенку, как он должен вести себя в яслях, в школе, в  молодежной
организации,  в  дружеской  компании,  в  трудовом  коллективе  и  в  других
социальных отношениях.
    Мы уже отмечали, что семья, в которой вырос ребенок, дает  образец  для
той семьи, которую ребенок образует в будущем.  И,  конечно,  молодые  люди,
перенявшие негативные черты поведения, своих родителей, испытывают  в  жизни
большие трудности, чем другие: их семейная жизнь начинается с того,  что  им
приходится сначала переучиваться, прежде чем начать учиться  искусству  жить
в семье. Переучивание требует дополнительных сил, – как от человека,  так  и
от окружающего его мира. Почти все родители хотят «хорошо подготовить  детей
к жизни». Но при конкретном анализе оказывается, что дети, пережившие  ссоры
между родителями, и тем  более  развод,  получают  неблагоприятный  старт  в
жизни.
    Надо все время помнить, что отрицательные  воспоминания  детства  очень
вредны,  они  обусловливают  соответствующим  образом  мышление,  чувства  и
поступки во взрослом возрасте [19].
    Очень часто родители не говорят детям  правду,  т.е.  о  том,  что  они
решили развестись, особенно если дети  дошкольного  или  младшего  школьного
возраста. Родители  считают  (по  крайней  мере  один  из  них),  что  лучше
придумать красивую историю: папа уехал в командировку,  папа  –  летчик  или
геолог, много путешествует; или даже трагическую – папа погиб. В основном  с
детьми, после развода, остается мама, считающая, что это ложь во  благо.  Но
это совсем не  так.  Детям  надо  говорить  правду  всегда.  При  этом  надо
учитывать  такие  существенные  факторы,  как  степень   духовной   зрелости
ребенка, его возраст, его психические особенности и окружение.
    Само собой разумеется, что детям следует тактично сообщить  о  разводе.
Как бы ни было трудно покинутому, он должен найти в  себе  силы  говорить  с
детьми спокойно и не унижая бывшего супруга. И без того  дети  часто  бывают
свидетелями отвратительных сцен. Поэтому надо  стараться  не  усиливать  эти
впечатления, а сделать все, чтобы дети  как  можно  скорее  забыли,  что  им
пришлось  пережить.  Старшие  дети  не  удовлетворяются   объяснением,   что
родители не понимают друг друга.  Понятно,  что  каждому  трудно  признавать
свои  ошибки;  но  насколько   же   труднее   объективно   объяснить   детям
случившиеся. Но если дети видели, что отец пьет,  ни  с  кем  не  считается,
держит в страхе всю семью, или если они знали о внебрачных связях  отца  или
матери, не так уж сложно будет для них  понять  обстоятельства,  которые,  в
конце концов привели к разводу.
    Если трудно все объяснить все  обстоятельно,  следует  все  же  сказать
детям, что всего они пока понять не могут и поймут все, когда вырастут.
    Такое поведение родителей служит интересам детей, которые  должны  быть
как можно меньше втянуты в семейный конфликт.  Но  и  тот  из  родителей,  у
которого остаются дети,  заинтересован  в  том,  чтобы  не  унижать  бывшего
супруга, если ему дороги хорошие отношения с детьми. Позднее дети все  равно
узнают правду. И тогда может случиться, что подросток примет  сторону  того,
кого пытались унизить в его глазах [19].
    Развод становится особенно тяжел, если  родители  используют  подростка
как оружие в своей  битве  –  они  нередко  склоняются  этому,  если  развод
проходит сложно. Они могут без конца поливать друг друга грязью;  используют
подростка для передачи поручений; принуждают выбрать между ними; один  может
нарочно всячески затруднять встречи подростка  с  другим,  либо  никогда  не
являясь вовремя на установленное место, либо придумывая всякие  причины  для
перемены существующей договоренности [33].
    Трудным является вопрос о том, кому из родителей доверить после развода
воспитание детей.
    Необходимо тщательно взвесить все обстоятельства,  для  того,  чтобы  в
интересах детей обеспечить наилучшие условия их дальнейшего развития.
    Но далеко не  все  родители  руководствуются  исключительно  интересами
детей. Закон о браке предусматривает,  что  после  развода  только  один  из
родителей сохраняет полное право  на  воспитание  ребенка;  другой  родитель
обязан только оказывать материальную помощь,  но  не  имеет  никакого  права
влиять на развитие ребенка каким-либо другим способом. Осознав,  что  развод
влечет за собой невозвратимую потерю ребенка, родители начинают бороться  за
детскую благосклонность, причем иногда не стесняются  в  средствах.  Нередко
родные и знакомые поддерживают родителей в этом.
    Соперничество  родителей,  их   борьба   за   любовь   ребенка   крайне
отрицательно сказываются на его развитии, на развитии его психики.  Внезапно
ребенок оказывается в центре всеобщего интереса,  что  не  вызвано  никакими
заслугами с его стороны. Если ребенок постарше уже подозревает  об  истинных
мотивах активной борьбы за его расположение и  может  по-своему  защищаться,
то дошкольник совершенно  беспомощен  перед  хитростью  взрослых.  И  он  не
понимает, что особый интерес к нему ослабеет, как только  суд  вынесет  свое
решение.
    Преувеличенное внимание родителей к ребенку вызывает в нем нескромность
или завышенную самооценку. Дети пытаются любым способом  добиться  для  себя
выгод, и родители, вместо  того  чтобы  воспитывать  детей,  болтаются,  как
марионетки, на ниточках детской  симпатии.  Кто  же  посмеет  тут  упрекнуть
детей?  Нормально  развитый   ребенок   не   может   противостоять   натиску
родительской страсти и хитрости. У него просто должны возникнуть аномалии  в
мышлении и чувствах, самооценке и отношении к окружающему миру, равно как  и
к своим обязанностям.
    Исчезновение особого  интереса  к  ребенку  после  развода,  нормальное
отношение к нему со стороны родителя, с которым он остался,  снова  вызывает
у ребенка потрясения, и даже  кризисы.  Он  чувствует  себя  разочарованным,
заброшенным, особенно если мать или отец вступают в новый брак и  появляются
другие дети,  на  которых  также  изливается  родительская  любовь.  Ребенок
пытается   сохранить   родительское   внимание,   он   становится   дерзким,
хвастается, разыгрывает капризного больного или, в самом  деле,  заболевает.
Новые конфликты возникают, если взрослые, братья и сестры и друзья  выражают
свое неодобрение в ответ на такое поведение. Если же близкие  примиряются  с
выходками  ребенка,  отступают,  то  это  еще  опаснее  для   развития   его
характера, его психики в целом, потому  что  в  таком  случае  отрицательные
черты закрепляются.
    Поинтересовавшись  мотивами,  которые  побуждают  родителей  делать  из
ребенка мячик в игре родительских страстей, можно увидеть красочную  палитру
чувств. От сильной искренней привязанности к ребенку  до  боязни  вызвать  в
случае отказа от «борьбы» неодобрение окружающих  и  до  чисто  материальных
соображений (квартира,  обстановка,  нежелание  платить  алименты  и  т.д.).
Иногда только чувство ненависти  или  мести  к  бывшему  супругу  заставляют
оспаривать у него право на воспитание ребенка. Часто  мотивы  переплетаются.
Некоторые только при разводе «обнаруживают», что у них есть дети. Но  каковы
бы ни были мотивы, нельзя снять с  родителей  обвинение  в  том,  что  своей
«борьбой» за право воспитания ребенка они наносят ему большой  вред.  Каждый
родитель должен отвечать за свое поведение перед  ребенком,  обществом  и  в
конце концов перед собственной совестью [19].
    Наверное, проще тем семьям, в которых  развода  хотят  оба  родителя  –
отношения подошли к своему логическому концу. Но и тут бывает  легко  только
взрослым. Ребенок страдает всегда. И  если  родители  в  результате  развода
могут обрести нечто хорошее, малыш проигрывает в 9 случаях из  10:  его  мир
просто раскалывается надвое. На одном полюсе  –  один  любимый  человек,  на
другом  –  другой,  и  ничего  от  прежней  веселой   жизни,   от   ощущения
стабильности и защищенности, от привычных формул  счастья  не  остается.  Об
этом придется помнить на всех стадиях развода:  ни  один  из  двух  любивших
когда-то друг друга людей  не станет при этом главным  пострадавшим.  Потому
что главный пострадавший –всегда, конечно  же,  ребенок.  И  все  же  иногда
развод просто неизбежен. Как сделать его наименее болезненным для ребенка?
    Первое.  Придется  сделать  над  собой  усилие  и  научиться  нормально
разговаривать с бывшим супругом. На стадии,  когда  скандалов  и  криков  не
удается избежать, ребенка стоит на время  отправить  к  бабушке.  Он  сможет
вернуться, когда открытые  военные  действия  останутся  позади  и  родители
найдут в себе силы заключить перемирие и расстаться цивилизованно.
    Второе. Скрывать происходящее обычно бесполезно. Ребенок чувствует, что
что-то в семье не  так.  Ложь  и  притворство  пугают  больше,  чем  горькая
правда. Когда родители окончательно решили  развестись,  необходимо  сказать
об этом прямо.
    Третье. Ради ребенка придется сохранить отношения  с  бывшим  супругом.
Уважительных  причин,  способных  помешать  регулярному  общению  ребенка  с
обоими родителями, всего  две:  один  из  родителей  явно  плохо  влияет  на
ребенка или настраивает его против другого. Если ради счастья и  нормального
развития психики ребенка оба родителя сумеют вести себя честно,  препятствия
будут устранены.
    Четвертое. Объясняя причины развода, ни в коем случае  нельзя  обвинять
другую сторону.  Ребенку  важна  вера  в  обоих  родителей.  Когда  один  из
взрослых пытается во всем обвинять другого, мир ребенка  рушится  во  второй
раз. В детской  системе  ценностей  папе  или  маме  нужно  совершить  нечто
совершенно жуткое – только тогда он сможет поверить, что  они  плохие.  Даже
если временно удастся настроить ребенка против второго родителя,  неизвестно
как все это обернется в будущем. В  переходном  возрасте,  когда  жизнь  так
странно  и  необратимо  меняется,  превращаясь  из  детской   во   взрослую,
привычные взгляды тоже меняются и нередко на совершенно  противоположные.  И
может случиться, что второй,  когда-то  отвергнутый  родитель,  заклейменный
как предатель, окажется лучшим другом  подростка.  А  живущий  с  подростком
родитель рискует превратиться во врага.
    И, наконец, еще один важный  момент.  К  сожалению,  во  время  развода
ребенка поджидает еще много дополнительных неприятностей, которые могут  еще
сильнее усугубить и без того непростую ситуацию. Происходит это так:  развод
чаще всего ведет за  собой  разъезд.  А  это  нередко  означает  переезд.  В
результате от былой счастливой жизни не остается совсем ничего: ни  прежнего
дома, ни двора, ни компании друзей,  ни  старой  школы  (детского  сада).  В
итоге ему еще и приходится быть новеньким в  очередном  классе  или  детском
саду. Быть новеньким всегда не очень приятно, а уж когда на душе  у  ребенка
кошки скребутся, и он не очень-то готов постоять за себя, – тем более…
    Подавленному,  пребывающему   в   депрессии   ребенку   редко   удается
зарекомендовать себя в новом коллективе, и за ним быстро  закрепляется  роль
изгоя. Снежный ком проблем растет. Вывод простой: человеку, уже  потерявшему
очень многое, важно сохранить хотя бы  что-то.  Если  это  не  может  старая
квартира, им должен стать прежний район, лучше всего микрорайон, а в  идеале
– двор. Нужно любой ценой избежать перевода в другую  школу  (детский  сад),
расставания с прежними друзьями, привычками,  домашними  любимцами  и  всеми
семейными ритуалами, которые можно сохранить. Если ребенка ранят  встречи  с
новой женой папы или другим мужем мамы, необходимо  постараться  видеться  с
ними наедине, на нейтральной территории. И может быть,  тогда  детские  раны
смогут затянуться немного быстрее.
    Многие  подростки  с  тревогой  думают  о  том,  что  они  обречены  на
повторение грустного опыта своих родителей. Хотя  есть  данные  о  том,  что
браки детей разведенных родителей менее прочны, это вовсе не  означает,  что
такое обязательно случится с каждым. Главное, – какой сам по  себе  человек,
какая у него будет семья, и какие в ней сложатся отношения.
    Хотя видеть хороший  пример  полезно,  не  менее  полезно  наблюдать  и
отношения, которые не сложились. Если проследить за тем, как родители  снова
и снова повторяют все те же ошибки, можно понять, чего нельзя делать! [33].
    Всем известно, что ребенку необходим отец. Но это не совсем точно.  Ему
необходима именно отцовская любовь. Только она способна  заложить  фундамент
полноценной человеческой личности.  Иногда  говорят  еще,  что  отец  больше
нужен  мальчику,  а  девочка  –  мамина  дочка  –  меньше  страдает  от  его
отсутствия. Это глубокое заблуждение. Сын, дочь одинаково нуждаются  в  отце
– каждый по-своему. Психологические механизмы этой потребности  различны,  и
влияние отца сказывается по-разному, но остаться без отца  для  обоих  равно
тяжело и чревато драматическими последствиями [Акивис].
    Итак,  подводя  некоторый  итог  вышесказанному  можно  отметить,   что
существуют специфические моменты, связанные  с  наличием  только  одного  из
родителей в семье. Во-первых, это  особое  положение  остающегося  родителя,
которому будет недоставать моральной, социальной и  материальной  поддержки,
обычно  предоставляемой  супругом.  Во-вторых,  сам   ребенок   подвергается
социальной дискриминации, связанной  с  отсутствием  отца   или  матери.  В-
третьих,  ребенок  оказывается  лишенным  возможности  наблюдать  близкие  и
гармоничные отношения между двумя взрослыми людьми. Это  может  сказаться  в
более позднем периоде его жизни на его собственных  брачных  отношениях.  В-
четвертых, если в семье остается родитель противоположного пола,  у  ребенка
будет отсутствовать возможность половой идентификации [29].
    В заключении можно сделать следующие выводы:
     > даже в наиболее благоприятных  случаях  развод  наносит  психическую
       травму   детям,   особенно   в   критические   возрастные    периоды
       (подростковый возраст и т.д.);
     >  родители  в  процессе  всего  развода  должны  оградить  детей   от
       стрессовых ситуаций, т.е. убедить детей, что они  не  были  причиной
       развода и родители по-прежнему любят их; не заставлять детей  делать
       выбор между родителями, отдавая предпочтение  кому-то  одному  и  не
       втягивать их в сам процесс развода, нанося тем самым  психическую  и
       эмоциональную травму;
     > родитель, оставшийся с  детьми  после  развода,  должен  вести  себя
       достаточно корректно  по  отношению  к  другому  родителю,  т.е.  не
       очернять его в глазах детей;
     > необходимо ставить детей в известность о сложившемся  положении  как
       можно раньше не допуская, чтобы они узнали о  разводе  родителей  от
       кого-то еще;
     > родители, заметившие изменения в поведении детей, должны  обратиться
       к психологу, чтобы  своевременно  выявить  негативные  эмоциональные
       переживания и провести коррекционную работу  с  детьми,  пережившими
       развод родителей.



       1. Изучение психики детей, переживших развод родителей (первая
                                диагностика)



    Диагностическим обследованием было охвачено 15 детей – учащихся восьмых
классов.
    В процессе диагностики были использованы следующие методики:
    «Дом – Дерево  –  Человек»,  «Несуществующее  животное»  и  «Самооценка
депрессивной акцентуации характера».
    Методика «Дом – Дерево – Человек».
    Цель: изучение личности подростка.

    Методика «Несуществующее животное» [31].
    Цель:  изучение  личностных  особенностей  подростка  и   эмоциональных
проявлений.
    Методика «Самооценка депрессивной акцентуации характера».
    Цель: выявление отрицательных эмоциональных проявлений и  депрессивного
состояния человек.

    1. Муратова Света, 8 класс «В», 14 лет.
       «Дом – Дерево – Человек»: сохраняет дистанцию в  общении,  достаточно
       замкнута. Ощущается нехватка  психологической  теплоты  дома.  Иногда
       испытывает  потребность  в  защитной  агрессии.  Переживает   чувство
       собственной малоценности и незначительность.
       «Несуществующее  животное»:  адекватная  самооценка,   склонность   к
       рефлексии, размышлению. Проявляет  заинтересованность  в  информации;
       мнение  окружающих  людей  для  нее  очень  значимо.  Может  проявить
       защитную агрессию.
          «Самооценка   депрессивной   акцентуации    характера»:    средняя
       тревожность.

     2. Глухов Саша, 8 класс «В», 14 лет.
       «Дом – Дерево – Человек»: испытывает чувство отвергнутости, трудности
       при  стремлении  раскрыться   перед   другими.   Чувствует   нехватку
       психологической  теплоты  дома.  Переживает  чувство  вины,   уныние.
       Стремиться избегать  неприятных  визуальных  воздействий.  Достаточно
       агрессивен, груб. Часто испытывает тревогу.
       «Несуществующее  животное»:  недоволен   собственным   положением   в
       социуме, считает, что  недостаточно  признан  окружающими.  Проявляет
       агрессию, в основном защитную. Активно  реализует  намеченные  планы,
       хотя часто бывает недоволен своими поступками. Присуща тревожность.
       «Самооценка депрессивной акцентуации характера»: элементы  депрессии,
       высокая тревожность.

     3. Гришин Артем, 8 класс «В», 13 лет.
       «Дом – Дерево – Человек»: испытывает чувство  отвергнутости,  чувство
       вины.  Имеются  тенденции  к  отчуждению  и   оппозиции.   Испытывает
       трудности  при  стремлении  раскрыться  перед  другими  (особенно   в
       домашнем  кругу).  Агрессивен,  тревожен.  Предпочитает  уходить   от
       реальность, которая не соответствует желаниям. Иногда отвечает на чье-
       то влияние противоположными действиями.
       «Несуществующее животное»: достаточно адекватная самооценка, хотя  не
       всегда бывает уверен в себе. Активно  переходит  к  реализации  своих
       планов,   но   зачастую   импульсивно   принимает   решения,   делает
       легкомысленные выводы. Тревожен.
       «Самооценка депрессивной акцентуации характера»: средняя тревожность.

     4. Комарова Марина, 8 класс «В», 14 лет.
       «Дом – Дерево – Человек»: обладает большой жизненной энергией,  очень
       творческая личность. Хочет выдать желаемое за действительное. Считает
       себя не признанной дома, иногда испытывает одиночество.  Нуждается  в
       дополнительном внимании, заботе. Желает «убежать»  в  будущее,  чтобы
       избавиться от прошлого.
       «Несуществующее   животное»:   высокая    самооценка,    недовольство
       собственным  положением  в  социуме.  Заинтересована   в   восхищении
       окружающих внешней красотой и манерой одеваться. Иногда импульсивна в
       принятии решений, бывает  недовольна  своими  поступками,  решениями.
       Довольно энергична.
       «Самооценка депрессивной акцентуации  характера»:  полное  отсутствие
       депрессии, низкая тревожность.

     5. Захватова Юля, 8 класс «В», 13 лет.
       «Дом  –  Дерево  –  Человек»:  открыта  и   хорошо   контактирует   с
       окружающими.  Чувствует  недостаток   эмоциональной   теплоты   дома.
       Кокетлива,  склонна  демонстрировать  себя.  Склонна   к   тщеславию,
       высокомерию. Не считает реальность, действительность  соответствующей
       своим желаниям.
       «Несуществующее  животное»:   завышенная   самооценка,   недовольство
       собственным положением в социуме. Заинтересована в информации о себе,
       считает ее значимой. Иногда болтлива. Уверена  в  правильности  своих
       действий, поступков. Достаточно энергична.
       «Самооценка депрессивной акцентуации  характера»:  полное  отсутствие
       депрессии, низкая тревожность.

     6. Вязов Андрей, 8 класс «В», 14 лет.
       «Дом  –  Дерево  –  Человек»:  испытывает  трудности  при  стремлении
       раскрыться перед другими. Озабочен психологической атмосферой в доме.
       Делает  акцент  на  прошлом.   Боязлив,   застенчив.   Бывает   груб.
       Присутствует   вытесненная    агрессия,    замкнутость.    Испытывает
       потребность в любви, заботе, поддержке.
       «Несуществующее животное»: нерешителен, имеет тенденцию к  рефлексии,
       размышлению.  Неуверен  в  себе,  иногда   испытывает   страх.   Лишь
       незначительная часть замыслов реализуется. Тревожен.
       «Самооценка депрессивной акцентуации характера»: элементы  депрессии,
       высокая тревожность.

     7. Елисеева Оля, 8 класс «В», 14 лет.
       «Дом – Дерево – Человек»:  переживает  чувство  вины,  отвергнутости.
       Озабочена психологической атмосферой дома. Испытывает  трудности  при
       стремлении раскрыться перед другими. Считает, что у  противоположного
       пола есть многие превосходства.  Тревожна,  агрессивна.  Стремится  к
       доминированию
       «Несуществующее  животное»:   завышенная   самооценка,   недовольство
       собственным  положением  в  социуме  и  недостаточным  признанием  со
       стороны  окружающих.  Для  нее  значимо  мнение  окружающих.   Иногда
       импульсивна в принятии решений. Тревожна.
       «Самооценка депрессивной акцентуации характера»: средняя тревожность.

     8. Кузнецова Аня, 8 класс «В», 14 лет.
       «Дом – Дерево – Человек»:  испытывает  чувство  вины,  отвергнутости.
       Имеется тенденция к отчуждению. Трудности при  стремлении  раскрыться
       перед  другими.  Ощущает  нехватку  психологической   теплоты   дома.
       Пытается вытеснить агрессию. Замкнута. Бывает груба.
       «Несуществующее животное»: присутствует эгоцентризм. Заинтересована в
       информации окружающих о себе. Бывает нерешительна в принятии решений,
       делает легкомысленные  выводы.  Пытается  завоевать  себе  место  под
       солнцем. Испытывает агрессию.
       «Самооценка депрессивной акцентуации характера»: низкая тревожность.

     9. Долгов Женя, 8 класс «Б», 14 лет.
       «Дом  –  Дерево  –  Человек»:  испытывает  трудности  при  стремлении
       раскрыться  перед  другими,  особенно  в  домашнем  кругу.  Враждебно
       настроен. Переживает чувство вины,  отчаяния.  Осторожен  в  общении,
       скрытен.   Агрессивен,   груб.   Иногда   настойчив,    гиперактивен,
       эмоционален.
       «Несуществующее животное»: недоверчив, имеются тенденции к рефлексии,
       размышлению.   Лишь   незначительная   часть   планов    реализуется.
       Положительно оценивает большинство своих поступков.  Часто  проявляет
       агрессию, в основном защитную.
       «Самооценка депрессивной акцентуации характера»: средняя тревожность.

    10. Хлапкова Юля, 8 класс «Б», 13 лет.
       «Дом  –  Дерево  –  Человек»:   переживает   чувство   отвергнутости,
       отчужденности.  Чувствует  недостаток   психической   теплоты   дома.
       Испытывает  вину,  уныние.  В  то  же  время  агрессивно,   враждебно
       настроена. Стремится к власти.
       «Несуществующее животное»: эгоцентрична. Мнение  окружающих  для  нее
       очень значимо. Обдуманно принимает решения. Может проявлять агрессию.
       «Самооценка депрессивной акцентуации характера»: низкая тревожность.

    11. Чернова Наташа, 8 класс «Б», 14 лет.
       «Дом – Дерево  –  Человек»:  достаточно  открыта,  доступна.  Хотя  в
       стремлении  раскрыться  в  домашнем  кругу,   испытывает   трудности.
       Чувствует  за  собой  вину,  погружена  в  себя.  Пытается  вытеснить
       агрессию.  Нуждается  в  поддержке,  заботе.  Не  считает  реальность
       соответствующей своим желаниям.
       «Несуществующее животное»: заинтересована в информации  окружающих  о
       себе, эгоцентрична. Делает легкомысленные выводы, иногда  импульсивна
       в принятии решений. Существует тенденция к скрытности, замкнутости.
       «Самооценка депрессивной акцентуации характера»: средняя тревожность.

    12. Емельянова Катя, 8 класс «Б», 13 лет.
       «Дом – Дерево – Человек»: испытывает большие трудности при стремлении
       раскрыться перед другими. Считает себя отвергнутой. Ощущает  нехватку
       психологической теплоты дома. Склонна к избеганию новых  переживаний:
       старается уйти в мечтах в прошлое. Переживает чувство вины, отчаяния.
       Груба, агрессивна. Делает попытки самоутвердиться.
       «Несуществующее   животное»:   эгоцентрична,    недоверчива.    Часто
       испытывает тревожность. Проявляет агрессию, зачастую защитную.
       «Самооценка депрессивной акцентуации характера»: элементы  депрессии,
       высокая тревожность.

    13. Лысова Юля, 8 класс «Б», 14 лет.
       «Дом –  Дерево  –  Человек»:  переживает  отвергнутость,  отчуждение,
       неприятие  реальности.  Стремиться  сохранить  дистанцию  в  общении.
       Ощущает нехватку психологической теплоты дома. Склонна избегать новых
       переживаний: зациклена на прошлом. Тревожна, неуверенна в себе. Может
       проявить защитную агрессию.
        «Несуществующее животное»:  довольно  скрытна,  но  хочет  нравиться
       окружающим,  пытается  соответствовать  их  ожиданиям.   Недоверчива.
       Тревожна.
       «Самооценка депрессивной акцентуации характера»: высокая тревожность.

    14. Пантелеева Оля, 8 класс «Б», 13 лет.
       «Дом – Дерево – Человек»: достаточно открыта,  общительна.  При  этом
       испытывает внутреннее напряжение, иногда отвергнутость. Эмоциональна.
       Иногда проявляет агрессию, в основном защитную.
       «Несуществующее  животное»:   существует   тенденция   к   рефлексии,
       размышлению.  Лишь   незначительная   часть   замыслов   реализуется.
       Проявляет вербальную защитную агрессию, бывает груба.
       «Самооценка депрессивной акцентуации характера»: средняя тревожность.

    15. Бесперстов Вова, 8 класс «А», 14 лет.
       «Дом  –  Дерево  –  Человек»:   переживает   чувство   отвергнутости,
       ненужности. Испытывает большие трудности  при  стремлении  раскрыться
       перед другими, особенно в домашнем кругу. Чувствует  себя  во  многом
       виноватым.  Не  хватает  психологической  теплоты   дома.   Стремится
       избегать неприятных  визуальных  контактов.  Агрессивен  (может  даже
       ударить), груб. Вместе с тем, ощущает  свое  бессилие  в  сложившейся
       ситуации. Стремиться сохранить свой внутренний мир.
       «Несуществующее животное»: эгоцентричен. Довольно черств,  агрессивен
       в отношении других. Вместе с тем имеет место  замкнутость,  возможно,
       эмоциональная незрелость, инфантилизм.
       «Самооценка депрессивной акцентуации характера»: элементы  депрессии,
       высокая тревожность.

    В результате проведенной диагностики были сделаны следующие выводы:
     > практически все дети переживают чувство вины за произошедшее;
     >  две  девочки  хотят  быть  похожими  на  отца,   считают,   что   у
       противоположного пола более высокий социальный статус;
     > все испытуемые считают, что им не  хватает  психологической  теплоты
       дома: любви, заботы, ласки и т.п.;
     > большинство детей достаточно  агрессивно  настроены,  хотя  агрессию
       проявляют в основном в защитных целях;
     > у детей наблюдается повышенная  тревожность,  некоторые  дети  очень
       замкнуты;
    Лишь двое из диагностируемых подростков не имели выраженных  негативных
проявлений   психики.   На   основе   полученных   данных   была   построена
коррекционная программа  в  виде  тренинга.  Целью  данного  тренинга  стала
коррекция   основных   выявленных   негативных   эмоциональных   проявлений:
агрессивности, замкнутости, тревожности.



    2. Программа нравственной коррекции психики детей, переживших развод
                                  родителей



    Данная   программа   состоит   из   серии   специально   организованных
коррекционных занятий  составленных  с  учетом  уровня  развития  детей,  их
возрастных и индивидуальных особенностей.
    Программа состоит  из  шести  занятий,  в  каждом  из  которых  по  три
упражнения. Занятия проводятся в виде  тренинга.  Дети  разбиваются  на  две
группы, в одной из которых шесть человек, а в другой – семь.
    Цель каждого занятия –  коррекция  выявленных  эмоциональных  нарушений
(негативных проявлений психики): агрессивность, тревожность, замкнутость.

                                 Занятие I.

    Приветствие.
    Выбирается любое  четверостишие.  Слова  распределяются  между  членами
группы. Начиная с первого слова участники должны произнести  данный  отрывок
с выражением так, как если бы это был один человек.

    Упражнение 1. «Обсуждение».
    Цель: Коррекция агрессивности.
    Для данного упражнения требуется три текста, где герои сюжета совершают
поступки,   которые   можно   рассматривать   как   положительные,   так   и
отрицательные.
    Каждому  участнику  предлагается  высказать  свое  мнение   по   данной
проблеме, избегая установившихся стереотипов  («так  как  надо»).  Остальные
участники  оценивают  его  искренность  в  соответствии   с   установленными
правилами и высказывают свое мнение.

    Упражнение 2. «Изобрази животное».
    Цель: коррекция замкнутости.
    Вызываются два участника, которые загадывают любое  животное.  Один  из
них показывает  данное  животное  группе,  не  говоря  ни  слова.  Остальные
пытаются отгадать его. Второй участник рассказывает, так ли было  изображено
животное как он себе его представлял и соответствует ли оно  его  ожиданиям.
В упражнении участвует каждый член группы.

    Упражнение 3. «Стихотворение с выражением».
    Цель: коррекция тревожности.
    Каждый участник тренинговой группы встает перед всеми  и  читает  очень
выразительно стихотворение (любое), стараясь передать  переживаемые  эмоции.
В конце упражнения  участники  группы  рассказывают   о  своих  переживаниях
испытываемых во время выступления и будучи слушателем. Отвечают  на  вопросы
«когда было легче» и «почему».

    По окончанию занятия каждый член  группы  высказывает  свое  мнение  об
увиденном и услышанном, делится своими эмоциями.

                                 Занятие II.

    Приветствие.
    (см. занятие I).

    Упражнение 1. «Ты учитель» (родитель и т.п.).
    Цель: коррекция агрессивности
    Каждому  участнику  группы  дается  возможность   побывать   в   образе
нелюбимого учителя. Затем рассказать о том, как он себя чувствовал в  данном
образе. И сравнить с переживаемыми эмоциями во время.

    Упражнение 2. «Интонация».
    Цель: коррекция замкнутости.
    На маленьких клочках  бумаги  группа  пишет  название  любого  чувства,
эмоции. Затем листки собираются, перетасовываются и раздаются вновь.  Теперь
группа решает, какую фразу, строчку из  стиха  взять  за  основу  дальнейших
действий.  После  этого  участники  по  очереди  произносят  эту   фразу   с
интонацией, соответствующей тому чувству,  что  записано  у  них  на  листке
бумаги.  Остальные  члены  группы  угадывают   с   какой   интонацией   была
произнесена фраза.

    Упражнение 3. «Я за тебя отвечаю».
    Цель: коррекция тревожности.
    Вызывается доброволец. Он выбирает из группы того человека, с  кем,  по
его мнению, возникло у него наибольшее  взаимопонимание.  Эти  двое  садятся
рядом и договариваются,  Кто  за  кого  сейчас  будет  отвечать.  Упражнение
состоит в том, что на вопросы группы,  заданные  одному  человеку,  отвечает
другой, стремясь угадать, как  бы  на  его  вопросы  отвечал  его  напарник.
Вопросы можно задавать любые.

    Идет обсуждение проведенного занятия. На дом  дается  задание  написать
небольшое  сочинение  про  каждого  члена  группы  на  тему  «Что  меня   не
устраивает», или «что может не устраивать других в общении со мной».

                                Занятие III.

    Приветствие.

    Упражнение 1. «Сочинение».
    Цель: коррекция агрессивности.
    Обсуждение сочинений. В тексте не указываются имена, но  все  участники
должны догадаться о ком идет речь. Обосновать свое мнение.

    Упражнение 2. «Подарок».
    Цель: коррекция замкнутости.
    Все члены группы анонимно дарят друг другу  воображаемые  подарки,  как
если  бы  возможности  дарящего  были  не  ограничены   ничем.   Для   этого
понадобятся листки бумаги. Игрок  получает  свои  подарки,  а  затем,  читая
записки вслух, пытается догадаться. Кто автор  того  или  иного  подарка.  И
почему он так решил.

    Упражнение 3. «Рисунок Я».
    Цель: коррекция тревожности.
    Участники располагаются поудобнее, но не обязательно в круге. На  листе
бумаги им предлагается нарисовать свой собственный  образ  в  аллегорической
форме так, как они себя представляют.
    Рисовать можно все,  что  хочется.  Это  может  быть  картина  природы,
натюрморт, абстракция, фантастический мир, подражание  детским  рисункам,  в
общем все что угодно, но с  чем  вы  ассоциируете,  связываете,  сравниваете
себя, свое жизненное состояние, свою натуру.

    Далее идет обсуждение всего занятия.

                                 Занятие IV.

    Приветствие.

    Упражнение 1. «Выход из ситуации».
    Цель: коррекция агрессивности.
    Группе  предлагается  какая-либо  спорная,  провоцирующая   агрессивное
повеление, ситуация  (например,  «в  транспорте  тебе  наступили  на  ногу»,
«учитель несправедливо поставил оценку» или «в магазине  тебе  нагрубили»  и
т.п.).  Каждый  участник  должен  предложить  свой  выход   из   сложившейся
ситуации. В конце упражнения обсуждаются положительные моменты  поведения  в
сложившихся ситуациях.

    Упражнение 2. «Робот».
    Цель: коррекция замкнутости.
    Создается  игровое  поле  –  обширное  пространство   с   разбросанными
спичками. Участники разбиваются на пары («робот» и «оператор»).
    Задача «оператора» – с помощью своего «робота» собрать как можно больше
спичек. Для этого он подает «роботу» словесные команды, стремясь детально  и
точно  управлять  движениями  его  рук,  ног  туловища.  Задача  «робота»  –
беспрекословно и точно выполнять команды своего «оператора». Глаза  «робота»
во время упражнения закрыты.

    Упражнение 3. «Гомеостат».
    Цель: коррекция тревожности.
    Участники рассаживаются в круг. Каждый сжимает правую руку в  кулак,  и
по команде ведущего все «выбрасывают» пальцы.  Группа  должна  стремиться  к
тому, чтобы все участники независимо друг от друга выбросили одно  и  то  же
число.  Участникам  запрещено  договариваться,  перемигиваться   и   другими
«незаконными»  способами  пытаться  согласовать  свои  действия.  Упражнение
продолжается до тех пор, пока группа не достигнет своей цели.

    Занятие заканчивается обсуждением проделанного.

                                 Занятие V.

    Приветствие.

    Упражнение 1. «Критик».
    Цель: коррекция агрессивности.
    Каждому  члену  группы  дается  возможность   высказать   свое   мнение
относительно тех черт личности, характера, которые ему не нравятся в  людях.
И объяснить почему. Сказать также о том, что ему не нравится в самом себе.

    Упражнение 2. «Зеркало».
    Цель: коррекция замкнутости.
    Участники разбиваются на пары, становятся лицом друг к другу.  Один  из
играющих делает замедленные движения руками,  головой,  всем  телом.  Задача
другого  –  в  точности  копировать  все  движения   напарника,   быть   его
«зеркальным отражением». В каждой паре  участники  самостоятельно  подбирают
нужную сложность движений и их темп.

    Упражнение 3. «Анабиоз».
    Цель: коррекция тревожности.
    Участники разбиваются на пары. В каждой паре игроки распределяют  между
собой  роли  «замороженного»  и  «реаниматора».  По  сигналу  «замороженный»
застывает в неподвижности, изображая погруженное  в  анабиоз  существо  –  с
окаменевшим лицом  и  пустым  взглядом.  Задача  «реаниматора»,  на  которую
отводится одна минута, – вызволить партнера  из  анабиотического  состояния,
оживить его. «Реаниматор» не имеет права ни прикасаться  к  «замороженному»,
ни обращаться к нему с какими-либо словами. Все,  чем  он  располагает,  это
взгляд, мимика, жест и пантомима.

    В заключении, как обычно, идет обсуждение проведенного занятия.

                                 Занятие VI.

    Приветствие.

    Упражнение 1. «Киногерои».
    Цель: коррекция агрессивности.
    Каждому  участнику  группы  предлагается  назвать  своего  любимого   и
нелюбимого киногероя, объяснив при этом, «чем и почему он тебе  запомнился».
В конце упражнения всеми участниками группы обосновывается  мнение:  «Почему
в фильмах, сказках, книгах как правило побеждают положительные герои?»

    Упражнение 2. «Дискуссия».
    Цель: коррекция замкнутости.
    Группа   разбивается   на   тройки.   В   каждой   тройке   обязанности
распределяются следующим образом.
    Первый участник играет роль «глухого – и – немого»: он ничего не слышит
и не  может  говорить,  но  в  его  распоряжении  зрение,  а  также  жест  и
пантомима.  Второй  играет  роль  «глухого  –  и  –  паралитика».  Он  может
говорить, видеть. Третий – «слепой – и – немой»: способен только  слышать  и
показывать. Всей тройке предлагаются задания: договорится о  месте  встречи,
о подарке имениннику или о том, в какой цвет красить забор.

    Упражнение 3. «Сценка».
    Цель: коррекция тревожности.
    Вся группа разбивается на две подгруппы.  Им  дается  задание  показать
какой-нибудь сюжет из  фильма,  сказки  или  любую  жизненную  ситуацию,  не
используя речь. Вторая подгруппа должна угадать что было показано.

    В заключении  обсуждаются  проделанные  упражнения.  Последнее  занятие
сравнивается участниками с  первым.  Каждому  участнику  дается  возможность
высказать свое мнение по поводу всего тренинга, проанализировать  изменения,
произошедшие с ним и с группой в целом. Выразить свое мнение о  том  хочется
ли ему продолжать общение с членами  данной  группы  и  нуждается  ли  он  в
дальнейших занятиях и почему.



   2.3.  Программа нравственной коррекции психики детей, переживших развод
                                  родителей



|Ф.И.             |РЕЗУЛЬТАТЫ МЕТОДИК                                     |
|подростка        |                                                       |
|                 |«Дом – Дерево –   |«Несуществующее   |«Самооценка    |
|                 |Человек»          |животное»         |депрессивн.    |
|                 |                  |                  |акц. характера»|
|Муратова С.      |готовность к      |склонность к      |полное         |
|                 |взаимодействию;   |рефлексии,        |отсутствие     |
|                 |кокетлива;        |размышлению;      |депрессии,     |
|                 |пытается вытеснить|положительно      |низкая         |
|                 |агрессию.         |оценивает свои    |тревожность;   |
|                 |                  |действия;         |               |
|                 |                  |присутствует      |               |
|                 |                  |защитная агрессия;|               |
|Глухов С.        |сохраняет         |эгоцентризм;      |средняя        |
|                 |дистанцию в       |обдуманно         |тревожность;   |
|                 |общении; чувство  |принимает решения;|               |
|                 |вины; проявляет   |может проявить    |               |
|                 |сознательное      |агрессивную защиту|               |
|                 |чувство против    |против насмешек,  |               |
|                 |агрессивного      |непризнания;      |               |
|                 |чувства;          |                  |               |
|Гришин А.        |трудности при     |адекватная        |низкая         |
|                 |стремлении        |самооценка;       |тревожность;   |
|                 |раскрыться перед  |спонтанный        |               |
|                 |близкими;         |характер          |               |
|                 |старается избегать|агрессивной       |               |
|                 |ситуаций,         |защиты;           |               |
|                 |провоцирующих     |                  |               |
|                 |агрессивное       |                  |               |
|                 |поведение;        |                  |               |
|Вязов А.         |нежелание впускать|эгоцентризм;      |средняя        |
|                 |в свое «Я»,       |положительно      |тревожность;   |
|                 |нерешительность в |оценивает почти   |               |
|                 |социальных        |все действия;     |               |
|                 |ситуациях;        |пытается улучшить |               |
|                 |нехватка          |социальные        |               |
|                 |психологической   |контакты;         |               |
|                 |теплоты дома;     |                  |               |
|                 |вытесненная       |                  |               |
|                 |агрессия;         |                  |               |
|Елисеева О.      |старается быть    |эгоцентризм;      |низкая         |
|                 |достаточно        |старается         |тревожность;   |
|                 |открытой,         |обдуманно         |               |
|                 |общительной; хотя |принимать решения;|               |
|                 |испытывает при    |проявляет защитную|               |
|                 |этом трудности;   |агрессию;         |               |
|                 |эмоциональна;     |                  |               |
|Кузнецова А.     |достаточно        |эгоцентризм;      |низкая         |
|                 |скрытна,          |рациональность в  |тревожность;   |
|                 |недоверчива,      |принятии решений; |               |
|                 |трудности в       |недовольство      |               |
|                 |общении с         |собой,            |               |
|                 |близкими;         |подавленность;    |               |
|                 |переживания       |может быть        |               |
|                 |неадекватных      |агрессивной;      |               |
|                 |чувств;           |                  |               |
|Долгов Ж.        |значительная      |почти все, что    |низкая         |
|                 |неприступность;   |задумывается,     |тревожность;   |
|                 |чувство недостатка|начинает          |               |
|                 |эмоциональной     |осуществляться;   |               |
|                 |теплоты дома;     |часто негативно   |               |
|                 |стремление к      |относится к       |               |
|                 |власти; недостаток|собственным       |               |
|                 |контакта с внешним|поступкам;        |               |
|                 |миром;            |                  |               |
|Хлапкова Ю.      |старается быть    |эгоцентризм;      |низкая         |
|                 |более открытой;   |обдуманность в    |тревожность;   |
|                 |недостает         |принятии решений; |               |
|                 |эмоциональной     |положительно      |               |
|                 |теплоты дома;     |оценивает почти   |               |
|                 |переживает чувство|все свои поступки;|               |
|                 |вины;             |доброжелательна;  |               |
|                 |                  |мнение окружающих |               |
|                 |                  |для нее значимо;  |               |
|Чернова Н.       |открыта,          |эгоцентризм;      |низкая         |
|                 |общительна;       |неуверенность в   |тревожность;   |
|                 |озабочена         |своих действиях,  |               |
|                 |психологической   |поступках; придает|               |
|                 |атмосферой дома;  |большое значение  |               |
|                 |чувство           |внешности;        |               |
|                 |незащищенности;   |                  |               |
|                 |вытесненная       |                  |               |
|                 |агрессия;         |                  |               |
|Емельянова К.    |переживает чувство|эгоцентризм;      |средняя        |
|                 |отвергнутости;    |иногда испытывает |тревожность;   |
|                 |недоверчива; может|страх,            |               |
|                 |проявить защитную |неуверенность;    |               |
|                 |агрессию;         |замкнута;         |               |
|                 |                  |недоверчива;      |               |
|Лысова Ю.        |чувство           |эгоцентризм;      |средняя        |
|                 |отвергнутости,    |скрытна; пытается |тревожность;   |
|                 |замкнутости;      |быть обаятельной, |               |
|                 |недоверчива в     |приветливой,      |               |
|                 |общении с         |скрывая свои      |               |
|                 |близкими;         |агрессивные       |               |
|                 |сознательное      |чувства;          |               |
|                 |усилие против     |                  |               |
|                 |агрессивного      |                  |               |
|                 |чувства;          |                  |               |
|                 |предпочитает      |                  |               |
|                 |использовать свое |                  |               |
|                 |обаяние;          |                  |               |
|Пантелеева О.    |достаточно        |недостаточная     |низкая         |
|                 |открыта,          |активность в      |тревожность;   |
|                 |общительна; вместе|действиях; ее     |               |
|                 |с тем, не впускает|интересует то, что|               |
|                 |в свой внутренний |о ней думают;     |               |
|                 |мир; в целях      |положительно      |               |
|                 |самообороны может |оценивает         |               |
|                 |быть агрессивной; |собственные       |               |
|                 |                  |поступки; может   |               |
|                 |                  |проявить  защитную|               |
|                 |                  |агрессию;         |               |
|Бесперстов В.    |скрытность,       |эгоцентризм;      |средняя        |
|                 |отчуждение;       |агрессивность,    |тревожность;   |
|                 |испытывает чувство|возможно защитная;|               |
|                 |вины; нехватку    |инфантилизм,      |               |
|                 |психологической   |эмоциональная     |               |
|                 |теплоты дома;     |незрелость;       |               |
|                 |сознательное      |                  |               |
|                 |усилие против     |                  |               |
|                 |агрессивного      |                  |               |
|                 |чувства,          |                  |               |
|                 |стремление        |                  |               |
|                 |сохранить свой    |                  |               |
|                 |внутренний мир;   |                  |               |

    Результаты проведенной коррекционной работы  показали,  что  наметились
тенденции улучшения эмоционального  состояния  детей,  что  в  свою  очередь
отражается на их психике. Следует отметить, что дети  стали  более  открыты,
общительны, снизилась  тревожность  детей.  Видны  положительные  результаты
упражнений,  направленных  на  коррекцию  агрессивности.  Естественно,   что
окончательно дети еще не избавились от отрицательных, негативных  проявлений
психики. Но это и не было нашей целью, так как отведенного на  коррекционную
работу времени не достаточно для серьезных изменений психики детей. Мы  лишь
наметили пути коррекционной работы,  при  дальнейшем  использовании  которой
возможно получение еще более положительных результатов.



                              III. Заключение.



                IV. Список основной использованной литературы



      1. Акивис Д.С. Отцовская любовь. – М.: Профиздат, 1989. – 208 с.
      2. Альманах психологических тестов. – М.: «КСП», 1996. – 400 с.
      3.  Андреева  А.Д.  как  помочь   ребенку   пережить   горе:   Психол.
         консультация // Вопр. психол. – 1991. - №2. – с. 87-96.
      4. Аракелов Г.Г., Шишкова Н.  Тревожность,  методы  ее  диагностики  и
         коррекции. // Вестн. Моск. ун-та, сер. 14. –  психология.  1998.  -
         №1. – с. 18-32.
      5. Аронс К. Развод: крах или новая жизнь? Пер. с  англ.  –  М.:  Мирт:
         фирма «Настя», 1995. – 437 с.
      6. Асламова Д. Да здравствует развод!: Он уничтожает ложь,  которую  я
         так ненавижу // Комс. правда. – 2000. – 26 окт. – с. 10, 15.
      7. Бреслав Г.М.  Эмоциональные  особенности  формирования  личности  в
         детстве: Норма и отклонения. – М.: Педагогика, 1990.
      8. Буянов М.И. Ребенку нужна родительская любовь. – М.: Знание,  1984.
         – 80 с.
      9. Бютнер  К.  Жить  с  агрессивными  детьми:  [Пер.  с  нем.]  –  М.:
         Педагогика, 1991. – 141 с.
     10.  Вассерман Л.И., Горьковая И.А., Ромицына Е.Е. Методика  «Подростки
         о родителях» (ПоР): основные этапы апробации  русскоязычной  версии
         // Психол. журн. – 2000. – т. 21, №5. – с. 86-95.
     11. Видра Д. Развод: трагедия или надежда: По страницам научных  трудов
         Гельмута Фичдора // Дошкольное воспитание. – 1998. - №12. – с.  83-
         88.
     12. Грищенко Л.А. Дети, не оправдавшие ожиданий. –  Свердловск:  Изд-во
         Урал. ун-та, Б.г. (1991). – 64 с.
     13. Дробот О. Любить друг друга – значит смотреть не друг на друга, а в
         одну сторону: [О пробл. совр. семьи:  заметки  психолога]  /  Ольга
         Дробот // Семья и шк. – 1999. - №10. – с. 10-16.
     14.  Дробот О. Меж двух огней: [О психол. помощи  подросткам,  родители
         которых разводятся: По страниц. кн. англ. пс-га Э. Свон-Джексон]  /
         Ольга Дробот // Семья и школа – 2000. - №5/6. – с. 20-23.
     15. Жутикова Н.В. Учителю о практике психологической  помощи:  кн.  для
         учителя. – М.: Просвещение, 1988. – 170 с.
     16. Захаров А.И. Неврозы у детей и подростков. – М., 1998.
     17.  Ивашкина М.Г.  Психологические  проблемы  детей  и  подростков  //
         Помоги себе сам. – 2000. – май (№5). – с. 6.
     18. Каган В.Е. Тоталитарное сознание и  ребенок:  Семейное  воспитание:
         [Докл.  на  Междунар.  конф.  «Соврем.  семья:  проблемы,  решения,
         перспективы развития», Москва, окт. 1991]. // Вопр. психол. – 1992.
         - №1,2. – с. 14-21.
     19. Каким должен быть твой  ребенок?  /  М.  Штольц.  Дети  и  семейный
         конфликт  /  Л.  Анзорг:  Кн.  для  учителя:  Пер.  с  нем.  –  М.:
         Просвещение, 1987. – 144 с.
     20. Курек Н.С. Эмоц. общение матери и дочери  как  фактор  формирования
         адекватного поведения в подростковом возрасте //  Вопр.  психол.  –
         1997. - №2. – с. 48-58.
     21. Лисина М.И. Общение, личность и психика ребенка / Под ред.  Рузской
         А.Г. – М.: Воронеж: «Ин-т практ. психологии»; НПО «Модэк», 1997.  –
         384 с.
     22.  Личко  А.Е.  Эти  трудные  подростки:  Записки  психиатра.  –  Л.:
         Лениздат, 1983. – 126 с.
     23. Михайлова Е.Л. Избежать ошибок невозможно, но родители обречены  их
         совершать:  [Беседа  с  ведущим  специалистом  Ин-та  групповой   и
         семейной психотерапии канд. психол. наук Е.Л. Михайловой / Записала
         Т. Рощина] // Деловой мир. – 1996. – 17 февр. – с. 5.
     24. Николаева Л. Боевые действия детства: [О психол. климате  в  семье]
         //Семья и шк. – 1993. - №4. – с. 10-11.
     25. Пезешкиан Н. Позитивная семейная психотерапия: семья как  терапевт.
         М.: «Смысл», 1993.
     26.  Первова  И.Л.  Диагностика  и  лечение  детской   и   подростковой
         депрессии. // Вопр. психол. – 1999. - №3. – с. 107-116.
     27. Прихожан А.М. Психокоррекционная  работа  с  тревожными  детьми  //
         Активные методы работы школьного психолога. – М., 1990.
     28.  Психокоррекционная и развивающая работа с  детьми:  Учеб.  пособие
         для студ.  сред.  пед.  учеб.  заведений  /  И.В.  Дубровина,  А.Д.
         Андреева, Е.Е. Данилова, Т.В. Вохмянина; Под ред. И.В.  Дубровиной.
         – 2-е изд., стер. – М.: Изд. центр «Академия», 1999. – 160 с.
     29. Раттер М. Помощь трудным детям: Пер.  с  англ.  /  Общ.  ред.  А.С.
         Спиваковской; Предисл. О.В. Баженовой и А.Я. Варга. – М.: Прогресс,
         1987. – 424 с.
     30.  Рахматшаева  В.  Агрессивны  –  потому  что  несчастны…:   [Советы
         психолога] // Семья и шк. – 1991. - №10. – с. 20-22.
     31. Рогов Е.И. Настольная книга практического психолога в  образовании:
         Учебное пособие. – М.: Владос, 1996. – 529 с.
     32. Руденкова Е.А.  Психокоррекционная  работа  с  детьми  //  Начальн.
         Школа. – 1998. - №5. – с. 87-88.
     33. Свон-Джексон Э. Меж двух огней: [О психол.  помощи  подросткам  при
         разводе родителей: По страниц. кн.] / Э. Свон-Джексон;  Подгот.  Н.
         Михайлова // Семья и школа. – 2000ю - №7/8. – с. 12-15.
     34. Семенюк Л.М.  Психологические  особенности  агрессивного  поведения
         подростков и условия его коррекции:  Учеб.  пособие.  –  М.:  Моск.
         психолого-социальный ин-т: Флинта, 1998. – 93 с.
     35. Смирнова Е.О., Быкова М.В. Опыт исследования структуры  и  динамики
         родительского отношения // Вопр. психол. – 2000. -№3. – с. 3-14.
     36.    Смолярчук    И.В.     Психологическое     консультирование     и
         психокоррекционная работа:  Учебно-методическое   пособие.  ТГУ  им
         Г.Р. Державина. – Тамбов, 1996. – 105 с.
     37. Спиваковская А.С. Профилактика детских неврозов: комплекс.  психол.
         Коррекция. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1998. – 198 с.
     38.  Степанов  С.  Психологическое  диагностирование  ребенка  по   его
         рисункам // Воспитание школьников. – 1995. - №3. – с. 44-46.
     39.  Херсонский  Б.Г.,  Дворяк  С.В.  Психология  и   психопрофилактика
         семейных конфликтов. – Киев: Здоровье, 1991. – 189 с.
     40. Хоментаускас Г.Т. Семья глазами ребенка. – М.: Педагогика, 1989.  –
         154 с.
     41. Черепанова Е.М. Любовь и защита:  Как  помочь  детям,  переживающим
         глубокую психол. травму // Семья и школа. – 1995. - №8. – с. 10-11.
     42. Черепанова Е.М. Психологический стресс: Помоги себе и ребенку:  Кн.
         для шк. Психологов, родителей и учителей. 2-е изд. – М.: Изд. центр
         «Академия», 1997. – 96 с.
     43. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. – 3-е
         изд. – СПб.: Питер, 2001. – 656 с.
     44. Эльячефф, Каролин. Затаенная боль: Дневник психоаналитика:  Детский
         психоанализ / Пер. с фр. Н. Попова, И. Попов. – М.: Кстати, 1999. –
         175с.
     45. Эмоциональное здоровье вашего ребенка: Пер. с англ. – М.: Авиценна,
         1996. – 398 с.
     46. Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция  /  [В.В.
         Лебединский, О.С. Никольская, Е.Р. Баенская, М.Н. Меблинг].  –  М.:
         Изд-во МГУ,1990.
     47. Юницкий В.А. Психология детской потери: Обзор заребеж.  исслед.  //
         Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология. – 1991. - №2. – с. 49-59.



                               V.  Приложение