Мерзляков А.Ф. - основные правила краткой риторики



                                                         Пуляевского Михаила

                                                        специальность 060400
                                                                  Группа №11
                               Мерзляков А.Ф.
                     Основные Правила Краткой риторики.
§ 1.  Под словом речи вообще разумеется  всякое  словесное  выражение  наших
мыслей и чувствования, расположенное  в  некотором  определенном  порядке  и
связи. Порядок и связь отличают искусственную  речь  от  языка.  Под  словом
языка в пространном смысле понимать надо  все  правила  речи,  составляющие,
теперь три особенные науки: логику, или  диалектику,  которая  учит  думать,
рассуждать  и  выводить  заключения  правильно,   связно   и   основательно;
грамматику, которая показывает значение, употребление и связь слов и  речей.
И риторику, которая подает правила и последовательному и  точному  изложению
мыслей, и изящному и пленительному  расположению  частей  речи  сообразно  с
видами каждого особенного рода прозаических сочинений.

§ 2.  Итак, риторика, принятая во всем ее пространстве, заключается  в  себе
полную  теорию  красноречия.  Красноречие  как  обыкновенно  понимаем,  есть
способность выражать свои мысли и  чувствования  на  письме  или  на  словах
правильно и ясно, сообразно с целью говорящего  или  пишущего.  Древние  под
именем красноречия разумели единственно - искусство оратора,  а  под  именем
риторики  –  правила,  служащие  и  образованию  ораторов.   Теория   прочих
прозаических сочинений была предметом их диалектики и грамматики.

§  3.   Цель  риторики   как   теория   всех   прозаических   сочинений   не
ограничивается  убеждением  и  доказательствами.  В  противность  древним  и
некоторым новейшим учителям мы понимаем под этим словом  науку  научать  наш
разум или трогать сердце и действовать на  волю.  Итак,  искусство  научать,
занимать,  трогать,  доказывать  составляет  предмет  всякого  прозаического
писателя.

§ 4.  Смысл, есть чувство, и выражение  этих  составляют  сущность  речи,  и
должны быть в надлежащей связи точно так, как душа и тело. То, и другое  как
материя и форма, служит предметом риторики, которая, впрочем, не  простирает
своих  исследований  до  мыслей  и  до  слов,  предоставляя  это  логике   и
грамматике. Она более смотрит на красоту и стройность  сочинения,  т.е.  она
учит  мысли,  правильно  обдуманной  и  по  правилам  грамматики  выраженной
представляет в виде изящном и соответственном каждому роду красноречия.

§ 5.  Некоторые под именем красноречия разумеют  стихи  и  прозу,  а  другие
одну прозу разделяя таким образом всю науку  словесности  на  два  рода,  на
искусство прозаическое и на искусство стихотворное. Это разделение  основано
не  на  одной  наружной  форме  того  и  другого  рода;   оно   зависит   от
существования различия предметов и цели, которые предполагают себе оратор  и
стихотворец; одного – намерение научить, а другой имеет в  виду  особенно  –
удовольствия.

§ 6.  Есть люди, которые отличаются  каким-то  природным  красноречием;  они
никогда не учились правилам  риторики , но,  имея  здравый  рассудок,  живое
чувство, вкус и легкость в языке, выражают свои чувства и  мысли  ясно  и  в
таком порядке который совершенно соответствует их цели. Эта  частью  они  от
природы, частью, воспитанием, обращением и чтением образованная  способность
обеспечивать  успехи  предлагаемого  нами  искусства,  и  сама   приобретает
посредством правил новый блеск, силу и совершенство.
      От всякого писателя требуется, чтоб он со всех сторон осмотрел предмет
своей речи, чтоб он каждую минуту обладал самим собой, чтоб сам  был  уверен
в причинах и доказательствах, которые предлагает другим,  и  чтоб,  наконец,
которую намерен возбудить в сердце читателя.

§ 7.  Польза красноречия очевидна для каждого, кто обращает внимание на  его
существо и цель. Ни одна наука не имеет столь великого влияния  на  душевные
наши  силы,  как  изящное  искусство,  красноречие  пленяет  наши  сердца  и
воспламеняет воображение; этого мало? Будучи  рассматриваемо  в  собственных
своих  предметах  и  всем  вообще  наукам  доставляет  новые  достоинства  и
прелести. Посредством его не только мысли  и  познания,  но  самые  чувства,
склонности и страсти  людей,  нам  неизвестных,  отдаленных  от  нас  веками
становятся нашими  собственными,  современными.  Оно  научает  нас  избирать
предметы, разбирать их и описывать прилично, порядочно и  связно;  оно  дает
самой истине большую силу убедительности и самым страстям  больше  выражения
и трогательности; оно образует наши нравы.

§ 8.   Красноречие  обращается  в  искусство  не  нужное  и  вредное,  когда
оставляет благородную цель свою, т.е.  когда  оно  устремлено,  будет  не  к
выгодам истины и добродетели, но к  распространению  заблуждения  и  пороков
когда  оно   решится   защищать   правила   и   мнения,   противные   чистой
нравственности, если  будет  одевать  предметы,  сами  по  себе  пагубные  и
соблазнительные, в одежду приятную и  благовидную,  чтобы  заманить  в  свои
сети  неопытный  и  ослепленный  ум  читателя  или   слушателя.   Итак,   не
красноречие, но его употребление навлекло на себя  справедливые  укоризны  в
древности и в  новейшие  времена;  злоупотребление  всегда  будет  порицаема
между тем как наука беспрестанно шлет в новом немерцающем свете.

§ 9.  Для образования оратора не достаточно одних правил риторики. Но  нужно
познакомиться   с   произведениями,   как   древними,   так   и    новейшими
произведениями.  Внимательное  изучение   подвигает   нас   к   благородному
стремлению к подражанию.  Т.е.  через  непрерывное  изучение,  упражнение  в
красноречии  мы  большие  силы  вернейшее  чувство  изящного  и  доброго   и
быстрейший взор для отличия погрешностей.