Боливия: пути демократизации



|РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ                                      |
|ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ И ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ДИСЦИПЛИН                         |
|0 курс, ЮЮ-83(б) группа                                                    |
|                        |Кафедра Истории         |                       |
|                                                                           |
|                             |ПРЕПОДАВАТЕЛЬ: Елизарова И. А.               |
|                             |ТЕМА: Боливия: пути демократизации           |
|                             |ИСПОЛНИТЕЛЬ: Гаспарян Эдуард Сергеевич       |
|                                     |                                     |
|                                                                           |
|Москва                                                                     |
|2000г.                                                                     |


Со второй половины  50-х  годов  Латинская  Америка  вступает  в  длительную
полосу подъема борьбы против диктатур, зависимости от иностранного  капитала
и экспортным  производством верхушки господствующих классов. В  этой  борьбе
за   демократические   преобразования,   за   решение    насущных    проблем
национального   экономического,   социального   и   политического   развития
участвовали   различные    классы    и    социально-политические    течения,
революционные и реформистские  силы,  рабочее  и  демократическое  движение.
Такая ситуация сложилась в 60-70-е года в Боливии.
             Боливийская армия, создаваемая правительством, в том  числе   и
для замены рабоче-крестьянской милиции и ей  в противовес,   к середине  60-
х годов  была  достаточно   внутренне  консолидированным  институтом,  чтобы
выступить  на   политической   сцене    с    контрреволюционной    функцией.
Офицерские   кадры  армии   рекрутировались из  мелкобуржуазной  среды,  что
само  по себе предполагало психологическое тяготение части из  них  к  круп-
     ной  буржуазии.  На  службу были  призваны  и   лояльные  правительству
офицеры старой  армии. К  концу 60-х  годов  значительная  часть  офицерства
(2129    человек)     прошла    обучение    в    военных     школах     США.

     0  классовой  сущности  военного  переворота  1964  г.  свидетельствует
 вся   последующая   политика   и    конкретная   деятельность  режима    Р.
Баррьентоса.    Простое    перечисление    некоторых   вех  провозглашенного
курса  на   «революцию  в    революции»   проясняет    тому    же   основные
«нервные  узлы»   послереволюционного   общественного   развития    Боливии:
целенаправленное      усиление      частного      сектора       за      счет
национализированных     предприятий      и     поощрение        иностранного
капитала,      попытки     денационализации   горнорудной     промышленности
и   реорганизации     КОМИБОЛ;    создание    механизмов    социального    и
политического       регулирования,         препятствующих           развитию
революционного      движения     (закон  «о    безопасности    государства»,
всеобщая      мобилизация     населения    и     милитаризация       страны,
насильственное     разоружение     рабочих     и     крестьян,    подписание
«военно-крестьянских  пактов»    );   курс   на   беспощадную   борьбу    «с
коммунистической   опасностью»,   антипартизанские     операции;     попытки
 деполитизации    профсоюзов; репрессии   против  БРЦ,   левых   партий    и
движений.   Общая  направленность  деятельности   режима   Р.   Баррьентоса,
как   мы  видим,  отражала    намерение     связанных    с     империализмом
группировок  буржуазии   окончательно   пресечь    развитие    революционных
 тенденций в стране.  Приход к власти реакционных кругов армии означал, что
социально-классовые    границы    боливийского   общества     стали    более

отчетливыми,  обнаружив  на   противоположном   социальном   полюсе    массу
мелкой    городской     буржуазии,    средних     слоев,    рабочий   класс,
полупролетарские   слои,   демократическую    интеллигенцию,   студенчество.
Этот   социальный   конгломерат,  широко    представленный    в    командном
составе   армии,    определял     систему    ценностей,    и    политические
настроения  определенной  части офицерства,  воспитанной  на   революционно-
националистических  традициях,  возникших  в  вооруженных силах  еще  в   30
-   40-х   годах.    Эта     часть     боливийских    офицеров     составила
внутриармейскую      оппозицию     проимпериалистическому      курсу      Р.
Баррьентоса,   устранила  его   от  власти    на   короткий    срок,   взяла
управление  государством   в   свои   руки.   Усилению   в    этот    период
революционно-националистической  тенденции  в  армии   немало  способствовал
пример   перуанских  военных,   проводивших  с   1968  г.   в  своей  стране
глубокие революционно-демократические преобразования. Если  цель  переворота
1964  г.   объективно   была   контрреволюционной,    то    основная    цель
патриотически   настроенных  военных,  объединившихся  вокруг  генералов  А.
Овандо Кандиа и Х.  Х.  Торреса,   состояла  в   продолжении  и   углублении
революционного процесса, начатого  революцией 1952  г.,  но   с  учетом  уже
выявившихся  ее слабых  сторон и  негативных последствий.
   Предложенные   военными   в   период   А.    Овандо    Кандиа   (сентябрь

 1969 г.   сентябрь  1970   г.)  антиимпериалистические   и  демократические
мероприятия    были    направлены    в    политической   сфере   на    общую
демократизацию  жизни,   в   экономической   -   на   всемерное   укрепление
позиций   государства   в   национальной  экономике,   создание    смешанной
собственности   как   основы    и   средства     ослабления    экономической
зависимости   от   империализма,  национализацию    американской    нефтяной
«Боливиен    галф     ойл    компани»,     защиту      интересов     местной
обрабатывающей     промышленности,     механизацию     сельскохозяйственного
производства и т. д.
    В  то же  время предложенные   А.  Овандо   Кандиа  преобразования     и
меры   должны    были   служить    альтернативой   революционной      модели
развития  Боливии. Именно   в  этот   период  в   стране  было  покончено  с
партизанским движением Че Гевары.
    Военно-гражданское правительство Торреса (октябрь  1970 -  август   1971
г.) углубило  революционный процесс,  внеся «сильный   антикапиталистический
  заряд»      в    стратегический    план    преобразования   экономической,
социальной и  политической структур  Боливии.   В   целом   можно   сказать,
что   комплексные  программы   развития,   разработанные   при   А.   Овандо
Кандиа   и  особенно   при   Х.   Хосе   Торресе,   содержали    достаточный
потенциал  для  того,   чтобы,  будучи   реализованными,  заложить    основы
преодоления   вековой   отсталости   и   зависимости   Боливии   вплоть   до
создания  некоторых  экономических   предпосылок   перехода   к  качественно
иному,    прогрессивному     строю     (создание     тяжелой    национальной
промышленности,    максимальное    развитие   кооперативной   собственности,
курс  на   расширение  внешнеэкономических связей, в том числе  со  странами
социализма, и т. д.). Социальная база контрреволюции,  вновь  использовавшей
реакционную   военщину    для   осуществления    21   августа     1971    г.
государственного  переворота,   комплектовалась   из   различных  социальных
классов,  слоев  и  политических  сил и   неуклонно  расширялась   по   мере
развития   революционного   процесса.   Характер      оcуществленных     или
намеченных     к      осуществлению      реформ     и       вырисовывавшаяся
перспектива   изменений  в   структуре  власти  вызывали  сопротивление   не
  только    контрреволюционных,   правых   сил,   но   и   всех    умеренно-
реформистских   организаций    и   движений.    К     такому    радикальному
повороту  в   развитии  cтраны  не  была   психологически   подготовлена   и
основная     масса    национальной    средней    и     мелкой     буржуазии.

            Объективно  способствовала  пополнению   лагеря   контрреволюции
борьба   различных   течений   национальных   левых   сил:   дестабилизацией
экономического   и   политического  положения   в  стране,  неумеренной    и
зачастую  необоснованной   критикой  правительства    Овандо  -  Торреса   и
тем, что  ультрареволюционной фразеологией отторгла   от   социальной   базы
революции, оттолкнула  более умеренные,    колеблющиеся    фракции    мелкой
буржуазии                  и                 средних                  слоев.

      Характерным    для    процесса    политизации   масс     и    массовых
организаций  является   оживление   и   активизация   в   массовом  сознании
доминирующих,    «типичных»    для     данного    национального     рабочего
движения   идей,   в   боливийском    случае    -    анархо-синдикалистских,
троцкистских и  т. п.  В результате  рабочая делегация   крупнейшей    шахты
 «Сигло   ХХ»  навязала   съезду   горняков   (1970   г.),   а   затем   БРЦ
троцкистский тезис   о  переходе  Боливии   к   социализму.   В   дальнейшем
тактика  борьбы  горняков и  БРЦ   в  целом   строилась  в   соответствии  с
этой  стратегической   установкой.    Прямым    следствием     ее    явились
повсеместные   попытки   создания   революционных   комитетов   и    всякого
рода   органов   «революционной   власти     на    местах»,     увенчавшиеся
созданием  1   мая   1970   г.   Народной   ассамблеи   -   «органа   власти
народных    масс»,   претендовавшего    на   двоевластие    в    стране.   В
условиях    существования    революционно-националистического  правительства
Торреса  сама  идея   двоевластия  свидетельствовала    об    идеологической
незрелости     и     политической    близорукости    левых   сил    Боливии.

           В результате небывалого  подъема  классовой  борьбы,  разжигаемой
ультралевыми   организациями,   шумной  антиправительственной   политической
кампании,  созыва 22  июня  1971   г.  Народной   ассамблеи,   подтвердившей
курс  левых  сил  на  немедленное  построение  социализма,  и  других  акций
 левоэкстремистского толка       в  стране  к середине  1971  г.   создалась
обстановка  острого политического  кризиса,  повлекшего  за  собой   идейный
 и  организационный разброд  в политических,  прежде всего  левых,  партиях,
   раскол  в  армии  и  т.  д. Этим  воспользовались правые  силы  во  главе
с  генералом   Уго   Бансером   Суаресом    (бывшим   министром  обороны   в
правительстве  Р.  Баррьентоса),  прервавшие  революционный процесс  методом
военного  переворота.  Таким  образом,  мелкобуржуазный   революционаризм  и
всякого рода левацкие течения  в  национальных  левых  силах  несут  немалую
ответственность за то, что революционно-демократический,  националистический
эксперимент боливийских военных 1969-1971 гг. не удался.
    Несмотря на насильственный прерыв революционного процесса и  последующую
ликвидацию диктатурой У. Бансера Суареса большинства завоеваний  трудящихся,
стратегические  цели  и  практические  средства   достижения   общественного
прогресса Боливии, разработанные патриотически настроенными военными в 1969-
1971гг.,  оставили  глубокий  след  в  коллективной  национальной  памяти  и
являются достоянием  революционного  движения,  служа  ему  в  то  же  время
историческим уроком. Судьбы революционного процесса  во  многом  зависят  от
способности левых сил анализировать  причину  успехов  и  учитывать  прошлый
опыт.
    В конце 60-70-х годов Латинскую Америку охватывает новая волна борьбы  и
реформ.   Движение   за   демократические,   экономические   и    социальные
преобразования в  интересах  широких  слоев  населения  распространились  на
многие страны региона, в том числе и Боливию. Другим своеобразным  феноменом
стали левонационалистические режимы. Характерная черта этих  лет  –  широкое
распространение  в  регионе  антикапиталистических  настроений,  симпатий  к
социалистическим    идеям,    в    том    числе    реформистских     кругах.



                                        Р У Д Н



            Боливия: пути демократизации



                           Автор: Мухин М.

                           Группа: ЮЮ-105



                                                      Москва 1999