История русской души

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Русский человек находится во власти ложной морали, ложного идеала
праведной, совершенной, святой жизни, которые ослабляли его в борьбе с
соблазнами. Эту ложную мораль и ложную святость Достоевский раскрыл и
предсказал их последствия, Толстой же проповедовал их.
Русский человек не  может  существовать  без  абсолютного  идеала.  Если  он
религиозен, он  доходит  до  крайностей  аскетизма,  правоверия  или  ереси.
Русский ученый, при его добросовестности  и  вере  в  науку,  нередко  пишет
таким ученым языком, что и понять невозможно. Русский  общественный  деятель
хочет пересоздать непременно все, с самого основания....
Русская душа более чутка к мистическим веяниям, она встречается с духами,  и
русская душа легко поддается соблазну, легко впадает в смешение и подмену.

Приглядевшись к иллюстрациям можно понять, что здесь тайна русского духа.
Дух устремлен к последнему и окончательному, к абсолютному во всем; к
абсолютной свободе, к абсолютной любви ...
Жаль только, что в  природно-историческом  процессе  царит  относительное  и
среднее.
И  поэтому  русская   жажда   абсолютного,   формируя,   быть   может,   эту
непонятность, неповторимость русского характера на практике, не  приводит  к
единству, создавая перечисленные ранее противоречия.
Но можно ли будет когда - нибудь ввести душу в определенное русло причин и
следствий? Верна и глубока мысль Бердяева Н.А. о том, что:

"В строении души русского человека форма не овладевает содержанием... Душа
расплывается до бесконечной равнинности, уходит в бесконечные дали... Она
не может  жить в границах и формах... Русская душа способна на радикальные
эксперименты, на которые не способна душа европейская, слишком
дифференцированная, слишком закованная в пределах и границах... Выработка
нравственного характера, выработка духовной мужественности наша главная
жизненная задача".

 Во время работы над рефератом, я отчетливо понял, что незавершенное
становление русского характера, как и России в целом, было прервано в 1917
году. Нельзя утверждать, что это было чисто внешнее, абсолютно
искусственное вмешательство: условия произошедшего созрели в самой России.

 Нельзя также утверждать, что прерывание органического пути развития было
полным и абсолютным: Россия вынесла и это испытание, сохранила ростки новой
жизни, не раз еще продемонстрировала миру свое величие, а стало быть, и в
этот период в чем-то продвигалась вперед. Но в целом урон был нанесен,
конечно, колоссальный.

 Глубокий анализ того, что произошло с Россией, дается в статье И. Ильина
"Основная задача грядущей России".

 "Россия перед революцией, — писал философ, — оскудела не духовностью и не
добротою, а силою духа и добра. В России было много хороших и добрых людей;
но хорошим людям не хватало характера, а у добрых людей было мало воли и
решимости. В России было немало людей чести и честности, но они были
рассеяны, не спаяны друг с другом, не организованы. Духовная культура
России росла и множилась: крепла наука, цвели искусства, намечалось и зрело
обновление церкви. Ноне было во всем этом действенной силы, верной идеи,
уверенного и зрелого самосознания, собранной силы; не хватало национального
воспитания и характера. ...Незрелость и рыхлость национального характера
соответствовала незрелости и рыхлости народного хозяйства... Этой
своеобразной беспочвенности и рыхлости здоровых сил народа противостоял
неизжитый запас больных и разрушительных сил"'.

  Этот отрывок может послужить отличной  экспозицией  для  оценки  нынешнего
состояния дел. Ведь в целом  все  сказанное  характерно  и  для  сегодняшней
России.
   Что же изменилось?
  Когда  мировая  революция  не  состоялась  и  надо  было  спасать  страну,
вспомнили о бескорыстии  нашего народа. И он  вывез  воз  из,  казалось  бы,
безнадежного положения!

 Лучших людей выбили войны и массовые репрессии. Значительная часть цвета
нации оказалась в вынужденной эмиграции. Произошла — в процессе
"раскрестьянивания" — люмпенизация основной части русского народа.

 Где они былые крестьяне, дворяне, интеллигенты? Все смешалось, все
оказались равны перед нищетой, бесправием, демагогией и террором... Хотя и
здесь русский дух сдался далеко не сразу: вспомним искренний энтузиазм
людей, победивших врага, веривших в то, что они строят коммунизм, а
"отдельные ошибки" ("лес рубят — щепки летят"), конечно же, будут
исправлены. Это святые люди, и не в них кидать камни '' некоторым ученым
мужам''.

 Окончательный крах наступил тогда, когда все иллюзии рассеялись и голая
наглая ложь "сильных мира сего" предстала перед нами, так сказать,
полномасштабно.

 Уж так нам хочется верить — не царю, так коммунистам, не коммунистам, такжемократам, не демократам, так — кто там следующий, кому еще не надоело
"дурить народ''.
А теперь из 120 млн. русских более 25 млн. оказались за пределами России, в
так называемом "ближнем зарубежье" на положении "мигрантов", "оккупантов",
"не граждан" и т. п. Великий народ вымирает в самой сердцевине своей земли,
откуда он расселился на 1/6 часть света. К тому же все больше рождается
хронически больных детей, идет "дебилизация" населения, год от года
снижается продолжительность жизни, все большая часть призывников
оказывается негодной к воинской службе.

Когда же крах "коммунистического строительства" стал очевиден, то
бескорыстные представители старших поколений остались у разбитого корыта, а
значительная часть "новых русских" готова иными (уже "капиталистическими")
средствами идти по пути максимального удовлетворения своих растущих
потребностей, так убедительно проторенному власть имущими. Страна осталась
без идеалов.

В  правовом цивилизованном обществе есть порядок, но нет души. У нас же она
сохранилась.   Она выжила.
Если нашему поколению выпало на долю жить в трудную и опасную эпоху русской
истории, то это не поколебит нашу волю, наш разум и наше служение России.  И
ныне
нам более, чем когда-нибудь, надо верить в Россию, вынести наше русское
историческое своеобразие и в то же время - русское историческое призвание,
через
сердце.
Сердце, которое свободно передает свое видение воле для действия и мысли
для
осознания и слова. Это главный источник русской  веры  и  русской  культуры,
главная сила
России и её самобытности.
И сейчас в России немало хороших и добрых людей, но все же теперь можно
сказать, что наше общество оскудело и духовностью и добротою, а не только
силой духа и добра. И сейчас не хватает характера, воли, решимости и
организованности.
Честь и честность сохранились, но, кажется, уже лишь "островками" (как,
скажем, настоящая интеллигентность, которой всегда славился Ленинград —
Петроград — Петербург..,).
 Число носителей положительных черт русского характера явно уменьшилось.
Соответственно число носителей отрицательных черт увеличилось, а сами эти
черты приняли особо злокачественные  ростки. Народное хозяйство в
жесточайшем кризисе. Запас больных и разрушительных сил не только не изжит,
но многократно возрос. Уверенного и зрелого самосознания у нас, конечно,
нет, но идею, русскую идею, мы выстрадали в значительно большей степени,
чем тогда. И это обнадеживает!

Сейчас мы переживаем, может быть, самый глубокий кризис нашей истории...
При отсутствии веры многие опустились до звероподобного бытия, в котором
все позволено, или впали в равнодушную лень. При недостатке энергии ,
вообще нам свойственно возлагать надежды на то, что все само образуется.
Россия как сказочный Иван - царевич стоит на распутье трех дорог - перед
выбором
правильного пути. Нам показала история гибельность "левой" и " правой"
дороги. Я
надеюсь и верю, что мы выберем правильный "средний "путь, вполне реальный,
где
найдем счастье, сумеем сохранить самих себя и свое Отечество.


ПРИМЕЧАНИЕ:

(1) -Речь идет об идее, изложенной монахом псковского Елеазарова монастыря
Филофеем (первая половина 16 века) в его посланиях к великому князю
московскому Василию II I и другим лицам. После утраты ведущей роли в
православном христианском мире Константинополем (вторым Римом) эта роль,
согласно Филофею. должна перейти к Москве и удерживаться ею до скончания
века.