Анархия

   АНАРХИЗМ



                        составил  Иванов Олег

   Рождение российского анархизма затянулось на несколько десятилетий.
Лишь в 80-е годы XlX в. он сформировался в революционное движение и начал
играть определяющую роль в системе общественно-политических взглядов
народников. Большинство из них поначалу, находились под влиянием
бакунистских идей.  М.А.Бакунин, на первое место выдвигал борьбу всеми
дозволенными способами с государством и его институтами и громогласно
объявил себя врагом любой власти. В манифесте-книге “Государственность и
Анархия” -  он предложил своим последователям единственную форму
революционной борьбы - немедленное всенародное восстание для разрушения
государственного строя. Взамен предлагалось организация вольного братского
союза
“производительных ассоциаций, общин и областных федераций, обнимающих
безгранично, потому свободно, людей всех языков и народностей”
 По мнению Бакунина, долгом каждого честного революционера должна была
стать поддержка в народе инстиктунтивного духа протеста, его постоянной
готовности к революции. “ Живой ток революционной мысли, воли и дела”
должен был разбить традиционную замкнутость крестьянского мира, наладить
связь между фабричными работниками и селянами и создать на их основе
несокрушимую силу, способную одним махом произвести в стране социальную
революцию.
 Развивая  теоретические построение Бакунина, члены кружка А.В. Долгушина
вскоре предложили идею “хождение в народ” с целью подготовки крестьянских
восстаний для осуществления социальной революции. Через “хождение в народ”
прошли многие видные люди эпохи, искавшие действительные способы борьбы с
самодержавием.
 Дальнейшее развитие анархические построения нашли в лице П.А, Кропоткина.
Осенью 1873 г. по поручению “чайковцев”м ( членов кружка Н.В. Чайковского)
- он составил программный документ организации, манифест -- “Должны ли мы
заняться рассмотрением идеала будущего строя ?“ В этом документе идеалом
будущего строя объявлялась
“ анархия “ - т.е. “союз вольных коммун”, без центральной государственной
власти. Движущими силами для проведения в жизнь анархической программы
Крапоткин считал не только крестьян, но и городских рабочих:
“Здесь мы должны распространять наши воззрения, здесь должны мы подыскать
товарищей. Прежде всего восстание должно произойти в самом крестьянстве и
городских рабочих только тогда может оно рассчитывать на успех”.
 Насколько сильна была вера в осуществимость анархических построений у
российской молодежи той поры, показывает тот факт, что в первых больших
судебных процессах 70-х годов, организованных правительством против
революционеров ( процессы “50-ти” и “193-х” ), наиболее видные обвиняемые
почитали за честь называть себя анархистами.
 В 70-- 90-е годы прошлого века П.А. Крапоткин осуществил разработку
концепции анархо-комунизма, воспринятую значительным большинством
анархистов. Система Крапоткина привлекали внимание современников своей
глубоко гуманистической направленностью, попытками синтеза и гормонии мира,
стремлением объяснить все явления в области общественной жизни объективными
законами природы. Под анархией он понимал “ мировоззрение основанное на
механическом понимание явлений “, Охватывающее всю природу, включая сюда и
жизнь человеческих обществ. В своих построениях новый теоретик российского
анархизма значительное место уделил вопросам революции. Он не считал народ
готовым к немедленному революционному выступлению и ставил вопрос о
создание анархической партии для “ тихой подготовительной идейной работы ”.
Социальную революцию он считал закономерным явлением исторического
процесса, “ резким скачком вверх “, который должен привести к полному
уничтожению все институтов власти и гос. учреждений. По его мнению, анархо-
комунизм можно было вводить сразу после разрушению старых порядков в ходе
революции. Кто же совершит эту великую  революцию? “ Ее могут сделать
только сами трудящийся - рабочие и крестьяне и трудовые элементы из
интеллигенции”, - писал Кропоткин. Он так же отрицал необходимость
революционного правительства, не признавал ни какой революционной
диктатуры, так как при ней, по его мнению, “ революция неизбежно
вырождается в произвол и в деспотизм”.
 В начале ХХ в. в России, в условиях общего революционного подъема и
невиданной накалу классовой борьбы, анархизм - вечный спутник революций и
социальных потрясений вновь заявил о себе, как об общественно-политическом
движении, обединяющем леворадикально, демократически настроенные слои
общества.
 Первые шаги к усилению роли анархизма в общественно-политической жизни
страны были сделаны за границей. В 1900 г. в Женеве возникает организация
российских анархистов-эмигрантов “Группа русских анархистов за границей“,
издавшее воззвание с призывом к свержению самодержавия и социальной
революции. Ее лидерами были Мендель Дайнов, Георгий и Лидия Гогелия.
Супруги Гогелия в 1903 г. в Женеве создали группу
анархистов-комунистов “Хлеб и Воля”, принесшую известность Российскому
анархизму. “Хлебовольцам” при поддержке Кропоткина, М. И. Гольдсмит и В. Н.
Черкезова удалось в томже году организовать первого российского
анархического печатного органа за границей - - газеты “Хлеб и Воля”.
  В самой России первые анархистские группы появляются весной 1903 г. в
г.Белостоке Гродненской губернии среди еврейской интеллигенции и
присоединившихся к ней ремесленных рабочих; летом - в г. Нежине
Черниговской губернии в среде учащийся молодежи. Начавшийся процесс
образования анархистских групп на территории страны шел по восходящий
линии, и уже к концу 1903 г. функционировало 12 организаций в 11 городах, а
в 1904 г. - 29 групп в 27 населенных пунктах северо-запада, Юго-запада и
Юга страны.
  География российского анархизма четко обрисовалась в 1905-1907 годах.
“Столицами” движения считались Белосток, Екатиринослав и Одесса.
  Социальную основу анархического движения составляли преимущественно
кустари, ремесленники, торговцы, крестьяне, деклассированные элементы,
часть интеллигенции, а также немногочисленные группы рабочих недовольные
существующими порядками, но слабо представляющие пути и средства борьбы с
ними. Если попытаться составить обобщенный портрет анархист периода первой
российской революции, то он бы выглядел так: это был бы молодой человек
(или девушка) 18-24-летнего возраста, имевший начальное образование и
представлявший, представлявший как правило демократические слои общества.
Касаясь модного сегодня национального вопроса, заметим, что в
анарходвижении преобладали евреи (по отдельным выборкам их число достигает
50%), русские (до 41%), украинцы (до 35%). Среди анархистов практически не
     было лиц зрелого возраста. Самым пожилым в движение были - его
основатель Кропоткин (1842) и его ближайшая последовательница М. И.
Гольдсмит (1858). Основная масса крупных организаторов движения -
М. Э. Данилов, Н. И. Музиль,
Я. И. Кирилловский, А. А. Боровой,
В. И. Федоровловский (Д. Новомирский), - родились в середине - конце 70-х
гг. XIX в., т.е. к моменту


революции им было около 25 - 32 лет. В основном руководители и теоретики
анарходвижение имели высшее или среднее специальное образование, большие
навыки агитационной работы.
  Июльский политический кризис 1917 г. закончился поражением сил революции
и частичным разгромом анархических организаций. В этот период на передней
край борьбы вновь выходит Кропоткин. Его фигура привлекла внимание не
только революционеров, но и сторонников правительства, пытавшився в своих
целях авторитет великого ученого и мыслителя.
А. Ф. Керенский делал невероятные усилия, чтобы уговорить Кропоткина войти
во Временное правительство, предлагая ему на выбор любой пост министра.
Крапоткин отказался ответив:” Я считаю ремесло чистильщика сапог более
честным и полезным”. Очевидно, результатом длительных размышлений стало его
участие в  работе Государственного совещания в Москве,15 августа 1917г.

Консервативные круги вряд ли ожидали услышать от теоретика анархизма
проповедь идеи классового примирения всех сил “и правых и левых”,
действующих в революции. Возможно это был хитрый ход политика считавшего,
что достичь царства анархии можно будет только в условиях мира и
демократии. Но за такое положение дел анархистам еще предстояло бороться.
  Накануне Октября 1917 г. они были все еще в значительной степени
разрозненны.
  Колебание различных частей анархического движения не спасли его от
подчинения решительной и властной тактике большевиков. В дни Октября
большевики использовали анархистов в качестве боевой, разрушительной силы
против буржуазии, оказывая им всемерную помощь оружием, продовольствием и
пр. Анархисты окунувшись в родную стихию борьбы и разрушения, участвали в
октябрьских событиях 1917 г. в Петрограде, Москве,    Иркутске и других
городах.
  Но для большевиков утвердившихся у власти, анархизм,   с его лозунгами
борьбы за свободу личности и против государственных институтов, был хорош
только до той  поры, пока не мешал осуществлению собственных планов
государственного строительства. Большевики опосались соединения идей
анархии с лозунгами своих противников из среды демократических слоев
общества. Для борьбы с анархистами и их попутчиками были использованы все
методы: от обвинения их в поддержке “буржуазных контрреволюционеров”, в
организации “пьяных погромов” до попыток формирования ими собственных
отрядов.
  17 декабря в газете петроградских анархистов появился призыв к созданию
собственных вооруженных сил. “Вольные анархические дружины” нужны были
анархистам ”для организованного удара... по власти, для смертельной за
социальную революцию”. В публикации содержалась прямая угроза большевикам:”
Если вы станите на нашем пути к анархии, к камуне, мы растопчем и вас”.
Весной 1918 г. анархисты приступили к созданию постоянных боевых отрядов.
Кадры “боевиков” предназначались для борьбы “за идеалы анархизма”, с
“контрреволюцией” в России, а также для подавления выступлений “германских
белогвардейцев”.
  Постоянная нацеленность  анархистов на задач мирового революционного
развития не мешала им устраивать прозаические налеты на квартиры, грабить
склады и магазины, и даже захватывать здания. Московские анархические
группы зимой 1918 г. устроили настоящие  соревнование по захвату особняков
в городе.
  Почувствовав за собой некую силу, анархисты решили добиться
окончательного своего признания Советской властью. Весьма важной для них
была задача обеспечения оружием и продовольствием в равных пропорциях с
красногвардейцами. Власти Москвы и Петрограда признали требования
анархистов недопустимыми и запретили им выдачу оружия.
  Анархисты не могли смирится с таким решением властей. В конце марта 1918
г. члены Московской Федерации анархических групп официально уведомили
Моссовет о захвате помещения купеческого собрания на Малой Дмитровке дом №
6 и размещении там своих организаций. Такая позиция создала угрозу
возможных насильственных действий против большевиков. Насколько такая
задача была реальной и выполнимой для анархистов?
Сейчас трудно ответить на этот вопрос. Во всяком случае, в Москве стали
усиленно распостранятся слухи о готовящемся выступление анархистов.
  В ночь с 11 на 12 апреля в городе силами ВЧК, воинских частей и латышских
стрелков из охраны Кремля
был проведен захват зданий, занимаемых анархистами, и разоружение
сторонников анархии. В некоторых местах анархисты оказывали сильное
сопротивление, но в основом застигнутые врасплох, здавались. Вскоре было
проведено разоружение анархических групп в Петрограде, Вологде, подавлен
анархо-мятеж в районе Бугуруслана-Самары.
  Верхушка движения не имевшая после смерти
П. А. Крапоткина в 1921 г. подлинного руководителя и теоретика, раскололась
на несколько частей.
Многие анархисты заявило о кризисе движения, его перерождение своем желании
трудится на благо большевиков и вступило в РКП(б). Другая часть духовному
гнету и лжи предпочла эмиграцию и выехала или была выслана за границу.
Наконец, оставшийся в стране приверженцы анархии пытались проводить какую-
то работу но их было ничтожно мало.
  Многие анархисты тяжело переживая разрыв с родиной, одиночество, и
усталость от бесполезной борьбы, принимают решение вернуться в СССР. Кто-то
возвращался по своей воле, кто-то из-за связей с чекистами, но как правило
конец жизни эти в прошлом идейные анархисты проводили одинаково - на
стройках и лагерях
ГУЛАГа. В 1929 г. на воле уже практически ни кого не было. Анархические
организации в стране прекратили свое существование.