Культура



    Краткое сказание о чудотворно-явленной Тихвинской иконе Богоматери, в
                пояснение акафистного пения в честь сей иконы



Вместо предисловия

  К числу особенно чтимых всею Православною  церковью  икон  Божией  Матери
принадлежит явленная  и  вместе  чудотворная  Ее  икона  Тихвинская.  Откуда
явилась она в Православном нашем  отечестве  и  при  каких  обстоятельствах,
равно чем ознаменовалось Ее пребывание на Руси православной — обо всем  этом
передается в акафистном пении, составленном в  честь  Ея,  но  передается  в
самом,  разумеется,  сжатом  виде  —  в  виде  только  кратких  указаний  на
совершившиеся события. Чтобы осветить эти места, так как  акафисты  особенно
по сердцу приходятся  православному  русскому  народу,  —  с  этой  целью  и
предпринят настоящий, весьма скромный труд. Главным событием  к  составлению
этого краткого очерка  послужило  сказание  о  сей  иконе,  изданное  в  С.-
Петербурге в 1864 г.
  Глубокая, сердечная вера православного русского народа в благодать Божию,
носителями которой являются не только живые органы — снятии божий  человецы.
но и все соприкасающиеся к ним предметы и  веши,  равно  как  и  изображения
всех  святых,  или,  что  тоже,   иконы.   которые   потому   и   называются
чудотворными, — имеет под собою действительное основание. Не  говоря  уже  о
чудесах, совершившихся и совершающихся по молитве перед сими иконами,  самое
явление таких икон есть уже чудо.                   У
  Чудесное явление Тихвинской иконы Богоматери есть факт несомненный потому
особенно. что это явление не было делом единичным:
св.  икона  являлась  и  многочастно  и  многообразно,   пока   не   избрала
окончательно  местом   своего   пребывания   Тихвинскую,   поначалу   лесную
местность. Для жителей же  Новгородской  области  это  многократное  явление
иконы свидетельствовало об особом покровительстве Богоматери по отношению  к
северному краю нашего Отечества, особенно ввиду  трудных  обстоятельств  его
исторической   жизни.   Событие   освобождения,   заступленном   Богоматери.
Тихвинской обители от шведов  и  полный  разгром  грозных  вражеских  полчищ
имели значение даже для всего нашего  Отечества.  Вот  почему  не  только  в
весях и многих городах, но и в обоих столицах сия икона в копиях  составляет
украшение первейших храмов той и другой.
  Ряд  явлений  Тихвинской  иконы  Богоматери  в   пределах   Новгородских,
сопровождаемые всюду устройством на тех местах св.  Божиих  церквей,  и  дал
основание знаменитой Тихвинской обители.
  Был 1383 год. Солнце склонялось уже  к  западу.  На  Ладожском  озере,  в
пределах Новгородской губернии, в один  из  летних  дней  несколько  рыбаков
занимались рыбною ловлею. Все  шло  обычным  порядком.  Одно  обстоятельство
заставило тружеников прекратить на время всякую  дальнейшую  работу.  Солнце
уже затаило луч и свои, как вдруг горизонт заблистал необыкновенным  светом;
взоры поневоле обратились к небу; и вот в сиянии,  изобразившем  вид  круга,
видят  они  чудный  образ  Богоматери,  с  Предвечным  младенцем,   которого
Богоматерь держала на правой  руке.  Изумленные.  тем  не  менее,  стараются
составить себе ясный отчет: откуда взялась икона  и  куда  держит  Она  свое
направление? Но проследить все это им не пришлось, потому что видение  скоро
исчезло. Это  было  первое  явление  чудной  иконы  и  замечательное  в  том
отношении, что стоит  в  полном  соотношении  с  обстоятельствами  признания
Господом Иисусом Христом апостолов к великому делу  служения  спасению  рода
человеческого. И они - первые  благовестники  учения  Христова,  были  такие
рыбари,  как  и  те,  которым   явилась   икона   Богоматери,   на   каковое
обстоятельство прежде всего указывает акафистное пение.
  За первым явлением следует другое, за тем  третье,  в  разных  местах  по
направлению к  Тихвину.  Вот  название  этих  местностей:  то  была  деревня
Вымоченицы при реке Ояти, затем деревня Кожела при речке  Паше  и,  наконец,
последнее вблизи самого города  Тихвина.  Где  только  являлась  сия  икона,
повсюду устраивались на первых  порах  часовни,  а  затем  уже  и  настоящие
храмы.
  Последнее из этих явлений было самое  замечательное.  Были  срублены  три
венца, или три ряда деревянных сруб, среди которых находилась чудная  икона.
По случаю ночи все разошлись, лишь осталось несколько человек для  охранения
Святыни. Ночью стража заснула, а когда наступило утро следующего  дня  и  на
место постройки собралось немало народа, к  ужасу  всех,  на  том  месте  не
оказалось ни иконы, ни сруб, даже мелких щеп, которые ранее были.  Все  это—
и Святыня и срубы со тенями —оказались на другой стороне реки Тихвинки,  как
будто здесь и происходили псе эти  работы.  Слух  о  новоявленной  иконе  со
всеми подробностями дошел  до  святителя  Новгородского,  который  предложил
вниманию жителей Тихвинской страны заменить часовню  настоящим  храмом,  что
вскоре и было исполнено.
  Храм сооружен; назначен день освящения этого первого храма. Благочестивый
пономарь Георгий обошел всю местность, приглашая всех  на  освящение  храма.
Идя обратно дорогой, проходившей  невдалеке  от  строившегося  храма  лесом,
Георгий обоняет сильное  благоухание,  но,  продолжая  идти  далее.  Георгий
поражается таким видениям: на небольшом обрубке  соснового  дерева  сидит  с
посохом или просто палкою в руке благообразная женщина. То была Сама  Царица
Небесная, принявшая  чувственный  образ,  а  перед  Нею  стоял  в  облачении
архиерейском Святитель Николай. Георгий, полный страха и  благоговения,  пал
на землю, но ему Святитель Христов велел встать.  Матерь  Божия  дала  такое
повеление Георгию: «Иди и скажи  священникам,  чтобы  они  не  водружали  на
главу церковную  креста  железного,  а  поставили  бы  деревянный:  Мне  так
угодно!». Георгий стрепетом вопросил Царицу Небесную: «А если  мне.  Госпожа
Владычица, не поверят, тогда что я могу сказан,, убогий раб?». На эти  слова
благоговейного пономаря ответил Святитель так:«Если не  поверят,  то  увидят
знамение и убедятся». Тем и закончилось видение.
  Набожный Георгий не скрывал того. что видел и что  слышал.  Его  опасение
оправдалось:
Георгию не поверили, и когда наступило  время  водружения  креста,  когда  с
железным крестом показался на кровле храма сам мастер. вдруг  подул  сильный
ветер и одним порывом поверг на землю как его самого,  так  и  самый  крест,
который, как будто нарочно вкопанный в землю, стоял в виду всех. не  качаясь
ни в ту, ни в другую сторону.
  Противиться воле Царицы Небесной никто после этого  более  не  дерзал,  и
деревянный  крест  осенял  новый  храм  взамен  приготовленного   железного.
Образовавшемуся приходу дано было название «Пречистенский Погост»,  а  храму
— «Успенский».
  Означенная церковь не один раз горела, но св. икона и деревянный крест на
главе церковной каждый раз сохранялись от огня чудесным образом.
В 1515 году взамен деревянного храма, в  означенном  погосте,  был  сооружен
каменный
храм во имя самой иконы, которую теперь стали называть настоящим  Ее  именем
—Тихвинскою. Но воля Царицы Небесной была иная:
на этом месте недостаточно было существовать простому  селению,  требовалась
вечная слава Святого места —  требовалось  неперестаюшее  пение  и  служение
Богу и Царице Небесной. возможное лишь для иноков.
  Это высокое значение места, где угодно было  Царице  Небесной  явить  всю
свою славу, хорошо усвоил  себе  царь  Иоанн  Васильевич  Грозный,  который,
посетив погост Пречистенский. повелел приход закрыть и  устроить  монастырь,
который и существует по сию пору — монастырь,  который  милостью  Богоматери
отстоял свое существование от сильных внешних врагов, был  и  под  пеплом  и
снова оживал и процветал еще большей  славой,  большим  благолепием,  это  и
есть  Тихвинский  монастырь  в  Новгородской  губернии  —  место   обиталища
чудотворно-явленной Тихвинской иконы Богоматери.

II
Тихвинская обитель как рассадник других обителей
  С устроением обители Тихвинской слава чудес от явленной иконы  Богоматери
засияла еще ярче. и слух об них  стал  проникать  в  местности  даже  весьма
отдаленные. Близ  города  Великие  Луки  с  давних  пор  существует  обитель
Великолуцкая Сергиева.  В  самые  начальные  годы  существования  Тихвинской
обители в Сергиевой обители настоятельствовал великий подвижник Мартирий.  У
него был  ученик  Авраамий,  инок  болезненный.  Раз  он  и  говорит  своему
ученику: «Сходи, сын, на поклонение в Тихвин  явленному  образу  Богоматери,
от которого, как слышно, совершаются великие чудеса, может  Господь  и  тебе
явит милость».
  Авраамий  послушался  доброго  совета  старца,  отправился  в  Тихвинский
монастырь.  Помолившись  усердно  перед  иконою  Тихвинской  Богоматери,  он
получил исцеление от тяжкого недуга  и  остался  в  сей  последней  обители.
Мартирий долго ждет своего ученика, сильно загрустил и стал укорять  себя  в
том, почему бы  и  ему  не  идти  в  Тихвинскую  обитель.  В  таком  мрачном
настроении видит он такой сон: представился ему высокий  огненный  столб  по
направлению к северу, где должна находиться Тихвинская  обитель,  на  столбе
образ Богоматери,  сияющий  необыкновенным  светом.  Другое  значение  этому
видению Мартирий не  мог  придать,  как  то,  что  он  также  призывается  в
Тихвинскую обитель.  Прибывши  в  сию  последнюю,  Мартирий  находит  своего
ученика, совершенно избавившегося от болезни,  подвизается  с  ним  в  одной
келии. Но как пустынно-любцам свойственно непрестанное желание и  горение  к
безмолвной и удаленной от мира жизни, и Мартирпй  постоянно  рвался  к  этой
именно жизни.
  Вот следует новое видение: видит  он  в  небе  крест,  л  вдали  какой-то
неизвестный ему остров, освещенный лучами. И на этот раз Мартирий понял  это
видение в смысле своих сердечных вожделений.  Тайно  оставил  он  Тихвинскую
обитель, как верного спутника, берет он образ Богоматери, обретаете ним  тот
остров и здесь устраивает монастырь в 40 верстах от Тихвина. Монастырь  этот
слывет и поныне под именем Троицкого Зеленецкого.
  Другой равночестный Мартирию  подвижник  был  Кирилл,  родом  из  Галича.
Принявши монашеский чин, на 15  году  жизни,  Кирилл  сначала  упражнялся  в
подвигах монашеской  жизни  в  обители  Комельской,  но  вскоре  удалился  в
пустыню, в чаянии Бога спасающего.  Наслышавшись  о  предивном  новоявленном
Тихвинском  образе  Богоматери,  обретающемся  в  Тихвинской   обители,   он
оставляет пустыню и спешит в сию (Тихвинскую обитель)  последнюю.  Прибыв  в
оную обитель, он целых трое суток, согбенный и плачущий, стоит на  церковной
паперти перед образом  Богоматери.  То  была  не  подлинная  явленная  икона
Богоматери, а копия с оной. В  полубодрственном  состоянии  видит  он  после
этого Царицу Небесную, которая и говорит  ему:  «Угодиче  Всесвятые  Троицы,
рабе Мой Кирилле, пойди на восточную  страну  к  Белу  озеру,  и  явит  тебе
Господь,  Сын  Мой,  покой  старости  твоей».  Кирилл  внемлет  сему  гласу,
удаляется на гору Кобылину, близ Нового озера и с этой  горы  представляется
ему следующая картина: впереди усматривается один остров, на  котором  стоит
огненный столп, восходящий от земли до неба. Сюда-то и отправляется  Кирилл,
и также полагается на новом  месте  начало  обители  Новоезерской.  а  затем
вскоре последовало и его честное успение, мощи его  остаются  нетленными  по
сию пору.
  При воспоминании об этих видимых и слышимых знаках благодатного призвания
двух пустыннолюбцев и  указаниях  намеченного  их  призвания  пути  невольно
припоминается и тот огненный столп, который шел впереди евреев во все  время
их сорокалетнего странствования и тот тихий глас, слышанный Ильею от Бога  у
горы Хорива: «Что ты здесь, Илья?». Но Кириллу, этому второму Илье.  указано
было место не временного только пребывания,  но  и  место  его  упокоения  —
скорее, как Моисею на горе Навафе.
III
Чудесное заступление Тихвинской обители от  внешних  и  сильных  в  ту  пору
врагов — шведов, столь благотворное для всего нашего Отечества
   Страшные, черные тучи нависли над нашим Отечеством, и  почти  вслед  одна
задругой. Миновал  татарский  погром,  как  наступило  время  междуцарствия.
Сколько погибло городов, сколько  пролито  человеческой  крови  за  все  это
время!  Промыслу  Божию  угодно  было  уврачевать  все  эти  раны  особенным
указанием на Избранника, который должен был занять русский престол.  То  был
царь Михаил Федорович, благословенная  отрасль  дома  Рюрика,  родоначальник
ныне царствующего дома Романовых. Но Россия была  еще  слаба.  Злые  соседи,
как коршуны, готовы были напасть  на  слабую  Русь,  видя  в  ней  верную  и
богатую добычу. Сверх обычных врагов с юга и запада напал на  Русскую  землю
новый враг с севера: то был шведский  король,  задумавший  отнять  у  России
смежные с его  государством  старинные  богатые  области  —  Новгородскую  и
Псковскую.
  Предводителем сильной рати вражеской был известный, столь прославленный у
шведов, генерал Де-Лагарди.  Так  как  Россия  и  не  подозревала  нападения
именно с этой стороны, да и не в силах  была  отразить  внезапное  нападение
врагов, то и такая твердыня земли Русской, как  славный  Новгород  и  Псков,
скоро достались в руки неприятелей. Но как  смиренная  обитель  преподобного
Сергия сослужила всю службу Московскому  государству  смелым  отражением  от
себя поляков, гак в данную пору смиренная  и  еще  юная  обитель  Тихвинская
спасла северную часть Отечества,  упрочив  на  многие  годы  во  всей  земле
Русской. Правда небольшой отряд шведов успел было занять и сию обитель,  но.
пользуясь случаем, иноки и кто только в обители успел скрыться, в один  день
перебили этот  отряд.  Узнавши  об  этом,  главный  полководец,  засевший  с
большим войском в Новгороде и оттуда рассылавший  свои  приказания,  не  мог
простить защитникам святой обители: не  столько  богатств  обители,  которых
еще в ту пору не было, не столько и  стратегическое  значение  этого  пункта
заставляло взять эту обитель, сколько гордость сильного  перед  слабым.  Вот
он шлет против обители более сильный отряд. Ввиду наступления  новой,  более
могущественной рати, на защитников обители напал страх.  Чтобы  возбудить  в
верных чадах и песельниках святой своей обители дух отваги. Царица  Небесная
соблаговолила явиться одной благочестивой вдове и  передала  ей  волю  свою:
«Поди, скажи воеводам и братии:
пусть возьмут они образ Мой и обойдут с ним по стене обители и тогда  увидят
милость Божию, Враги будут побеждены». Так и случилось.
Когда святыня торжественно была несома по каменным стенам, на  врагов  напал
непонятный страх, и они отступили на 120 верст, чем сильно был  огорчен  Де-
Лагарди. Тогда он направляет против обители  новый  отряд.  Враги  обступили
обитель со всех сторон, задавшись целью взять ее приступом. Ровное,  главное
место возле обители стало неузнаваемо, повсюду нарыто было множество ям,  во
рвах  скрывались  враги,  обстреливавшие  обитель,  к  стенам  обители  была
накидана  земля,  чтобы  влезть  на  стены  и  броситься  в  удобное  время,
подведены были подкопы по самые ворота в ограде. Опасность  была  очевидная.
Ее не скрыла от защитников обители и Сама Богоматерь. Явившись с  угодниками
Святителем Николаем и преподобным Варлаамом Хутынским и  Зосимою  Соловецким
одному   благочестивому   послушнику   Соловецкого   монастыря   Мартиниану,
находившемуся в ту пору в обители  Тихвинской.  Богоматерь  у  пол  помочила
последнего объявить воеводам , что обитель близка к погибели  собственно  за
неустраненные от храма нечистоты внешние и  с  тем  вместе  и  за  нечистоты
греховные.
  Так, для поборающей за нас не страшны были полчища  вражьи,  хотя  бы  их
были тьмы-тысячи, для Нее нужно было и дорого соблюсти святость места и  то,
чтобы братья позаботились  о  чистоте  своей  жизни.  Воля  Богоматери  была
исполнена, и тогда праведный гнев обратился  на  милость,  о  чем  возвещено
было тому же юному  подвижнику  Мартиниану  в  новом  видении  Богоматери  с
прежде являвшимися святыми. Святитель  Николай  велел  передать  осажденным,
что Богоматерь умолила Сына Своего избавить обитель  от  врагов,  а  немного
спустя, явившись одному>набожному поселянину Григорию,  Богоматерь  повелела
осажденным смело  выйти  против  врагов  и  прогнать  нечестивцев,  которые,
подобно нечистым  животным,  изрыли  землю  вокруг  обители.  Следует  новое
поражение врагов, которые прогнаны были  далеко  за  реку  Тихвинку.  Рвы  и
подкопы были зарыты, и площадь вокруг обители приняла прежний  благообразный
вид. Новый укол самолюбия надменного  полководца!  Гнев  его  достиг  высшей
степени, он хочет мстить уже не столько защитникам  обители,  сколько  самой
Святыне прославленной. Он не стыдится объявить такое свое богохульстве  иное
намерение, — чтобы храм Богоматери и вся обитель обращены были  в  пепел,  а
икона  Богоматери,  на  которую  осажденные  возлагают  всю  свою   надежду,
рассечена была  на  мелкие  части.  Опять  войско  устремляется  к  обители.
Сколько раз испытуемые защитники обители  впадают  уже  в  малодушие.  Общим
советом решено взять св. икону и с нею удалиться в Москву. Но,  когда  иноки
взялись за икону. Она оказалась как бы вделанной в стену, как ни бились,  не
могли вынуть ее из места, чего прежде никогда не бывало. Поняли, что на  это
нет  соизволения  Царицы  Небесной,  и  восстали  готовиться   к   отражению
неприятеля. Однако с их стороны не потребовалось никаких усилий,  ни  единой
жертвы.
  Нечестивый враг, ни единому же гонящу, бежал от обители,  на  него  напал
страх, которого в действительности и не  было.  Что  могла  противопоставить
сильному  врагу  братия  обители   и   несколько   человек   защитников   из
простонародья! Но страх все-таки был. Врагам  представлялось  многочисленное
войско, шедшее из Москвы на выручку обители, которое с разных сторон  видимо
как бы старалось обойти их со всех сторон. И трепетен был враг. спасая  себя
каждый бежал, забыв всякую дисциплину, тут не могло быть и речи  о  почетном
отступлении. Окрестность был;! усыпана покинутым оружием,  множество  трупов
виднелось в топких местах, очевидно, вра1 бежал, представляя себе погоню  не
за горами, а по пятам.
  Тем и кончилось покушение на  святую  обитель.  Затем  последовал  мирный
договор России с Швецией, заключенный  в  селе  Столбово.  по  которому  все
возвращено России. При заключении договора главным лицом, скреплявшим его  и
свидетельствовавшим о мужестве  православных  воинов  и  геройских  подвигах
иноков Тихвинской обители была Сама  Богоматерь.  честный  образ  которой  в
копии с главной Тихвинской иконы присутствовал при заключении этого  мирного
трактата. Но какова была бы судьба России,  если  не  последовало  бы  этого
дивного проявления силы и могущества Богоматери, от  причастного  Ее  образа
Тихвинского! Это известным оставалось только одному Богу. В настоящее  время
икона сия, как список  с  чудотворного  образа,  и  находится  в  Московском
Успенском соборе.

IV
Гневно — огненное посещение святой  обители  но  воле  Царицы  Небесной  для
высших целей очищения от нравственных недугов братии обители
  Как любящий отец или любящая мать,  в  достижении  целей  благовоспитания
своих детей прибегают к мерам не всегда одинаковым: то  действуют  на  детей
кротостью и ласками, а то не чуждаются принять и меры строгие  при  бессилии
первых, так и общая руководительница людей на пути ко спасению  прибегает  к
таким  же  средствам:  в  большинстве  случаев  Она  руководит  благостью  и
милостью, но не останавливается и перед мерами строгими, в виде  ниспослания
разных бед и напастей. Та, Которая  так  дивно  защитила  свою  обитель,  не
пощадила и ее за многие греховные нечистоты. Правда,  наружное  прославление
братией Царицы Небесной никогда не прекращалось в св.  обители,  молебные  к
Ней пения возносились ежедневно, но недоставало им того, 'поднижет ил и  что
воплощено  в  «гласы  преподобных»,  недоставало   сердечного,   внутреннего
сокрушения и плача о грехах, а затем и во внешней  жизни  —  воздержания,  а
может быть не только душевного, но и телесного целомудрия. И  вот  смиренную
обитель невдолге после нашествия иноплеменников постигает страшное  огненное
посещение, обратившее обитель в ничтожество, о чем братия  и  не  помышляла.
Но, как Милосердная Богоматерь. Она  излила  гнев  Свой  праведный  на  Свою
обитель не внезапно: нет. Она предупредила о сем живущих в  обители,  только
братия не хотела внять призыву своей Покровительницы.
  Наступил 1623 год. Приблизился праздник в  обители,  день  явления  иконы
Богоматери. Молящихся и теперь, как и всегда, было  великое  множество.  Вот
уже братия вступила в преддверие великого праздника.
  По обычаю, накануне торжествен но отправлено было всенощное бдение.  Было
уже заполночь, когда кончилась  божественная  служба.  Монахи  разойтись  по
келиям, а мирские  разбрелись  и  разместились  в  ночлежных  домах,  но  за
оградой  монастырской.  Между  пришельцами  была   одна   высоконравственная
личность,  но  по  внешнему  виду  не  только   не   представлявшая   ничего
особенного, но возбуждавшая лишь одно издевательство и насмешки.
  Такого рода люди известны вообще под именем юродивых.  Таким  юродивым  и
слыл  в  данную  пору  в  стране  Новгородской  некто  Никита.  Однако  этот
юродивый, так много зная святых обителей по Православной  Руси,  где  только
ни бывал, являясь повсюду не для того только, чтобы занимать  праздный  люд,
а быть истинным чтителем известной Святыни. Его  знали  и  в  Тихвине,  т.е.
братия Тихвинской обители, познали как человека вне рассудка, а  потому  так
и относились к  нему,  если  не  насмешливо,  то  шуточно.  После  вечернего
богослужения на день явления иконы Богоматери в Тихвине и Никита нашел  себе
где-то на ночь помещение внизу, может быть гостиницы, а может быть и  сырой,
и темный уголок в пустой какой-нибудь кладовой. Человек божий не  успел  еще
смежить своих очей и «дать веждома дремание», как слышит, что кто-то  стучит
у пего под оконцем. Для света и у него имелось какое-то  отверстие  на  двор
иди улицу. На этот раз юродивый здраво поступил, опросив: «Кто стучит?  кого
надо?»... Ответ получился такой «Выйди на волю, раб Божий. Никита!».
  Никита вышел. И кто же ему представился. кто его звал?  Какой-то  старец,
ветхий деньми. седой, в иноческом одеянии.  И  вот,  сей  дивный  муж  прямо
обращается  к  Никите  с  таким  поручением:  «Иди,  раб  Божий,  к  игумену
Александру и  скажи  ему,  что  братия  не  блюдет  воздержания,  предаваясь
известной слабости, т.е. неумеренному  употреблению  вина.  да  и  близка  к
нарушению главного обета — целомудрия, потому что в этих видах  удерживается
в обители сверх участия в молитвах церковных женский пол,  и  что  если  все
это не прекратится,  то  обитель  ожидает  огненное  наказание».  На  вопрос
Никиты: «Кто  ты,  посылающий  меня  с  такою  страшною  вестью?»  —  старец
ответил:  «Я,  Макарий  Желтоводский.  пришедший  поклониться   чудотворному
Пресвятому Богородицы образу».
  После этого старец стал невидим. Никита не усомнился, что  явившийся  ему
был  точно  этот  угодник.  О  преподобном  Макарии.   незадолго   до   сего
прославленном по постановлению  святейшего  Патриарха  Филарета  Никитича  и
причисленном клику великих угодников Божьих,  к  которому  на  поклонение  в
Макарьевскую обитель сам сын его державный Михаил Федорович пеший  ходил  из
Москвы, — молва о сем угоднике коснулась жителей отдаленных мест  от  центра
Москвы. Посему и  Пикта  убоялся  воспротивиться  воле  угодника  Божия.  Но
игумен и братия не приняли слов Никиты, и только посмеялись над  ним.  Через
три дня такое же откровение об ожидающей обитель каре получил один  инок  по
имени Макарии. и его голос не был принят в уважение, кем  следовало.  И  что
же? В этот самый день (29 июня) неизвестно отчего,  загорелась  одна  келья,
от нее другая, и в несколько минут пламень распространился кругом и  охватил
всю  обитель.  Деревянная  постройка  вся  сгорела  начисто,  каменные  дома
треснули п некоторые провалились. Особенно страшен  был  тот  момент,  когда
огонь прокрался под колокольню, где был большой запас пороха.
  Взрывом пороха уничтожило три просвета.  уцелел  один.  С  большой  главы
соборной церкви сорвало крест, и какая-то  невидимая  сила  воткнула  его  в
землю. Бедствие было ужасно.
  Теперь только братия почувствовала и поняла , что юродивый говорил не  от
себя. Пред изнесенною  из  соборного  храма  чудотворною  Тихвинскою  иконою
братия с  поникшими  долу  главами  и  с  коленопреклонением  изложила  свою
скорбь, в глубине души каялась, прося Милостивую Заступницу дать  утешен  не
их сердцу и не оставить и будущем Своею милостью.  Через  несколько  же  лет
обитель была приведена в прежнее и несравненно большее благолепие.

V
  Чудесное заступление чудотворною Тихвинскою иконою  Богоматери,  явленное
одной из дружин Государственного ополчения в страшную  годину  нашествия  на
наше Отечество двадесяти языков в 1812 году.
  Явив себя Военачальницею в брани  русских  со  шведами,  отстоявшею  Свою
обитель от предстоявшего ей полного разрушения. Пречистая  Богоматерь  явила
Свое дивное  заступление  православному  Отечеству  нашему  и  православному
воинству нашему в годину еще большего испытания  —  разумеем  всем  памятный
1812 год. когда на Русь учинено было нашествие галлов  и  с  ними  двадесяти
языков.  Император  французский.  Наполеон   I,   не   довольствуясь   одним
занимаемым им престолом. свергнул многих коронованных особ с  их  тронов,  и
как более могущественным из всех  государей  Европы  является  Единодержавен
русский.  то  честолюбивый  владетель  устремил  свои  взоры  и  на   весьма
отдаленные от него пространством земли Монарха нашего. Для  отражения  столь
сильного врага, успевшего уже без всякого противодействия  русских  овладеть
многими городами и селениями и наметившего себе целью взять самою Москву,  а
оттуда двинуться  и  на  новою  столицу,  на  помощь  к  регулярным  войскам
затребованы были народная дружина от  каждой  губернии,  от  каждого  уезда,
которые должны быть снабжены всеми  солдатскими  принадлежностями,  с  своим
продовольствием за средства своих обществ.
  Вместе с другими дружинами отправилась на поле бранное и Тихвинская дружи
на. от братии Тихвинской обители дана  была  на  благословение  сей  дружине
копия с Тихвинской  иконы.  Тихвинским  ополченцам  пришлось  иметь  дело  с
неприятелем в самую страдную пору, и, как после свидетельствовали  защитники
Отечества,  благодаря  присутствию  сей  Святыни,  всегда  носимой   впереди
дружины, несмотря на многие схватки с неприятелем, никто из  чинов  боярства
не пал ни от ядер, ни от пуль, никто не  заразился  ни  от  единой  болезни.
Когда  затем  гордый  властелин  должен  был  остановить  все   замыслы   на
подчинение себе русского государства и с бесчестием был  гоним  по  тому  же
пути. по которому шел  победоносно  в  древнюю  нашу  столицу,  в  последнее
сражение с неприятелем, происходившее 16 ноября 1812 года,  пред  переправою
через реку Березину, Тихвинской дружине дано было приказание  исторгнуть  из
рук неприятельских недостойный но их  возмутительному  бесчинства  поругания
над  Кремлевскими  святынями  трофей  —   серебряную   ризу,   которую   они
кощунственно и нахально сняли с иконы Тихвинской Богоматери, находившейся  в
Успенском соборе. Тихвинцы выручили своею грудью эту Святыню.
  По возвращении Тихвинского отряда в свою Отчизну, икона  Тихвинская  была
возвращена  в  Тихвинскую  обитель;   из   серебра,   коим   воспользовались
победители от всех врагов, сделана была  на  означенную  икону  новая  риза.
блистательно вызолоченная, и на  собранные  тут  же  деньги  от  офицеров  и
нижних чинов, в количестве 1  800  рублей,  сооружен  памятник.  на  котором
выбиты слова Манифеста Александра 1  к  Тихвинской  дружине,  обессмертившей
себя своими подвигами в столь памятный для всех 1812 год.

VI
  Новопрославленная  Тихвинская  икона  —  главная  Святыня   и   украшение
Исаакиевского собора в новой северной нашей столице.
  В своем любвеобильном промышлении  о  нашем  Отечестве  Богоматерь  явила
неиссякаемым источник чудес не только в явленной  своей  иконе,  но  тем  же
даром чудес прославила Она  и  многие  другие  иконы,  которые  впоследствии
стали писаться в подражание сей главной Святыне.
  Не лишены были этого благодатного сокровища не только города, но и  села,
и  многие  веси  нашего   Отечества.   Особенною   известностью   пользуются
второобразы Тихвинской иконы  в  Москве,  в  Успенском  соборе,  и  в  новой
северной столице не столь давно  прославившаяся  Тихвинская  икона,  которою
украшается святительский храм в этой последней.  -  то  всем  известный  наш
Исаакиевский собор, равного которому в  России  пока  нет.  И  что  особенно
замечательно — это  то,  что  сия  Тихвинская  икона,  столь  богато  теперь
украшенная. была достоянием одного  беднейшего  семейства  и  немалое  время
была чуть не в полном небрежении.
  Прославление сей иконы, бывшей ранее достоянием одного бедного семейства,
и перенесение Её в соборный храм  северной  нашей  столицы  последовало  при
следующих обстоятельствах.
  В  первой  половине  настоящего  XIX   столетия.   в   С.-Петербурге,   в
Рождественской части. на Песках, но 2-й  улице,  жило  в  своем  собственном
домике  семейство  Ивановых,  состоящее  из  брата  холостого  и  незамужней
сестры. Иванов был очень больной. Сестра нею свою жизнь  посвятила  на  уход
за больным братом. За смертью брата  сестра  вскоре  продала  сноп  ломик  и
переехала на квартиру в дом купца Тулякова, не к нему лично, а к  постояльцу
его, бондарю. Вскоре умерла и сестра.
  Перед смертью она просила было свое! о духовника взять икону  в  церковь,
так как она глубоко чтилась из роду, но завещания письменного.  не  сделала,
и потому икона  осталась  но  владении  бондаря,  который  вместе  с  другим
домашним скарбом поместил икону и сарай. переместившись на другую  квартиру,
где от сырости на ней оказалась даже трещина.
  От бондаря икона перешла в руки его  тетки  Марии  Денисовой  Востоковой,
которая отдала ее иконописцу, чтобы он скрепил образ и очистил его от  пыли;
потом она сносила его в церковь для освящения  и  стала  благоговейно  чтить
сей образ, совершенно не помышляя о той славе, какая  ожидала  её  скромный,
правда массивный образ.
  Следующее обстоятельство еще  более  привязало  её  к  сей  Святыне.  Раз
Востоковой пришлось встретиться в одном странноприимном  доме  со  сборщиком
податей из села Повельна. Скопинского уезда, Рязанской губернии.
  В происшедший в том селе  пожар  сгорела  каменная  церковь,  с  нею  вся
церковная утварь и самые образа. Востокова предложила было ему взять  у  неё
Тихвинскую  икону  для  вновь  строящегося  храма.  Сборщик,  без   согласия
местного священника, не решился тут же принять этот образ, сказавши, что  он
посоветуется со священником. Из  места  своего  жительства  сборщик  письмом
просит Востокову выслать по почте обещанный  образ?  Когда  Востокова  имела
совещание  по  сему  предмету  со  старшею  сестрою  странноприимного   лома
Пелагеею  Даниловой,  пожелавшею  в  то  же  село  послать  от  себя   образ
Спасителя, к её племяннице. жене бондаря, приходит  неизвестная  женщина  и.
подавая ей 6 рублей, говорит: «Отлай их своей тетке, да скажи,  чтобы  своей
иконы не отсылала, а купила бы для посылки в село другую такую  же  икону  и
такой же меры».
  Воротившись домой Востокова пороптала на племянницу, зачем та приняла  от
неизвестного лица деньги, и что ей теперь придется  отсылать  совершенно  не
ту икону, которую обещалась принести вдар. Однако же она пошла  в  лавку  и.
найдя такую же икону, стала спрашивать о цене. Бланке запросили за икону  15
рублей. а она предложила только 6 и думает про себя:  «Если  не  отдадут  за
эти деньги, то я пошлю свою». Но  ей  почему-то  уступили  и  за  6  рублей:
купленную икону  Востокова  и  послала  по  назначению.  С  этою  времени  у
Востоковой пробудилось  особенное  благоговейное  чувство  к  сей  иконе.  И
хотелось бы ей сделать киоту для своего образа, но средств не было.
Неожиданно опять неизвестная женщина приносит ей тоже 6 рублей  и,  отдавая,
говорит:
«Купи, ты, киоту для святой иконы, а что останется  —  употреби  на  масло».
Востокова видит, что в этом обстоятельстве столь сходном с первым, есть что-
то  замечательное.  И  спрашивает  она  неизвестную:  «Как  тебя  зовут?»  —
«Господь знает, как меня зовут. — отвечала незнакомка — а  ты  исправь,  что
тебе велю», — и ушла. Киота была куплена в толкучем ряду за 4  рубля,  а  на
остальные деньги купила она лампаду и масла. И вот в первый раз  затеплилась
пред святою иконою лампадка в праздник Рождества Богородицы.
  После этого второго случая, неизвестно как и от кого, разнеслась молва по
всей столице. что у Востоковой имеется чудотворная икона. Её квартиру  стали
посещать многие, чтобы поклониться и  приложиться  к  сей  иконе,  и  многие
больные получали от неё исцеление.
  Между  прочим,  получил  исцеление  двухлетний  сын  Ершовой,  страдавший
английскою болезнью, затем одна высокая  личность,  дочь  Князя  Ш.  Ш..  не
ходившая на ногах, хотя ей уже было два года, и таких случаев было много.  К
Востоковой стекались не  только  множество  пеших,  а  зачастую  улица  была
обставлена богатыми экипажами, и  нужно  было  всем  сходить  на  чердак,  в
квартиру хозяйки, так что становилось непонятным, как лестница и сам  чердак
ветхого дома сносят такую тяжесть: десятки набожного люда — одни приходят  в
квартиру, другие выходят. Усердием посетителей икона была украшена:  на  нее
сделана серебряная вызолоченая риза, - весом  более  11  фунтов.  стоящая  с
камениями 1000 руб.; за лампаду пожертвованную было заплачено 300 руб. и  за
киот деревянный 40 руб.
В силу увеличивающегося день ото дня стечения  богомольцев  пред  Тихвинской
иконой. находящейся в частном  доме,  Востокова  принуждена  была.  наконец,
просить духовенство своей приходской церкви: взять от  нее  святую  икону  и
поместить в храм. С благословения митрополита Григория,  желание  Востоковой
было исполнено, и св.  икона  с  честью  была  перенесена  в  Рождественскую
церковь на Песках. а затем  отсюда  же  и  не  далее,  как  через  три  дня.
перенесли 5-го марта 1859  года  вновоосвященный  кафедральный  Исаакиевский
собор. Усердием богомольцев, вместо прежней серебряной ризы. на  свою  икону
сооружена и возложена новая золотая риза, стоящая  около  11  тысяч  рублей:
бронзовый вызолоченный киот стоил около 9 тысяч рублен. V!!
Одно из самых изуми те.ш.ш.ж проявлений милости Божисн, явленной но  молиткс
пред сей иконой нал иноверной болящею
  Из чудотворений, совершившихся  над  сей  иконой,  по  перенесении  Её  в
Исакиевский собор, особенно поразительно было и даже  сделалось  главным  за
пределами нашего Отечества на чудо исцеления дочери  немецкою  доктора  Юрия
Левестам, Екатерины Левестам — протестантского  исповедования.  Левестам  от
самого рождения не обладала особым здоровьем. С семи лет у нее  обнаружилось
беспамятство и кровохаркание, что продолжалось до девятилетнего возраста.
  Сначала лечил ее сам отец. а по  смерти  его  доктор  Разекау.  Лишившись
вскоре и матери.  девушка  отдана  была  в  Гатчинский  дом  для  хронически
больных детей. Здесь до 16 лет болезнь особенно себя  не  заявляла,  как  бы
уступая рвению, с которым юная  девица  предавалась  наукам.  Но  с  16  лет
прежние болезни усилились и к ним присоединились новые: спазмы, судороги,  и
наконец правая сторона тела подверглась параличному состоянию.
  Из учебного заведения ее по необходимости уволили и поместили в  лазарет,
поручив ближайшему наблюдению надзирательницы учреждения г-жи Шаховской.
  Сильные страдания физические производят в больной не менее сильный подъем
духа. С этого времени все мысли больной направляются более к небесному,  чем
к земному, в с градациях она видит перст Божий и отдается всецело  всеблагой
воле Творца. Надзирательнице и родным не раз случалось слышать, и.  конечно,
не без слез, такие рассуждения молодой барышни, какие после пароксизма  она.
в состоянии полудремоты, вела сама с собой: «Отец. мать в  могиле,  возьмите
меня», а потом скажет:
«Что я ропщу! Спаситель не такие страдания терпел, а я  что  в  сравнении  с
Ним. должна терпеть за свои грехи и за родительские. Прости  меня.  Господь,
прости, что я ропшу на Тебя!» И с тем просыпалась. Как будто для  страдалицы
этих болезней было мало: у нее появляется сильный мигрень, затем пляска  св.
Витта и особенно удручавшая ее  каменная  болезнь:  какую  страшную  болезнь
переносила она, когда эти камни  отделялись!  А  припадки  настолько  был  и
сильны, что больную подбрасывало вверх аршина на  полтора  и  в  сторону  на
несколько аршин. нередко до 6-ти. Крича  и  мечась  или  машинально  ходя  с
особенной быстротой по комнате, она обращалась к надзирательнице  как  будто
к мужчине, говоря: «Хозяин, позволь Богу помолиться!» или «Хозяин, пойдем  к
Николаю Чудотворцу!». Так как в этом случае  она  разумела  образ  Святителя
Христова, висевший в  соседней  комнате,  то  ее  приводили  туда.  И  какое
проявление усердия и любви к Угоднику Христову замечалось тогда  у  больной!
Становясь на колени, она  умильно  взирала  на  образ  Святителя  и  в  этом
положении оставалась довольно долго, минут по десяти.
  Желая удовлетворить религиозному чувству больной, добрая  надзирательница
прочла  ей  раз  акафист  Божией  Матери  и  молитву  Св.  Николаю.  Больная
настолько восприняла все это сердцем, что  после,  по  миновании  припадков,
безошибочно   читала   их   наизусть.   Все   предубеждения   протестантские
относительно крестного знамени, поклонения  св.иконам,  относительно  постов
больная отвергла, по средам  и  пятницам  решительно  отказалась  от  мясной
пиши.  Часто  приглашала  священника  институтского  служить  молебны   пред
Тихвинской иконой Богоматери, которая находилась в се  палатке,  призыванием
и св. Николая.
   Так как за все время лечения больной в  институтском  лазарете  улучшения
никакого не последовало, то по совету врачей больную перевели в Петербург  в
больницу св. Ольги. Но и здесь поворота в ходе болезни не замечалось:
напротив  спазмы  и  судороги  усиливались,  и  в  припадках  тело   больной
принимало страшную иногда форму: то оно изгибалось назад в виде колеса,  так
что затылок прикасался к  пяткам.  то  изгибалось  вперед,  и  тогда  голова
помешалась между коленами. От последовавших спазмов в самом горле ей  нельзя
было ни есть. ни пить. и она оставалась голодной по несколько  дней,  иногда
дней  до  12-ти.  Врачи  принуждены  были  впускать  пищу  неестественно   —
посредством клистиров. Это ли не страдания,  это  ли  не  мучения!  Наконец,
когда наука использовала все возможные  средства  и  успеха  не  замечалось,
настало время действия сверхъестественной силы или,  что  то  же.  благодати
Божией.
  Раз больная, забывшись на короткое время. видит во сне старца, монаха,  с
крестом в руке. которым он затем ее осенил и при этом сказал:
«Крещу тебя во имя Отца. и Сына. и  Св.  Духа.  Аминь.  Советую  тебе  взять
кусочек бумаги и написать  на  нем:  во  имя  Отца.  и  Сына.  и  Св.  Духа.
Чудотворец Николай и преподобные Зосима и Савватий,  соловецкие  чудотворцы!
(т.е. молите Бога о мне). Отошли эту записку в церковь и попроси  священника
окропить ее святой водой и носи на шее».
Сон свой больная, однако ж, никому не открыла, а затем н забыла его.  и  что
ей ведено было сделать — не сделала.  Через  два  дня  ей  во  сне  является
старец, просящий милостыню. Она подала ему копейку и извинилась,  что  более
при себе не имеет. Старец все-таки ее поблагодарил,  а  под  конец  спросил:
«Ты больна?» «Да», —отвечала она. «Встань и поезжан  Исаакиевкий собор,  там
есть чудотворная икона  Тихвинской  Божией  Матери,  отслужи  Ей  молебен  и
поставь свечи: Ей, Николаю Чудотворцу и Образу всех снятых, а при выходе  из
церкви удовлетвори всех нищих. Скорей, скорей  поспеши,  и  ты  исцелишься».
Сказав 'это, старец стал невидим.
  И об этом сне она не думала открывать, но на нее напал невольный страх, и
тогда она открыла уже всем окружавшим ее как первый,  так  и  второй  сон  и
тотчас же почувствовала  небольшое  облегчение,  а  затем  написала  записку
брату, прося его приехать к ней и свозить ее в собор.  Не  употребляя  12-ти
дней ни нищи, ни питья, она  попросила  немного  испить  и  съела  маленький
кусочек булки. Прибывший к вечеру брат долго не решался везти больную —  ему
представлялось, что дорогой она, так изнеможденная, умрет,  и  предлагал  ей
лучше в больницу привести самою икону, чем везти  ее  в  собор,  но  больная
настаивала на своем. Брат в тот день с ней не поехал,  а  обещал  на  другой
день прислать за ней карету. В эту последнюю ночь она видит третий сон.  Тот
же старец в монашеской одежде снова является ей  и  делает  упрек,  что  она
долго не исполняет его воли.  На  другой  лень  больной  стало  уже  намного
лучше.
  Готовясь непременно ехать в собор, она предварительно пригласила  к  себе
священника, рассказала ему свои  сны  и  попросила  его  помолиться  за  нее
несчастную, душевно сожалея, что лишь из ложного стыда она не открыла  своих
внутренних молитвенных обращений к Божией Матери и святым. Священник тут  же
отслужил молебен Спасителю, Божией Матери и всем святым и советовал ей, и  с
своей  стороны,  не  медлить  выполнением  того,  что  ей  открыто  было   в
сновидениях.
  По  приезде  кареты  больную  усадили  и  ей.  по  приказанию  начальства
больницы, сопутствовали две сиделки и фельдшер. Как известно  из  Евангелия,
приведенный к Христу бесноватый в самый последний момент, пред  воздействием
на него благодати, сильно воскре-жетал,  затрясся  и  испускал  пену.  Нечто
вроде того случилось и с Левестам. На пути в собор с нею и в  последний  раз
произошли два пароксизма, столь  сильные,  что  ее  едва  могли  держать.  В
беспамятстве ее ввели в церковь.
  Когда стали служить молебен, она все это время стояла, хотя и  с  помощью
сиделок, а фельдшер стоял позади. Когда же священник  стал  читать  над  ней
Евангелие, ей почувствовалось, как будто  кто-то  облил  ее  самой  холодной
водой с головы до ног. и в  это  время  сказался  какой-то  трепет  во  всех
членах. Когда священник изнес из алтаря крест, она, чувствуя  в  себе  силы,
решила одна сделать шаг вперед Сделала его без  затруднения,  а  потом,  как
здоровая, пошла приложиться, и прежде всего к  желанному  образу  Тихвинской
Божией Матери, а йотом и к другим; выходя из церкви, оделила  всех  нищих  и
обошла собор кругом, а потом в той же карсте заехала к родным, которые  были
в  совершенном  недоумении:  «Уже  сестра  ли  это  их?».  Затем  прибыла  в
больницу, где была предметом крайнего изумления со стороны всех знавших ее.
  По  засвидетельствованию  больничного  врача,  прежняя  больная,   пробыв
несколько днем в больнице, по возвращении из  собора,  не  испытывала  более
никаких судорог и спазм,  спокойно  ходила  по  заведению,  разговаривала  е
другими  больными,   даже   шутила,   наслаждалась   хорошим   аппетитом   и
превосходным сном, и так как после того  дальнейшее  наблюдение  за  больной
было излишне, то через месяц родные взяли ее отсюда навсегда.
  Спрошенный лицами, которым нужно было знать об  этом  проявлении  милости
Божией по молитвам Царицы Небесной перед Ея иконой Тихвинской,  родной  брат
исцеленной в своем записке прямо признал избавление сестры своей  от  тяжкой
болезни событием сверхъестественным и особенным знаком милосердие  Божия.  В
том  же  смысле  он  ответил  и  своим   знакомым,   жившим   за   границей,
интересовавшимся таким случаем.
  Как не приложишь к бывшей больной иноверной слов Господа: «И  во  Израили
толикой веры не обретох». И  чудо  над  нею,  по  молитве  перед  Тихвинской
иконой Богоматери всегда было и  будет  беспримерным,  пред  которым  должна
преклониться мудрость человеческая.
Но не обижен милостями Царицы Небесной, изливаемыми от Тихвинской  иконы,  и
православный русский люд. Самый первый тихвинский летописец говорит об  этом
так «Мы знаем, что от сего образа никогда  не  преставали  твориться  данные
чудеса; что  они.  как  от  источника  живая  вода,  всегда  изливались  для
приходящих  с  верой:   многие   слепые   получили   прозрение,   бесноватые
освободились от мучения злых духов, глухие  утешены  были  открытием  слуха,
расслабленные укрепились в своих жилах, немые  получили  разрешение  от  уз,
связывающих язык, больные ногами вскочили, как елени;  страдавшие  болезнями
головы исцелились, и даже в дальних странах одержимые  различными  недугами,
как скоро произносили обеты молиться перед Чудной  иконой,  не  лишены  были
скорой от нее помощи». VIII
Предположение, можно сказать несомпительное о том, откуда взялась у нас
ЧудОТВОрнаЯ ТИХвинская ИКОна БоГОМаТерИ
Ответом на этот  вопрос  может  служить  следующее  сказание.  занесенное  и
церковное повествование: «Вскоре после явления Чудотворной иконы на  Тихвин,
новгородские купцы, бывшие по торговым делам  в  Константинополе.  принимали
благословение у Святейшего Патриарха, и он  в  беседе  спрашивал  их.  между
прочим: «Нет ли в России слухов о чудотворной иконе  Богоматери,  скрывшейся
из Царьграда?». Купцы рассказали о  явлении  иконы  Тихвинской.  и  Патриарх
решил. что это непременно та св. икона, которая  была  в  Константинополе  и
скрылась. Он полил купцов и храм (Влахернский). в котором  стояла  икона,  и
указал место и киоту Ее на правой стороне церкви у столпа. По возвращении  в
Отечество, купцы передали разговор свой со Святейшим Патриархом.
Тогда в Тихвине для явленной иконы устроено  было  место  в  соборе  Успения
Божия
Матери так же. как  и  в  Константинополе,  с  западной  стороны  у  первого
столпа, на правой руке от входа в церковь и том полном  убеждении,  что  эта
икона  не  иная.  как  та.  которая   была   святыней   Константинопольского
Влахсрнского храма.
  А если Она была  та  самая,  то  писана  Она  была  не  кем  другим,  как
Евангелистом Лукой. Святой  Евангелист  послал  Ее  вместе  с  Евангелием  и
книгой «Деяние» в Антиохию. в дар державному  Феофилу.  но  смерти  его  Она
была перенесена  в  Иерусалим,  а  оттуда  в  V  в.  но  Рождеству  Христову
Евдокией, супругой греческого царя. Феодосия Младшего, прислана  в  дар  его
сестре Пульхерии в Константинополь, где для Нее был воздвигнут  великолепный
храм Влахернский. В этом храме Она  пребывала  539  лет.  изливая  благодать
чудес и исцелений и неоднократно по спасая  Византийскую  Империю,  пока  за
семьдесят лет до взятия турками  Царьграда  не  удалилась  из  него.  избрав
местом пребывания своего наше православное Отечество».
 Стафилевский Иоанн СПб., 1897г.