Архаизмы


       Судьбу слов определяет не «возраст», а их использование в  речи:  те,
которые называют жизненно важные, необходимые понятия,  веками  не  стареют;
другие архаизируются довольно быстро, мы перестаём  их  употреблять,  потому
что исчезают сами понятия, которые этими  словами  обозначаются.  Изменилась
система  образования  в  России  –  ушли  из  нашей  речи   слова   институт
благородных девиц, классная  дама,  реалист  (учащийся  реального  училища),
институтка.
       Слова, служившие названиями исчезнувших предметов,  понятий,  явлений
называются историзмами.
       Историзмы  -  это  устаревшие  слова,  которые  обозначают   названия
исчезнувших из современной  жизни  предметов,  явлений,  понятий,  например:
кольчуга,  бойница,  светец,  земство,  пищаль.  Историзмы,  в  отличие   от
архаизмов, не имеют синонимов в современном русском языке.  Это  объясняется
тем, что устарели сами реалии, для которых эти  слова  были  наименованиями.
Историзмы могут быть связаны с весьма отдаленными эпохами  (вече,  опричник)
и с событиями относительно недавнего времени (продналог, чека).
       Теперь мы  не  мерим  аршины,  не  кланяемся  волостным  старшинам  и
приказчикам и рады забыть все «ненужные», как нам  кажется,  слова.  Но  как
быть писателям, историкам,  если  они  захотят  описать  минувшую  эпоху?  В
исторической литературе,  в  художественных  произведениях,  повествующих  о
прошлом нашего  народа,  нельзя  не  использовать  историзмы.  Они  помогают
воссоздать колорит  эпохи,  придают  описанию  прошлого  черты  исторической
достоверности.
       Кроме историзмов, в нашем языке выделяются и другие  типы  устаревших
слов. Вам  не  приходилось  наблюдать,  как  то  или  иное  слово  почему-то
«попадает в немилость»? Мы всё реже употребляем его в речи, заменяя  другим,
и  так  постепенно  оно  забывается.  Например,  актёра  когда-то   называли
лицедей, комедиант; говорили не путешествие, а вояж, не  пальцы,  а  персты,
не  лоб,  а  чело.  Такие  устаревшие  слова  называют  вполне   современные
предметы,  понятия,  которые  теперь  принято  именовать  по-другому.  Новые
названия вытеснили прежние, и они постепенно забываются.  Устаревшие  слова,
у которых есть современные  синонимы,  заменившие  их  в  языке,  называются
архаизмами.
       Архаизмы принципиально отличаются от историзмов. Если историзмы – это
названия устаревших предметов, то архаизмы  –  это  устаревшие  наименования
вполне обычных предметов и понятий, с которыми мы постоянно  сталкиваемся  в
жизни.
       Немногие знают, что словом "яра"  в  древнерусском  языке  называлась
весна. Само слово исчезло из русской  лексики,  но  корень  и  его  значение
сохраняются в словах ярка (молодая овечка, родившаяся весной),  яровой  хлеб
(яровые сеются  весной)  и  яровизация  (предпосевная  обработка  семян  для
весеннего посева). В сказке “Снегурочка” солнце называется "ярило", как  это
было принято в Древней Руси.
       Нередко старые слова  возрождаются  в  языке,  но  наполняются  новым
содержанием.
       Так, слово дружина — старинное. Оно  использовалось  в  древнерусском
языке. Одним из его значений было “войско князя”. Вслушайтесь в него,  и  вы
услышите звон кольчуг, гром битвы. Вдумайтесь, и станет ясно: слово  это  из
семьи таких мужественных добрых собратьев, как друг, дружба, содружество.  В
значении “войско князя” употребляет слово дружина А. С. Пушкин  в  “Песне  о
вещем Олеге”: С дружиной своей, в цареградской броне, князь по полю едет  на
верном коне.
       В  современном  русском  языке  слово   дружина   употребляется   для
обозначения добровольного объединения  людей,  созданного  с  той  или  иной
целью (пожарная дружина и др.).
       В составе архаизмов можно выделить различные группы слов. Одни из них
отличаются от современных  своих  синонимов  какими-нибудь  особенностями  в
звучании, например неполногласными сочетаниями  звуков  (младой  –  молодой,
злато – золото, брег – берег, град – город, вран –  ворон;  первые  слова  в
этих парах звучат архаично). Подобные архаизмы называются  фонетическими.  К
ним относятся встречающиеся у писателей XIX века слова  клоб  (совр.  клуб),
нумер (совр. номер), стора (совр.  штора),  гошпиталь  (совр.  госпиталь)  и
подобные. Они отличаются от своих «соперников» нередко  лишь  одним  звуком,
реже – несколькими звуками или устаревшим ударением.
       Также к фонетическим архаизмам относятся и  слова,  сохранившие  звук
[e] пред твёрдым согласным, в то время как в их современных вариантах  здесь
звучит  [o]  (пишется   ё)   –   раскаленный   (раскалённый),   просвещенный
(просвещённый), обрек (обрёк).

       Другая группа архаизмов объединяет слова  с  устаревшими  суффиксами,
приставками: музеум (совр. музей). Как говорил Фамусов  у  Грибоедова?  –  В
Москву переведён через моё  содейство  (а  не  содействие).  Такие  архаизмы
называются  словообразовательными.  И  их   не   мало   попадается   нам   в
произведениях наших любимых поэтов – рыбарь, кокетствовать, вотще…

       Но ещё чаще среди архаизмов встречаются слова, устаревшие не в какой-
то своей части,  а  полностью,  как  лексическая  единица.  Это  лексические
архаизмы: око – глаз, уста – губы, ланиты – щёки,  десница  –  правая  рука,
шуйца – левая рука.
       Как видно из примеров, устаревшие слова отличаются друг от  друга  по
степени архаичности: одни ещё встречаются в речи, особенно у поэтов,  другие
известны только по произведениям писателей прошлого века, а  есть  и  такие,
которые вовсе забыты.
       Архаизация одного из  значений  слова  –  очень  интересное  явление.
Результатом этого  процесса  оказывается  возникновение  семантических,  или
смысловых, архаизмов, то есть  слов,  употреблённых  в  необычном  для  нас,
устаревшем  значении.  Знание  семантических  архаизмов  помогает  правильно
понимать язык писателей-классиков. А иногда их  словоупотребление  не  может
не заставить нас серьёзно задуматься…
       С архаизмами шутить нельзя! Не следует и пренебрегать  ими:  дескать,
уходят из языка, ну и  пусть,  забудем  их!  Не  спешите  выносить  приговор
устаревшим словам. Бывают случаи,  когда  они  возвращаются  в  язык,  вновь
вливаются в состав активной лексики. Так было, например, со словами  солдат,
офицер, прапорщик, министр,  советник,  получившими  в  современном  русском
языке новую жизнь. В первые годы  революции  они  успели  архаизоваться,  но
потом вернулись, обретя новое значение.
       Архаизмы, как и историзмы, необходимы художникам слова  для  создания
колорита древности при изображении старины.
       Поэты-декабристы, современники и друзья А. С.  Пушкина,  использовали
старославянскую  лексику  для  создания  гражданско-патриотического   пафоса
речи. Большой интерес  к  устаревшим  словам  был  отличительной  чертой  их
поэзии. Декабристы  смогли  в  архаизующейся  лексике  выделить  тот  пласт,
который можно было приспособить для выражения свободолюбивых идей.
       Оценив выразительные возможности высокой архаической лексики,  А.  С.
Пушкин и в поздний период творчества обращался  к  ней  как  к  незаменимому
источнику возвышенного звучания речи. Кого оставят  равнодушными,  например,
пронизанные славянизмами строки из пушкинского «Пророка»?

             Восстань, пророк, и виждь, и внемли,

             Исполнись волею моей

             И, обходя моря и земли,
             Глаголом жги сердца людей.

       Не только А. С. Пушкин и его современники, но и поэты более  позднего
времени  находили  в  архаизмах  средство  возвышенного  звучания  речи.  На
протяжении  всего  XIX  и  даже  в   начале   XX   века   устаревшие   слова
воспринимались как поэтизмы и не казались столь архаичными, как теперь.
       Лексика русского языка постоянно изменяется, беспрерывно обогащается,
изменяется, обновляется.  Одни  слова  живут  на  протяжении  веков,  другие
отмирают, не успев родиться, иногда приобретают другие значения.
       Мы  стараемся  учиться  у  писателей  хорошему  литературному  языку.
Анализируя использование ими архаизмов и историзмов, мы вправе  задать  себе
вопрос: ’’ А можем ли  мы  сами  украсить  нашу  речь  этими  выразительными
словами?”. Вопрос не праздный…
       В  заключение   хочу   пожелать,   чтобы   мы   овладели   искусством
использования историзмов и архаизмов и  не  допускали  ляпсусов,  вызывающих
улыбку собеседника.