Алавиты


                     СИРИЙСКИЕ АЛАВИТЫ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ

      После краха Османской империи в 1918  г.  Сирия  попала  под  контроль
Франции. Столкнувшись с мощным противодействием иностранному  господству  со
стороны  сирийских  суннитов-националистов,  французы  сделали  политическую
ставку    на    конфессиональные     меньшинства,     чтобы     локализовать
разворачивающееся  в  стране  национально-патриотическое  движение.  В  этих
целях французские власти стали уделять больше внимания нусайритам,  допуская
возможность превратить алавитский район в главную  базу  своей  колониальной
политики.  Параллельно  в  нусайритскую  зону   обитания   было   направлено
значительное  количество  французских  миссионеров-проповедников  с  задачей
убедить нусайритов в их  религиозной  исключительности  и  возбудить  у  них
сепаратистские настроения. Опираясь на элементы христианства  в  нусайризме,
миссионеры  доказывали,  что  алавиты   -   потомки   крестоносцев,   а   их
мировоззрение  базируется  на  христианстве.  Но,  несмотря  на   стремление
Франции завоевать симпатии алавитов, их  отношения  поначалу  не  сложились.
Многие алавитские лидеры  не  доверяли  французской  администрации  .  Кроме
того, развернувшаяся по всей  территории  Сирии  партизанская  война  против
французских оккупантов также оказала влияние на алавитов,  удерживая  их  от
активных контактов с французской стороной.
      Более того, политические отношения между французской администрацией  и
алавитами резко  омрачились  в  ходе  вооруженного  противостояния,  центром
которого  стала  Латакия  и  прилежащие  районы.  В  мае  1919  г.   крупные
беспорядки охватили территорию Ансарийских гор. Крестьянские  волнения  были
вызваны  земельной  тяжбой   между   алавитскими   крестьянами   и   группой
исмаилитских феодалов, поддерживаемых Францией. Алавитские феллахи  защищали
свои земли с оружием в руках. Французы были вынуждены заключить  в  1919  г.
перемирие и частично удовлетворили требования алавитов. Но  осенью  того  же
года  Франция,  получив  возможность  перебросить  в  Сирию  новые   войска,
возобновила борьбу с  алавитами.  Горцы  оказали  упорное  сопротивление,  и
военные действия продолжались в  течение  трех  лет.  В  1921  г.  восстание
закончилось компромиссом, главным  образом  вследствие  того,  что  французы
вознамерились использовать алавитский сепаратизм в своих политических  целях
для закрепления собственного господства в Сирии.
      Франция  стремилась  расчлененить  страны  на   отдельные   карликовые
государственные образования: Ливан, Дамаск, Халеб.. 31 августа 1920 г.  была
создана "автономная территория алвитов". 12 июня 1922 г. это территориально-
административное образование было переименовано  в  "Государство  алавитов".
Французский администратор  был  переименован  в  губернатора,  были  созданы
ведомства   финансов,   общественных   работ,   здравоохранения,    юстиции,
возглавленные  французскими  советниками  Однако  французской  администрации
пришлось столкнуться с необходимостью  насаждать  свое  присутствие  военной
силой, поскольку расчет на мирное внедрение в подмандатную страну на  первом
же этапе его осуществления оказался подорванным.  "Умиротворение"  же  силой
оружия - чрезвычайно затратная акция, реализация  которой  для  послевоенной
Франции была затруднена по экономическим  соображениям,  в  первую  очередь.
Достижение имперских целей в кратчайшие сроки  требовало  применения  разных
методов. Поддержка сепаратизма, поощрение  центробежных  устремлений  сулили
французской  администрации  реализацию  ее   интересов   уже   в   ближайшей
перспективе.
      Именно колониальные интересы Франции заставили ее отказаться  в  итоге
от военных путей разрешения проблем своего пребывания в Сирии  и  перейти  к
активному манипулированию политическими рычагами, используя к  своей  выгоде
противоречивость  и   сложности   межконфесиональных   связей   и   особенно
эксплуатируя  ситуацию  с   алавитами,   которые   оставались   неординарным
конфессиональным образованием на этно-политической карте Сирии.
      Политика  дезинтеграции  страны,  углубившая  экономический  кризис  и
приведшая Сирию на грань  катастрофы,  в  конце  концов  завела  в  тупик  и
французские власти.  В  1922  г.  после  крупных  волнений,  охвативших  всю
страну,  им  пришлось  провозгласить   образование   "Федерации   автономных
государств  в  Сирии"  в  составе  трех  государств:   Дамаска,   Халеба   и
алавитского образования. Однако федерация не была идентична единству  Сирии.
Она должна  была  также  подчиняться  французским  властям,  как  и  местные
марионеточные правительства. Во главе федерации стоял президент,  избираемый
на один год,  и  федеральный  совет.  При  президенте  были  образованы  три
федеральные дирекции: финансов, общественных работ и гражданских дел.
      По существу, и это  изобретение  французской  администрации  оказалось
недолговечным.
      Уже 5 декабря 1924 г. федерация была ликвидирована, и Сирия  объявлена
единым государством, в которое вошли Дамаск, Халеб и государство алавитов.
      Это последнее просуществовало в рамках французского мандата с 1922  г.
по 1936 г., хотя алавиты  добивались  полной  самостоятельности.  Алавитское
государство включало два бывших санджака  -  Латакийский  (области  Латакия,
Джебле, Банияс, Масьяф, Хафера) и Туртусский (области Тартус, Сафита, Телль-
Калях), имело собственный флаг  в  виде  полотнища  белого  цвета  с  желтым
солнцем в средней части и четырьмя красными  углами.  Население  алавитского
государства насчитывало 278 тыс. чел. (176 тыс. алавитов, 52 тыс.  суннитов,
44,5 тыс. христиан, 4,5 тыс. исмаилитов). С 1930 г.  Алавитское  государство
имело  и  свою  конституцию.   Но,   несмотря   на   обладание   собственной
государственностью,  алавиты  оставались  экономически  и   социально   ниже
суннитов, и  эти  закрепленные  традицией  отношения  нельзя  было  изменить
простыми  административными  мерами.  Объективно  перенаселенный  алавитский
район с бедной каменистой почвой и низким уровнем развития  производительных
сил  оставался  одним  из  наиболее  отсталых  в   Сирии.   Эта   отсталость
зафиксирована и в социальных показателях. В годы французского мандата  около
61%  всех  алавитов  страдали  трахомой,  что  выделялось  даже   на   общем
невысоком, с медицинской точки зрения, фоне. Эпидемии,  нехватка  витаминов,
постоянное  недоедание  явились   причиной   высокой   детской   смертности.
Образовательный уровень алавитов также был весьма низким.  Из  общего  числа
студентов, посещавших в 1936 г. государственные школы в Латакии, только  27%
были алавитами, хотя алавиты составляли более 60% населения провинции.
      Неравноправное положение алавитов особенно ярко  проявлялось  в  сфере
юридического обеспечения функционирования их  общины.  Везде  на  территории
Сирии действовали суннитские законы и суннитские суды.
      Для придания определенного статуса алавитскому  сообществу  необходимо
было, чтобы у него существовала собственная  официальная  судебная  система,
суды и судьи. Добиваясь расположения алавитов и стремясь обеспечить  прочное
положение  общины  в  своих  интересах,  французская  администрация  в  ряде
случаев удовлетворяла запросы алавитского населения. Поэтому уже в  1922  г.
французы  одобрили  учреждение  отдельных  религиозных  судов  для  алавитов
(махалим  шар  ила  алавита).  Таким  образом,   алавиты   освободились   от
подчинения суннитским судам, но тем не менее так и не  получили  возможности
отправления правосудия исключительно по своим собственным законам.
      Общая ситуация на Западе в преддверии второй мировой войны, а  главное
- изменения в самой Франции, что было связано с  приходом  к  власти  левого
правительства, существенно модифицировала на коротком  историческом  отрезке
подходы  Франции  к  заморским  территориям,  особенно  к   Сирии,   которая
формально не была в колониальной зависимости. а  имела  статус  подмандатной
территории, что предполагало за ней большие права.
      В 1936 г. французы приняли решение присоединить Алавитское государство
к Сирии.  Алавитские  шейхи  выступили  против  этого  и  направили  протест
премьер-министру  Франции.  В  нем   отмечалось,   что   алавитский   народ,
сохранявший свою самостоятельность  на  протяжении  многих  лет,  отличается
своей  религией,  обычаями  и  укладом  жизни  от  суннитов.   Кроме   того,
предоставление Сирии независимости, хотя и является положительным  моментом,
будет означать установление господства суннитских кланов над алавитскими.  В
связи с  этим  алавиты  не  могут  согласиться  на  требование  французов  о
присоединении к Сирии. Это послание  подписали  видные  алавитские  шейхи  -
Сулейман Муршид, Мухаммед Сулейман Ахмед, и др.
      Однако 5 декабря 1936 г. Алавитское государство  было  присоединено  к
Сирии в соответствии с указом N 274 французских властей.
      В 1936 г. Франция признала суверенитет Сирии. Между Парижем и Дамаском
был подписан договор об образовании независимой Сирии. Французы настояли  на
сохранении  административной  и  финансовой  самостоятельности  за   районом
Латакии, который окончательно вошел в состав Сирийской Республики  в  апреле
1946 г. Но такой  урезанный  суверенитет  не  устроил  алавитов,  и  поэтому
сепаратистское  движение  среди   них   продолжалось.   Однако,   алавитские
руководители начали действовать, исходя из новых условий, то  есть  принимая
во внимание неизбежность существования алавитской  общины  в  рамках  единой
Сирии, а в дальнейшем и в ожидании ликвидации французского мандата.
      Примерно с 30-х  годов,  еще  до  подписания  указанного  договора  по
инициативе алавитских шейхов, осознававших несбыточность  надежд  алавитской
общины  на  самостоятельность,  начинается  новая   реформация   нусайризма,
которая, как и  у  части  других  сектантских  движений,  преследовала  цель
приспособить свое вероучение  к  новым  условиям  и  сохранить  самобытность
общины.
      Одним из направлений в усилиях  алавитов  на  этом  поприще  стало  их
стремление заручиться поддержкой  суннитов  и  таким  образом  гарантировать
сохранение своей самобытности в  рамках  единого  государства.  Сунниты,  со
своей стороны, стремились интегрировать алавитские районы,  и  в  результате
интересы алавитов и суннитов совпали в  том,  чтобы  признать  алавитов  как
полноценных мусульман.
      Алавиты начали активнее изучать Коран, отправлять присущие "умеренным"
шиитам мусульманские  культовые  обряды,  а  также  вести  дела  по  бракам,
разводам, наследству и т. п.
      В июле 1936 г. нусайритские священнослужители обнародовали  воззвание,
в  котором  подчеркивалось  следующее:   "в   опровержение   имеющих   место
рассуждений о том, что алавиты - не мусульмане, мы, обменившись  мнениями  и
рассмотрев основополагающие исторические и теологические труды, заявляем:
      1. Всякий алавит является мусульманином, а алавиты - мусульмане веруют
в Аллаха, Мухамада и признают пять заповедей ислама.
      2. Тот, кто признает ислам, но отвергает Благородный Коран в  качестве
его священной книги, а Мухаммада, благословит его Аллах и  да  приветствует,
- как его пророка, с точки зрения Шариата не является алавитом" .
      Для  того,  чтобы  обеспечить  познание  догматов  веры   и   обучение
теологическим дисциплинам в нормальной обстановке, способствующей  обретению
знаний,  по  предложению  шейха  Хабиба  было  учреждено  местное   общество
"Джафари",  где  велось  преподавание  разных  предметов,  включая  шиитскую
юриспруденцию по канонам 12-го имама. В нем алавитские шейхи могли  получать
соответствующее шиитское образование.  Общество  обосновалось  в  Латакии  и
имело отделения в Тартусе, Джабле и Баниясе. Общество "Джафари"  в  1952  г.
было признано властями Сирии. После этого школа  шиизма  12-го  имама  стала
считаться равной в ряду признанных юридических школ,  и  ее  практика  стала
использоваться в мусульманском праве.
      Акт признания состоялся в июле 1973 г. Однако этот факт  носил  скорее
политически,   а   не   теологический   оттенок.   Как   считают    наиболее
ортодоксальные суннитские и шиитские авторитеты, сирийские алавиты не  стали
в  результате  этого  правоверными  шиитами,   тем   более,   что   остается
неизвестной сущность алавитских доктрин и  степень  изменений,  которым  они
подверглись, если подобное вообще имело место.
      Однако политические события, имевшие место  в  70-е  годы  на  Ближнем
Востоке, не могли не оказать влияние на алавитское  религиозное  сообщество.
Иранская революция (1978-1979  гг.)  способствовала  проведению  религиозной
реформы внутри алавитской общины. В августе 1980 г. Президент  Сирии  Х.Асад
встретился  с  алавитскими  общинными  лидерами  и  религиозными  шейхами  в
Кардахе, где призвал религиозных шейхов провести модернизацию и  реформы,  а
также укрепить связи с основными центрами шиизма 12-го  имама.  Совещание  в
Кардахе шло за закрытыми дверями, но последующие события  свидетельствовали,
что сирийскому руководству удалось заставить алавитских  религиозных  шейхов
пойти на определенный компромисс и внести свой вклад  в  дело  дискредитации
суннитского аргумента против алавитского меньшинства.
      В целом же, несмотря на специфичность нусайризма, суннитская среда  не
помешала алавитам занять верхние  ступени  в  структурах  власти  вплоть  до
президентского кресла. Несомненно, что  алавитская  община  обладает  мощным
кумулятивным  эффектом  и  смогла  преодолеть   исторически   складывавшуюся
неприязнь в местном обществе, добившись ошеломляющего политического  успеха,
так  и  не  получив  с  догматической  точки  зрения  признания  со  стороны
шиитского духовенства.  Очевидно,  что  возвышению  алавитов  способствовали
объективные  исторические  условия,  обусловленные   втянутостью   Сирии   в
современные международные  отношения,  приверженностью  светскому  началу  в
политике, бурными событиями межвоенной  и  послевоенной  истории,  когда  на
авансцену политической жизни  выдвигались  наиболее  динамичные  и  активные
силы. Энергичной и  жизнеспособной  политической  силой  в  Сирии  оказались
алавиты, сумевшие увлечь своими  политическими  лозунгами  массы  населения,
возглавить  национально-освободительное  движение,  добиться   революционно-
демократических преобразований под своими знаменами.