Мариупольский могильник




      Нынешний житель Мариуполя не представляет себе   жизнъ  города без
труб,  взявших  его в кольцо. А если бы досужий прохожий спросил : «что
было на месте, скажем, «Азовстали»?»- не каждый горожанин ответил бы на
этот вопрос. В первой половине 19 столетия эти земли принадлежали  помещику
Косоротову и весь полуостров называли Косоротовкой, а позднее здесь были
поселки Бузиновка и Остров в устье Кальмиуса, над морем стояла
Довгождановка, а над речкой – Успеновка. Но необычная картина открылась
строителям «Азовстали» в 1930 году. Уже снят чернозем на глубину до
полуметра под первую домну. И вдруг под лопатами землекопов на фоне желтой
глины стало проявляться  красное пятно. Работник Новотрубного завода,
любитель старины Г.Ф.Кравец расчистил красноватую массу. Под ней открылся
человеческий костяк с украшениями. Г.Ф.Кравец известил о находке работников
музея, которые сообщили о необычном событии в Киев.
      В Мариуполь приехал профессор Н.Е. Макаренко и мгновенно  оценил
ситуацию. Началась сложная, лихорадочная работа по изучению редчайшего
памятника, оставленного древними обитателями Северного Приазовья.  К чести
строителей «Азовстали», ученому были созданы все условия для
исследовательской работы. Раскопки красного пятна шли до изнеможения-целыми
днями, без выходных – ведь пятно растянулось на 28 метров длиной и 2
шириной и содержало более 120 костяков, причем некоторые из них залегали в
4 яруса. Председатель Мариупольского окрисполкома и окрплана Кузаятов,
администрация строительства завода: главный инженер Ф.И.Яковлев, инженеры
Л.Б.Повереный, В.И.Штангей, В.Т. Кизенко, мастер П.С.Литвиненко, работники
машинного треста Г.С.Стебловский, Я.Д.Пилипченко, А.А.Куцов,
С.Е.Бондаренко, В.Т.Ермолаенко, В.А.Малый предоставляли в распоряжение
экспедиции свои руки, свободное время, средства и материалы. И хоть прошли
десятилетия, мы с благодарностью вспоминаем имена этих достойных людей.
Принимали участие в работе и сотрудники музея: директор И.П.Коваленко,
заведующие отделами Н.С.Коваленко и Н.П.Егорова, жена ученого А.С.Федорова-
Макаренко.
      Раскопки продолжались с 10 августа по 15 октября1930 года. Постепенно
раскрывалась грандиозная картина неповрежденного временем и людьми
могильника. В яме красного цвета, ориентированной по линии север-юг,  были
уложены вытянутые костяки людей головой на восток или запад. Истлевшая
одежда умерших была украшена

пластинками, вырезанными из клыков грозного дикого кабана – их найдено
около 440, - низками бусинок из перламутра, кости. Два маленьких обломка
посуды не позволяли определить время захоронения. Но ведь были ещё и
каменные орудия труда, редкие украшения из порфирита, гешира, горного
хрусталя. И уж полной неожиданностью были погребения с символами власти -
каменными булавами. Уже через 2 недели после начала раскопок Н.Е.Макаренко
смог продатировать могильник на редкость точно – эпоха новокаменного века,
3,5 –4 тысячи лет до н.э.
      А памятник не уставал удивлять исследователей: сбоку от траншеи были
найдены 2 «каменных ящика», где лежали погребенные с поджатыми ногами, одно
из погребений – парное; а ещё – погребение с медными бусинами и браслетами
и даже погребения совершенное по обряду трупосожжения! Последние погребения
явно не вписывались в уже сложившуюся картину могильника.
      Важным событием для раскопок было и проведение редкой операции по
вырезке двух погребений вместе с грунтом и доставка их в музей в нетронутом
виде.
Достаточно сказать, что вес вырезок составил 1,5- 2 тонны. Их сейчас можно
видеть в музее. Здесь же хранятся и находки из могильника, и фотоматериалы.
Особенно интересовал исследователя вопрос: а где же жили люди, оставившие
могильник? Кажется, разгадка была рядом: в 250 метрах от могильника были
западины в земле, напоминающие остатки древних жилищ. Осуществить их
раскопки осенью 1930 года не удалось, а к весне 1931 года здесь уже стояла
кочегарка. Н.Е Макаренко допускал, что жилища могли быть и в дельте
Кальмиуса или поставлены на сваях в болотистой долине речки. На мысу левого
берега Кальмиуса, у Терновой балки, было найдено древнее поселение, в
урочище Окопы-городище (укрепленное поселение), на склоне 12 курганов, над
речкой – землянки 17-18 веков. При строительстве заводов был срыт ещё один
могильник и группа курганов с погребениями 12-13 веков. Так что мыс был
заселён в разные эпохи, но самыми ранними поселенцами здесь были люди,
оставившие могильник 6 тыс. лет тому назад.
      Уже современники оценили значение Мариупольского могильника. Учитель
Н.Е. Макаренко, А А.Спицын, писал: «Ваш Мариупольский могильник –
поразительное открытие, от которого я хожу уже несколько дней сам не свой…
Ка-кие из этого всего выйдут последствия, даже представить нельзя. Придется
пересмотреть с новой точки зрения все



наши древние культуры». Сам Николай Емельянович хорошо осознавая свою
ответственность за столь интересный памятник, сразу же приступил
 к обработке научных данных. Уже к ноябрю 1931 года была готова книга
«Маріюпільський могильник» с полным описанием находок и 160 иллюстрациями,
а в 1934 году информацию Н.Е.Макаренко о могильнике поместил финский
научный журнал. Название «Мариуполь» приобрело вес среди археологов.
Интересно, что материалы могильника демонстрируются в музеях
Донецка,Луганска, Москвы.
Долгое время Мариупольский могильник стоял как бы особняком, не имея себе
равных на юге Русской равнины. Подобие изделиям из могильника Н.Е.Макаренко
находил в Европе – в Швейцарии, в Венгрии, на востоке – в Поволжье, Сибири
и даже Китае. В начале 1950 годов А.Д.Столяр указал на связь Северного
Приазовья с памятниками низовьев Днепра и Кавказа. В 1959 году, после
открытия серии подобных могильников в Надпорожье, находки из Мариуполя были
включены в состав днепро-донецкой культуры, носители которой обитали на
реках Северский Донец и Днепр в Украине и Белоруссии.
      Киевский археолог Д.Я.Телегин полагал, что переселенцы из лесостепной
зоны проникли на берега Азовского моря, а в середине 4 тысячелетия до н.э.
их отсюда вытеснили пришельцы-степняки. Последние захоронили возле
могильника на Кальмиусе своих сородичей в каменных ящиках и с медными
украшениями. В 1991 году в Киеве вышла книга-обобщение Д.Я.Телегина
«Неолитические могильники Мариупольского типа». Есть и другая оценка
материалов могильника – древние поселенцы Северного Приазовья составляли
отдельный народ, который расселился из наших краёв на Средний Дон и
Северский Донец.
       В наши дни ни одна историческая энциклопедия не обходится без
упоминания Мариупольского могильника. Не обошлась и «Энциклопедия
доисторических культур», которая вышла впервые в Париже в 1969 году, а
позже была переиздана в Варшаве в 1981 году, французским археологом
М.Брезийоном. И здесь мы находим статью о Мариупольском могильнике. Богатый
материал могильника дает повод к размышлениям и оценкам все новым
поколениям исследователей древностей.
Л.Кучугура,
старший научный сотрудник
Мариупольского
краеведческого музея.