Канцелярия Главного заводов правления


    ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ПО ВЫСШЕМУ ОБРАЗОВАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.


 УРАЛЬСКИЙ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ.
                                А.М.ГОРЬКОГО.


                           Исторический факультет.


       Кафедра архивоведения и вспомогательных исторических дисциплин.


   КАНЦЕЛЯРИЯ ГЛАВНОГО ЗАВОДОВ ПРАВЛЕНИЯ - ОРГАН УПРАВЛЕНИЯ ГОРНОЗАВОДСКОЙ
            ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ УРАЛА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XYIII ВЕКА.


|Допустить к защите :            |Дипломная работа студента Y     |
|Зав. кафедрой ___________       |курса Тулисова Евгения          |
|                                |Станиславовича.                 |
|                                |                                |
|                                |                                |
|                                |Научный руководитель            |
|                                |доцент Пензин Э.А.              |



                                Екатеринбург
                                    1993
   Дипломная работа на тему “Канцелярия Главного заводов правления - орган
  управления горнозаводской промышленностью Урала во второй половине XYIII
                                   века”.

                                 Оглавление:


|Введение                                                          |3  |
|..................................................................|   |
|...............................................                   |7  |
|Центральные органы управления горнозаводской промышленностью      |   |
|России во второй половине XYIII                                   |   |
|века..............................................................|14 |
|........                                                          |   |
|Канцелярия Главного  правления Сибирских и Казанских заводов -    |16 |
|орган управления горнозаводской промышленностью Урала во второй   |   |
|половине XYIII                                                    |30 |
|века..............................................................|30 |
|................................................................. |32 |
|Присутствие КГЗП во второй половине XYIII века ,  его штаты ,     |   |
|основные функции и состояние                                      |33 |
|делопроизводства.................................                 |34 |
|Конторы , подведомственные КГЗП. Их функции , структура , штаты и |   |
|взаимоотношения с другими                                         |35 |
|учреждениями.............................                         |36 |
|Судных и земских дел                                              |36 |
|контора.......................................................    |37 |
|Ревизия свидетельства заводских                                   |37 |
|счетов.......................................                     |   |
|Ротные и полицейские дела. Караванные управители. Пристанская     |40 |
|контора...........................................................|40 |
|.................                                                 |40 |
|Екатеринбургская заводская контора. Казначейская контора.......   |41 |
|Контора денежного дела. Горная Золотых промыслов                  |42 |
|экспедиция........................................................|42 |
|.....................................                             |44 |
|Лаборатория. Каменно-мраморные                                    |46 |
|дела.......................................                       |48 |
|Комиссии при                                                      |52 |
|КГЗП..............................................................|   |
|.................                                                 |   |
|Аптека и                                                          |   |
|госпиталь.........................................................|   |
|.......................                                           |   |
|Школы.............................................................|   |
|........................................                          |   |
|Местные органы управления горнозаводской промышленностью Урала во |   |
|второй половине XYIII                                             |   |
|века..............................................................|   |
|................                                                  |   |
|Горные                                                            |   |
|начальства........................................................|   |
|...............................                                   |   |
|Пермское горное                                                   |   |
|начальство........................................................|   |
|.......                                                           |   |
|Нерчинское горное                                                 |   |
|начальство........................................................|   |
|...                                                               |   |
|Казанское горное                                                  |   |
|начальство........................................................|   |
|......                                                            |   |
|Оренбургское горное                                               |   |
|начальство........................................................|   |
|                                                                  |   |
|Заводские                                                         |   |
|конторы...........................................................|   |
|...........................                                       |   |
|Заключение........................................................|   |
|......................................................            |   |
|Список использованных источников и                                |   |
|литературы..............................................          |   |
|Приложения........................................................|   |
|.....................................................             |   |



                                  Введение.

  Различные аспекты истории горнозаводской промышленности Урала XYIII в.  -
главного  явления  экономической  жизни  края  ,  уже  давно  и  плодотворно
разрабатываются российскими исследователями.[1]  В  этой  области  наряду  с
серьезными достижениями имеются и слабо изученные проблемы , именно к  таким
следует отнести и систему органов управления горнозаводской  промышленностью
XYIII в.
  Изучение процесса возникновения и  развития  системы  органов  управления
горнозаводской промышленностью имеет важное значение прежде всего  потому  ,
что эти органы , являясь проводниками экономической  политики  правительства
, в  значительной  степени  определяли  темпы  и  направление  промышленного
освоения Уральского региона.  В  первой  половине  XYIII  в.  абсолютистское
государство не только использовало свои многочисленные рычаги для опеки  над
развивающейся промышленностью , но и само значительно активнее , чем  раньше
, включилось в промышленное строительство. Степень  влияния  государственных
учреждений ( прежде всего  Берг-  ,  Мануфактур-  ,  Каммерц-коллегии  и  их
местных органов ) на развивающуюся в России промышленность явилась одним  из
факторов   ,   определяющих    социально-экономическую    природу    русской
мануфактуры.
  Но  если  по  истории  создания   и   деятельности   органов   управления
горнозаводской промышленностью Урала в первой половине  XYIII  в.  мы  можем
назвать целый комплекс  работ  как  дореволюционных  ,[2]  так  и  советских
исследователей  ,[3]  то  история  их  эволюции  и  деятельности  во  второй
половине XYIII в. исследована еще явно недостаточно. А именно в этот  период
уральская горнозаводская промышленность переживала  и  успешное  развитие  ,
связанное с конъюнктурой  мирового  рынка  и  наличием  дешевых  и  обильных
ресурсов  ,  и  серьезный   спад   ,   вызванный   разрушительным   влиянием
крестьянской войны под предводительством Пугачева , когда более одной  трети
промышленности было  разрушено  или  простаивало  ,  затем  опять  подъем  в
строительстве  новых  заводов  и  соответственно  и  в  объеме   выпускаемой
продукции и в конце XYIII в. своего рода стагнацию местной промышленности  ,
 так как дальнейшее ее развитие было  уже  невозможно  с  помощью  привычных
методов  и  технологии  производства  ,  когда  старая  сырьевая  база  была
практически исчерпана , в то время как в развитых  странах  Западной  Европы
производились успешные попытки интенсификации  производства  и  перехода  на
качественно новую ступень  развития  промышленности  на  основе  результатов
промышленного переворота. Все это  в  совокупности  с  другими  объективными
факторами повлияло на снижение конкурентоспособности промышленности Урала  и
определило ее значительный упадок , продолжавшийся  в  течение  всей  первой
половины XIX в. Это определило в конечном итоге и  то  ,  что  Уралу  больше
никогда не пришлось переживать такой расцвет , как во второй половине  XYIII
в.
  Здесь перечислены только    несколько наиболее важных моментов в развитии
горнозаводской промышленности Урала , ибо данная работа не  преследует  цели
изучения самой горнозаводской промышленности ,  но  все-таки  представляется
необходимым отметить несколько из них , так как на  развитие  промышленности
большое  влияние  оказывает  степень   совершенства    ,   оперативности   и
жизнеспособности органов управления этой  промышленностью  ,  и  наоборот  ,
развитие промышленности в свою очередь влияет и на органы управления ею.
  В дореволюционной  историографии  можно  выделить  только  две  работы  ,
которые так или иначе касались нашего региона  и  рассматриваемого  периода.
Это “Краткая история управления горною частию на Урале”  П.А.  Иванова  ,  и
“ Краткий исторический очерк административных учреждений  горного  ведомства
России , 1700-1900 г.г.” , написанный А.М. Лоранским .  Но  эти  две  работы
охватывают большой  хронологический  период  ,  что  не  давало  возможности
авторам этих работ более подробно остановиться  на  изучаемом  вопросе  ,  и
если работа П.А. Иванова посвящена только Уралу , то задача А.М.  Лоранского
была осложнена тем , что в своей работе он охватил очень большой регион ,  и
вследствие  этого  основное  внимание  автор  сосредоточил  на   центральных
органах горного ведомства (Государственная Берг-коллегия  ,  Бергдиректориум
, Экспедиция  о  государственных  доходах  при  Правительствующем  Сенате  ,
Министерство финансов и т.д.) , посвятив  местным  органам  управления  лишь
небольшие справки  энциклопедического  характера.  Однако  надо  отметить  и
очень ценные моменты : работы дореволюционных авторов насыщены сведениями  о
персоналиях , их личными характеристиками и деловыми качествами ,  что  дает
возможность  оценить  вклад  того  или  иного  деятеля  ,  взвесив   влияние
субъективного фактора на деятельность того или иного госучреждения.
  Что касается советской историографии , то  здесь  доминирующее  положение
занимает группа уральских историков , среди которых следует выделить  работы
А.Г. Козлова . Им опубликован цикл статей ,  посвященных  широко  известному
среди  историков  фонду   24   “Уральское   горное   управление”   Госархива
Свердловской области ,  в  которых  изучены  постановка  делопроизводства  в
органах управления , дается оценка целого ряда документов  как  исторических
источников , установлены переименования органов и т.д.[4] Некоторые  аспекты
и периоды деятельности  органов  управления  горнозаводской  промышленностью
Урала в изучаемый период затронуты в статьях Э.А. Пензина.[5] В то же  время
следует отметить , что в работах советских почти нет места персоналиям  ,  и
складывается такое впечатление , что историю творила  безликая  масса  ,  но
ведь и масса это тоже совокупность многих тысяч людей.
  В  этой  связи  представляется  необходимым  в   данной   работе   помимо
характеристики эволюции аппарата управления ,  остановиться  поподробнее  на
отдельных людях , в разное время возглавлявших Канцелярию  Главного  заводов
правления , подведомственные  ей  Горные  начальства  ,  а  также  отдельных
членов присутствий этих органов , так как  ,  надо  прямо  сказать   ,  наша
советская историография мало знакома с этими людьми.  Исключение  составляют
только В.Н. Татищев и Вильгельм де-Геннин как пионеры горного дела на  Урале
, а такие люди как Никифор Клеопин , Игнатий Юдин , А.Г. Щербинин  и  многие
другие незаслуженно обойдены вниманием , в то время как  от  них  во  многом
зависел  и  успех  ,  и  неудачи  в  управлении  не  только   горнозаводской
промышленностью Урала , но и  нашего  края  в  целом  на  протяжении  второй
половины XYIII  в.  ,  поскольку  специфика  развития  Урала  такова  ,  что
горнозаводская промышленность стала господствующей отраслью ,  и  ее  органы
управления нередко главенствовали и могли диктовать условия  органам  других
, менее важных ведомств.
  Нельзя  не  упомянуть   еще   одного   крупного   исследователя   истории
металлургической промышленности России Н.И. Павленко. В его  фундаментальной
монографии , [6] одна глава посвящена  управлению  этой  промышленностью.  В
специальном разделе , посвященном  Уралу  ,  он  отмечал  ,  что  управление
горного начальства Урала было “более конкретное и жизнеспособное ,  так  как
основывается на знании местных особенностей работы каждого  предприятия.”[7]
Здесь он также дает анализ очень важным проектам В.Н. Татищева ,  таким  как
“Проект  заводского  устава”  ,  “Проект  горного   устава”   ,   и   “Наказ
шихтмейстеру” , которые хотя и не были утверждены правительством , но  имели
важное практическое значение и являлись руководством , хотя и  неофициальным
, на протяжении всего XYIII в. , а с 1734  г.  по  этим  проектам  Сибирский
обербергамт стал называться  Канцелярией  Главного  заводов  правления  ,  а
Казанский , Нерчинский и Пермский бергамты - горными начальствами  ,  и  эти
названия сохранились вплоть до 1802 г. , с перерывом с 1781 по 1797  г.г.  ,
когда Канцелярия была упразднена , а управление “горною  частию”  перешло  в
руки Горной экспедиции при Пермской губернской казенной палате.
  Таким образом из вышеупомянутого становится ясно , что органы  управления
горнозаводской промышленностью Урала во второй половине 18  в.  по  существу
слабо исследованы и цель данной работы заключается в том , чтобы на  примере
Канцелярии Главного заводов правления ,как наиболее яркого в структурном   и
иных  отношениях  для  рассматриваемого  периода   учреждения  ,  проследить
эволюцию аппарата управления  горнозаводской  промышленностью  на  Урале  во
второй половине 18 в. Для более  полного  представления  о  функционировании
этого  аппарата  необходимо  осветить  структуру  ,   штаты   Канцелярии   и
подведомственных  ей   учреждений   и   изменения   в   них   ,   постановку
делопроизводства  ,  подбор  кадров  ,  источники  поступления  финансов   ,
взаимоотношения  и  способы  урегулирования  конфликтов  между  казенными  и
партикулярными ведомствами и ряд других вопросов.
  При написании работы автором были использованы две группы источников .  К
группе опубликованных источников можно отнести законодательные  акты  второй
половины 19 в . ,  сосредоточенные  в  Полном  собрании  законов  Российской
империи  .  Анализ  указов  ,  касающихся  учреждения   органов   управления
горнозаводской промышленностью / как центральных , так и местных  учреждений
/ , их реорганизаций и ликвидации ,  позволяет  в  полной  мере  изучить  их
структуру и штаты , способ и методы управления  промышленностью  ,  а  также
оптимальность  выбранных  форм  .  На  основании  указов  о   назначении   ,
перемещении и повышении  должностных  лиц  можно  судить  о  квалификации  и
профессиональной пригодности людей , осуществляющих руководство  центральным
и местным аппаратом управления , хотя стремительная  карьера  и  присуждение
наград  не  всегда  являются   показателем   этого   .   Поэтому   ,   чтобы
проанализировать ход событий  ,  последовавших  за  этими  указами  ,  иначе
говоря истинную историческую картину , которая не  всегда  совпадает  с  тем
что задумывалось , и  вносит  свои  коррективы  ,  автором  была  привлечена
вторая  группа  источников   -   архивные   материалы   ,   отложившиеся   в
делопроизводстве Канцелярии Главного заводов  правления  и  подведомственных
ей учреждений . Эти источники несут в себе информацию о  повседневной  жизни
аппарата управления ,ссорах и сплетнях среди  руководства  ,ходе  исполнения
указов  и  распоряжений  ,  объеме  выпускаемой  продукции  ,  одним  словом
охватывают весь спектр жизни горнозаводского Урала  18  в  .  Эти  материалы
сосредоточены в фонде № 24 “ Уральское горное управление  “,  представляющем
неисчерпаемый кладезь для  изучения  истории  нашего  края  .  Автором  были
использованы большой комплекс документов , ранее  не  использованных  .  Это
прежде всего протоколы Канцелярии , а также указы Правительствующего  Сената
и Берг - коллегии .Вышеперечисленные виды документов внесены в описи №  1  и
№ 12 фонда 24 Госархива Свердловской области .
  Цели , наличие источников и литературы определили и  структуру  работы  ,
которая  состоит  из  введения  ,  основной  части  ,  заключения  ,  списка
использованной  литературы  и  источников  и  приложений.   Основная   часть
включает в себя три главы.  Первая  вводная  глава  называется  “Центральные
органы управления горнозаводской промышленностью России во  второй  половине
XYIII в.” В ней дается краткий обзор их развития и функционирования.  Вторая
глава посвящена Канцелярии Главного заводов правления и содержит  разделы  ,
отражающие ее структуру , функции  ,  штаты  и  состояние  делопроизводства.
Третья глава  содержит  сведения  о  местных  органах  управления  -  Горных
начальствах  и  заводских  конторах.  Таким  образом  ,   структура   работы
позволяет  проследить  трехзвенность  аппарата   управления   горнозаводской
промышленностью на Урале  (  Канцелярия  -  Горные  начальства  -  заводские
конторы).  Приложения  содержат  в  основном  схемы  аппарата  управления  ,
которые позволяют наглядно представить  все  звенья  системы  на  протяжении
изучаемого периода.


  1. Центральные органы управления горнозаводской промышленностью России во
                          второй половине XYIII в.


  Мысль о создании специального учреждения ,  курировавшего  горнозаводскую
промышленность   всей    России    ,    вынашивалась    практиками    горно-
металлургического дела задолго до учреждения Берг-коллегии.  С  проектами  в
Сенат обращались и И. Блиер , и Люберас. Это был период , когда  проводилась
общая   теоретическая   подготовка   к   проведению   реформы   центрального
административного  аппарата  России  в  1718-20  г.г.[8]  Опубликованная  10
декабря 1719  г.  Берг  привилегия[9]  являлась  плодом  большой  творческой
работы и коренной переделки проектов с целью  их  приспособления  к  русским
условиям и стала важнейшей вехой в истории горного законодательства России.
  Горный манифест перечислял ряд конкретных мероприятий  ,  которые  должны
были  помочь  промышленникам  реализовать  полученные  привилегии.   К   ним
относилось учреждение  Берг-коллегии  и  запрещение  представителям  местной
администрации вмешиваться в рудокопные дела. Осуществление  намеченной  Берг
привилегией  промышленной  программы   возлагалось   на   “особливой   Берг-
коллегиум” , находившийся в Санкт-Петербурге , и определенных от него  берг-
офицеров в Москве , Сибири  и  Казани.  Берг-коллегия  ,  как  учреждение  ,
курировавшее отрасли ,  пользовавшиеся  особым  попечительством  Петра  I  ,
осуществляла заботу об обеспечении  предприятий  и  рудников  рабочей  силой
путем приписки к ним государственных крестьян  ,[10]  а  также  должна  была
“ведать рудокопными заводами и прочими ремеслами”.[11]
  В августе 1719  г.  Берг-  и  Мануфактур-коллегии  обнародовали  перечень
ремесленников , которым надлежало зарегистрироваться  в  коллегии.  Основные
обязанности Берг-коллегии были  изложены  в  Берг  привилегии.  Определяющим
признаком  подведомственности  предприятий   и   предпринимателей   являлась
разработка полезных ископаемых : металлов и руд.[12]
  16 февраля 1720 г. в Коллегию были переданы Монетный и Денежный  дворы  и
право  производить  судебные  разбирательства  всех  дел   ,   связанных   с
фальшивомонетчиками и лицами , препятствовавших поискам руды.[13]  Уточнение
компетенции  Берг-коллегии  проходило  под   знаком   освобождения   ее   от
обязанностей, не связанных с управлением  металлургической  промышленностью.
В 1722 г. Мануфактур-коллегия была отделена  от  Берг-коллегии.  В  1727  г.
Сенат изъял денежные дворы из-под управления Берг-коллегии  и  взял  их  под
свое  попечение  ,  а  дела  ,  связанные  с   фальшивомонетчиками   передал
Московской  монетной  конторе.[14]  Таким  образом   ,   отчетливо   область
компетенции Берг-коллегии определилась только в 1728 г. , когда  ей  удалось
разгрузиться от той  части  работы  ,  которая  не  имела  непосредственного
отношения к горнорудному делу.
  В 1731 г.  Берг-коллегия  объединилась  с  Каммерц-коллегией  и  Конторой
мануфактур , и возглавил ее , став президентом , тайный  советник  Александр
Нарышкин.[15]
  В объединенной коллегии дела распределялись по трем экспедициям :  “1)  к
коммерции  принадлежащие  ,  2)  горные  и  минеральные  ,  3)   фабрики   и
мануфактуры...”[16]  По  этим  экспедициям  распределялись  особые  члены  и
приказные служители.
  Монетное дело теперь было за  пределами  компетенции  Берг-коллегии.  Его
курировали другие учреждения.  В  1734  г.  Монет-контора  стала  называться
Монетной  канцелярией  ,  а  управление  монетным  делом  преобразовалось  в
Канцелярию монетного правления во главе с Главным директором.
  В 1736 г. Государственная Берг-коллегия была упразднена  ,  а  управление
“горною частию” было передано в руки  Генерал  Берг-директориума  ,  который
учреждался  на  правах  коллегии  ,  не  был  подотчетен  Сенату  и  зависел
непосредственно от императора.[17] Во главе его встал  президент  ,  генерал
Берг-директор Шемберг , [18]  вызванный  фаворитом  императрицы  Бироном  из
Германии. При нем  коллегиальное  управление  сменилось  единоначалием  ,  а
фактически полным и безграничным самовластием  генерал  Берг-директора.  При
таких обстоятельствах стали возможными злоупотребления  Шемберга  ,[19]  что
отразилось и на положении дел в горнозаводской промышленности Урала.
  Генерал Берг-директориум начал свою деятельность в августе  1736  г.  Его
функции были сформулированы в Берг регламенте , опубликованном 3 марта  1739
г. Здесь свое  дальнейшее  развитие  получила  Берг  привилегия  1719  г.  ,
крупным промышленникам были дарованы новые  уступки.  Было  обещано  “охочим
людям отводить места ... сколько  к  которому  заводу  за  потребно  принять
будет и сверх определенного ... Берг привилегией  расстояния...”  ,  [20]  а
также  ликвидировалось  преимущественное  право  вотчинника  на   разработку
полезных ископаемых на своей земле.
  Берг Регламент закрепил первенство за промышленником  и  рудоискателем  ,
которым  гарантировалась  неприкосновенность  вложенных   в   промышленность
капиталов , и по  нему  должны  были  регулироваться  взаимоотношения  между
промышленниками и правительством . Преимущество отдавалось развитию  частной
промышленности , и начиная с 1739 г . казенные заводы стали  передаваться  в
партикулярное   владение  ,  что  продолжалось  вплоть  до  1781  г  .   При
составлении и воплощении в жизнь Берг  регламента  ярко  проявилось  влияние
немецкого засилья и “бироновщины” .
  Елизавета Петровна , взойдя на престол , объявила , что будет действовать
по примеру своего отца  - Петра Великого  ,  и  7  апреля  1742  г  .  вышел
сенатский указ об упразднении Генерал Берг - директориума  и  восстановлении
Государственной Берг -коллегии , [21] причем действовала  она  уже  отдельно
от Мануфактур-коллегии.
  В Берг-коллегии для  решения  всех  вопросов  учреждалось  присутствие  в
составе президента , вице-президента , двух советников и  двух  асессоров  .
[22]
  Президентом Берг-коллегии стал генерал-майор артиллерии  Антон  Федорович
Томилов и пробыл на этом посту  вплоть  до  своей  смерти  в  1753  г.  А.Ф.
Томилов был хорошо знаком с горным делом , т.к.  довольно  длительное  время
служил на Урале.
  После его смерти Коллегию возглавил генерал-майор  (  с  1756  г.  тайный
советник) Опочинин , [23] а с 1760 г. действительный статский советник  Иван
Андреевич Шлаттер.[24]До этого назначения он состоял  в  должности  Главного
судьи Монетной Канцелярии. В 1754  г.  именно  по  его  инициативе  Монетная
Канцелярия  была переведена в Петербург  ,  а  в  Москве  осталась  Монетная
контора. В 1756 г. по предложению Сената И. А. Шлаттер составил  записку  “о
лучшем  устройстве  Нерчинских  и  других  сереброплавиленных   заводов   за
исключением Колывано-Воскресенских  заводов  ,  а  также  находящихся  близь
Екатеринбурга и на Воицком  руднике ...” [25], поэтому эти заводы  вышли  из
ведомства Берг-коллегии и были переданы  в  ведение  особой  Экспедиции  под
руководством И. А. Шлаттера.
  Возглавив Берг-коллегию он оставался параллельно Главным судьей  Монетной
Канцелярии и заведующим Экспедицией над Нерчинскими заводами ,  поэтому  для
удобства и “скорейшего исполнения дел” И.А.  Шлаттер  обратился  в  Сенат  с
рапортом о перемещении Берг-коллегии из Москвы в Петербург , где  находилась
Монетная Канцелярия. Сложилась такая ситуация ,  когда  управление  монетным
делом и  Берг-коллегией  сосредоточилось  в  одних  руках  ,  поэтому  стало
возможным   упразднить  особую  Экспедицию  ,  контролировавшую   Нерчинские
сереброплавильные заводы ,  а  ее  функции  передать  в  Берг-коллегию.[26]С
этого времени управление горным и монетным делом всегда оставалось  в  одних
руках , для  чего  при  Берг-коллегии  учреждался  Департамент  по  монетным
делам.
  В  конце  царствования  Елизаветы  Петровны  ,   в   связи   с   падением
рентабельности казенных заводов , встал  вопрос  о  передаче  их  в  частное
владение знатным особам Российской империи (граф П.И. Шувалов  ,  граф  Ч.Г.
Чернышев , граф М.Л.  Воронцов  и  др.).  Примечательно  ,  что  эти  заводы
продавались не по  той  цене  ,  по  которой  они  обошлись  казне  ,  а  со
значительной уступкой. С 1754 по 1763 г.г. было построено 42 частных  завода
, но  эта  попытка  не  исправила  положение  в  промышленности  ,  так  как
новоявленные владельцы больше думали о закреплении за собой обширных  земель
и приписных крестьян , чем о серьезном развитии промышленности.[27]
  В  1763  г.  были  составлены  новые  штаты[28]  для  многих   учреждений
центрального аппарата управления России ,  в  т.ч.  и  для  Берг-коллегии  ,
которые  значительно  возросли.  Теперь  в  присутствие   Коллегии   входили
президент ,  вице-президент , два коллежских  советника  ,  прокурор  ,  два
надворных  советника  ,  асессор  ,  секретарь  ,  казначей  ,  камерирер  ,
архивариус   и  комиссар.  Кроме  того  к  Берг-коллегии   были   определены
делопроизводственный  персонал   и   группа   технических   специалистов   :
маркшейдер с помощниками , обер берг-пробирер , берг-пробирер с  помощниками
, шихтмейстеры с помощниками плюс вардеин  Монетного  двора  ,  медальеры  ,
пробирные и разные мастера , которые числились при Монетном департаменте.
  К 1763 г. проявилась несостоятельность попытки передать казенные заводы в
частные руки. Гороблагодатские и  Камские  заводы  графа  П.И.  Шувалова  за
долги были переданы обратно в  ведение  Берг-коллегии.  Постепенно  к  этому
результату пришли и граф М.Л. Воронцов , и граф И.Г. Чернышев , и  владельцы
Ягужинские , и ряд других несостоявшихся заводчиков.
  В 1767 г. президент  Берг-коллегии  И.А.  Шлаттер  подал  в  отставку  по
состоянию здоровья , и на этом посту его сменил граф  Апполос  Эпафродитович
Мусин-Пушкин.[29] До этого он состоял в должности  прокурора  ,  был  членом
присутствия Канцелярии Главного  заводов  правления  в  Екатеринбурге[30]  и
вице-президентом Берг-коллегии. После его смерти в 1771  г.  “главным  Берг-
коллегии  командиром”   стал   обер   прокурор   Сената   Михаил   Федорович
Саймонов.[31] При его содействии и активном участии в 1773 г.  в  Петербурге
было основано Горное училище , которое подготовило немало выдающихся  горных
деятелей своего времени. У М.Ф. Саймонова “за  старостию  лет”  было  слабое
здоровье , поэтому в 1776 г. он отправился на лечение за границу , а в  1781
г. подал во временную отставку для поправки здоровья  ,  и  чтобы  в  работе
Берг-коллегии “никакой остановки не было” , на посту президента его  заменил
сенатор , тайный  советник  Иван  Иванович  Рязанов  ,  но  пробыл  на  этой
должности недолго , т.к.  согласно  “Учреждения  для  управления  губерниями
Всероссийской Империи” 1775 г. в 1781  г.  управление  горными  делами  было
передано Казенным палатам , контроль над которыми осуществляла Экспедиция  о
государственных доходах при  Правительствующем  Сенате.[32]  Позже  из  этой
экспедиции выделилось еще три. Таким образом ,  Казенные  палаты  находились
уже в подчинении четырех экспедиций : 1) о государственных доходах  ;  2)  о
расходах ; 3) о счетах ; 4) о недоимках. Все четыре экспедиции находились  в
ведении Государственного Казначея.
  В такой ситуации Берг-коллегия потеряла свое прежнее значение , и в  1782
г. вышел указ Сената “чтоб  Казенные  палаты  не  отсылали  в  Берг-коллегию
принадлежавших ей доходов...” ,[33] а в 1783 г. вышел еще один указ : 1)  об
оставлении Берг-коллегии до 1 мая 1784 г. для решения  старых  дел  ;  2)  о
передаче Горного училища в ведение Петербургской казенной  палаты  ;  3)  об
оставлении Монетного департамента пока на прежнем основании , для  чего  при
Берг-коллегии была оставлена только одна экспедиция в  составе  секретаря  и
нескольких служащих.[34]
  В 1783 г. из Экспедиции  о  государственных  расходах  выделилась  особая
Экспедиция  для  горных  дел  ,   которая   контролировала   поступление   и
распределение доходов по горному ведомству. Эта экспедиция  учреждалась  при
Третьей   экспедиции   для   свидетельства   счетов   и   возглавлялась   ее
управляющим.[35] Для производства дел  при  этой  экспедиции  в  присутствие
определялись  советник  ,  столоначальник  и  бухгалтер  ,  а   также   штат
делопроизводственного персонала и два берг-офицера для проверки  проектов  и
планов , присылаемых с мест.
  Кроме того , в 1782 г. был опубликован Манифест Екатерины II  ,  согласно
которому права на поверхность земли отождествлялись с правами на ее недра  ,
т.е. права  ,  дарованные  Петром  I  в  Берг  привилегии  1719  г.  ,  были
практически ликвидированы.
  Таким образом , управление горным ведомством посредством  Казенных  палат
явилось еще одним неудачным экспериментом правительства  ,  что  в  конечном
итоге  вызвало  упадок   промышленности.[36]   Проанализировав   сложившуюся
ситуацию , согласно указу от 19 ноября 1796 г. ,  было  решено  восстановить
Берг-коллегию в тех правах , которыми она пользовалась до  1775  г.  ,  [37]
исключая преимущества , дарованные знати  Дворянской  грамотой  и  Городовым
положением. До предоставления нового проекта , в  Берг-коллегии  действовали
штаты 1763 г.
  По этому указу Нерчинские заводы передавались в ведение Берг-коллегии , а
Экспедиция о государственных расходах при Сенате  и  Экспедиции  для  горных
дел при Казенных палатах упразднялись.
  15 декабря 1796 г. состоялось открытие  Государственной  Берг-коллегии  ,
президентом которой стал действительный статский советник  Андрей  Андреевич
Нартов  ,  а  возглавил  дирекцию  ,  став  Главным  наблюдателем  ,  бывший
президент действительный тайный советник М.Ф. Саймонов.[38] А.А.  Нартов  до
этого времени был сначала членом Берг-коллегии , а потом вице-президентом  ,
и когда М.Ф. Саймонов был “в отлучке от дел “ ,  он  исполнял  его  функции.
А.А. Нартов по мнению А.М. Лоранского был  одним  из  просвещеннейших  людей
своего времени и выдающимся горным деятелем.
  В1797  г.  штаты  Берг-коллегии  и  монетного  Департамента   значительно
возросли , но была упразднена положенная по  штату  1793  г.  лаборатория  ,
функции которой были переданы Горному училищу. В этом же году Коллегии  были
возвращены  права на  выдачу  патентов  на  производство  в  чины  до  штаб-
офицеров.
  Восстановление  Берг-коллегии  положительно   сказалось   на   дальнейшем
развитии металлургической промышленности России. По данным М.Ф. Саймонова  к
1798 г. прибыль от казенных и частных  заводов  увеличилась  на  полмиллиона
рублей по сравнению с 1796 г.[39] На этом М.Ф. Саймонов не остановился ,  он
подал в Сенат проект преобразования некоторых частей  горного  управления  ,
но этот проект не был сразу  внедрен  в  жизнь.  Требовалось  узнать  мнение
специалистов на местах , т.к. правительство  уже  приобрело  печальный  опыт
скоропалительных необдуманных решений.
  Состояние здоровья М.Ф. Саймонова все больше ухудшалось и в  1799  г.  он
попросил отставки ,  но  правительство  сочло  это  несвоевременным  ,  ценя
большие его заслуги и не найдя замены для него. За большой  вклад  на  своем
поприще М.Ф. Саймонов был награжден высшим орденом России ,  орденом  Андрея
Первозванного. Но силы его к сожалению были уже не те , он все чаще  подавал
прошения об отставке , и в 1801  г.  правительство  пошло  ему  навстречу  и
удовлетворило его просьбу.
  В 1798 г. последним президентом  Берг-коллегии  был  назначен  сенатор  ,
тайный советник  Александр  Васильевич  Алябьев  ,  который  пробыл  в  этой
должности вплоть до упразднения Коллегии в 1802 г. ,  Функции  которой  были
переданы вновь учрежденному Министерству финансов.
  В системе реформированного в начале XVIII в. центрального аппарата России
не было ни одного учреждения с такой развернутой  сетью  местных  органов  ,
которыми   располагала   Берг-коллегия.   Это   связано   с   тем   ,    что
металлургические предприятия строились непосредственно у источников сырья  ,
отдаленность   которых   требовала   создания   посредствующих   органов   ,
осуществляющих опеку над частными и казенными предприятиями и  приписными  к
ним крестьянами.
  Местные органы были созданы в первую очередь в  уже  сложившихся  центрах
металлургической промышленности:  Москве  (Московский  обербергамт  ),  штат
которой состоял из  бергауптмана  ,  обер  бергмейстера  ,  обер  цегентнера
(сборщика   налогов   )   ,   секретаря   ,   маркшейдера   ,   механика   и
делопроизводственного персонала. В1731  г.  он  вошел  в  состав  Московской
конторы Каммерц-коллегии. В1736 г. вновь выделился под названием  Московской
конторы Генерал Берг-Директориума. Кроме того он  подвергался  изменениям  в
связи с переездами правительства , вливаясь в состав Берг-коллегии ,  Казани
(Казанский бергамт учрежден  в  1720  г.,   а  с  1734  г.  стал  называться
Казанским  Горным начальством и  из  ведения  Каммерц-коллегии  перешел  под
руководство КГЗП в Екатеринбурге )  ,  Нерчинске  (Нерчинский  бергамт  )  ,
Екатеринбурге и Кунгуре  (Сибирский  обербергамт  ,  который  был  важнейшим
местным органом Берг-коллегии ,т.  к.  Именно  на  Урал  переместился  центр
металлургической  промышленности  ).  Затем  ,  по   мере   освоения   новых
промышленных районов или приема  заводов  из  других  ведомств  ,  возникали
новые   горные   начальства.   Таковы   Томское    Горное    начальство    ,
Архангелогородская берг-контора и Канцелярия Олонецких заводов ,  перешедшая
в подчинение Берг-коллегии вместе с переданными Адмиралтейством  заводами  в
1727 г.[40] Кроме того в подчинении Берг-коллегии  находились  Петербургская
берг-контора ( в 1730 г. переименована  в  Берг-комиссарство  ;  в  1742  г.
опять реорганизовано в Берг-контору  ,  в  чье  ведение  через  год  перешла
Канцелярия Олонецких заводов , а задачи были расширены ) , Пермский  бергамт
(находился в подчинении Сибирского) и так  называемая  Экспедиция  следствия
казенных  заводов  ,  которая  ведала  частными  делами  Шемберга   и   была
ликвидирована в 1742 г.
  Функции местных учреждений были однотипными и заключались в контроле  над
частными заводами , сборе десятинного налога , в  их  задачи  входили  также
розыск руд и мест для строительства новых заводов  ,  управление  приписными
крестьянами  ,  некоторые   из   них   занимались   торговой   деятельностью
(Петербургская берг-контора).[41] Общей проблемой для  них  являлась  острая
нехватка  квалифицированных  кадров  и  противоборство  со  стороны  частных
заводчиков , пытавшихся уйти от налогов.
  Местные органы посылали в Берг-коллегию рапорта  и  доношения  ,  получая
оттуда  указы.  Между   собой   при   равенстве   статуса   имели   сношения
промемориями.
  Таким образом ,  организация  Берг-коллегии  проводилась  в  общем  плане
проведения  реформы  центрального  аппарата  России.   Берг-коллегия   стала
исполнительным органом в проведении промышленной  политики  правительства  ,
изложенной в Берг привилегии 1719 г. и Берг Регламенте 1739 г.  Политические
и экономические изменения в стране  сказывались  и  на  ее  учреждениях.  За
время своего  существования  Берг-коллегия  при  относительной  устойчивости
коллегиальной системы управления , претерпела семь  серьезных  реорганизаций
: в 1722 г. выделилась Мануфактур-коллегия , в 1731 г. слита  с  Мануфактур-
конторой и Каммерц-коллегией , в 1736 г. восстановлена под вывеской  Генерал
Берг-директориума , в 1742 г.  возобновила  свое  существование  на  прежних
основаниях , в 1763 г. утверждены новые штаты  ,  в  1781  г.  упразднена  и
наконец в 1796 г. восстановлена в правах 1775 г.
  Перестройка работы  в  соответствии  с  обстановкой  свидетельствовала  о
гибкости коллегиальной системы в  целом  ,  а  восстановление  Берг-коллегии
утверждало о  жизнеспособности  идеи  создания  специального  учреждения  по
управлению определенной отраслью  хозяйства.  Вместе  с  тем  история  Берг-
коллегии показывает , как по мере укрепления этого учреждения и его  местных
органов росло их влияние на развитие промышленности.



   2. Канцелярия Главного правления Сибирских и Казанских заводов - орган
     управления горнозаводской промышленностью Урала во второй половине
                                 XYIII века.


  Орган управления горнозаводской промышленностью на Урале получил название
Канцелярии Главного заводов правления (КГЗП) 8 октября 1734 г. и  носил  это
название вплоть до ноября 1781 г. , когда управление  горными  и  заводскими
делами на Урале было передано в Пермскую казенную палату.  Уральское  горное
управление  до  1886  г.  носило  коллегиальный   характер   и   подчинялось
председателю   ,   чаще   Главному   командиру     или    начальнику    всех
подведомственных  казенных   заводов,   [42]   т.   е.   органы   управления
горнозаводской промышленностью Урала , сложившиеся в первой  четверти  XVIII
в. действовали без существенных  изменений  весь  XVIII  в.[43]  После  В.Н.
Татищева во главе управления Уральскими заводами были либо члены КГЗП  (  по
старшинству ) , либо особо назначенные Берг-  коллегией  начальники  (  граф
Апполос Мусин-Пушкин , генерал-майор  Ирман  ,  полковник  Бибиков  ,  князь
Енгалычев и др. )[44]
  Канцелярия имела множество  различных по своему  характеру  функций  ,  к
которым  относилось  :  управлять  горными  ,  заводскими   ,   земскими   и
полицейскими делами ,  контролировать  приход  и  расход  денежной  казны  ,
металла и припасов , регулярно собирать десятину с партикулярных  заводчиков
, отводить рудники , леса и  места  под  строение  новых  горных  заводов  и
многие другие функции. Для их выполнения в первой  половине  XVIII  в.  была
создана и постоянно совершенствовалась и корректировалась  обширная  система
различных учреждений , контор , экспедиций и повытий , и если  рассматривать
их в целом , то можно выделить  три  ступени  учреждений  в  зависимости  от
своих функций , положения в структуре аппарата управления и т. д.  К  первой
ступени относилась КГЗП , которая управляла заводами и рудниками “ со  всеми
принадлежностями “ на  огромной  территории  ,  включая  Сибирь  ,  Южный  и
Средний Урал , Прикамье ,  и  Среднее  Поволжье.  По  своему  положению  она
приравнивалась  к  губернским  канцеляриям   и   имела   с   ними   сношения
промемориями. К учреждениям второй ступени относились  Горные  начальства  ,
которые подчинялись непосредственно Канцелярии и посылали туда  доношения  и
рапорты , получая в свою  очередь  указы.  Исключение  составила  Канцелярия
Нерчинского Горного начальства , которой  в  связи  с  передачей  Нерчинских
сереброплавильных заводов в ведение особо учрежденной Сенатом  экспедиции  ,
по указу из этой экспедиции от  21  марта  1760  г.  предписано  было  иметь
сношения с КГЗП промемориями ,  а  не  доношениями  ,[45]но  это  фактически
означало выход Нерчинского  Горного  начальства  из  подчинения  Канцелярии.
Низшую ступень в этой структуре формировала густая сеть заводских  контор  ,
которые были на каждом крупном заводе.[46]
  Выяснив  положение  определенного  органа  в  трехступенчатой   структуре
управления горнозаводской промышленностью Урала ,  мы  можем  рассмотреть  ,
какие именно учреждения находились в подчинении КГЗП .
  КГЗП как государственное учреждение состояла из двух частей : присутствия
( общего собрания  членов  Канцелярии  ,  т.е.  ее  руководство  )  и  самой
канцелярии   ,   т.е.   аппарата   канцелярских   служащих,   обеспечивающих
делопроизводственное обслуживание управления. Присутствие  КГЗП  решало  все
текущие  вопросы  ,  связанные  с   подбором   и   расстановкой   кадров   ,
рассмотрением положения приписных крестьян , с отчетами  перед  вышестоящими
органами  ,  с  назначением  депутатов  к  межеванию  лесов  и  земель  ,  к
присутствию  в  судебных  местах  и  различных  комиссиях,  с   обеспечением
припасами и необходимым сырьем подведомственных  Канцелярии  служб  ,  и  со
многими другими ситуациями. Присутствие  было  коллегиальным  органом  ,  во
главе   которого   должен   был   стоять   Главный   командир   над    всеми
подведомственными заводами.  Для  наиболее  скорого  решения  ,  дела  между
членами  Присутствия  распределялись  по   трем   экспедициям.   Обязанности
канцелярских служащих и повытчиков также  распределялись  по  экспедициям  ,
которые включали в себя ряд повытий (разрядное , приказное  ,  партикулярное
,  школьное  ,  горное  ,  заводское).  При  Канцелярии  работала  и  группа
технических специалистов - два маркшейдера ,  [47]  два  шихтмейстера  ,[48]
гитенфорвалтер [49] и механик.
  Все  конторы  и  учреждения  условно  можно  распределить   между   тремя
экспедициями : горной , заводской и земской.  Существовала  также  и  Лесная
экспедиция , во главе которой стоял “Главный над здешними и  всеми  заводами
смотритель ранга капитанского”.[50] Она была  создана  для  охраны  и  более
экономного использования казенных лесных ресурсов , т.к. вся  промышленность
работала на древесном топливе.
  Канцелярии Главного заводов правления подчинялась группа контор , которые
на   практике   осуществляли   решения   главного   органа    горнозаводской
администрации Урала :
 Екатеринбургская заводская контора ;
 Контора судных и земских  дел  ,  которая  также  контролировала  приписных
крестьян близлежащих дистриктов и слобод ;
 Казначейская контора во главе с Главным казначеем ;
 Контора денежного дела ;
 Контора ротных дел ;
 Полиция ;
 Контора Чусовских казенных пристаней ;
 Таможенная контора , во главе которой стоял таможенный комиссар.
  Все эти конторы обычно возглавлялись  управителями.  Помимо  названных  ,
Канцелярия  контролировала  комиссарские  конторы   ,   которые   занимались
разбирательством корчемных дел и соляными промыслами  в  округе  (заключение
договоров с подрядчиками на поставку соли , бесперебойное снабжение и  т.д.)
, и Оренбургскую соляную контору.[51] Кроме того , для ведения отчетности  ,
контроля прихода и расхода денежной казны и припасов еще в  первой  половине
XYIII в. была учреждена Ревизия свидетельства заводских счетов.
  Для контроля над близлежащими золотыми промыслами и  рудниками  в  апреле
1757 г. была сформирована Золотых производств горная экспедиция ,  положение
которой в силу специфических особенностей , несколько отличалось  от  других
учреждений. Анализ горных пород и руд проводился в  специальной  лаборатории
, возглавлял которую пробирный мастер.
  В подчинении КГЗП находились госпиталь во главе со штаб-лекарем и аптека.
Подготовка и обучение кадров осуществлялись  в  казенных  школах  ,  которые
подразделялись на арифметические  и  словесные.  Их  курировал  ректор.  При
Канцелярии действовали также библиотека и канцелярский архив.
  В этом кратком введении мы перечислили и привели  небольшие  сведения  об
основных учреждениях , подведомственных КГЗП , их распределение в  структуре
и взаимоотношения между ними. Более подробно структура этих учреждений ,  их
функции и штаты , а  также  постановка  делопроизводства  будут  рассмотрены
ниже.


   1. Присутствие КГЗП во второй половине XYIII в. , его штаты , основные
                    функции и состояние делопроизводства.


  Как уже отмечалось выше ,  в  рамках  уральского  горного  ведомства  все
вопросы , как текущие , так и принципиальные , решались  присутствием  КГЗП.
Оно выносило определения на указы из вышестоящих органов -  Берг-коллегии  ,
Сената , Экспедиций и т.д. Текущие вопросы решались  собственными  силами  ,
но обязательно рапорты об этом  направлялись  в  Берг-коллегию.  Перечислить
весь круг вопросов , которые обсуждались на  присутствии  не  представляется
возможным , так как  нельзя  объять  необъятное.  Начиная  от  строительства
дорог , благоустройства промышленных сооружений ,  обеспечения  медицинского
обслуживания на заводах , повышения жалования или чина работникам  и  кончая
поиском  новых  ,  удобных  для  строительства  заводов  мест  ,  ежегодными
инспекциями и контролем по выплавке чугуна , добыче меди , серебра и  золота
, отправлением ежегодных караванов в Санкт-Петербург и в Москву ,  и  многим
другим , - все это было в рамках компетенции присутствия Канцелярии.
  Для решения этих  вопросов  в  1737  г.  был  разработан  штат  для  всех
уральских заводов , который подробно регламентировал необходимое  количество
членов в присутственных местах ,  технических  специалистов  ,  канцелярских
служителей , ежегодное количество  выплавляемого  с  одной  домны  чугуна  и
многое другое. Согласно этому штату , который действовал вплоть до  1766  г.
, когда в связи с передачей  казенных  заводов  в  партикулярное  содержание
необходимо было пересмотреть  и  изменить  старый  и  ввести  новый  ,  “для
присутствия  в  здешней  Канцелярии  быть  одному  ранга  генерал-майорского
правителю , другому  полковничья  коллежскому  советнику  ,  двум  асессорам
ранга майорского , пятому обер-маркшейдеру ранга капитанского “ ,[52] но  на
практике постоянно ощущалась нехватка кадров.
  Во вторую половину XYIII в. присутствие Канцелярии вступило  в  следующем
составе : первейший член надворный советник Никифор  Герасимович  Клеопин  и
бергмейстер [53] Густав Ульрих Райзер , [54] и хотя в мае  1749  г.  в  КГЗП
пришел указ из Берг-коллегии от  27  апреля  1749  г.  “о  бытии  в  КГЗП  в
присутствии обер-гитенфорвалтера в  должности  асессорской  Федору  Старого-
Милюкову “ , [55] но это не спасало сложившегося положения.
  Порядок работы присутственных мест был детально обрисован  в  Генеральном
Регламенте. Члены присутствия приходили на работу к 8-9 часам утра , а в 12-
13  часов  были  уже  свободны.  Присутствие  не  собиралось  в  религиозные
праздники , торжественные дни (дни рождения царствующих особ и т. д. ) и  по
воскресеньям.   Если   по   какой-нибудь   причине   члены   правления    не
присутствовали , то согласно18 главе  Генерального  регламента  ,  дела  для
слушания относились на  дом.  Для  этой  цели  при  Канцелярии  существовала
должность вахмистра , иногда этим  занимался  секретарь  или  кто-нибудь  из
канцелярских служителей.
  Здесь необходимо сделать отступление и рассмотреть жизнь  и  деятельность
Н.Г. Клеопина в период пребывания  его   “у  правления  своей  должности”  в
присутствии КГЗП как одного из ярких представителей  руководства  Канцелярии
того времени.
  Н.Г.  Клеопин  родился  в  1700  г.  Был  участником   проектирования   и
строительства ряда заводов на Урале и в  Сибири.  Ему  принадлежит  создание
общего чертежа (плана) строительства Екатеринбургского завода на реке  Исети
(февраль 1723 г. ), а также общего проекта  строительства  первой  в  России
Березовской золотопромывальной фабрики (1753 г.) .  В  должность  начальника
КГЗП он вступил в 1739 г. и “правил ее” вплоть до 1758 г. [56] Н.Г.  Клеопин
имел двух сыновей. Старший , Григорий  ,  благодаря  своим  способностями  в
какой -то мере положению отца сделал блестящую карьеру , а вот о  младшем  ,
Федоре , сведений гораздо меньше. Он родился в 1742 г.  и  к  14  годам  уже
окончил Екатеринбургскую школу и Петербургскую императорскую академию  наук.
После обучения его отец ходатайствовал в Берг-коллегию о введении  его  сына
, в соответствии с регламентом АН , в горный корпус с произведением  в  обер
офицерский чин , а до  указа  из  Сената  ,  КГЗП  в  мае  1756  г.  вынесла
определение о  “  бытии  Федору  Клеопину  унтер-шихтмейстером  1  класса  с
жалованьем 48 рублей в год “. Что касается его отца , то в  50-х  годах  это
был довольно старый и больной человек. Каждый месяц  Н.Г.  Клеопин  болел  ,
поэтому производил инспекции только  близлежащих  заводов  (  Сысертского  ,
Каменского , Кунгурского , Верх-Исетского и др. ) У него была больна нога  ,
[57] поэтому для лечения и отдыха  практически  каждый  месяц  Н.Г.  Клеопин
ездил  во  вновь  пожалованную  уму  в  августе  1750   г.[58]   усадьбу   в
Нововоскресненском селе , что 90 верст от Екатеринбурга.  25  сентября  1751
г. в протоколе КГЗП было записано , что  Н.Г.  Клеопин  “лекарствами  ...  ,
хотя и почасту пользуется , токмо за застарелостию болезней мало  отрады  от
них бывает...”[59] Болезнь Н.Г. Клеопина давала о себе  знать  так  часто  ,
что  в  Берг-коллегию  неоднократно  представлялись  доношения  с   просьбой
освободить его от инспекций ,  поэтому  по  указу  из  Берг-коллегии  от  23
января 1751 г. было решено “советника  Клеопина  для  его  болезней  ...  ко
отправлению караванов и осмотров заводов и рудников  не  посылать...”[60]  В
ноябре 1753 г. КГЗП представляла в Берг-коллегию о состоянии  здоровья  Н.Г.
Клеопина , но в декабре пришел указ “о бытии  ему  в  советничьей  должности
при порученном ему деле “.[61] Кроме того ,  указом  Е.И.В.  от  18  декабря
1753 г. он был пожалован в коллежские советники с жалованием  600  рублей  в
год.[62] Год спустя в КГЗП был прислан еще один  указ  Берг-коллегии  от  10
сентября 1754 г. “об отправлении в  Москву  ...  коллежского  советника  ...
Клеопина для рассуждения и сочинения по Берг-коллегии , к  сочинению  нового
уложения материям оного в самой крайней скорости... “[63] Год он  проработал
в составе этой комиссии и в ноябре 1755 г. вновь приступил к  присутствию  в
КГЗП.
  В 1757 г. , в связи с передачей серебряных и золотых руд в ведение особой
Нерчинской экспедиции под руководством Шлаттера , он написал  Н.Г.  Клеопину
письмо , в котором просил его принять их “в свое смотрение  и  иметь  ...  в
касающихся до них  (серебряных  и  золотых  руд  -  Е.Т.)  делах  надлежащее
распоряжение и попечение , и его б статского советника (Шлаттера -  Е.Т.)  о
том  почасту  уведомлял...  “[64]  Кроме  того  в  июле  1757  г.  ,   когда
подполковник Тихомиров , под чьим руководством находилось  денежное  дело  в
Екатеринбурге , был отпущен в отпуск на 4 месяца , “смотрение  над  денежным
делом” было поручено Н.Г. Клеопину , [65] но уже в январе 1758 г.  ему  была
поручена новая должность. По сенатскому указу от 10 и  22  декабря  1757  г.
предписывалось   “к   размножению   Нерчинских   и    других    серебро    и
золотосодержащих  рудников  и   прочему   определить   главным   коллежского
советника Клеопина , которого от других дел , что следует  кроме  надзирания
денежного дела и золотых промыслов отрешить ... “[66] Поэтому  указом  Берг-
коллегии от 2 декабря 1757 г. было решено Н.Г. Клеопина из  ведомства  Берг-
коллегии исключить , [67] т.к. Нерчинские заводы  по  предложению  статского
советника Шлаттера были выведены из подчинения Берг-коллегии  и  переданы  в
управление особой Нерчинской экспедиции.
  За время пребывания в  присутствии  КГЗП  ,  несмотря  на  многочисленные
болезни  Н.Г.  Клеопин  внес  большой  вклад  в  развитие   металлургической
промышленности. Будучи неспособным самому ездить для осмотра  заводов  ,  он
вел жесткий контроль по выполнению этого мероприятия. Как  человек  он  имел
сложный и противоречивый характер. На него  “держали  зуб”  некоторые  берг-
офицеры , так как он как первейший член присутствия мог влиять  на  принятие
решения о повышении или понижении жалования ,  об  аттестации  на  повышение
чина  и  т.д.  Так  например  характерен  конфликт  с  берггешвореном   [68]
Санниковым , по доносу которого на Н.Г. Клеопина генерал-майору  Бэеру  и  в
Берг-коллегию  была  учреждена  комиссия  ,  которая   ,   расследовав   все
обстоятельства , сделала вывод , что  за  Н.Г.  Клеопиным  по  всем  пунктам
обвинения никакой вины нет.[69] Нельзя назвать радужными  и  отношения  Н.Г.
Клеопина с асессором И. Юдиным ,[70] и  со  Старого-Милюковым  ,  [71]  и  с
подполковником  Тихомировым  ,  но  это  были  те  ,  кто  был  не   доволен
определениями присутствия и срывали свое недовольство  на  Н.Г.  Клеопине  ,
посылая на него и на других присутствующих бесконечные жалобы  и  челобитные
в вышестоящие инстанции.
  В работе присутствия  ,  во  избежание  подобных  конфликтов  и  склок  ,
существовал определенный порядок , закрепленный  в  Генеральном  регламенте.
Когда  рассматривался  вопрос  о  родственниках  или  свойственниках   члена
присутствия , то под выносимом по этому поводу определении он не имел  права
ставить свою подпись.[72] В другом случае , если присутствующий член не  был
согласен с определением Канцелярии по какому-либо вопросу или  пункту  ,  он
внизу протокола  после  подписей  других  членов  делал  отметку  ,  что  по
определенному вопросу он имеет  свое  ,  особое  мнение.  После  чего  ,  на
следующей странице , он записывал свой голос и ставил подпись  ,  тем  самым
снимая с себя ответственность за вынесенное определение.
  Что касается разделения обязанностей между членами  присутствия  ,  то  ,
согласно 8 главе Генерального регламента и указа  Берг-коллегии  от  25  мая
1743  г.  Канцелярии  Главного   заводов   правления   предписывалось   “для
наилучшего и скорейшего произведения и действительного исправления  их  (дел
- Е.Т.) , расписаны на 4 экспедиции или части , из которых первые две  части
поручены советникам , а другие две асессорам по старшинству ,  и  в  том  им
велено наипрележнейшее попечение иметь ... , и когда по чьей экспедиции  ...
резолюция или определение воспоследует , подписано и совсем  окончено  будет
, стараться с прилежанием , чтоб надлежащие по тому  указы  отправлены  ,  и
оттуда доношение или рапорт и потребующие ведомости получены  были  ,  и  те
указы  по  каждой  экспедиции  подписывать  им  одним  ,   когда   же   указ
отправляться имеет быть о ... важном деле или расходах , и  о  выдаче  денег
из казны , ото всей коллегии подписан имеет быть. Когда же какой  член  куда
отлучится или заболит , то по его части отправление иметь  другому  члену  ,
состоящему в одном с ним ранге , да  и  всем  о  том  попечение  иметь  ,  в
бытность же здесь при заводах господина генерал-майора от артиллерии  Антона
Федоровича Томилова , в присутствии в КГЗП надпоминаемо было от него ,  чтоб
и при здешней Канцелярии о разделении трудов канцелярским членам  расписание
учинить ... , управление  начать  генваря  с  первого  числа  1748  года  по
нижеследующему : дела , входящие в  Канцелярию  от  контор  Екатеринбургской
судных и земских дел , также Казначейской и  счетной  ,  и  из  других  мест
секретные и криминальные отправлять обще всем членам по  силе  указов  ,  да
особливо в отправлении быть по экспедициям : в первой экспедиции  у  первого
члена надворного советника Клеопина в ведении и смотрении его  быть  здешним
денежной конторе ... , ротным  и  полицейским  делам  ,  Чусовским  казенным
пристаням , лесному и угольному делам и положенным с  партикулярных  заводов
указным доходам и производимым о тех заводах делам ; во второй ,  у  другого
члена асессора Юдина , [73] Пермскому  ,  Казанскому  и  Нерчинскому  горным
начальствам и Якутской команде со всеми состоящими в ведении и команде  оных
горными  и  заводскими  делами  ...  ,  також  находящиеся   при   Сибирских
железоделаемых заводах медным плавильням с их принадлежностьми  ,  аптеке  ,
госпиталю , школам , библиотеке и прочему , что  ко  оным  принадлежит  ;  в
третьей  у  бергмейстера  Райзера  ,  всем  находящимся  в  ведении  здешней
Канцелярии железоделаемым заводам и состоящими около оных железным и  медным
, и прочим рудникам и лаборатории со  всеми  их  принадлежностьми  ...  ,  а
караванные отправлять по силе ... Берг-коллегии августа от  5-го  1743  года
по очереди...”[74] Согласно этому определению , Н.Г. Клеопин , выезжая куда-
нибудь , оставлял в журнале протокольную записку о порядке исполнения дел  в
его отсутствие.
  Другой  очень  важной  обязанностью  членов  присутствия   были   осмотры
положения дел на заводах , рудниках и пристанях , находящихся  в  подчинении
КГЗП , кроме того канцелярские члены должны были  свидетельствовать  частные
домны. По этому поводу в Е.И.В. указе В.Н.  Татищеву  от  23  июня  1737  г.
“написано господину советнику с товарищи накрепко надзирать , чтоб приход  и
расход денег и припасов на всех  заводах  содержан  был  правильно  и  книги
порядочно , також чтоб управители и надзиратели во всем поступали  с  верною
и радетельною прилежностию , и для того должны он советник и прочие чины  по
переменкам по малой мере однова в год и все заводы  осмотреть  и  правильные
репорты о своем осмотре в Канцелярию подать , и  ежели  где  управитель  или
надзиратель явится неисправен от недознания того , исправить ...”[75] О  том
, как часто следует проводить инспекции  на  заводы  ,  рудники  и  казенные
пристани дает информацию сообщение президента  Берг-коллегии  А.Ф.  Томилова
от 28 октября 1746 г. : “... господам членам должно  ежегодно  на  заводы  и
рудники ездить , дальние хотя по единожды , а на ближние наичаще...”[76]
  Категория дел , связанная с интересами казны ,  была  наиболее  важной  ,
поэтому  ежегодно  один  из  членов  присутствия  и  секретарь  из   Ревизии
свидетельства заводских счетов должны были проверять казну  ,  т.е.  как  “в
наказе губернаторском и воеводском , состоявшемся в 1728 году в 23-м , да  в
регламенте Ревизион-коллегии 1733 года в 1-м пунктах напечатано : когда  год
окончается , тогда в первом или втором  числах  генваря  месяца  у  прежнего
расходчика всю денежную казну осмотреть ... и приходные , и расходные  книги
запечатать , и что налицо явиться принять другому приходчику с  распискою  и
тот остаток записать в приход в новые приходные книги... “[77]
  КГЗП , будучи представителем  центрального  горного  ведомства  России  ,
имела право представлять кандидатов  на  унтер-  и  обер-офицерские  чины  ,
направляя аттестаты в Берг-коллегию. Так например 20 декабря  1751  г.  было
решено писать в Берг-коллегию “ о даче  офицерам  деревень  и  о  учреждении
горного корпуса  мундиров  представления  ,  также  и  о  даче  им  патентов
требовать милостивой резолюции... “ , [78] на что в ответ пришел указ  от  1
марта 1753 г. “ о пожаловании в число , положенное по штату  при  Канцелярии
и ведомства оной при заводах на  упалые  места  по  линии  и  старшинству  в
повышение чинами...”[79] За повышение чина взыскивалась  пошлина  в  размере
месячного  оклада.  Самым  младшим  офицерским  чином  было  звание   унтер-
шихтмейстера , которое подразделялось на три класса  или  статьи.  Обычно  в
унтер-шихтмейстеры определяли их школ тех , кому “кому  знания  и  твердости
наук понятные и прилежные  ,  также  по  воздержанному  и  житию  и  бодрому
состоянию , и порядочным поступкам ... “[80] Все берг-офицеры  ,  начиная  с
шихтмейстеров  , носили шпаги , им полагалось  дополнительное  жалование  на
денщиков , количество которых зависело от  ранга.  Аттестация  на  повышение
чинами как правило проводилась группами , когда на  освободившуюся  вакансию
назначались  берг-офицеры  с  более  низким  званием   с   последующим   его
повышением.[81] Хотя конечное определение выносилось в Берг-коллегии , и  не
всем аттестованным могли повысить звание ,  но  тем  не  менее  мнение  КГЗП
учитывалось. Что касается наказания провинившихся берг-офицеров ,  то  здесь
Канцелярия обычно обходилась  собственными  силами.  Меры  воздействия  были
различны в зависимости от проступка и занимаемой  должности.  Унтер-офицеров
могли наказать батожьем. На остальных  же  воздействовали  штрафами  в  виде
вычета из жалования , могли выплачивать половинное , могли  вообще  удержать
до выяснения обстоятельств. Еще  одной  мерой  наказания  было  понижение  в
звании и отстранение от должности , что тоже сказывалось и  на  материальном
положении офицера. Так например в декабре в 1750 г.  управитель  Кушвинского
завода гитенфорвалтер Леонтий Бекетов и шихтмейстер Пешехонов  за  беспутное
и непорядочное поведение были отстранены от своих должностей ,  так  как  по
их вине “в заводском правлении не без замешательства , да и приказных  делах
не без остановки  состоит...”[82]  Но  это  не  помогло  в  “воспитательном”
процессе , и в октябре 1751 г.  было  решено  “гитенфорвалтера  Бекетова  за
безмерное пьянство и непорядочные и противные по указам поступки  ,  унизить
одним рангом...”[83]
  При смене на  какой-нибудь  должности  одного  берг-офицера  другим  ,  в
соответствии  со  2-м  пунктом  губернаторского  и  воеводского   наказа   ,
составлялись  росписные  списки  передачи   всего   подотчетного   имущества
(прихода и расхода денежной казны , припасов и т.д.) в  двух  экземплярах  ,
один  из  которых  оставался  на  месте  ,  а   другой   отсылался   Ревизию
свидетельства заводских счетов.
  КГЗП  постоянно  пыталась  “прибрать  к  рукам”  учреждения   ,   которые
находились  на  подведомственной  ей  территории  ,  стремясь   использовать
ресурсы этих учреждений на заводских работах , извлечь свою выгоду и т.д.  В
феврале 1751 г. в  Екатеринбурге  была  учреждена  Ратуша.[84]  Хотя  она  и
представляла в Канцелярию доношения , но  по  характеру  своей  деятельности
она не находилась в ее ведении , а подчинялась Главному Магистрату , но  тем
не менее  Канцелярия  всячески  вмешивалась  в  работу  Ратуши  через  своих
депутатов , пытаясь привлечь купечество в заводские работы и прочие  службы.
Поэтому в январе 1752 г. в КГЗП пришел указ из  Главного  Магистрата  от  14
ноября 1751 г. , в котором говорилось , что Канцелярия и судная  контора  не
должны вмешиваться в дела Ратуши , а также  не  чинить  “купечеству  обид  и
притеснений , а наипаче в их купечестве и торгах помешательства... “ ,  [85]
но Канцелярия не подчинилась этому указу , мотивируя это тем , что из  Берг-
коллегии указа по этому поводу еще не поступало , и  только  через  месяц  ,
после поступления ожидаемого указа , КГЗП вынесла определение  “о  неведении
... Екатеринбургского купечества и Ратуши”.[86] Другой пример  вмешательства
Канцелярии  в  дела  учреждений  ,  подчиненным  другим  ведомствам  :   это
“промеморий  из  консистории   преосвященного   Сильвестра   ,   митрополита
Тобольского и Сибирского “ , который  напоминает   об  указе   Синода  “   о
невступании здешней Канцелярии в духовные дела... “[87]
  Почти все время штаты КГЗП не были  укомплектованы.  В  мае  1751  г.  не
хватало главного правителя  (генерал-майора)  ,  маркшейдера  ,  а  также  в
соответствии с Сенатским указом от  29  октября  1750  г.  сверх  штата  для
инспекций на частные заводы Сибири по выплавке чугуна и  годовому  обложению
полагался еще один асессор. В следствии этого в одном из доношений  в  Берг-
коллегию от 5 февраля 1752 г. КГЗП просит секретаря Евдокима Яковлева  “  от
секретарской  должности  отреша  ,  определить  в  здешнюю  Канцелярию   для
присутствия...” , так как “без прибавки членов при  Канцелярии  обойтись  не
по которой мере невозможно...”[88] Здесь же напоминалось , что при  КГЗП  по
штату 1737 г. кроме того полагалось быть одному пробирному  мастеру  ,  трем
пробирщикам , восьми  пробирным  ученикам  ,  двум  геодезистам  с  четырьмя
учениками и двум маркшейдерам с четырьмя учениками ,[89] а также  в  феврале
1758 г.  было  дополнительно  определено  “для  отводу  под  заводы  мест  и
рудников и для надзирания и содержания в добром порядке  горных  работ  ,  и
для прочих посылок быть при Канцелярии маркшейдеру с двумя учениками и  двум
берггешворенам  , унтер-механику с двумя  учениками  ,  геодезисту  с  двумя
учениками , пробователю с двумя учениками”.[90] Поэтому в мае 1752  г.  КГЗП
требовала  от  Берг-коллегии  назначения  в  Канцелярию  обер-маркшейдера  в
звании   капитана  ,  в  Канцелярию  и  Пермское  горное  начальство   двоих
маркшейдеров в звании капитанов-поручиков ,  пятерых  заводских  управителей
(гитенфорвалтеров) в звании поручиков ,  механика  ,  пробирного  мастера  и
шестерых берггешворенов в звании подпоручиков и  десятерых  шихтмейстеров  в
звании  прапорщиков.[91]  Но  так  как  процесс  назначения  и   дорога   до
Екатеринбурга  занимали  длительное  время  ,  КГЗП  выходила  из   трудного
положения с кадрами , назначая на  вакансии  до  прибытия  из  Берг-коллегии
ожидаемых  указов  ,  берг-офицеров  ,   чье   звание   было   ниже   и   не
соответствовало  пустующим  должностям.[92]   Что   касается   свидетельства
частных домен , для ревизии обычно посылали берг-офицеров из старших  горных
чинов  с  надлежащими  инструкциями.  Так  например  в  марте  1753  г.  для
свидетельства демидовских домен  был  направлен  присутствующий  в  Пермской
судных и земских дел конторе обер-гитенфорвалтер Егор Арцыбашев.
  Принимая во внимание недостаток канцелярских членов ,  в  марте  1753  г.
Берг-коллегия  определила  для  присутствия  в  КГЗП   маркшейдера   Степана
Владычина , находившегося в горной и заводской службе с 1729  г.  Канцелярия
определила  “по  прибытии  сюда  Владычина  ,  что  в  особливом  ведении  и
смотрении было господина бергмейстера Райзера , то все поручить в ведение  и
смотрение ему Владычину” , [93] так как Райзер был отправлен в Москву. С  29
апреля 1753 г. С. Владычин приступил к исполнению  своих  обязанностей.  Ему
было поручено также “при Березовском и Пышминском золотосодержащих  рудниках
смотрение  иметь...”[94]  За  старание  и  прилежание  16  февраля  1754  г.
маркшейдер С. Владычин был произведен  в  обер-гитенфорвалтеры  ,[95]  а  по
Сенатскому указу от 22 декабря 1754 г. в коллежские асессоры.
  В июле 1753 г. по указу Берг-коллегии от 29 марта  1753  г.  в  КГЗП  был
прислан  обер-маркшейдер  Петр  Зеленый.[96]  Таким  образом  ,   теперь   в
присутствие Канцелярии входили  надворный  советник  Н.Г.  Клеопин  ,  обер-
маркшейдер П. Зеленый , маркшейдер С. Владычин , но по-прежнему  не  хватало
еще  двух  человек.  С  введением  в  состав  Присутствия  новых  членов   ,
потребовалось и новое распределение обязанностей между  ними  ,  поэтому  21
сентября 1753 г. Канцелярия вынесла  определение  ,  первая  часть  которого
дословно повторяла определение от 31 декабря 1747  г.  ,  а  вторая  вносила
некоторые изменения и дополнения : “...  в  случае  бытности  из  Канцелярии
членов на заводах и рудниках , подлежащее  управление  и  осмотр  чинить  не
смотря на разделение предписанных экспедиций  ,  також  кому  из  членов  за
совершенною невозможностию или отлучкою  в  присутствии  в  Канцелярии  быть
нельзя , то ... в таковых  случаях  имеют  отправлены  быть  дела  наличными
присутствующими в Канцелярии чинами , для нужных же и  немалого  рассуждения
требующих дел (если надобно будет) , можно призывать  для  общего  совета  и
управления членов здешней судной и земской  конторы  ,  также  ,  смотря  по
случаю нужды , из старших горных и заводских офицеров. Ныне  асессора  Юдина
и бергмейстера Райзера в здешней Канцелярии не имеется , а выбыли  в  другие
места  ,  вместо  которых  находятся  с  надворным   советником   господином
Клеопиным в присутствии ...  Зеленый  и  ...  Владычин  ,  и  для  того  ...
отправление по вышепрописанным экспедициям дел и прочего иметь  Зеленому  во
второй , а Владычину  в  третьей  экспедиции  ,  сверх  того  Березовские  ,
Пышминские  и   Шилово-Исетские   золотосодержащие   рудники   ,   также   и
каменнорезные фабрики  с  их  принадлежностьми  ему  ж  Владычину  по  своей
экспедиции иметь...”[97]
  Корме того , с 5 октября 1754 г. для присутствия  в  КГЗП  был  определен
коллежский асессор  Степан Неелов ,[98]но буквально  через  месяц  из  Берг-
коллегии пришел указ Сената от 22  декабря  1754  г.  о  произведении  “  из
асессоров  в надворные советники С. Неелова и П. Зеленого ... и об  отставке
помянутого Зеленого от всех дел вовсе за старостию его и  болезньми  ...и  о
присутствии  в  КГЗП  господам  надворному  советнику  Неелову  ,   асессору
Владычину , обер-цегентнеру Яковлеву ...”[99]Таким образом , П. Зеленый  был
членом присутствия КГЗП всего полтора года . За этот короткий  период  такой
старый и больной человек как П.  Зеленый  не  мог  существенно  повлиять  на
улучшение работы подведомственных заводов и рудников .
  При отставке офицеры должны были собрать подписки от различных  контор  ,
что никаких долгов за ними  не  числится  .  Люди  ,  вновь  определенные  в
Канцелярию для присутствия , были довольно пожилыми и со слабым здоровьем  ,
поэтому канцелярские члены с 1755 г. практически  не  ездили  инспектировать
заводы и рудники , все больше посылая  других  обер-офицеров  .  Например  ,
“поданным в  Канцелярию  репортом  Екатеринбургского  госпиталя  штаб-лекарь
Шнезе объявил , что по  свидетельству  его  ...  надворный  советник  Неелов
давно находится  в  каменной  болезни...”[100](камни  в  почках  ).  Поэтому
Неелову было определено “ присутствие иметь  по  прежнему  в  ...  судной  и
земской конторе ...”[101], не привлекая его для присутствия в Канцелярии.
  По Сенатскому указу от 15 сентября 1755 г. .  удовлетворяя  неоднократные
требования Канцелярии  ,  в  Екатеринбург  Главным  командиром  в  КГЗП  был
назначен действительный статский советник  Его  превосходительство  господин
Андрей Григорьевич Щербинин[102] ,  а  в  Канцелярии  предписывалось  к  его
приезду составить подробные ведомости. А.Г. Щербинин прибыл  в  Екатеринбург
со своим сыном коллегии  юнкером  Петром  Щербининым  .  который  также  был
определен в распоряжение КГЗП , 23 октября  1755  г.  и  сразу  приступил  к
исполнению  своих  обязанностей  .  По  указу  Берг-  коллегии  было  решено
производить  ему  жалованье  “как  и  прежде  бываемы  при  здешних  заводах
действительному статскому советнику Василию Татищеву производилось ...",  т.
е. 1058 рублей 10 копеек в год .[103]Уже на следующий день после приезда   ,
24 октября А. Г. Щербинин записал в протоколах свое повеление  ,  в  котором
говорилось что он будет присутствовать только при  решении  наиболее  важных
дел ( поиск руд , строительство заводов , спорные вопросы , сенатские  указы
), а текущие вопросы решать присутствующим без доклада ему.[104]
  Не удовлетворившись ознакомлением с ведомостями , А. Г. Щербинин  23  мая
1756 г. выехал для инспекции на Невьянские , Гороблагодатские Л.И.  Шувалова
, а также на казенные Алапаевский , Каменский и Сысертский заводы и  Шилово-
Исетский рудник. В качестве консультанта он взял с собой Н.Г. Клеопина  ,  а
также для сопровождения штаб- лекаря Шнезе и секретаря А. Поряцкого с  одним
подьячим “для произведения письменных дел.”[105]Будучи больным  человеком  ,
А.Г. Щербинин весьма плачевно закончил эту поездку . В протоколах  мы  можем
об этом прочитать  :  “...  Господину  действительному  статскому  советнику
тяжкая параличная болезнь приключилась 20 числа ноября месяца  ...  так  что
говорить ничего не может и с постели не встает ..., и  повредила  ему  ум  ,
язык и правую руку, и хотя он ныне опять в уме , токмо язык  и  правая  рука
без действия ...”[106], о чем немедленно было представлено в Сенат ,  откуда
в январе 1757 г.  пришел  указ  от  17  декабря  “  об  отставлении  от  дел
Щербинина из-за  его болезни и об отпуске , если пожелает , в Москву , а  на
его место и в главные командиры велено представить от  Герольдии  кандидатов
...”.[107]Вот так печально закончилась , не успев  начаться  ,  деятельность
третьего командира над  всеми  Пермскими  ,  Казанскими  ,  Оренбургскими  и
Сибирскими заводами.
  В  1755  г.,  в  связи  с  возникновением  башкирских  волнений  ,   КГЗП
предприняла  ряд  мероприятий  по  предотвращению  их   распространения   на
заводские территории и по укреплению заводских границ .  С  этой  целью  под
командованием пример- майора Воробьева был сформирован  отряд  ,  который  в
июле  1756  г.  был  направлен  в   Полевские   заводы   ,   а   в   августе
передислоцирован в Пермскую и Вятскую провинции “для  поиску  и  искоренения
воров и разбойников.”[108]Н.Г. Клеопин тоже  не  примянул  обезопасить  свое
имение от распространяющейся  смуты  .  По  его  прошению  Канцелярией  было
решено “ для  ...  необходимостей  и  безопасности   от  воров  башкирцев  в
Нововоскресненском господина коллежского советника Клеопина  селе  крепостцу
построить дозволить...”[109]
  После  отставки  А.Г.  Щербинина  в  присутствии  КГЗП  остались   только
коллежский советник Н.Г. Клеопин , асессор С. Владычин   и  обер-  цегентнер
Е. Яковлев , которому канцелярским определением от 31 августа 1755  г.  было
поручено “ полицейские дела ведать за неимением ... свободных  ...  офицеров
..”.[110]
  Е. Яковлев родился в 1707 г. , горнозаводскую службу начал с 1721  г.  Он
являлся  ярким  примером  продвижения  по  служебной  лестнице.  Начал  свою
карьеру он в должности подьячего Сибирского обер-бергамта и работал  в  этом
качестве до 24 февраля 1732 г. Потом исполнял должность протоколиста  до  13
марта 1739 г. , когда был пожалован секретарем при КГЗП , а  в  январе  1755
г. его произвели в обер-цегентнеры.  Е. Яковлев при  тайном  советнике  В.Н.
Татищеве служил при секретных делах , в “подозрениях , штрафах и  наказаниях
не бывал”. 17 октября 1757 г. он  подал  прошение  в  Канцелярию  по  поводу
отставки из-за “приумножившейся тупости в зрении глазном и что весьма  часто
бывает болен головою , спиною , ногами и в памяти  слаб...”[111]  ,  на  что
Канцелярия решила представить об этом доношение в Берг-коллегию , в  котором
напоминалось , что по именному  указу  Петра  I  от  19  апреля  1722  г.  ,
офицеров  ,  при  долгой  и  безупречной  службе  “надлежит   отставлять   с
повышением чина”. В марте 1760 г.  в  Канцелярию  пришел  ответный  указ  из
Сената от 29 февраля 1760 г. ,   которым  предписывалось  “по  прошению  ...
асессора Яковлева в рассуждении его  долговременном  ,  то  есть  39  летней
службы и за болезньми от всех дел вовсе отставить и за оную же  службу  дать
ему при отставке чин надворного советника...” В связи с этим  “...  марта  9
дня 1759 года ... Яковлев поданным ... доношением просил , чтоб имеющиеся  у
него с 1735 по 1755 годы на руках секретные дела  ,  коим  объявил  при  том
доношении роспись , от него кому в силу указов надлежит приказать принять  и
в приеме дать расписку , на то по определению ...  Канцелярии  ,  учиненному
27  числа  июля  того  ж  759  года  ,  велено  те  секретные  дела  принять
коллежскому секретарю , что ныне асессор ,  Порецкому  и  содержать  в  силу
указов из Верховного Тайного совета 726 года июля  17-го  числа  за  печатью
здешней Канцелярии присутствующих...”[112] Кроме того “в смотрении  Яковлева
были коменномраморные дела  да  по  Екатеринбургскому  комиссарству  соляные
дела и сборы , ... ныне  иметь  в  смотрении  ...  коллежскому  асессору  С.
Владычину ... , а  по  заводской  экспедиции  смотрение  же  и  распоряжение
(которое было у него  Владычина)  иметь  ...  коллежскому  асессору  Памфилу
Алексееву...”[113]
  В связи с учреждением особой Нерчинской экспедиции , в ее ведение перешли
Нерчинские  сереброплавильные  заводы  ,  которые  автоматически  вышли   из
подчинения здешней  Канцелярии.[114]  Как  уже  выше  говорилось  ,  Главным
командиром над этими заводами был назначен Н.Г. Клеопин ,  который  в  марте
1759 г. написал в Канцелярию промеморий с просьбой отправить в Нерчинск  ряд
берг-офицеров , в числе которых упоминался и Е. Яковлев.[115] Но как  раз  в
это время шла активная  передача  казенных  заводов  в  частное  владение  ,
поэтому Канцелярия в основном рассматривала дела , связанные с этим  :  вела
отчетность , занималась “интенсивным” субсидированием из казны переданных  в
частные руки заводов  ,  которые  не  отличались  особой  рентабельностью  ,
поэтому асессора Е. Яковлева было решено до завершения  передачи  заводов  в
партикулярное содержание ,  чтобы  “упущения  в  делах  не  было  ,  пока  в
Нерчинск к Клеопину не отправлять”.
  Офицеры ,  служившие  на  казенных  заводах  ,  переданных  заводчикам  ,
оставались не у дел , поэтому перед канцелярией вставала еще одна  задача  :
распределить освободившийся персонал на другие объекты. Их направляли  и  на
те же заводы , находившиеся уже в частных руках , по  требованию  заводчиков
, и на другие казенные заводы , и в Москву.
  Заводы передавались медленно  ,  и  сам  процесс  передачи  сопровождался
различными неувязками , путаницей и т.д. , поэтому было принято решение  при
“отдаче  быть  от  здешней  Канцелярии  членам   с   переменою   ,   которым
наикрепчайше иметь  смотрение  ,  чтоб  при  той  отдаче  ...  материалам  и
припасам и всему казенному ни малейшей проронки и ущербу  интересу  быть  не
могло , и сколько чего кому отдано будет , о  том  учиня  за  свидетельством
здешней Канцелярии самих присутствующих ...  самые  верные  и  обстоятельные
ведомости  без  наименьшей  ошибки   и   проронки   ,   прислать   в   Берг-
коллегию...”[116]
  К началу 1758 г. в КГЗП присутствовали только С. Владычин и Е. Яковлев  ,
поэтому 12 февраля 1758 г. в Берг-коллегии был  подписан  указ  “о  бытии  в
здешней Канцелярии ... в присутствии находящемуся  ныне  в  Пермском  горном
начальстве  асессору  Егору  Арцыбашеву  ...”[117]  До  этого   времени   Е.
Арцыбашев в 1747  г.  ,  еще  будучи  гитенфорвалтером  служил  в  должности
управителя Екатеринбургской заводской конторы , присутствовал в комиссии  по
доносам шихтмейстера Санникова , затем в 1751 г. был определен в  управители
Пермской  земской  конторы  ,  а  в  июне  1753  г.   ,   уже   став   обер-
гитенфорвалтером , стал присутствовать в  Пермском  горном  начальстве.[118]
Приступив к исполнению своих обязанностей в качестве присутствующего КГЗП  ,
Е. Арцыбашев стал первым членом ,  хотя  все  присутствующие  были  в  одном
ранге , и в протоколах его  подпись  стояла  первой.  В  конце  1760  г.  по
Сенатскому указу  от  16  ноября  1760  г.  “асессора  Егора  Арцыбашева  за
долговременную его и беспорочную при горных делах службу  [  произвели  ]  в
надворные советники...”[119] В декабре 1759 г.  к  присутствию  в  КГЗП  был
определен еще один член - коллежский асессор Памфил Алексеев.[120]
  Теперь по сведениям протоколов в ведомстве КГЗП состояло 38 штаб- и обер-
офицеров и 34 унтер-офицеров : асессоры  (майоры)  -  Е.М.  Арцыбашев  ,  П.
Алексеев , С. Владычин , Е. Яковлев ; в Екатеринбургской  судной  и  земской
конторе - О. Сафонов , а так же в Пермском горном начальстве - Н. Бахорев  ;
коллежских секретарей  в  звании  капитанов-поручиков  -  двое  ;  капитанов
(бергмейстеров) - один ; три обер-гитенфорвалтера , два геодезии поручика  ;
пять  гитенфорвалтеров   в   звании   поручика   ;   восемь   берггешворенов
(подпоручиков) ; в должности  секретаря  коллежский  протоколист  -  один  ;
шесть  шихтмейстеров  (прапорщиков)  ;  три   управителя   ;   в   должности
надзирателя счетов - один ; унтер-шихтмейстеров 1  класса  -  двадцать  ;  2
класса - девять  и третьего - пять человек.[121] В этих условиях ,  в  связи
с передачей казенных заводов в личное владение , даже  оставались  свободные
берг-офицеры , поэтому  Канцелярия  ,  аттестовав  двух  гитенфорвалтеров  в
коллежские  асессоры  и  двух   геодезии   поручиков   решила   отослать   в
распоряжение Сената , “ибо за раздачею казенных заводов  разным  персонам  в
партикулярное  содержание  быть  им  здесь  не  у  чего...”[122]  Не  у  дел
оказывались не только рядовые  берг-офицеры  ,  но  и  господа  канцелярские
члены.  Так  например  ,  в  декабре  1760  г.  по  Сенатскому  указу   “...
находящихся в здешней Канцелярии в присутствии асессоров С. Владычина  и  П.
Алексеева и обретающегося в Пермском горном начальстве секретаря  И.  Рукина
за  излишеством  для  отправления  к  другим  делам  отослать  в   Герольдию
...”[123]
  По указу  Сената  от  4  мая  1759  г.  коллежский  советник  И.  Юдин  ,
находящийся до этого в присутствии в Монетной канцелярии ,  был  уволен  “за
старостию и в здоровье слабостию ...” , и “... дабы он Юдин  без  пропитания
не остался , определен к присутствию в здешней Канцелярии ... “[124] ,   что
должно было стать своего рода компенсацией и пенсионным  обеспечением.  И.Н.
Юдин прибыл в Екатеринбург в январе 1761 г. Указом из  Берг-коллегии  от  16
июня 1759 г. ему было назначено жалование в размере 600 рублей в  год  ,  да
на 6 денщиков 67 рублей 05 копеек. И.Н. Юдин , будучи  в  ранге  асессора  ,
уже состоял в  Присутствии  КГЗП  с  1735  по  1749    г.г.  ,  когда  из-за
постоянных ссор с Н.Г.  Клеопиным  он  был  отправлен  в  Нерчинское  горное
начальство. Игнатий Никитич Юдин (1691-1772 г.г. )  с  1709  г.  обучался  в
немецкой школе , с 1711 г. был инженерным  учеником  ,  с  1717  г.  работал
кондуктором в Новгород-Волынске , Казани и других местах. С 1721 г.  работал
на  Урале  :  сначала  на  Уктусских  заводах  ,  с  1723  г.  участвовал  в
строительстве Пыскорских заводов.[125] И.Н. Юдин был ярким примером  первого
поколения берг-офицеров , которые всю , даже самую черновую работу  ,  могли
выполнять сами. В этой связи интересным представляется рапорт  ,  полученный
КГЗП в  марте  1750  г.  ,  о  том  ,  что  асессор  “...  всякие  заводские
инструменты починивает и новые делает сам  собою  без  кузнеца  и  кузнецкую
должность правит  без  нужды  ...  “[126]  В  июне  1752  г.  в  Сенат  было
представлено о пожаловании асессора И.Н. Юдина в надворные  советники  ,  но
еще в течение года после этого он оставался асессором. Так как И.Н. Юдин  не
уживался и с присутствующими Нерчинского горного начальства ,  то  по  указу
Берг-коллегии от 7 июля 1753 г. его определили в Екатеринбург.  Этим  указом
И.Н. Юдина определяли “за приказными  его  здешней  Канцелярии  с  первейшим
членом надворным советником  ...  Клеопиным  ссорами  ,  пока  об  нем  дело
Коллегиею рассмотрено будет , дабы он празден не был , в  Ревизию  заводских
счетов ...”[127] Но это не помогло. В Берг-коллегию  сыпались  представления
и доношения о том , что И. Юдин не хочет ходить на собрания  штаб-  и  обер-
офицеров “для рассуждения во исполнение присланных из Берг-коллегии  указов”
, об опозданиях на службу , о том , что И.  Юдиным  Н.  Клеопину  “порекания
учинены непристойными выговорами , да и  прочих  присутствующих  с  ним  ...
порекает и обидит напрасно ... “[128] и т.п. В конце концов в июле  1754  г.
из Берг-коллегии был прислан указ ,  в  котором  говорилось  о  произведении
надворного советника И. Юдина в коллежские и об  отправлении  его  в  Москву
для присутствия в Монетной канцелярии , где он и прослужил вплоть до  своего
прибытия обратно в Екатеринбург в 1761 г.
  Вообще в КГЗП  царила  тяжелая  атмосфера  зависти  ,  ссор  ,  споров  и
конфликтов между присутствующими членами ,  берг-офицерами  ,  канцелярскими
служащими. Активно практиковались доносы , воровство и  пьянство  ,  впрочем
это довольно  характерно  для  госучреждений  второй  половины  XYIII  в.  ,
особенно в провинции.
  Таким образом , рассмотрев штаты  ,  функции  и  их  распределение  между
членами Присутствия , как основной составной части КГЗП , мы  можем  перейти
к  анализу  состояния  делопроизводственной  службы  ,  которая  посредством
документов обеспечивала работу руководства и всего аппарата управления.
  Делопроизводство КГЗП  было  достаточно  хорошо  поставлено  и  велось  в
соответствии  с  регламентами  и  уставами  ,   т.е.   являлось   коллежским
делопроизводством , которое характеризуется уже наличием  указателей  внутри
дел , аккуратным стандартизированным оформлением и т.д.
  В ходе производства дел КГЗП отложились следующие виды  документов  :  на
входящую и исходящую документацию составлялись регистры (реестры) ,  которые
являются очень ценными источниками , так как при утере  документов  ,  о  их
содержании  можно  узнать  из  регистрационных  журналов  переписки   горных
учреждений  ,  подведомственных  начальств  и  контор  ,  которые   включают
аннотированную  регистрацию  с   более   или   менее   полным   содержанием.
Существовали входящие и исходящие регистры  ,  а  так  же  частные  регистры
(настольные регистры о деньгах , разносные  и  относные  книги  ,  докладные
регистры , описи документов о розыске руд , росписи переписки КГЗП и  Горных
начальств с Берг-коллегией , росписи  дел  приказного  стола  ,  входящие  и
исходящие журналы Ревизии заводских счетов и  т.д.[129]  Ведущей  категорией
источников являются протоколы. Все поступающие документы (указы ,  доношения
, рапорты и др.) рассматривались на Присутствии , где  составлялся  протокол
, который начинался с указания года , месяца и  числа  ,  а  далее  следовал
текст : “по указу Е.И.В. Канцелярии  Главного  заводов  правления  ,  слушав
...” , после которого писали  название  вида  рассматриваемого  документа  и
излагался весь текст протокола , который условно делился на четыре части :
 1) инициативная часть , т.е. изложение содержания поступившего к  слушанию
    документа ;
 2) изложение материалов и различных справок по соответствующему вопросу  ,
    имеющихся в делах или в архиве Канцелярии;
 3) результативная часть , где выносилось определение или резолюция ;
 4) заключение-указание или помета о дальнейшем направлении  ,  продвижении
    слушанного вопроса , т.е. копии с  протокола  направлялись  в  одно  из
    повытий (школьное , заводское , приказное и  т.д.)  ,  о  чем  в  конце
    подлинника ставилась заверительная надпись : “с сего копию в  (название
    структурного подразделения) принял ...  “  ,  далее  ставилась  подпись
    канцеляриста  или  повытчика   ,   принявшего   эту   копию.   Протокол
    подписывался членами присутствия и секретарем  ,  реже  ,  при  решении
    наиболее важных  вопросов  ,  приглашенными  для  слушания  дела  берг-
    офицерами.
          Из комплекта протоколов за один  месяц  составлялся  журнал  ,  в
  начале которого составлялся алфавит , т.  е.  перечисление  в  алфавитном
  порядке аннотаций всех протоколов , но в июня 1756 г. алфавиты  перестали
  составляться. Дела с протоколами формировались помесячно  или  по  третям
  года , а в конце XVIII в. ,  иногда  по  два  месяца.  Сохранились  также
  отдельные протоколы , журналы дел и записные книги ,  дела  с  копиями  и
  черновиками  поступивших  документов   за   определенный   период   .   В
  соответствии с протоколами составлялись определения или указы , иногда по
  комплектам ( помесячно , по третям года , годовые ) .
    Кроме того , в Канцелярии велись  документы  ,  связанные  с  вопросами
  комплектования  штатов , именные , семейные и другие формулярные списки ,
  годовые отчеты , аттестаты , табеля по отдельным предприятиям и по  всему
  ведомству и краю с численностью кадров , а также  различные  ведомости  о
  состоянии производства ;  составленные  в  судной  и  земской  конторе  ,
  партикулярными заводчиками о выплавке меди ,  железа  и  т.  д.  ,  и  от
  заводских контор . В ведомостях также отражались  расходы  Канцелярии  на
  казенные заводы . В связи с их передачей в  частные  руки  в  конце  50-х
  годов в КГЗП составлялись подробные ведомости - “ сколько  заприписных  к
  бывшим  в  казенном  содержании  заводам   государственных   крестьян   ,
  мастеровых и работных людей , подушных и накладных денег  по  отдаче  тех
  казенных заводов в партикулярное содержание  из  казны  ,  и  все  ли  те
  подушные и накладные  деньги  со  оных  в  здешнюю  Канцелярию  и  прочие
  принадлежащие места получены , или что  в  доимке  состоит  ,  показав  о
  каждом заводе порознь...[130]
    Бумагу , на которой составлялись документы , как правило  привозили  из
  Москвы , и по филиграням она была 12 типов. Для отправления документов  в
  1755 г. по указу из Сената была учреждена почта ,  которая  проходила  по
  маршруту Москва , Нижний Новгород , Казань  ,  Кунгур  ,  Екатеринбург  ,
  Тобольск .[131]По указу Берг-коллегии от  3  августа  1758  г.  бумаги  и
  документы должны были посылаться  через  почту  в  конвертах  из  толстой
  картузной бумаги , а большие конверты следовало еще обшивать холстом  для
  лучшей сохранности документов .
    К 1750 г. управленческо-обслуживающий   персонал  КГЗП  насчитывал  679
  человек [132], но несмотря на это их постоянно не хватало : “ ... как при
  Канцелярии , так и при других местах в повытчиках и их помощниках состоит
  недостаток “, [133] поэтому постоянно производились  их  перестановки  по
  различным учреждениям.
    У канцелярских служащих существовала своя субординация  :  секретарь  ,
  канцелярист , копиист , рудный писарь .  У  прихода  и  расхода  денег  и
  канцелярских припасов назначался подканцелярист , как  правило  приказные
  люди этой же должности назначались во главе повытий и столов .  По  штату
  1737 г. в КГЗП должно было “ быть секретарю , протоколисту и регистратору
  , да подьячим двум повытьям , в коих также для протокола , регистратуры и
  архива двум канцеляристам , пяти подканцеляристам и двенадцати  человекам
  копиистам  ...”[134]За   нарушение   дисциплины   канцелярских   служащих
  наказывали батожьем , например копииста Столова было решено  “  за  кражу
  денег и уход со службы для питья наказать плетьми нещадно ...”[135]
    Долгое время секретарем КГЗП был Е. Яковлев . В 1750 г.  из-за  плохого
  зрения он попросил отставки  или  дать  ему  помощника  ,[136]в  качестве
  которого в мае 1751 г. к  нему  был  определен  шихтмейстер  А.  Порецкий
  .[137] В апреле  1752  г.  по  канцелярскому  определению  “  для  лучшей
  поспешности “ их  функции  были  распределены  по  экспедициям  следующим
  образом : в первой у Е. Яковлева быть “ 1. Секретным и  другим  нужнейшим
  делам ..., 2. дела ... повытий ( 1) разрядного . ( 2 ) партикулярного , и
  школьного ; во второй у шихтмейстера Порецкого 1) архиву канцелярскому  ,
  2 ) повытью горному и заводскому , 3 ) окончания передела кружков  ...  “
  [138]
    Таким образом , делопроизводство в  КГЗП  соответствовало  Генеральному
  Регламенту и было на довольно высоком уровне ,  хотя  штаты  канцелярских
  служащих никогда не были полностью укомплектованы  ,  и  каждый  служащий
  выполнял не только свои , но и функции недостающего делопроизводственного
  персонала.
    Несмотря на все трудности , возникающие в деятельности КГЗП ,  она  все
  же  выполняла  все  свои  функции  по  внедрению  экономической  политики
  правительства  и   ЦО   на   местах   .   Она   постоянно   субсидировала
  подведомственные ей заводы ,  отпуская  из  казны  большие  суммы  на  их
  развитие  .  Через  казну  Канцелярии  выплачивалось   жалованье   только
  Екатеринбургским , Верх-Исетским и Уктусским  мастеровым и работным людям
  ,  с  рабочими  же  остальных  предприятий  расчет   производился   через
  учреждения второй ступени , имевших свою казну , Горные начальства , либо
  через конторы . Формирование казны производилось из различных  источников
  . Это были поступления от губернских и  провинциальных  канцелярий  ,  от
  реализации и продажи припасов , провианта .Сюда же относились и пошлинные
  сборы с заводчиков и т. д. Немаловажную роль играли различные поступления
  от подведомственных контор : подушный оклад , штрафные сборы ,  сборы  за
  рекрутские наборы и многое другое .
    В этой связи  видится  необходимым  рассмотреть  структуру  ,  штаты  и
  функции некоторых контор , находившихся в подчинении КГЗП .

    2. КОНТОРЫ , ПОДВЕДОМСТВЕННЫЕ КГЗП. ИХ ФУНКЦИИ , СТРУКТУРА , ШТАТЫ И
                   ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С ДРУГИМИ УЧРЕЖДЕНИЯМИ.

                      1. СУДНЫХ И ЗЕМСКИХ ДЕЛ КОНТОРА.

  Одной из  крупных  контор  являлась  Екатеринбургская  контора  судных  и
земских  дел.  Аналогичные  конторы  существовали   также   в   Камышловском
дистрикте и при Пермском  Горном  начальстве  .  Функции  этих  контор  были
весьма разнообразны . Они отвечали за  сбор  подушного  оклада  ,  различных
доимочных денег с приписных к  заводам  крестьян  ,  вели  перепись  и  учет
населения   .  проводили  ревизии  ,  размежевание  земли  и  угодий   между
слободами  ,  разрешали  спорные  вопросы  по  этому  поводу  ,   направляли
депутатов , разбирали дела по различным  челобитным  ,  исследовали  дела  о
взятках приписных крестьян должностным лицам  .  Судные  и  земские  конторы
также отвечали за взимание штрафов за неуказное . вне церкви  бракосочетание
, за раскол , за содержание беглых и пришлых , за уклонение  от  исповеди  и
причастия  .  Кроме  того  эти  конторы  за  сбор  рекрут  .  контролировали
определение крестьян на заводские работы .
  Входе выполнения этих функций  ,  помимо  организационно-распорядительной
документации , в делопроизводстве откладывались и отчетные документы  .  Это
и окладные , и именные книги , здесь  составлялись  доимочные  ведомости  на
основе присланных с заводов зачетных ведомостей .
  С Екатеринбургским комиссарством , Горной экспедицией , Денежной конторой
, так же как и  с  Воеводскими  канцеляриями  ,  Городскими  Магистратами  и
Ратушами , Екатеринбургская контора судных  и  земских  дел  имела  сношения
премориями , следовательно по положению в  системе  управления  и  по  своим
правам они были равны .
  В судной и земской конторе , как и во всех учреждениях того времени , все
дела решало присутствие . За делопроизводство конторы  отвечал  секретарь  .
По штату 1737 г. “ для присутствия в Екатеринбургской судных и  земских  дел
конторе положено быть первому члену ,  земской  главный  судья  или  воевода
ранга подполковничья , при нем асессоры , полицмейстер от роты капитан ,  да
адвокат на безгласные дела от ротных поручик ...”[139], но  проблема  кадров
и здесь стояла остро .
  К началу рассматриваемого периода в присутствии конторы заседало  ,  если
можно так выразиться , два  человека  -  надворный  советник  Степан  Козмич
Неелов , работавший на Урале с 1721 г. ,  и  гитенфорвалтер  Ф.  Кузнецов  .
Наиболее ярко положение дел в  Екатеринбургской  судной  и  земской  конторе
охарактеризовал А.Г. Щербинин . в ноябре 1755 г. записав в  протоколах  :  “
По усмотрению моему вышепоминаемый надворный советник Неелов весьма  стар  (
1681 г. рождения  )  и  часто  бывает  болен  ,  и  за  тем  приказные  дела
отправлять ему одному не без малой трудности, гитен  же  форвалтер  Феоктист
Кузнецов так болен , что и из двора своего давное время не ходит  и  ...  от
находится  в  крайней  слабости  своего  здоровья  ,  и  для   того   ,   за
раскомандированием ротных и горных офицеров , быть в той  судной  и  земской
конторе в присутствии  со  оными  Нееловым  таможником  берггешворену   Илье
Кузнецову , ибо хотя по штату 1737 г. и положено быть в той конторе  ...  от
ротных дел капитану да адвокату на безгласные дела поручику ,  но  ныне  ...
ротных офицеров , кроме одного ...  за  раскомандированием  в  разные  места
никого нет ... и поступать им во всем  по  узаконениям  гражданским  ,  а  о
подлежащих пыткам людям и о других с законом не согласных ,  и  сумнительных
делах сомнениями вносить в Главную заводскую  Канцелярию  ...  “.[140]Указом
Берг -коллегии от 11 июля 1756 г. по вышеуказанным причинам  было  решено  “
Екатеринбургских  рот  капитана  Осипа  Сафонова  ,  за  имеющимися  в   нем
болезньми ( как то от Медицинской Канцелярии в осмотре показано , что  он  в
воинской службе быть не способен  )  от  воинской  службы  отставить  ...  с
награждением   чина   коллежского   асессора   и   до   будущей   впредь   в
Екатеринбургской судных и земских дел конторе вакансии ( ибо  во  оной  ныне
находится надворный советник С. Неелов  ,  который  весьма  стар  )  быть  в
Пермской судебных и земских дел конторе на капитанском жаловании, а когда  в
Екатеринбургской ...  конторе вакансия будет , то ему Сафонову быть во  оной
конторе ...”.[141]Но КГЗП осталась недовольна  этим  решением  ,  т.  к.  О.
Сафонов был болен лихорадкой .Поэтому Канцелярией “ об нем  Сафонове  от  14
марта сего года (  1757  -  Е.  Т.  )  в  ...  Берг-  коллегию  представлено
доношение и требовано  ,  чтоб  оная  соизволила  его  Сафонова  из  здешней
команды взять и определить куда заблагорассудит , ибо за имеющимися  у  него
болезньми он ... по здешней команде к  понесению  трудов  безнадежен  ...  и
впредь не прочен и  ненадобен  ...”[142],  но  тем  не  менее  Берг-коллегия
настояла на своем решении , и после смерти  С.  Неелова  22  марта  1758  г.
главным в присутствии судной и земской конторы стал  коллежский  асессор  О.
Сафонов .[143]
  В таком виде контора не могла должным образом выполнять  свои  функции  .
Это вызвало нарекания со стороны КГЗП . Так , например , в октябре  1756  г.
присутствующим конторы и секретарю  в  качестве  наказания  было  решено  не
давать жалования “ до исправления запущения в делах “ .
  В связи с передачей казенных заводов в частные руки , в феврале 1758 г. в
отношении Екатеринбургской судных и земских  дел  конторы  была  предпринята
реорганизация . В протоколах   было  записано  ,  что  этой  конторе  “  для
посредства приписных к заводам крестьян должно быть в  Камышловской  слободе
, а прочие все здешние Сибирские земские правления отставить , и  когда  так
опробуется , то для челобитчиковых дел от  партикулярных  заводчиков  и  тех
заводов ,  что останутся от роздачи в казне , горных и заводских  служителей
, дабы они не принуждены были в даль отлучаться ,  учредить  при  Канцелярии
судное повытье , в коем быть канцеляристу да подканцеляристу и  четырем  ...
копиистам , да заплечному мастеру одному . В  земской  и  судной  конторе  (
которая переносилась в Камышлов -  Е.  Т.  )  быть  в  присутствии  асессору
одному да другому поручикова  ранга  ,  секретарю  и  протоколисту  да  двум
повытьям подьячим  , в коих быть канцеляристам двум , подканцеляристам  двум
, копиистам шести . При оной же заплечным мастерам двум ...”.[144]
  Таким образом , эта реорганизация была проведена в  связи  с  тем  ,  что
после передачи казенных заводов в частные руки , крестьяне ,  приписанные  к
ним  переходили  в  ведение  того  заводчика  ,  а  также  органов  мирского
самоуправления , поэтому не было необходимости содержать большой  аппарат  ,
занимающийся “ крестьянскими “ вопросами в Екатеринбурге , тем более что  он
никогда не был укомплектован по штату .

                 2. РЕВИЗИЯ СВИДЕТЕЛЬСТВА ЗАВОДСКИХ СЧЕТОВ.

  Функции этого учреждения заложены в самом названии : производить  ревизию
заводских счетов. Сюда из различных заводских  и  других  контор  направляли
копии счетов и документов , составленные по годам  .  Сюда  же  направлялись
документы , касающиеся караванных  дел  ,  на  основе  которых  составлялись
росписи и экстракты , которые представлялись в  КГЗП  ,  откуда  в  качестве
приложений к рапортам направлялись в Берг-коллегию.
  Если счета , присланные из контор  ,  были  оформлены  неправильно  ,  их
отправляли обратно на  доработку.  По  окончании  пребывания  на  какой-либо
должности , особенно связанной с материальной ответственностью ,  в  Ревизии
счетов  составлялся  “экстракт  о  щете  в  деньгах  и  припасах”.  В   силу
постоянной нехватки служащих , эта работа велась очень  медленно  ,  поэтому
здесь скапливалось множество неоконченных счетов. В связи с  этим  из  Берг-
коллегии часто приходили указы об “окончании запущенных прошлых  лет  счетов
как возможно наискорее , и о имении Канцелярии  понуждения  Ревизии  ,  дабы
оных время от времени не накоплялось ...”[145]
  По  штату  1737  г.  в  Ревизии  положено  было  быть   трем   комиссарам
капитанского ранга ,  трем  надзирателям  счетов  ,  шести  канцеляристам  ,
восьми подканцеляристам , и двадцати одному  копиисту.[146]  Кроме  того,  в
январе   1753   г.   КГЗП   затребовала   из   Москвы   дополнительно   двух
секретарей.[147] В феврале 1758 г. в  штатах  Ревизии  произошли  изменения.
Для присутствия в ней определялось быть одному асессору , одному поручику  и
одному прапорщику ,  а  также  для  делопроизводственных  и  других  нужд  5
канцеляристам , 5 подканцеляристам , 15 копиистам и 2 сторожам.

 3. РОТНЫЕ И ПОЛИЦЕЙСКИЕ ДЕЛА. КАРАВАННЫЕ УПРАВИТЕЛИ. ПРИСТАНЬСКАЯ КОНТОРА.

  При КГЗП до конца 1750 г. находилось две роты солдат , а в  декабре  1750
г. была учреждена третья заводская рота ,  о  чем  в  январе  1750  г.  было
представлено  в  Берг-коллегию.  Солдаты  использовались  при   установлении
караулов  для  предотвращения  воровства  на  заводах  ,  пожаров  и  других
неприятных неожиданностей , а также для сыска беглых  приписных  крестьян  ,
для охраны при перевозке ценностей ,  для  сопровождения  колодников  ,  для
посылки нарочными , для сопровождения членов Канцелярии во время инспекций.
  Что  касается  делопроизводства  в  этой  области   ,   то   канцелярским
определением от 16  января  1751  г.  было  предписано  “у  произведения  по
полиции здешней дел быть одному из ротный писарей  ,  а  другому  отправлять
ротные письменные ж дела , и оных писарей распределить  кому  при  чем  быть
способно ... , в случае нужды могут ...  временно  и  обоих  к  одному  делу
употреблять...  Для  исправления  порученных  до  сего  здешней  полиции   ,
принадлежащих  должностей  и  всегдашнего  крепкого  смотрения  быть  одному
уряднику или капралу с четырьмя человеками  солдат  и  оных  употреблять  от
здешних  ротных  дел  с  переменою  помесячно  или  по  третям  года  ...  ,
полицейские дела отправлять особо , а не вместе с ротными...”[148]
  Таким образом , если говорить об общем управлении полицией  и  заводскими
ротами , то оно осуществлялось как правило одним человеком , в то время  как
за делопроизводство отвечали разные люди.
  Караванными  управителями  или  ответственными  за   отправку   ежегодных
караванов с продукцией в Москву и Петербург  назначались  офицеры  заводских
рот. На их плечи ложилась вся  подготовка  ,  сопровождение  и  отчет  после
прибытия караванов. Караванные управители нанимали работников и  лоцманов  ,
производили  конечный  анализ  качества  готовой  продукции  на  пристани  и
предоставляли отчет в КГЗП.  Некачественный  металл  отправляли  назад  ,  а
виновных строго наказывали. В подчинении  Караванного  управителя  был  штат
писцов  ,  копиистов  ,   целовальников   ,   обеспечивающих   своевременную
подготовку и отправку караванов. Караваны  снаряжались  один  раз  в  год  ,
поэтому на должность управителя  каждый  год  назначался  новый  офицер  “по
очереди и старшинству”.[149]
  Караванные управители  были  тесно  связаны  с  Пристаньской  конторой  ,
которая  также  способствовала  снаряжению  и  отправлению  караванов.   Так
например , управитель Чусовских казенных пристаней отвечал  за  постройку  и
снаряжение  коломенок.  Наряду   с   этим   ,   Пристаньская   контора   “по
совместительству” курировала обеспечение  близлежащих  заводов  припасами  ,
материалами  ,  а  также  занималась  определением  “в   заводскую   работу”
крестьян.
  Таким образом , все  эти  институты  и  учреждения  по  своему  характеру
деятельности   являлись   вспомогательными   и    обеспечивали    нормальное
функционирование КГЗП.

        4. ЕКАТЕРИНБУРГСКАЯ ЗАВОДСКАЯ КОНТОРА. КАЗНАЧЕЙСКАЯ КОНТОРА.

  Екатеринбургская заводская контора занималась обеспечением других  контор
припасами , их распродажей , заготовкой  и  распределением.  Одно  время  до
апреля 1756 г. в ее подчинении находился Монетный двор .  Еще  одной  важной
функцией конторы был контроль за расходом лесных припасов  и  ресурсов  .  С
этой целью при конторе существовала Лесная экспедиция  во  главе  с  Главным
надзирателем . За порубку леса взыскивались большие денежные штрафы , т.  к.
Уральская промышленность работала на древесном  угле  ,  а  эти  ресурсы  не
безграничны .
  Аналогичной по своим функциям была Екатеринбургская Казначейская  контора
. Различие заключалось только в  том  ,  что  она  контролировала  приход  и
расход денежной казны , а не припасов . В  приход  записывались  средства  ,
заработанные арестантами  ,  за  проданные  припасы  ,  излишне  выданные  ,
начетные деньги и т. д. Основной  статьей  расхода  являлось  субсидирование
казенных и частных заводов , хотя существовало ограничение , что  без  указу
Берг-коллегии  “  денег  из  казны  ...  партикулярным   людям   не   давать
...”.[150]В  обязанности  Казначейской  конторы  также   входило   ежегодное
свидетельствование денежной казны . С этой целью здесь составлялись  рапорта
по приходу  и  расходу  денежной  казны  и  долговые  книги  .  эти  рапорты
требовали  определенного  оформления  ,  поэтому  из  Берг-коллегии  ,  куда
направлялись эти рапорта , часто приходили указы  о  том  ,  что  “  рапорты
сочинены не по форме и прежде писаны на обоих сторонах , приход  ,  а  потом
также веден и расход , а надлежало на оной странице где  приход  ...  против
того расход писать ...”[151], т. е. по системе двойного учета .
  Для  выполнения  этих  функций  по  штату  1737  г.  “  положено  быть  в
Екатеринбурге в Казначейской и  у  счетов  денежных  Главный  казначей  ,  в
комиссарской конторе у припасных комиссар  заводской  ,  при  Алапаевских  ,
Кушвинских и Пермских заводах комиссаров же заводских два , да при  них  при
каждом надзирателей счетов по одному , итого восемь человек ...”[152]
  Таким образом , идентичность выполняемых функций  при  сокращении  объема
работы , вызванным передачей казенных заводов частновладельцам в конце  50-х
годов , повлекла за собой слияние Екатеринбургской заводской и  Казначейской
контор . По этому поводу 6 февраля 1758 г. КГЗП вынесла определение , что  “
Заводской и Казначейской конторам быть одной . При том же и счетам  денежным
и припасным , оставших от раздачи заводов , и лесному делу  ,  и  уголовному
заготовлению .В оной быть капитанского  ранга  одному  ,  да  прапорщичья  у
денежного прихода и  расхода  одному  ,  у  припасов  одному  ,  у  лесов  и
угольному делу одному . унтер-шихтмейстерам  двум  ,  канцеляристам  двум  ,
подканцеляристам двум , копиистам десяти , счетчику одному  ,  целовальникам
двум , сторожам двум ...”[153]

       5. КОНТОРА ДЕНЕЖНОГО ДЕЛА. ГОРНАЯ ЗОЛОТЫХ ПРОМЫСЛОВ ЭКСПЕДИЦИЯ.

  Контора Денежного дела принимала с подчиненных медных и сереброплавильных
заводов медь и серебро и отвечала за выпуск “денежек и полушек” , поэтому  в
ее подчинение перешел Екатеринбургский монетный двор  ,  ранее  находившийся
под контролем  Екатеринбургской  заводской  конторы.  Контора  ведала  также
“медным переделом”. При  Монетном  дворе  в  ведомстве  Монетной  экспедиции
существовала  специальная  Монетная  рота  ,  которая   использовалась   при
сопровождении денежной казны.
  В апреле 1757 г. было создано новое учреждение ,  которое  возглавил  сын
Н.Г.  Клеопина  -  Г.Н.  Клеопин  ,  которому  было  определено  “быть   при
отправлении   обер-бергмейстерской   должности    при    всех    горных    ,
золотосодержащих и прочих рудниках и при них строениях , исправлениях  делах
и  работах  Главным  смотрителем  ...  ,  и   именовать   те   горные   дела
Екатеринбургских золотосодержащих  и  прочих  рудников  Горною  экспедициею.
Сношения иметь с Горными начальствами и заводскими конторами промемориями  ,
а   в   Екатеринбургскую   судную    и    земскую    контору    представлять
доношения...”[154]  В  подчинение  Горной  экспедиции  для  охраны  добытого
золота были определены капрал и шесть солдат , которые ежегодно менялись.
  В августе 1757 г. пришел указ Берг-коллегии от 4 июля 1757 г.  ,  которым
предписывалось  Главным  командиром   над   золото-   и   серебросодержащими
рудниками назначить асессора Никиту Бахорева , а за  самовольное  назначение
Г.Н. Клеопина , “на доложась своей главной  команде”  ,  на  КГЗП  налагался
штраф. На это Канцелярия возразила , что она имеет право назначать  офицеров
на должности , исходя из местных потребностей , тем более , что асессора  Н.
Бахорева некем было заменить в  Оренбургском  горном  начальстве  ,  поэтому
присутствующие  Канцелярии  определили  дожидаться  нового  указа  ,   после
отправки доношения с объяснением “всех резонов”.[155] Буквально через  месяц
пришел новый указ , но уже  из  Нерчинской  экспедиции  ,  которая  одобряла
назначение Г.Н. Клеопина на  эту  должность.  Дело  в  том  ,  что  эти  два
учреждения , Берг-коллегия и Нерчинская экспедиция , еще не были  объединены
и вели незаметную  борьбу  ,  которая  внешне  никак  не  проявлялась  ,  за
распространение  своего  влияния  на  подчиненные  им  команды  ,  но   т.к.
Нерчинская  экспедиция  была  учреждена  Сенатом  и  пользовалась  (  точнее
пользовался И.А. Шлаттер ) полным его доверием , она была в  более  выгодном
положении.  Кроме  того  ,  т.к.  все   дела   ,   касающиеся   серебро-   и
золотосодержащих рудников и заводов , были выведены  из-под  контроля  Берг-
коллегии , по Сенатскому указу “определенных на  Нерчинские  сереброплавящие
заводы ... коллежского советника Никифора , да  к  золотым  в  Екатеринбурге
промыслам сына его обер-бергмейстера Григория  Клеопиных  из  ведомства  ...
Берг-коллегии ...” решено было исключить.[156]
  Таким образом , в связи с учреждением при Сенате  особой  Экспедиции  под
руководством И.А. Шлаттера , из подчинения  Берг-коллегии  и  соответственно
КГЗП вышли все учреждения и предприятия , связанные с добычей  и  обработкой
золота и серебра.

                   6. ЛАБОРАТОРИЯ. КАМЕННО-МРАМОРНЫЕ ДЕЛА.

  Для определения качества руды при КГЗП существовала Лаборатория , которая
производила пробные выплавки присылаемых руд на содержание железа ,  меди  ,
серебра и золота. Работу в Лаборатории возглавлял  пробирный  мастер  ,  под
руководством которого  работали  пробирные  ученики  ,  подразделявшиеся  на
старших и младших. Своя Лаборатория  существовала  и  при  Казанском  горном
начальстве.
  Для изготовления изделий из различных “каменьев”  и  мрамора  (ступени  ,
перила , колонны и т.д.) предназначенных  прежде  всего  для  императорского
двора , строились каменнорезные фабрики.  По  канцелярскому  определению   ,
вынесенному в феврале 1758 г. при каменно-мраморных  делах  полагалось  быть
одному поручику , одному прапорщику , одному канцеляристу ,  двум  копиистам
, одному писцу и трем унтер-шихтмейстерам.[157] Долгое время командиром  при
каменно-резных фабриках был один из  талантливых  механиков  XYIII  в.  Иван
Ильич Сусоров (1721-1760 г.г.)  ,  у  него  обучался  И.И.  Ползунов.  Начав
службу  чертежником  в  1733  г.  ,  он  в   июле   1735   г.   поступил   в
Екатеринбургскую геометрическую школу , а вскоре был определен  механическим
учеником к Н. Бахореву , и к 1739 г.  по  мнению  Н.  Клеопина  он  был  уже
опытным техником. В 1746 г. он  стал  унтер-шихтмейстером  ,  а  в  1754  г.
гитенфорвалтером  .  Важнейшим   событием   в   жизни   И.   Сусорова   было
строительство Екатеринбургской гранильной  фабрики  ,  осуществленное  после
поездки в Петергоф (1750 г.). По собственным чертежам и моделям он  построил
“каменно-резные мельницы” с водяными машинами ( две в Екатеринбурге  и  одну
на Северском  заводе).[158]  На  посту  командира  над  “каменно-мраморными”
делами он пробыл вплоть до своей смерти в июне 1760 г.[159]

                            3. КОМИССИИ ПРИ КГЗП.

  Для рассмотрения  различных  ссор  ,  челобитных  и  доносов  учреждались
следственные комиссии , состоявшие из депутатов. Ими  являлись  берг-офицеры
,  назначенные  КГЗП.  Следственные  комиссии  учреждались  также  по  делам
раскольников , по расследованию причин пожаров и т.д.
  Для строительства заводов создавались комиссии , состоявших в основном из
горных специалистов. Их задачей было выработать  проект  ,  составить  смету
расходов и т.д. , т.е. провести всю предварительную  работу  по  организации
строительства.
  Словом комиссии создавались для решения текущих вопросов  с  привлечением
специалистов и офицеров , чья компетенция позволяла  им  решать  возникающие
проблемы.
                           4. АПТЕКА И ГОСПИТАЛЬ.

  Эти  учреждения  были   предназначены   для   медицинского   обслуживания
подведомственных заводов. Кроме госпиталя в Екатеринбурге ,  свой  госпиталь
был в Егошихе , а в 1754 г. было решено  построить  госпиталь  в  Нерчинске.
Медицинская служба , представленная фельдшером , была на каждом заводе  ,  а
в заводских конторах были подлекари.
  Екатеринбургский госпиталь  возглавлял  штаб-лекарь  ,  [160]  а  аптекой
заведовал обер-провизор  ,  который  следил  за  получением  лекарств  и  их
распределением строго по рецептам. Этим занимался бергмейстер Мендерс  ,  но
после его смерти в 1753 г. , его функции  стал  исполнять  штаб-лекарь.  При
медицинских  учреждениях  Екатеринбурга  по   определению   КГЗП   1758   г.
полагалось быть штаб-лекарю , подлекарю  с  двумя  учениками  и  аптекарю  с
двумя учениками.[161]

                                  5. ШКОЛЫ.

  Согласно определению КГЗП от 11 сентября 1742 г.  в  Екатеринбурге  ,  на
Полевских  и  Алапаевских  заводах  ,  при  Пермском  и  Нерчинском   Горных
начальствах учреждались школы .[162]
  В Екатеринбургских школах изучали словесность , письмо , музыку , пение ,
арифметику , геометрию , тригонометрию , маркшейдерское дело ,  географию  ,
артиллерию , фортификацию , механику , архитектуру , металлургию ,  химию  ,
латинский и немецкий языки . В Перми и в  Нерчинске  изучали  словесность  ,
письмо , арифметику , геометрию , черчение ,  а  на  уровне  заводов  только
словесность и письмо.
  В школу принимали только мальчиков , достигших  7-летнего  возраста  ,  а
после окончания в зависимости от способности и знаний определяли  на  работу
.
  Учителями в школах работали  подьячие  и  другие  специалисты  на  основе
заключенных договоров .
  В Екатеринбургских школах должно было быть :
 1) в словесной , письменной и пения  - три учителя и 95 учеников ;
 2) в арифметической - два учителя и 50 учеников ;
 3) в школе , где изучали геометрию , тригонометрию , черчение ,  географию
    , артиллерию и фортификацию учителем  был  подпоручик.  Ему  полагалось
    несколько подмастерьев , среди которых один  был  старшим.  Учеников  ,
    изучающих геометрию , было 20 человек , тригонометрию и черчение - 10 ,
    остальные предметы - 10 человек ;
 4) в школе ,  где  изучали  механику  ,  архитектуру  ,  малярное  дело  ,
    металлургию и химию , учителем , который одновременно являлся и Главным
    смотрителем над всеми учителями и школами . был поручик  ,  которому  в
    помощь полагался один подмастерье . В школе обучалось 10 учеников ;
 5) в латинско-немецкой школе учителем был иностранец ,  который  обучал  5
    учеников .[163]
  Итого , в Екатеринбургских школах было 6 учителей , 5 подмастерьев и  200
учеников.
  В Пермском  горном начальстве при школах штат был гораздо меньше .  Здесь
было 50 учеников , один учитель и один подмастерье , которые  распределялись
следующим образом :
 1) в словесной и письменной школе - один учитель и 25 учеников ;
 2) в  математической  -  один  подмастерье  ,  а  ученики  разделялись  на
    изучавших арифметику  -  15  человек  и  геометрию  ,  тригонометрию  и
    черчение - 10 человек.[164]
  В школах при Нерчинском горном  начальстве  система  была  аналогичной  ,
только учеников было 25 человек .[165]
  На уровне  заводов  было  по  одному  учителю  ,  а  количество  учеников
колебалось в зависимости от размера завода и его значения . Так  ,  например
, на Гороблагодатском заводе было 25 учеников , на Алапаевских  -  20  ,  на
Сылвинских - 12 , на Полевских - 20 , на заводе Императрицы Анны - 15  и  на
Каменском заводе - 12 человек .
  Таким образом , при школах , подведомственных КГЗП , полагалось  быть  21
учителю и подмастерью и 379 ученикам.[166]
  В феврале 1758  г.  было  решено  в  отношении  Екатеринбургских  школ  ,
“латинскую и немецкую отрешить , а в русской содержать ...  учеников  только
до 50 человек , для них учителям быть словесной одному  ,  письму  одному  ,
арифметики  ,  геометрии  и  тригонометрии   одному   ,   чертежам   обучать
находящимся здесь штык-юнкеру и геодезисту  ...  “  [167]  Такое  сокращение
было вызвано тем , что значительная часть казенных заводов была  передана  в
частные руки , и поэтому расходы на содержание большого количества  учеников
и их учителей не оправдали бы себя .
  Итак , школы учреждались для  комплектования  заводов  квалифицированными
кадрами из местного населения , но до конца штаты  КГЗП  и  подведомственных
ей учреждений никогда так и не были укомплектованы .

                       *              *              *

  Таким образом , КГЗП была одним из важнейших местных  органов  в  системе
Берг- коллегии , внедряя в жизнь положения Берг привилегии 1719  г.  и  Берг
Регламента  1739  г.  ,   где   были   сформулированы   основные   положения
промышленной  политики   российского   правительства.   КГЗП   состояла   из
присутствия и делопроизводственной службы  .  В  ее  подчинении  в  качестве
вспомогательного  аппарата  управления  находились   различные   конторы   ,
экспедиции , комиссии и ряд других учреждений  ,  обеспечивающих  нормальное
функционирование КГЗП . Они на практике осуществляли  решения  Берг-коллегии
и Канцелярии в соответствии с той отраслью управления . которая была на  них
возложена   .   Документационное   обеспечение   управления   осуществлялось
достаточно  развитой  делопроизводственной   службой   ,   действовавшей   в
соответствии с положениями Генерального Регламента .
  В связи с массовой передачей казенных  заводов  в  частное  содержание  ,
штаты КГЗП и подведомственных ей учреждений  были  значительно  сокращены  ,
новоявленные заводовладельцы не  слишком  охотно  выплачивали  казне  налоги
(1/10), утаивая свою прибыль ,  что  противоречило  интересам  казны  .  Это
потребовало  восстановления  централизованной   сети   местных   органов   и
соответствующих  штатов  для  обеспечения  должного  контроля  и  управления
частными и казенными предприятиями на территории , подведомственной КГЗП .



    3. МЕСТНЫЕ ОРГАНЫ УПРАВЛЕНИЯ ГОРНОЗАВОДСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ УРАЛА ВО
                         ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XYIII ВЕКА.

  К местным органам относились как уже говорилось выше учреждения второй  и
третьей ступени.
  Горные начальства представляли собой КГЗП в миниатюре и состояли также из
присутствия и делопроизводственной службы.  На  протяжении  второй  половины
XYIII в. в подчинении КГЗП находились Казанское , Пермское , Нерчинское  (до
1760 г.) , Оренбургское (с 1753 г.) и Гороблагодатское (с  1763  г.)  горные
начальства.[168]
  Заводские   конторы   учреждались    при    заводах    для    организации
производственных процессов , контроля , снабжения ,  контроля  за  качеством
выпускаемой продукции , для составления отчетности. Количество  канцелярских
служащих и берг-офицеров зависело от размера  завода  ,  объема  выпускаемой
продукции и многих других факторов. Часто заводская контора  учреждалась  на
наиболее крупном в районе заводе. В среднем делопроизводственный персонал  в
этих конторах составлял 2-7 человек.
  В учреждения второй и третьей ступеней КГЗП посылала указы ,  а  в  ответ
получала доношения и  рапорты  ,  к  которым  часто  прилагались  чертежи  ,
ведомости , аттестаты на повышение чина и т.д.

                            1. ГОРНЫЕ НАЧАЛЬСТВА.

                       1. ПЕРМСКОЕ ГОРНОЕ НАЧАЛЬСТВО.

  Пермское горное начальство (ПГН) олицетворяло  КГЗП  на  подведомственной
ему территории. Оно контролировало казенные и демидовские заводы в  Перми  ,
а также заводы других партикулярных владельцев.
  В ПГН также  было  далеко  до  идеального  управления.  3  июня  1753  г.
Канцелярия направила в это начальство указ и велела “в правлении  и  решении
тому   начальству   дел   ...   обер-гитенфорвалтеру   Калачеву    обще    с
гитенфорвалтером Яковлевым ... не самовольно от присутствия  отказываться  и
тем должность свою пренебрегать...”[169]
  ПГН располагалось в Кунгуре. К ноябрю 1758  г.  в  него  входили  асессор
Никита Петрович Бахорев ,  маркшейдер  Томилов  ,  а  также  в  казначейской
должности поручик Куроедов.
  Н.П. Бахорев (1705 г. рожд.) был первым на Урале  штатным  механиком.  Он
обучался  в  “академиях”  ,  работал  в  Берг-коллегии  ,  в  Швеции  и   на
Красносельском медном заводе. На Урале работал в 1729-1771 г.г. С  мая  1736
г. по апрель 1740 г. Бахорев обучал механике и горному делу учеников  горной
школы. В октябре 1742 г. принял  дела  Екатеринбургской  заводской  конторы.
Н.П. Бахорев  занимал  разные  административные  должности  ,  участвовал  в
строительстве , оборудовании и списании горных заводов на Урале и  в  Сибири
, а в 1764-67 г.г. был  начальником  Екатеринбургских  золотых  промыслов  и
временно и.о. начальника КГЗП.[170]
  Согласно штату при ПГН полагалось быть одному асессору , одному  капитан-
поручику ,  двум  подпоручикам  ,  один  из  которых  должен  был  выполнять
должность казначея , и  одному  протоколисту  ,  т.к.  “секретарю  тут  быть
признавается  за  излишнее...”  ,  а  также  двум   канцеляристам   ,   трем
подканцеляристам , десяти копиистам ,  двум  счетчикам  ,  двум  сторожам  ,
одному лекарю , одному машинному подмастерью ,  одному  пробователю  ,  двум
ученикам маркшейдера , одному ученику механика  ,  двум  ученикам  лекаря  ,
одному пробирному ученику.[171] Поэтому в сентябре 1759 г.  ПГН  представило
доношение в Канцелярию о нехватке двух горных надзирателей “для  составления
описания всех казенных и партикулярных рудников  и  чертежей”.  Эта  просьба
была удовлетворена и в ПГН было послано два человека.[172]
  Таким образом , из-за постоянной нехватки берг-офицеров ,  присутствующие
в ПГН вынуждены были сочетать несколько должностей. Например ,  “находящийся
при ... Начальстве в должности маркшейдера Княгинкин задолжен был  не  одним
присутствием в ПГН , но  правил  и  казначейскую  должность...”[173]  ,  что
отнюдь не улучшало работу Начальства.

                      2. НЕРЧИНСКОЕ ГОРНОЕ НАЧАЛЬСТВО.

  Это начальство было одним из первых , учрежденных в ведомстве  Сибирского
обер-бергамта. К началу  рассматриваемого  периода  присутствие  Нерчинского
горного начальства (НГН) возглавлял асессор Одинцов. Однако  вскоре  на  его
место из Екатеринбурга был назначен асессор И.Н. Юдин , который стал  главой
НГН в составе берггешворена П. Яковлева и маркшейдера Ионы.
  И.Н. Юдин , приехав в  Нерчинск  ,  фактически  отстранил  от  управления
остальных  присутствующих  ,  поэтому  на  него  в  адрес  Канцелярии  сразу
посыпался бесконечный поток челобитных с просьбами немедленно  его  заменить
, т.к. он вопреки Генеральному Регламенту  решения  принимал  единолично.  В
связи с этим было решено о том , что И.Н. Юдин маркшейдера “Иону и  Яковлева
гитенфорвалтера обидит  и  в  присутствие  не  пускает  ..  в  Берг-коллегию
представить...”[174] В апреле 1752  г.  эти  просьбы  были  удовлетворены  и
вместо И.Н. Юдина в НГН был отправлен бергмейстер Иоган фон Баннер.[175]
  В связи с передачей Нерчинских сереброплавильных заводов в ведение особой
Нерчинской экспедиции  ,  по  Сенатскому  указу  от  1  апреля  1756  г.  из
ведомства  КГЗП  они  перешли  “под  смотрение”  якутского  вице-губернатора
генерал-майора Вулфа , в помощь которому определялись асессор Баннер и обер-
берг и гитенмейстер Иона , а также присланный из Москвы бергмейстер Лехман.
  Вся реорганизация производилась по проекту И.А.  Шлаттера  ,  одобренного
Сенатом. В 1759 г. была учреждена Канцелярия НГН , которой предписывалось  с
КГЗП иметь сношения промемориями , что  означало  выход  НГН  из  подчинения
Екатеринбургской Канцелярии , хотя она по-прежнему удовлетворяла  требования
Канцелярии  НГН  или  Нерчинской  комиссии  по  их   обеспечению   денежными
средствами , специально  выделявшимся  Монетной  экспедицией.  Эта  ситуация
сохранялась до 1760 г. , когда  в  КГЗП  пришел  указ  Берг-коллегии  от  27
сентября 1760 г. , в котором говорилось ,  что  “в  силу  Правительствующего
Сената указа , отныне Нерчинской экспедиции уже не  быть  ,  и  заводам  как
Нерчинским , и Екатеринбургским  ,  и  Воицкого  рудника  золотым  промыслам
состоять в ведомстве Берг-коллегии...”[176] Это было вызвано тем , что  И.А.
Шлаттер теперь возглавил и Берг-коллегию ,  поэтому  не  было  необходимости
разделять   сереброплавильные   и   железоделательные   заводы   по   разным
учреждениям , которые возглавлял один человек.
  Таким образом , после сентября 1760 г.  НГН  функционировало  по-прежнему
под руководством КГЗП.

                       3. КАЗАНСКОЕ ГОРНОЕ НАЧАЛЬСТВО.

  Казанское горное начальство (КГН) выполняло такие  же  функции  ,  как  и
другие начальства , поэтому нет необходимости  подробно  останавливаться  на
них. Кроме того в ведении КГН было небольшое количество  заводов  ,  поэтому
после их раздачи в частное владение , КГЗП сочла  целесообразным  упразднить
его , о чем было представлено в Берг-коллегию доношением от 28  ноября  1756
г. , в котором Канцелярия  требовала  “указа  об  отрешении  и  небытии  ...
Казанскому  и  Оренбургскому  горным  начальствам  и  о  переводе  из   оных
находящихся ныне в тех начальствах командиров с подчиненными  служителями  и
всеми делами из Казанского в Пермское горное начальство  ,  а  из  Оренбурга
сюда в Екатеринбург...”[177] , но из Берг-коллегии указа  не  последовало  и
КГН продолжало функционировать по-прежнему , тем более , что эксперимент  по
передаче заводов в частные руки оказался неудачным  ,  и  все  вернулось  на
круги своя.

                     4. ОРЕНБУРГСКОЕ ГОРНОЕ НАЧАЛЬСТВО.

  В декабре 1753 г. в КГЗП пришел указ Берг-коллегии от 17 ноября  1753  г.
об учреждении в Оренбурге горного начальства. В нем также говорилось  ,  что
“по укомплектованию оного  берг-офицерами  и  приказными  служителями  может
оная коллегия положиться на здешнее правление...” , но Канцелярия не  только
не располагала таким количеством берг-офицеров , но и сама испытывала в  них
недостаток , поэтому было затребовано  от  Берг-коллегии  определить  в  ОГН
отправленного из Екатеринбурга в  Москву  берггешворена  Петра  Санникова  ,
присвоив ему звание капитан-поручика , “да другого хотя подпоручикова  ранга
из находящихся в Москве здешних берг-офицеров , секретаря и подьячим теми  ,
кои до учреждения Начальства были у заводских и горных  дел  в  Оренбургской
губернской  канцелярии...”[178]  Но  Берг-коллегия  осталась  равнодушной  к
просьбам прислать недостающих людей , а в указе от 28 января  1754  г.  было
предложено  учредить  “под   главным   здешней   Канцелярии   смотрением   в
Оренбургской губернии горного начальства по примеру других горных  начальств
, усматривая по числу партикулярных заводов , без  излишества  ,  а  сколько
какого звания служителей и каких чинов в том Начальстве быть  потребно  ,  о
том , учиня штат , и для опробации прислать в  Берг-коллегию  с  приложением
своего мнения...” Для проведения  оргработы  предписывалось  направить  туда
офицера  ,  которому  было  необходимо  “по  приезде  своем  в  Оренбургскую
губернию все медные и железные заводы освидетельствовать  и  по  скольку  на
оных меди и железа делается , в выплавке  чугуна  бывает  и  за  десятину  и
процентные деньги собираются в год пуд меди , за железо деньгами  ,  сделать
ему обстоятельную ведомость , особливо же на железные в той губернии на  все
заводы прибыв , и велеть учинить ему по горному обыкновению из домен  верную
выплавку чугуна ... , и что по свидетельству окажется  ,  прислать  в  Берг-
коллегию ведомость же...”[179] Выполняя этот  указ  ,  в  КГЗП  было  решено
“послать гитенфорвалтера П. Степанова и с ним геодезиста одного  ,  учеников
геодезических двух , пробирного ученика  одного  с  принадлежащими  к  пробе
медных и железных руд  инструментами  и  материалами  ,  и  для  письменного
произведения подканцеляриста одного  ,  копииста  одного  ж  ,  солдат  двух
человек , и велеть ему Степанову по прибытии  из  Екатеринбурга  в  Оренбург
повеленную ... ведомость ... прислать сюда и по  оной  тамошние  все  заводы
... освидетельствовать и учинить обстоятельную  опись  и  чертежи  ,  причем
изъяснить и то  ,  сколько  при  котором  заводе  каких  фабрик  и  при  них
служителей , приписных или собственных  крестьян  имеются  ,  и  лесов  ,  и
рудников , по званиям и в каком расстоянии от заводов...”[180] Так  же  было
предписано  “примечать  и  того  ,  где  за  наилучшее  признается  учредить
Начальство , в Оренбурге ль или по близости заводов в городе Уфе ...  ,  или
же в другом каком месте , чтоб оное могло быть в середине  ныне  построенных
и строящихся заводов ...  ,  сколько  каких  членов  в  Оренбургском  горном
начальстве быть надлежит , о том , сочиня штат , отослать в Берг-коллегию  ,
пока тот штат сочиняется от Оренбургской губернской канцелярии  требовать  ,
чтобы на первый случай от оной дано было ... Степанову в  команду  приказных
служителей подканцелярист один , солдат шесть человек ,  и  если  оные  даны
будут , то здешних подьячих и солдат возвратить сюда неудержно , ибо  в  них
состоит здесь крайняя нужда...”[181] В  марте  1754  г.  штат  для  ОГН  был
разработан. Согласно этому штату при ОГН полагалось быть одному  коллежскому
асессору  (пример-майору)  ,  одному   обер-гитенфорвалтеру   (капитану)   ,
гитенфорвалтеру (поручику) , секретарю (подпоручику) ,  а  также  “приказным
служителям”  ,   не   имеющим   ранга   :   регистратору   ,   отправляющему
протоколистскую должность , канцеляристу , двум подканцеляристам  ,  четырем
копиистам , пробирщику с учеником , геодезисту с двумя учениками  ,  сторожу
,  трем  рассыльщикам  и  двум  целовальникам.  Таким  образом  ,  штат  ОГН
составлял 29 человек ,  на  содержание  которых  ежегодно  отпускалось  1452
рубля 15 коп. Кроме того  ,  для  охраны  и  выполнения  поручений  ,  здесь
полагалось быть сержанту , капралу и 24 солдатам , “коих надлежит  требовать
от Оренбургской губернской  канцелярии  из  тамошнего  гарнизона  ,  ибо  из
заводских рот за крайним в них  недостатком  ,  уделить  туда  нисколько  не
можно...”[182]
  Согласно промемории из Оренбургской губернской канцелярии от 11 июня 1754
г. признавалось “за способное  учредить  Оренбургское  горное  начальство  в
городе Уфе”[183] ,  и  этому  начальству  с  воеводскими  и  провинциальными
канцеляриями ,  как  и  другим  начальствам  предписывалось  иметь  сношения
промемориями.
  В феврале 1755 г. вместо уже обер-бергмейстера П. Степанова , ушедшего  в
отставку  от  “казенной  заводской  службы”  и  определенного  к  управлению
частных  заводов  графа  П.И.  Шувалова  ,  присутствие  ОГН  возглавил   Н.
Бахорев.[184]
  Что касается укомплектования штатов , то в этом  отношении  ОГН  не  было
исключением. В кадрах управления здесь ,  как  и  везде  ,  ощущался  острый
дефицит.
  В сфере делопроизводства  у  горных  начальств  также  нередко  возникали
проблемы. Очень часто рапорты о решенных  и  нерешенных  делах  за  месяц  ,
которые представлялись в КГЗП  ,  были  неправильно  оформлены.  В  подобном
случае  было  решено  “репорты  Нерчинского  начальства  неверные   отослать
возвратно и велеть вместо их прислать другие верные...”[185] В  апреле  1753
г. Пермскому начальству предписывалось подтвердить , чтоб  впредь  доношения
и рапорты присылались исправные.[186]
  В остальном же  делопроизводство  в  горных  начальствах  соответствовало
Генеральному Регламенту и ничем не отличалось от канцелярского ,  о  котором
мы уже говорили.
  Таким образом , хотя существовали определенные штаты и  инструкции  ,  их
выполнение  было  крайне  затруднено  в  связи  с  острой  нехваткой  кадров
управления как в горных начальствах , так и в самой КГЗП.

                         2. ЗАВОДСКИЕ КОНТОРЫ.[187]

  Эти учреждения находились в подчинении горных начальств и  в  трехзвенной
системе аппарата управления горнозаводской  промышленностью  Урала  являлись
учреждениями III ступени. Они были  самыми  многочисленными  ,  хотя  не  на
каждом  заводе  существовала  своя  контора  .  Зачастую  контора   наиболее
крупного завода объединяла под  своим  контролем  ряд  близлежащих  ,  более
мелких заводов .
  По своей структуре заводские конторы напоминали КГЗП в миниатюре , т.  е.
рассматриваемые здесь земские . судные , припасные  и  лесные  дела  ,  были
распределены  по  экспедициям  между  членами  заводского  правления  .  При
заводских конторах существовали свои ревизии , которые составляли  отчеты  и
направляли их  в  канцелярскую  Ревизию  .  Здесь  составлялись  ежемесячные
рапорты по выплавке металла , которые  также  направлялись  в  Канцелярию  ,
сюда же направлялись и аттестаты на  повышение  чина  или  жалования  .  Под
контролем заводских контор  также  находились  местные  заводские  архивы  и
школы .
  Партикулярные  заводы  ,  не  имевшие  своих  контор  ,  находились   под
управление казенных , и  все  сведения  о  производстве  продукции  ,  новых
постройках , домнах и т.д. направлялись именно сюда.
  Во главе заводских контор  ,  как  правило  ,  стоял  управитель  ,  ранг
которого  зависел  от  значения  завода  .  В  его   подчинении   был   штат
целовальников ,  счетчиков  ,  рассыльщиков  и  т.  д.  Целовальники  ведали
припасами завода  и  очень  часто  воровали.  К  лесным  делам  как  правило
назначались шихтмейстеры или унтер-шихтмейстеры.
  Для примера приведем февральское 1758 г. определение  КГЗП  о  количестве
служащих , положенных  при заводах  .  На  заводе  Цесаревны  Анны  (  Верх-
Исетский завод ) полагалось быть управителю в ранге поручика ,  двум  унтер-
шихтмейстерам  ,  канцеляристу  ,  подканцеляристу  ,  четырем  копиистам  ,
горному писарю , двум целовальникам и сторожу ; при  Егошихинской  заводской
конторе  управителю  (поручику  )  ,  у  лесных  дел  прапорщику  ,   унтер-
шихтмейстеру , подканцеляристу , четырем копиистам ,  двум  целовальникам  и
сторожу ; при Мотовилинской управителю (прапорщику) ,  унтер-шихтмейстеру  ,
подканцеляристу , трем копиистам , двум  целовальникам  и  сторожу  ;  также
обстояли дела и на Висимском заводе ; при  Пыскорской  заводской  конторе  ,
где существовала земская экспедиция для управления приписными крестьянами  ,
полагалось быть поручику ,  двум  унтер-шихтмейстерам  ,  подканцеляристу  ,
четырем копиистам ,  двум  целовальникам  ,  пробирному  ученику  и  сторожу
.[188] Штаты и структура остальных контор строились по этому же  принципу  и
зависели от значимости заводской конторы .
  Передача заводов либо в частные руки , либо обратно в казну отражалась  и
на заводских конторах , на плечи которых ложились все трудности ,  связанные
с этим. Например, по Сенатскому указу от 18 июня 1750  г.  Уктусские  заводы
передавались в частные руки ,  а  имеющиеся  там  строения  определено  было
разобрать , и годный лес и кирпич перевезти .  Все  хлопоты  ,  связанные  с
этим , были возложены на  “  тамошнюю  “  заводскую  контору  .[189]  Другой
пример : по указам Е. И. В. от 9 , 17 ,  19  ноября  1758  г.  Верх-Исетский
завод был продан графу Р.  Воронцову  ,  а  заводская  контора  должна  была
составить подробную  опись  сооружений  ,  сырья  ,  инструментов  и  прочих
припасов с указанием цены .[190] Контора должна была также выработать  новый
штат , регламенты , уставы и т. д. для завода , который переходил  к  новому
хозяину .
  Чаще всего после передачи заводов их конторы , сохраняя свою структуру  ,
переходили в собственность заводчиков . Собственные заводские  конторы  были
у дворян Демидовых и находились в  Невьянске  ,  Ревде  и  Нижнем  Тагиле  ,
существовала также Шайтанская статского советника Никиты Демидова  заводская
контора . Своя контора в Кушве была и у  графа  П.  И.  Шувалова.  Заводскую
контору также имел и  его  брат  А.  И.  Шувалов  .  Кроме  вышеназванных  ,
существовали также Билимбаевская барона А. Строганова ;  Троицкая  директора
Осокина ; Главная Егошихинская графа Р. Л. Воронцова заводские конторы  ,  в
которых как и в казенных составлялись полугодовые ведомости  ,  направляемые
в КГЗП , кроме того через них осуществлялись различные  платежи  в  казну  и
налоги ( пошлинные за домны , десятинная за  медь  ,  попудные  с  чугуна  ,
накладные , штрафы за простои домен и т. д.).
  Таким  образом  ,  сеть  местных  органов  КГЗП  ,  подразделяющаяся   на
учреждения второй ( Горные начальства ) и  третьей  (  заводские  конторы  )
ступени  играли  ,  пожалуй  ,  наиболее  важную  роль  в  сфере  воплощения
промышленной политики правительства России того времени ,  поскольку  именно
они были непосредственными исполнителями директив ,  получаемых  Канцелярией
из центрального аппарата управления .  По  своей  структуре  они  напоминали
КГЗП  в  миниатюре  ,  выполняя  свои   функции   на   подведомственной   им
территории. Вместе с тем эти учреждения испытывали общие для всего  аппарата
управления горнозаводской промышленностью Урала в XVIII  в. трудности  ,  и,
хотя существовали специальные  штаты  и  инструкции  ,  их  выполнение  было
крайне затруднено из-за постоянной нехватки  кадров  аппарата  управления  ,
особенно  старших  его  чинов  .  Это  вызывало  перегруженность  в   работе
присутствующих , влекло за собой совмещение должностей и частую  сменяемость
, особенно в заводских конторах .
  Тем не менее сеть местных органов была весьма гибкой и была приемлема как
при казенном содержании заводов , так и при передаче их в частные руки  ,  и
несмотря на все  проблемы  и  трудности  она  продолжала  функционировать  и
обеспечивала решение возложенных на нее задач , хотя и с переменным  успехом
.
                                 ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

  Подводя итоги , следует отметить , что среди местных органов центрального
аппарата управления горнозаводской промышленностью  (Берг-коллегия  ,  Берг-
директориум) , Канцелярия Главного заводов правления занимала  ,  пожалуй  ,
одно из важнейших мест , т.к. именно на Урал в XYIII в.  переместился  центр
металлургической промышленности России , поэтому КГЗП  в  силу  особенностей
развития  Уральского  региона   контролировала   практически   все   стороны
жизнедеятельности  края  ,   являясь   проводником   промышленной   политики
правительства России , основные  положения  которой  были  сформулированы  в
Берг привилегии 1719 г. и Берг Регламенте 1739 г.
  С этой целью  в  первой  половине  XYIII  в.  была  создана  и  постоянно
совершенствовалась во второй разветвленная сеть  учреждений  для  управления
горнозаводской промышленностью на Урале , которые  условно  можно  разделить
на три ступени : Канцелярия Главного заводов правления ,  Горные  начальства
и заводские конторы. Функции в системе этих  учреждений  распределялись  как
по вертикали (территориально) , так и по горизонтали ,  т.е.  внутри  каждой
ступени  существовал  ряд  вспомогательных   учреждений   ,   обеспечивающих
оптимальное функционирование всей системы в целом.  Контроль  за  состоянием
работы осуществляла непосредственно КГЗП.
  В подчинении КГЗП в качестве такого вспомогательного аппарата  находились
различные конторы , экспедиции , комиссии и ряд других учреждений ,  которые
действовали в соответствии с той отраслью управления , которая была  на  них
возложена.    Территориально    их    компетенция    распространялась     на
Екатеринбургские и близлежащие заводы.
  Местные органы КГЗП  (учреждения  второй  и  третьей  ступени)  по  своей
структуре напоминали Канцелярию в  миниатюре  ,  осуществляя  управление  на
подведомственной им территории.
  Горнозаводская администрация на Урале во второй половине XYIII в.  как  и
все  учреждения  того  времени  функционировала  на  основе   коллегиального
принципа управления , что в сочетании  с  четким  распределением  функций  в
трехзвенной системе  формировало  наиболее  гибкую  и  устойчивую  структуру
аппарата управления отраслью. Эта система продолжала действовать и в  момент
передачи казенных заводов в частные руки , хотя с некоторыми  изменениями  и
реорганизациями ряда  учреждений  ,  повлекшими  сокращение  штатов  КГЗП  и
подведомственных ей органов в конце 50-х годов. Вместе с  тем  анализ  этого
неудачного эксперимента , повлекшего задержку , а иногда и  полную  неуплату
налогов в казну , потребовал  немедленного  восстановления  централизованной
системы  для  обеспечения  надлежащего  контроля  над  огромным  количеством
предприятий и заводов , прежде всего в фискальных целях.
  КГЗП  и  все  подведомственные  ей   учреждения   на   протяжении   всего
рассматриваемого периода действовали на основании штатов  ,  утвержденных  в
1737 г. , но несмотря на многочисленные инструкции и  функционирование  школ
, которые учреждались для комплектования заводов квалифицированными  кадрами
из  числа  местного  населения  ,  эти  штаты  никогда  не  были   полностью
укомплектованы  ни  в  одном  учреждении  в   системе   органов   управления
горнозаводской промышленностью  Урала.  Это  повлекло  за  собой  совмещение
должностей , частую сменяемость и перегруженность управленческих кадров ,  и
, особенно если учесть тот факт , что в  их  числе  были  люди  как  правило
преклонного возраста , то это никак не улучшало работу аппарата управления.
  Эта проблема касалась всех служб , в том числе и службы документационного
обеспечения управления , но несмотря на  эти  трудности  делопроизводство  в
органах управления горнозаводской промышленностью Урала во  второй  половине
XYIII в. соответствовало Генеральному Регламенту и было довольно на  высоком
уровне.
  Такая  противоречивость  обуславливается  прежде  всего  условиями   того
времени , когда горнозаводская промышленность Урала и вся Россия  испытывала
взлеты и падения , бурное развитие и кризисы , когда  проходило  становление
капиталистического способа производства в России.
  Данная работа - это лишь  небольшой  шаг  по  пути  исследования  органов
управления  горнозаводской  промышленностью  Урала  как  составной  и  очень
важной части в истории нашего края , и  эта  тема  ждет  своего  дальнейшего
развития в контексте  изучения  трансформации  и  эволюции  этих  органов  в
системе государственных учреждений , изменение их функций и задач  ,  исходя
из конкретной исторической обстановки в стране ,  изменения  промышленной  ,
административной и внутренней политики правительства России.



               СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ.

 1. Источники :
 2. Опубликованные :
         Полное собрание законов Российской империи , т.т. Y-XXIY.
 2. Архивные :
    . Государственный архив Свердловской области (ГАСО) , ф. 24 :  Уральское
      горное управление , оп. 12  ,  д.д.  372-778  :  Протоколы  Канцелярии
      Главного заводов правления.
    . ГАСО , ф. 24 , оп. 12  ,  д.д.  779-839  :  Протоколы  счетным  горной
      экспедиции делам и журналам.
    . ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д.д. 1662-1694 : Входящие реестры.
    . ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д.д. 1765-1809 : Журнальные и послужные списки
      штаб- обер- и  унтер-офицеров  ,  приказнослужителей  ,  мастеровых  и
      непременных работников.
    . ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д.д. 1995-2027 : Исходящие реестры.
    . ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 2126 : Относные книги.
    . ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 3103 : Разрядные дела  Канцелярии  Главного
      заводов правления.
10. Исследования :
    . Бабурин Д.С. Очерки по истории мануфактур-коллегии. - М., 1939.
    . Безобразов В.П. Уральское горное хозяйство и вопрос о  продаже  горных
      заводов. - СПб ., 1869 . - 373 с.
    . Белов В.Д. Об уральских казенных горных заводах. - СПб., 1894. - 82 с.
    . Буганов В.И. , Преображенский А.А. , Тихонов Ю.А. Эволюция  феодализма
      в России : Социально-экономические проблемы. - М., 1980. - 342 с.
    . Вагина П.А. Формирование рабочих кадров на заводах Южного Урала в  50-
      60-х годах XYIII в.//Исторические записки. - 1954. - т. 47.
    . Волнения на Урале в середине XYIII в. - М., 1979. - 253 с.
    .  Геннин  Вильгельм.  Описание  Уральских  и  Сибирских   заводов.1735.
      /Предисловие Павлова М.А. - М., 1937. - 663 с.
    . Гессен Ю. История горнорабочих СССР. - М., 1926.  -  Ч.  1  :  История
      горнорабочих России до 60-х годов XIX в. - 271 с.
    . Головщиков Н.Д. Род дворян Демидовых. - Ярославль , 1881.
    . Горловский М.А. К истории  основания  Екатеринбурга.  //  Исторические
      записки. - 1952. - т. 39.
    . Готье Ю.В. История областного  управления  в  России  от  Петра  I  до
      Екатерины II. - М.,1913. - т. 1.
    . Данилевский В.В. Открытие золота на Урале. // Русские ученые в цветной
      металлургии. - М., 1948.
    . Дейч Г.М. В.Н. Татищев : историк и государственный деятель. 1686-1750.
      - Свердловск , 1962. - 76 с.
    . Деревня и город Урала в эпоху феодализма. - Свердловск , 1986.  -  145
      с.
    .  Ерошкин  Н.П.  История  государственных  учреждений   дореволюционной
      России. - М., 1983. - 352 с.
    . Иванов П.А. Краткая история  управления  горною  частию  на  Урале.  -
      Екатеринбург , 1900. - 71 с.
    . История Урала с древнейших времен до 1861 г. - М., 1989. - 608 с.
    . Кафенгауз Б.Б. История хозяйства Демидовых в  XYIII-XIX  в.в.  :  Опыт
      исследования по истории Уральской металлургии. М.;Л., 1949. - т. 1.
    . Кафенгауз Б.Б. Строительство  первых  Уральских  заводов.  //  Вопросы
      истории. - 1945. - № 5 , 6.
    . Кашинцев Д.А. История металлургии Урала. - М.;Л., 1939. - т. 1. -  193
      с.
    . Клокман Ю.Р. Социально-экономическая история русского города :  Вторая
      половина XYIII в. - М., 1967. - 335 с.
    . Козлов А.Г. Казенная горнозаводская промышленность  Урала  в  XYIII  -
      начале XIX в.в. // Вопросы истории Урала. - Свердловск , 1970. -  Вып.
      2.
    . Козлов А.Г. К вопросу о составе и численности рабочих кадров  казенных
      предприятий Урала в середине XYIII века. // Ученые записки  Уральского
      университета. - 1969. - Вып. 9.
    . Козлов А.Г.  Обзор  документов  фонда  “Уральское  горное  управление”
      (Канцелярия Главного заводов правления ) за XYIII  век.  //  Уральский
      археографический ежегодник за 1971 г. - Свердловск , 1974.
    . Козлов А.Г. Творцы науки и техники на Урале , XYII-  начало  XX  века:
      Библиографический справочник. - Свердловск , 1981. - 222 с.
    . Козлов А.Г. Фонд “Уральское горное управление”  (1719-1917  г.г.)  как
      основной источник по истории казенных заводов  и  фабрик  Урала.  //Из
      истории казенных заводов и фабрик Урала. - Свердловск , 1960.  -  Вып.
      1.
    . Корельский А. Горнозаводская служба и общественная жизнь  на  Урале  в
      крепостное время. // Русская старина. - 1905. - № 10 , 11.
    . Кривоногов В.Я. Наемный труд в горнозаводской промышленности  Урала  в
      XYIII в. - Свердловск , 1959. - 176 с.
    . Лоранский А.М. Краткий исторический очерк административных  учреждений
      горного ведомства России , 1700-1900 г.г. - СПб., 1900.
    . Любомиров П.Г. Очерки по  истории  русской  промышленности  в  XYII  -
      начале XIX века : Организационная структура промышленных  предприятий.
      - Л., 1930. - 199 с.
    . Мартынов М.Н. Уральская горнозаводская промышленность  в  эпоху  Петра
      Великого. // Исторический журнал. - 1944. - № 9.
    . Миллер Г.Ф. История Сибири. - М.;Л., 1941. - т. 2. - 638 с.
    . Наемный труд в горнозаводской промышленности Урала  в  дореволюционное
      время. - Свердловск , 1964. - 263 с.
    . Нечаев В.Н. Как бунтовали “фабричники” в середине XYIII  века.  -  М.,
      1932. - 52 с.
    . Нечаев В.Н. Горнозаводские школы Урала : (К  истории  профессионально-
      технического образования в России). - М., 1956. - 207 с.
    . Очерки истории Свердловска. - Свердловск , 1958. - 396 с.
    . Очерки истории Свердловска , 1723-1973 г.г. - Свердловск , 1973. - 376
      с.
    . Павленко Н.И. История  металлургии  в  России  XYIII  в.  :  Заводы  и
      заводовладельцы. - М., 1962. - 566 с.
    . Павленко Н.И. Материалы о развитии Уральской промышленности в  20-40-х
      годах XYIII в. // Исторические архивы. - 1953. - № 9.
    . Павленко Н.И. “Наказ  шихтмейстеру”  В.Н.  Татищева.  //  Исторические
      архивы. - т. 6.
    . Павленко Н.И. Развитие металлургической промышленности России в первой
      половине XYIII в. : Промышленная политика и управление. - М., 1953.  -
      538 с.
    . Павлов-Сильванский Н.П. Мнения верховников о реформе  Петра  Великого.
      // Очерки по русской истории XYIII-XIX в.в. - СПб., 1910.
    . Памятники Сибирской истории XYIII в. - СПб., 1885. - Кн. 11.
    . Панкратова А.М. Формирование пролетариата в России (XYII-XYIII  в.в.).
      - М., 1963. - 491 с.
    . Пензин Э.А. И.Ф. Герман - ученый и горный деятель.  //  Промышленность
      Урала в период зарождения и развития капитализма. - Свердловск , 1989.
    . Пензин Э.А. Органы  управления  горнозаводской  промышленностью  Урала
      XYIII  в.  в  советской  исторической  литературе.  //   Историография
      общественной мысли дореволюционного Урала : Сборник научных трудов.  -
      Свердловск : издательство УрГУ , 1988. - 124 с.
    . Пензин Э.А. Сибирский обербергамт -  орган  управления  горнозаводской
      промышленностью Урала  XYIII  в.   //  Проблемы  генезиса  и  развития
      капитализма на Урале. История ,  историография  ,  источниковедение  :
      Сборник научных статей. - Свердловск : издательство УрГУ , 1988. - 124
      с.
    . Преображенский А.А. Из истории  первых  частных  заводов  на  Урале  в
      начале XYIII в. // Исторические записки. - 1958. - т. 58.
    . Преображенский А.А. Развитие мануфактуры  в  России  (  конец  XYII  -
      первая половина XYIII  в.).  //  Ремесло  и  мануфактура  в  России  ,
      Финляндии , Прибалтике. - Л., 1975.
    . Преображенский А.А. Работные люди на Урале в XYII - начале XYIII в.  :
      (К вопросу о рынке рабочей силы  ).  //  Из  истории  рабочего  класса
      Урала. - Пермь , 1961.
    . Преображенский А.А. Урал и Западная Сибирь в конце XYI - начале  XYIII
      в. - М., 1972. - 392 с.
    . Промышленность и рабочий класс горнозаводского Урала в XYIII -  начале
      XX в. - Свердловск , 1982. - 140 с.
    . Рубинштейн Н.Л. Территориальное разделение и  развитие  всероссийского
      рынка. // Из истории рабочего класса и революционного движения. -  М.,
      1958.
    . Савич А.А. Прошлое Урала : Исторические очерки. - Пермь , 1925. -  133
      с.
    . Струмилин С.Г. Очерки экономической истории России. - М., 1960.
    . Струмилин С.Г. Черная металлургия в России и СССР. - М., 1935.
    . Татищев В.Н. Лексикон российский ,  исторический  ,  географический  ,
      политический и гражданский. - СПб., 1793. - Ч. 1.
    . Томсинский С.М. Расслоение  уральской  деревни  в  связи  с  развитием
      мануфактуры (первая половина  XYIII  в.).  //  Ежегодник  по  аграрной
      истории Восточной Европы. 1968. - Л., 1972.
    .  Харитонова  Е.Д.  Ведомость  о  работных  людях  как   источник   для
      характеристики рабочей силы соляных промыслов Прикамья середины  XYIII
      в. // Уральский археографический ежегодник за 1970 г. - Пермь , 1971.
    .  Черевань  А.С.  Развитие  товарно-денежных  отношений  на   Урале   и
      европейской Северной России во второй половине XYIII  -  первой  трети
      XIX в. // Ученые записки Петрозаводского университета. -  1967.  -  т.
      14. - Вып. 6.
    . Черкасова А.С. Горнозаводская мануфактура и процесс  городообразования
      в России XYIII в. // Исторические записки. - 1974. - Т. 93.
    . Черкасова А.С. Мастеровые и работные люди Урала в XYIII  веке.  -  М.,
      1985. -247 с.
    . Черкасова А.С. Ревизские сказки как источник по  истории  формирования
      горнозаводского населения. // Уральский археографический ежегодник  за
      1970 г. - Пермь , 1971.
    .  Черкасова  А.С.  Экономическая  и  социальная  динамика  Егошихинских
      заводов в 20-70-е годы XYIII в. // 250 лет Перми. - Пермь , 1973.
    . Черноухов А.В. Медная промышленность на Урале в XYIII в. : Автореферат
      диссертации ... к.и.н. - Свердловск , 1974. - 16 с.
    . Черноухов А.В. К 350-летию Уральской медеплавильной промышленности. //
      Развитие промышленности и  рабочего  класса  горнозаводского  Урала  в
      досоветский период. - Свердловск , 1982.
    . Чудиновских В.А. Возникновение и развитие металлургического центра  на
      Северном Урале во второй половине XYIII в. // Вопросы истории Урала. -
      1975. - № 13.
    . Чупин Н.К. Сборник статей , касающихся Пермской губернии.  -  Пермь  ,
      1882. - Вып. 1.
    . Юхт А.И. Государственная деятельность В.Н. Татищева в 20- начале  30-х
      годов XYIII в. - М., 1986 . - 360 с.



   ПРИЛОЖЕНИЕ 1 : СХЕМА ОРГАНОВ УПРАВЛЕНИЯ ГОРНОЗАВОДСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ
                    УРАЛА С МАЯ 1734 Г. ПО НОЯБРЬ 1781 Г.

|Канцелярия Главного заводов правления   |I ступень  |

|Присутствие           |Группа технических    |канцелярия            |
|                      |специалистов          |                      |

|1 экспедиция          |                      |1 экспедиция          |
|2 экспедиция          |                      |2 экспедиция          |
|3 экспедиция          |                      |Повытья               |
|                      |                      |Канцелярский архив    |

|                      |Конторы при КГЗП      |                      |

|Контора      |Комиссарская |Казначейская |Екатеринбургс|Контора      |
|судных и     |контора      |контора      |кая заводская|денежного    |
|земских дел  |             |             |контора      |дела         |
|Пристаньская |Таможенная   |Ревизия      |Золотых      |Роты и       |
|контора      |контора      |счетов       |производств  |полиция      |
|             |             |             |горная       |             |
|             |             |             |экспедиция   |             |

|                      |Лаборатория           |                      |

|Госпиталь             |                      |Аптека                |

|                      |Школы                 |                      |

|                                  | II ступень                       |

|Казанское    |Пермское     |Нерчинское   |Оренбургское |Гороблагодатс|
|горное       |горное       |горное       |горное       |кое горное   |
|начальство   |начальство   |начальство   |начальство   |начальство   |
|             |             |(до 1760 г.) |(с 1753 г.)  |(с 1763 г.)  |

|                                  |III ступень                       |

|                      |Заводские конторы     |                      |



                 ПРИЛОЖЕНИЕ 1 А : СПИСОК ЗАВОДСКИХ КОНТОР.*

1. Алапаевская до 1759 г.;
2. Баранчинская ;
3. Билимбаевская (Пермское горное начальство) ;
4. Верх-Исетская или Цесаревны Анны - до 1759 г. ;
5. Висимская  (Пермское горное начальство) ;
6. Каменская ;
7. Катайская ;
8. Кушвинская ;
9. Мотовилихинская (Пермское горное начальство) ;
10. Невьянская ;
11. Полевская (Пермское горное начальство) ;
12. Пыскорская (Пермское горное начальство) ;
13. Северская - до 1759 г. ;
14. Синячихинская - до 1759 г. ;
15. Сусанская - до 1759 г. ;
16. Сылвинская - до 1759 г. ;
17. Сысертская - до 1759 г. ;
18. Туринская ;
19. Уктусская - до 1751 г. ;
20. Уровская (Нерчинское горное начальство) ;
21. Уткинская ;
22. Завода Императрицы Анны (Оренбургское горное начальство) ;
23. Шайтанская ;
24. Юговская (Пермское горное начальство) - до 1754 г. ;
25. Егошихинская (Пермское горное начальство) ;
26. Якутская (Нерчинское горное начальство) - до 1756 г.
-----------------------
  [1] См. : Струмилин С.Г. История черной металлургии в СССР. - М., 1954 .-
Т.1; Кривоногов В.Я. Наемный труд в горнозаводской  промышленности  Урала  в
XYIII в. - Свердловск , 1959; Павленко Н.И.  История  металлургии  в  России
XYIII в. - М., 1962 ; Козлов  А.Г.  Казенная  горнозаводская  промышленность
Урала в XYIII-XIX в. // Вопросы истории Урала. - Свердловск ,  1970.  -  Сб.
2; Преображенский А.А. Урал и Западная Сибирь в конце XYI - начале XYIII  в.
- М., 1972; Орлов А.С. Волнения на Урале в середине XYIII века. - М.,  1979;
Черкасова А.С. Социальная борьба на заводах Урала в  первой  половине  XYIII
века. - Пермь , 1980; Черкасова А.С. Мастеровые  и  работные  люди  Урала  в
XYIII в. - М., 1985 ; Козлов А.Г. В.Н. Татищев и заводское строительство  на
Урале. // Мат-лы к биографии В.Н. Татищева. - Свердловск , 1964 ; и другие.
[2]  Геннин В. Описание Уральских и Сибирских  заводов.  1735.  /Предисловие
Павлова М.А. - М., 1937. - 660 с.; Иванов П.А.  Краткая  история  управления
горною частию на Урале. - Екатеринбург ,  1900.  -  71  с.;  Лоранский  А.М.
Краткий исторический очерк  административных  учреждений  горного  ведомства
России  ,  1700-1900  г.г.  -  СПб.,  1900;  Чупин  Н.К.  Сборник  статей  ,
касающихся Пермской губернии. - Пермь , 1882. - Вып. 1.
  [3]  Голендухин  Л.Д.   Начало   организации   местного   горнозаводского
управления на Урале в первой четверти XYIII в.//  Мат-лы  к  биографии  В.Н.
Татищева. - Свердловск  ,  1964;  Павленко  Н.И.  Развитие  металлургической
промышленности России в первой половине XYIII в. -  М.,  1953;  Пензин  Э.А.
Сибирский обербергамт  -  орган  управления  горнозаводской  промышленностью
Урала  в  первой  половине  XYIII  в.  //  Проблемы  генезиса   и   развития
капитализма на  Урале  :  История  ,  историография  ,  источниковедение.  -
Свердловск , 1986 ; Юхт А.И. Государственная деятельность  В.Н.  Татищева  в
20-х - начале 30-х г.г. XYIII в. - М., 1985 ; и другие.


[4] Козлов  А.Г.   Обзор  документов  фонда  “Уральское  горное  управление”
(Канцелярия  Главного  заводов  правления  )  за  XYIII  век.  //  Уральский
археографический ежегодник за 1971 г. - Свердловск ,  1974  ;  Он  же.  Фонд
“Уральское горное управление” (1719-1917  г.г.)  как  основной  источник  по
истории казенных заводов и фабрик Урала. //Из  истории  казенных  заводов  и
фабрик Урала. - Свердловск , 1960. - Вып. 1.; Он же. Творцы науки и  техники
на Урале , XYII- начало XX века: Библиографический справочник. -  Свердловск
, 1981. - 222 с.
[5] Пензин Э.А. И.Ф. Герман - ученый и  горный  деятель.  //  Промышленность
Урала в период зарождения и развития капитализма. - Свердловск , 1989  ;  Он
же. Органы  управления  горнозаводской  промышленностью  Урала  XYIII  в.  в
советской  исторической  литературе.  //  Историография  общественной  мысли
дореволюционного  Урала  :  Сборник   научных   трудов.   -   Свердловск   :
издательство УрГУ , 1988. - 124 с.; Он же.  Сибирский  обербергамт  -  орган
управления  горнозаводской  промышленностью  Урала  XYIII  в.   //  Проблемы
генезиса  и  развития  капитализма  на  Урале.  История  ,  историография  ,
источниковедение : Сборник научных статей. - Свердловск : издательство  УрГУ
, 1988. - 124 с.
[6] Павленко Н.И. Развитие металлургической промышленности России в первой
половине XYIII века. - М., 1953.
[7] Там же. - с. 302.
[8] Павленко Н.И. Развитие металлургической промышленности России в первой
половине XYIII века. - М., 1953. - с. 102.
[9] Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ) , т. Y , № 3464 , с.
760.
[10] Ерошкин Н.П. История госучреждений дореволюционной России. - М., 1983.
- с. 85.
[11] Указ Петра I от 18 декабря 1718 г., ПСЗ , т. Y , № 3255 , с. 601.
[12] ПСЗ , т. Y , № 3462 , с. 760.
[13] Сенатский указ от 28 августа 1722 г. , ПСЗ , т. YI , № 4078 , с. 762.
[14] Павленко Н.И. Указ. соч. - с. 113.
[15] Лоранский А.М. Краткий исторический очерк административных учреждений
горного ведомства России , 1700-1900 г.г. - СПб., 1900. - с. 20.
[16] ПСЗ , т. YIII , № 5860 , с. 550.
[17] Сб. РИО. - т. 114. - с. 360.
[18] ПСЗ , т. IX , № 7047 , с. 919.
[19] Павленко Н.И. Указ. соч. - с. 133.
[20] ПСЗ , т. X , № 7766 , с. 735.
[21] ПСЗ , т. XI , № 8543 , с. 595.
[22] Лоранский А. М. Указ. соч. - с. 27.
[23] Там же. - с. 28.
[24] Там же.
[25] Там же.-с.27.
[26] Там же.-с.29.
[27] Там же.-с.30.
[28] ПСЗ , т. XYI , № 11991 , с. 468.
[29] Лоранский А.М. Указ. соч. - с. 32.
[30] Козлов А.Г. Творцы науки и техники на Урале , XYII- начало XX века:
Библиографический справочник. - Свердловск , 1981. - с. 84.
[31] Лоранский А.М. Указ. соч. - с. 33.
[32] ПСЗ , т.  XXI , № 15115 , с. 22.
[33] ПСЗ , т.  XXI , № 15384 , с. 492.
[34] ПСЗ , т.  XXI , № 1566 , с. 862.
[35] Лоранский А.М. Указ. соч. - с. 40.

[36] Козлов А.Г. Казенная горнозаводская промышленность Урала в XYIII-XIX
в. // Вопросы истории Урала. - Свердловск , 1970. - Вып. 2.
[37] ПСЗ , т. XXIY , № 17567 , с. 9.
[38] Лоранский А.М. Указ. соч. - с. 46.
[39] Там же. - с. 48.
[40] Павленко Н.И. Указ. соч. - с. 137.
[41] Там же. - с. 140.
[42] Козлов А.Г. Фонд “Уральское горное управление “ / 1719-1917 г. г. /
как основной источник по истории заводов Урала. // Из истории заводов и
фабрик Урала. -Свердловск , 1960. - Вып.1.
[43] Пензин Э.А. Сибирский обер бергамт  - орган управления горнозаводской
промышленностью Урала в первой половине XVIII в. // Проблемы генезиса и
развития капитализма на Урале. История , историография , источниковедение :
Сборник научных статей . -Свердловск , 1986.
[44] Лоранский А.М. Краткий исторический очерк административных учреждений
горного ведомства России ,1700-1900. -СПб. , 1900. -с. 131.
[45] Государственный архив Свердловской области / ГАСО / , ф. 24 :
Уральское горное управление , оп. 12 , д. 520.
[46] См. Приложение 1а.
[47] Маркшейдер (горный межевщик) занимался составлением чертежей ,
проектов построек , планов застройки и т.д.
[48] Шихтмейстер (унтер офицер) выполнял функции современных нам мастеров
производства.
[49] Гитенфорвалтер (заводской комиссар) контролировал бухучет , дисциплину
служащих , пожарную охрану , распределение казенных рудников.
[50] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 462.
[51] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 501.
[52] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 412 , л. 234.
[53] Бергмейстер осуществлял статистический учет , контролировал работу
маркшейдеров и составлял отчеты для Берг-коллегии , следил за соблюдением
технологии и техники безопасности.
[54] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 384.
[55] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 53 , л. 241.
[56] Козлов А.Г. Творцы науки и техники на Урале. XVII-начало XX века :
Библиографический справочник .- Свердловск , 1981.- с. 53.
[57] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 399.
[58] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 403 , л. 10.
[59] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 416 , л. 310.
[60] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 481 , л. 129.
[61] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 443.
[62] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 445 , л. 187.
[63] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 453 , л. 24.
[64] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 481 , л. 130.
[65] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 486.
[66] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 492 , л. 133.
[67] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 493 , л. 50.
[68] Берггешворен (горный присяжный) как правило был депутатом при
разрешении конфликтов между заводчиками.
[69] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 414 , л. 397.
[70] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 436 , л. 66.
[71] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 409 , л. 185.
[72] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 476.
[73] Когда был креплен этот протокол , т.е. 31 декабря 1747 г. , И. Юдин
еще находился в присутствии КГЗП , но позже он был переведен в Нерчинское
горное начальство.
[74] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 371 , л. 334.
[75] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 481 , л. 129.
[76] Там же.
[77] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 492 , л. 2.
[78] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 419 , л. 330.
[79] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 437 , л. 67.
[80] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 420 , л. 308.
[81] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 424 , л. 95.
[82] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 407 , л. 95.
[83] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 417 , л. 258.
[84] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 412.
[85] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 420 , л. 97.
[86] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 421.
[87] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 449 , л. 20.
[88] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 421 , л. 36.
[89] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 472 , л. 270.
[90] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 493 , л. 134.
[91] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 424 , л. 95.
[92] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 428 , л. 95.
[93] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 434 , л. 424.
[94] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 436 , л. 124.
[95] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 446.
[96] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 436 , л. 243.
[97] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 440 , л. 308.
[98] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 453.
[99] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 456 , л.247.
[100] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 476.
[101] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 466 , л.53.
[102] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 465.
[103] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 465.
[104] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 465 , л. 280.
[105] ГАСО , ф.24 ,  оп. 12 , д. 468.
[106] ГАСО , ф.24 ,  оп. 12 , д. 478 , л. 160.
[107] ГАСО , ф.24 ,  оп. 12 , д. 480 , л. 29.
[108] ГАСО . ф.24 ,  оп. 12 , д. 475.
[109] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 462 , л. 322.
[110] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 463 , л. 251.
[111] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 491 , л. 46.
[112] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 518 , л. 91.
[113] Там же.
[114] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 493 , л. 50.
[115] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 506 , л. 27.
[116] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 512 , л. 61.
[117] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 494 , л. 6.
[118] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 437.
[119] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 528 , л. 24.
[120] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 515 , л. 12.
[121] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 515 , л. 61.
[122] Там же.
[123] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 527 , л. 71.
[124] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 509 , л. 69.
[125] Козлов А.Г. Указ. соч. - с. 175.
[126] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 398 , л. 90.
[127] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 439 , л. 318.
[128] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 450 , л. 55.
[129] Козлов А.Г.  Обзор документов фонда “Уральское горное управление”
(Канцелярия Главного заводов правления ) за XYIII век. // Уральский
археографический ежегодник за 1971 г. - Свердловск , 1974.
[130] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 521.
[131] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 455.
[132] Козлов А.Г. Обзор документов фонда “ Уральское горное управление “ (
Канцелярия Главного заводов правления ) за XVIII век .// Уральский
археографический ежегодник за 1971 г. - Свердловск , 1974.
[133] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 387 , л. 62 .
[134] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 493 , л. 134.
[135] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 430.
[136] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 405 , л. 64.
[137] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 412, л. 233.
[138] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 423 , л. 220.
[139] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 476 , л. 14 .
[140] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 466 , л. 53 .
[141] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 476 , л. 13 .
[142] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 483 , л.  96 .
[143] ГАСО , ф. 24 , оп .12 , д. 494 , л. 172 .
[144] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 493 , л. 135 .
[145] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 53 , л. 449.
[146] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 476 , л. 106.
[147] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 469 , л. 7.
[148] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 408 , л. 123.
[149] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 443.
[150] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 390 , л.131 .
[151] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 53 ,  л. 88 .
[152] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 432 .
[153] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 493 , л. 135 .
[154] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 483 , л. 104.
[155] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 487.
[156] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 493 , л. 50.
[157] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 493 , л. 135.
[158] Козлов А.Г. Творцы науки и техники на Урале. XVII-начало XX века :
Библиографический справочник .- Свердловск , 1981.- с. 135.
[159] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 521 , л. 7.
[160] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 53 , л. 224.
[161] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 493 , л. 134.
[162] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 371 , л. 313.
[163] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 371 , л. 313.
[164] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 371 , л. 313.
[165] Там же .
[166] Там же .
[167] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 493 , л. 135.
[168] См. Приложение 1.
[169] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 437 , л. 23.
[170] Козлов А.Г. Творцы науки и техники на Урале. XVII-начало XX века :
Библиографический справочник .- Свердловск , 1981.- с. 14.
[171] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 493 , л. 135.
[172] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 512 , л. 28.
[173] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 512 , л. 30.
[174] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 414.
[175] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 425 , л. 391.
[176] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 526 , л. 42.
[177] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 483 , л. 102.
[178] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 443 , л. 118.
[179] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 446 , л. 91.
[180] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 446 , л. 92.
[181] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 446 , л. 93.
[182] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 446 , л. 95.
[183] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 449.
[184] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 458.
[185] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 396 , л. 92.
[186] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 435.
[187] См. Приложение 1а.
[188] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 493 , л. 135 .
[189] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 403 .
[190] ГАСО , ф. 24 , оп. 12 , д. 503 .
* В скобках - название горного начальства , в чьем ведомстве находилась
контора.