Горододелец Федор Конь


Горододелец Федор Конь родился 4 июля 1556 г.  в  семье  тверского  плотника
Савелия Петрова. В 1566 г. плотника (с семьей) привезли в Москву строить  на
Моховой за  Неглинкой  для  Ивана  IV  новый  Опричный  двор.  Отец  вскоре,
заболев, умер, а за ним, от голода — мать  и  братья  Федора.  Приученный  с
детства к стройке, подросток с артелью плотников ставил дворы и церкви.  Жил
на Арбате, на дворе попа Гури Агапитова, у которого выучился грамоте.
Весной 1573 г.  артель  Федора  ставила  двор  немцу-опричнику  И.В.Штадену.
Заказчику не понравилась резьба на воротах, и он ткнул  исполнителя  палкой.
17-летний парень не стерпел и, бросившись на обидчика, чуть не задушил  его.
Пришлось  бежать  за  границу.   Слава   богу,   у   него   в   руках   было
рекомендательное письмо от почитавшего его отца  строителя  Опричного  двора
Иогана Клеро (Ивана Фрязина), опекавшего  подростка,  в  Страсбург.  В  этом
письме, в частности, были такие слова: “Дорогой друг!  Это  письмо  передаст
тебе русский человек Федор Конь.
Чрезвычайное притеснение, испытываемое им со стороны царских  чиновников,  а
также искренне желание учиться каменному делу заставило
его покинуть Москву. Он отличается редкой скромностью  и  обладает  большими
способностями к строительному ремеслу. Помоги ему, и он
сумеет отблагодарить тебя, а также оправдать надежды, которые я возлагаю  на
его будущее. Московия дикая и страшная страна. Жители ее суеверны и  главным
своим занятием почитают пьянство...  Они  больше  думают  о  войне,  чем  об
украшении государства дворцами и храмами. В художниках  прежде  всего  ценят
угодливость и верность великому князю. Моего друга, русского инженера  Ивана
Выродкова, казнили за непочтительные ответы ему (Ивану Грозному).  Проклинаю
дьявола, толкнувшего  меня  ехать  к  этим  дикарям,  вырваться  от  которых
труднее, чем грешникам из ада... Твой друг Иоган Клерд.”
В Страсбурге Федор 3 года учился у строителя Лоне, которому это письмо  было
адресовано, а затем 6  лет  работал  во  Франции,  Бельгии,  Дании,  Польше,
Италии. В последней — 2 года в Лугано, где так хорошо зарекомендовал себя  в
глазах  Иннокентия  Барбарини,  под  руководством  которого   работал,   что
удостоился лестной оценки: “ Если вы останетесь в Италии, то из  вас  выйдет
великий инженер и архитектор”.
Но Ф.Коня (кличкой он обязан своей могучей стати  и  трудолюбию)  тянуло  на
родину. В марте 1584  г.  он  появился  в  Москве  и  подал  Ивану  Грозному
челобитную: “Государю царю и великому князю  Ивану  Васильевичу  всея  Русии
городовых дел мастеришка Федька сын Савельев Конь челом бьет. А  в  7083  г.
бежал я раб недостойный Федька в чужие земли и у тамошних  мастеров  учился.
И ныне я... могу городовое строение  ставить  и  пруды,  и  тайники,  и  рвы
копати. А о том тебя государя молю и челом бью, чтобы ... дозволил  жить  на
Русии и делать работишку, какую ты, великий государь прикажешь! ...  А  дать
бы мне работишку, чтоб я ... свое умение показал во  имя  божие  и  во  твое
государь прославление... Государь смилуйся”.  Через  неделю  возвратившегося
уведомили: “Городовому мастеру Федору  сыну  Савельеву  Коню  в  Русии  жить
дозволить, а за побег в чужие земли бить батоги 50  раз”.  Наказали  его  на
Ивановской площади в Кремле и посадили в Ямскую  избу,  но  ненадолго.  Пару
лет он строил купцам лавки и погреба, но пришло и его время —  ему  поручили
первую большую работу —  строительство  укреплений  Белого  города  (1586  —
1593).
При  возведении  крепости  некоторые  башни  пришлось   по   нескольку   раз
перестраивать — мастер  искал  более  совершенные  формы,  чтобы  не  только
улучшить их оборонные качества, но и придать  им  облик,  не  выпадающий  из
единого целого — самой могучей крепости России. Об этом  непорядке,  конечно
же было доложено царю. Самодержец на  троне,  правда,  сменился,  но  рычаги
управления остались те же — Борис Годунов отвечал: “А ежели  Федька  Конь  и
впредь чинить бесчиние будет, бить его Федьку батогами нещадно”.
В 1597 г. Ф.Коня послали в Смоленск  —  строить  крепость.  О  строительстве
Смоленской  крепости  Б.  Годунов  писал:   "Построим   мы   такую   красоту
неизглаголенную, что подобной ей не будет во всей поднебесной...  Смоленская
стена станет теперь ожерельем всей Руси... на зависть врагам и  на  гордость
Московского государства".
Командовали на стройке боярин Иван  Семенович  Безобразов  и  дьяки  Постник
Шапулов  и  Нечай  Порфьев.  Под  надзором  и  плетьми  государевых   дьяков
поднималась неприступная крепость. “Град же Смоленск свершен бысти при  царе
Борисе, а делаши его всеми городами Московского государства;  камень  возили
со всех городов, а камень имали приезжая из городов  в  Старицы  в  Рузе,  а
известь жгли в Бельском  уезде  у  Пречистой  в  Верховье”.  В  1599  г.  не
выдержав голода, побоев и мора, строители крепости взбунтовались  и  послали
царю Борису  челобитную,  которую  подписал  и  Федор  Конь.  Волнения  были
подавлены местным гарнизоном, а И.С.Безобразов, следивший  за  каждым  шагом
зодчего, не преминул доложить в Москву  о  проступке  поднадзорного.  Оттуда
пришло распоряжение: “Федора Коня за бунтарство бить батогами нещадно”.
И опять экзекуция! Мастер 2 месяца пил и стену крепости, “выходящую к  Литве
... сделал худо”. Его подручный А.Дедюшин о слабом участке  стены  знал,  но
исправить и не пытался. Это знание пригодилось ему потом  —  чтобы  показать
слабое место крепости воеводам польского короля Сигизмунда III.
В Смоленске Ф.Конь возвел могучую крепостную стену длиной в 5  км,  толщиной
в 5 м и высотой — 14 м. 38 башен высотой 22 м были главными  оборонительными
узлами  крепости.  Навесные  бойницы,  падающие  решетки  в  проемах  ворот,
подъемные  мосты,  —  все   это   делало   ворота,   ведущие   в   крепость,
неприступными.  Позади  построенных  стен  Ф.Конь   сохранил   валы   старой
крепости, образовав вторую линию укреплений.

Крепость в Смоленске Ф.Конь  построил  на  1  год  быстрее,  чем  укрепления
Белого города в Москве. Если бы строительство Смоленской крепости длилось  в
1,5 раза дольше, чем в действительности, то оно продолжалось бы  на  2  года
дольше, чем возведение крепости в Москве.



Колокольня «Иван Великий» (1505-1508г., надстроена в  1600г.)  (внизу  Царь-
колокол), справа звонница. На  заднем  плане  слева  -  Архангельский  собор
(1505-1508г.), справа - Успенский собор (1475-1479г.)

Борис Годунов  покровительствовал  талантливым  строителям  и  архитекторам.
Благодаря его поддержке раскрылся талант Федора Коня, под
руководством которого  строители  опоясали  Белый  город  в  Москве  мощными
каменными  стенами  с  27  башнями  (1585-1593гг).  Федор   Конь   руководил
возведением грандиозных крепостных сооружений в Смоленске (1595-1602гг).