Запорожская Сечь

                                   Реферат

                         На тему: “Запорожская Сечь
                            и запорожские казаки”


    Запорожская Сечь была  военной  организацией:  казаки  жили  в  куренях
(военное подразделение), ими руководил атаман или гетман, который  руководил
Сечью при помощи казацкой верхушки -  старшины.  Казаки  совершали  успешные
походы в Крым и даже доходили до  Стамбула  (Константинополя).  По  рекам  и
морю они ходили на небольших лодках, выдолбленных из целого дерева,  которые
назывались чайками. По краям  прикреплялись  связки  камыша,  что  придавало
дополнительную устойчивость. У казаков была конница, но все  же  основой  их
войска была пехота. Чтобы противостоять татарской  коннице  казаки  начинают
активно использовать  огнестрельное  оружие  -  пищали,  пистоли,  небольшие
пушки. По степи они передвигались  на  возах,  которые  в  случае  нападения
татар казаки устанавливали в  квадрат  и  вели  сильный  огонь  по  татарам.
Прорваться  в  середину  квадрата  было  очень  трудно,  и   обычно   татары
отступали.
    Состоя  под  верховною  протекцией  сперва  польского,  потом  русского
правительства, временно под  покровительством  крымского  хана,  запорожские
козаки  во  все  время  своего   исторического   существования   управлялись
собственным,  обыкновенно  ежедогодно  сменявшимся  и  непременно  неженатым
начальством.
    Кошевой атаман, войсковой судья, войсковой  асаул  и  войсковой  писарь
составляли  войсковую старшину.
    Кошевой  атаман  соединял  в  своих  руках  военную,  административную,
судебную  и  духовную  власть.  В  военное  время   кошевой   был   «главным
командиром»,   «фельдмаршалом»   войска   и   действовал   как    совершенно
неограниченный диктатор: он мог выбросить непослушного за борт лодки или  же
на шее с веревкой тащить его за  тяжелым  обозом;  в  мирное  время  он  был
«конституционным  владыкою»  Запорожья  и  потому  управлял  всею   областью
козацких вольностей с их паланками, селениями, зимовниками и бурдюгами;
исполнял роль верховного судьи над всеми провинившимися и  преступниками,  и
потому  наказывал  виновных  за  проступки  и  определял  казнь  злодеям  за
преступления; считался  верховным  начальником  запорожского  духовенства  и
потому принимал и определял духовных лиц из Киева  в  сичевую  и  паланочные
церкви.
    Обязанности кошевого состояли в том, что он утверждал выбранных на раде
всех следовавших за ним чинов, узаконивал распределение  «по  лясам»  земли,
покосов, рыбных ловель, звериных уходов, разделял военную добычу,  войсковые
доходы, царское жалованье,  принимал  новых  лиц  в  Сечь,  отпускал  старых
козаков из Сечи, выдавал аттестаты  заслуженным  товарищам,  посылал  ордера
паланочной  старшине,  входил  в  дипломатические  отношения   с   соседними
государствами. Но при  всей  своей  силе  кошевой  атаман,  однако,  не  был
неограниченным властелином запорожского войска. Жизнь кошевого атамана,  как
и прочих старшин, нисколько не отличалась от жизни остальных козаков.
    Войсковой судья был вторым лицом после кошевого атамана  в  запорожском
войске; как и кошевой атаман, он избирался на  войсковой  раде  из  простого
товариства. Судья был  блюстителем  тех  предковских  обычаев  и  вековечных
порядков, на которых зиждился весь строй козацкой жизни;  в  своих  решениях
он руководствовался не писаным  законом,  как  совсем  не  существовавшим  у
запорожских козаков, а преданиями или  традициями.  Обязанностью  войскового
судьи было  судить  виновных  скоро,  право  и  нелицеприятно;  он  разбирал
уголовные  и  гражданские  дела  и   производил   суд   над   преступниками,
представляя, однако, окончательный приговор  суда  решать  кошевому  атаману
или войсковой раде. Внешним знаком  власти  войскового  судьи  была  большая
серебряная  печать,  которую  он  обязан  был  держать  при  себе  во  время
войсковых  собраний  или  рад  и  прикладывать   к   бумагам,   на   которых
постановлялось решение всей рады. Судья, как и кошевой атаман,  не  имел  ни
особого жилища, ни отдельного стола, а жил и питался обще с козаками  своего
куреня. Главным доходом судьи было царское жалование.
    Войсковой писарь, как и кошевой атаман  и  войсковой  судья,  выбирался
товариством на общей раде и заведывал всеми письменными делами  запорожского
войска.  Обязанность  писаря  считалась   в   Запорожье   столь   важной   и
ответственной, что если бы кто другой,  вместо  него,  осмелился  писать  от
имени коша кому-либо или принимать письма, присылаемые на имя  писаря,  того
без пощады казнили смертью. Значение  войскового  писаря  в  Запорожье  было
очень велико. Влияние войсковых писарей тем сильнее было  в  Запорожье,  что
большинство из них оставалось на  своих  должностях  в  течение  многих  лет
бессменно.  Внешним знаком достоинства  войскового  писаря  была  в  длинной
серебряной оправе чернильница — каламарь.
    Войсковой асаул, так же, как кошевой атаман, судья и писарь,  избирался
общею радою из простых козаков низового товариства;  обязанности  войскового
асаула были очень сложны:  он  наблюдал  за  порядком  и  благочинием  между
козаками в мирное время в Сичи, в военное в лагере;  следил  за  исполнением
судебных приговоров по решению кошевого или всей рады,  как  в  самой  Сичи,
так и в отдаленных паланках войска; производил следствия  по  поводу  разных
споров и преступлений в среде  семейных  козаков  запорожского  поспольства;
заготовлял продовольствие для войска на случай  войны,  принимал  хлебное  и
денежное жалованье и, по приказу кошевого, разделял его сообразно  должности
каждого  старшины;  охранял   всех   проезжавших   по   степям   запорожских
вольностей; защищал интересы войска на пограничной линии; посылался  впереди
войска для разведки о неприятелях; следил за ходом битвы во время  сражения;
помогал той или другой стороне в жаркие минуты боя.  Внешним  знаком  власти
запорожского войскового асаула  была  деревянная  трость,  на  обоих  концах
скованная серебряными кольцами, которую  он  обязан  был  держать  во  время
войсковых собраний. Жизнь и доходы войскового асаула были такие  же,  как  и
войскового писаря; но жалованья он получал 40  рублей  в  год.  В  помощники
войсковому  асаулу  выбирался  войсковой  подасаулий,  а  на  случай   войны
войсковой  обозный,  ведавший  артиллериею  и  войсковым  продовольствием  и
разделявший все труды асаула.
    Должность куренных атаманов, называемых просто «отамання»,  числом  38,
по числу куреней в Запорожской  Сечи  ,  как  и  другие,  была  выборная;  в
куренные избирался человек  расторопный,  храбрый,  решительный,  иногда  из
бывшей войсковой старшины,  а  большею  частию  из  простых  козаков;  выбор
куренного атамана известного куреня  составлял  частное  дело  только  этого
куреня и исключал вмешательство козаков  другого  куреня.  Куренные  атаманы
прежде всего исполняли роль интендантов в Сечи; прямою их обязанностью  были
доставка провизии  и  дров  для  собственного  куреня  и  хранение  денег  и
имущества козаков в куренной скарбнице; поэтому у куренного  атамана  всегда
находились ключи от скарбницы,  которые  в  его  отсутствие  никто  не  смел
брать, если  на  то  не  было  разрешения  от  куренного.  Куренные  атаманы
заботились о козаках своего куреня,  как  отцы  о  собственных  детях  и,  в
случае  каких-либо  проступков  со  стороны  козаков,  виновных   наказывали
телесно, не  испрашивая  на  то  ни  у  кого  разрешения.  Любимых  куренных
атаманов запорожские  козаки  слушались  иногда  больше,  чем  кошевого  или
судью, и потому часто через куренных атаманов кошевой  атаман  в  трудных  и
опасных вопросах или  случаях  действовал  и  на  настроение  всего  войска.
Неспособных, пьяниц, небрежных или просто не  сумевших  понравиться  козакам
куренных  атаманов  козаки  немедленно  сбрасывали  и  даже  иногда  казнили
смертью.
    После войсковой старшины и куренных атаманов следовали  так  называемые
«батьки» или  «старики»,  «сивоусые  диды»,  «знатные  радцы»,  т.е.  бывшие
войсковые запорожские старшины, или оставившие свои  должности  по  старости
лет и по болезни, или уступившие их другим после войсковой рады.  Опытность,
прославленная отвага, отчаянное удальство в молодые годы — давали  им  право
на громадный нравственный авторитет в среде запорожского  войска.  Это  были
«столбы» всего  низового  войска,  носители  всех  его  преданий  и  строгие
исполнители козацких обычаев. На радной  площади  «сивоусые  деды»  занимали
место тотчас после войсковой старшины; в совещаниях по куреням—тотчас  после
куренных атаманов; во время войны начальствовали над отдельными  отрядами  и
даже иногда над самими  полковниками;  при  отправке  «листов»  от  сичевого
товариства приписывались  тотчас  после  имени  кошевого  атамана,  а  после
смерти пользовались такою честью, что, при их погребении,  один  раз  палили
из пушек, «а из мелкого ружья более, нежели по другим простым козакам».
    За войсковою старшиной следовали войсковые служители — довбыш, пушкарь,
толмач, кантаржей, шафарь, канцеляристы и школьные атаманы.
    Из  уголовных  преступлений  самым  большим  считались:  предательство,
убийство козаком товарища; побои, причиненные козаком козаку в  трезвом  или
пьяном виде; воровство чего-либо козаком  у  товарища  и  укрывательство  им
краденной вещи: «особливо строги были  за  большое  воровство,  за  которое,
ежели  только  двумя  достоверными  свидетелями  в  том  докажутся,   казнят
смертию»; связь с женщиной и содомский грех ввиду обычая, запрещавшего  брак
сичевым  козакам;  обида  женщине,  когда  козак  «опорочит  женщину  не  по
пристойности», потому  что  подобное  преступление  «к  обесславлению  всего
войска запорожского простирается»; дерзость против  начальства,  особенно  в
отношении чиновных людей русского правительства; насилие в  самом  Запорожье
или в христианских селениях, когда козак отнимал у товарища лошадь,  скот  и
имущество; дезертирство,  т.  е.  самовольная  отлучка  козака  под  разными
предлогами в степь во время похода против неприятеля; гайдамачество,  т.  е.
воровство  лошадей,  скота  и  имущества  у  мирных  поселенцев  украинских,
польских и татарских областей и проезжавших по запорожским степям  купцов  и
путешественников; привод в Сичь женщины,  не  исключая  матери,  сестры  или
дочери; пьянство во  время  походов  на  неприятеля,  всегда  считавшееся  у
козаков уголовным преступлением и ведшее за собой строжайшее наказание.