Учебная работа по дисциплине Геология

Реферат Человек, природа, бессмертие в поэзии Николая Заболоцкого



Текст реферата Человек, природа, бессмертие в поэзии Николая Заболоцкого

Страница: 2 из 11

природы», что ему предстает такая картина («Лодейников»)
Лодейников прислушался. Над садом
Шел смутный шорох тысячи смертей.
Природа, обернувшаяся адом,
Свои дела вершила без затей.
Жук ел траву, жука клевала птица,
Хорек пил мозг из птичьей головы,
И страхом перекошенные лица
Ночных существ смотрели из травы.
В поэме «Деревья» Бомбеев держит целую речь о «первородном грехе»
всеобщего пожирания, царящем в мире ': корова «убивает», пожирает
траву, а мы убиваем, едим корову,— и не только ее
В желудке нашем исчезают звери,
Животные, растения, цветы.
Так человек становится последней инстанцией пожирания, поистине
«наивеличайшим убийцей на земле», по слову немецкого философа Гердера.
Пища, ее приготовление, поглощение ее — «кровавое искусство
жить» — становится чуть ли не основным поэтическим предметом
раннего Заболоцкого. Уж поистине, такого еще в поэзии не бывало!
Причем это не фламандская роскошная снедь, оправданная
гедонистическиэстетической ее подачей. Пища у Заболоцкого всегда
представлена буквально как трупы, препарированные убитые и мертвые
животные. Почти шокирующая необычность «Столбцов», первого
стихотворного сборника Заболоцкого, во многом задавалась этой какойто
фантасмагорической точкой зрения — увидеть страдание и убийство
там, где тысячелетняя привычка лишь предчувствует вкусную еду («На
лестницах»)
Там примус выстроен, как дыба,
На нем, от ужаса треща,
Чахоточная воет рыба
В зеленых масляных прыщах.
Там трупы вымытых животных
Лежат на противнях холодных
И чугуны, купели слез,
Венчают зла апофеоз.
Поэта часто преследует гротескный образ распятой плоти животных. Даже
у рыбы — предсмертная тоска и вытянутые в мучении руки («Рыбная
лавка»). Даже «Картофелины мечутся в кастрюльке, Головками
младенческими шевеля» («Обед»).
В «Столбцах», по общему справедливому признанию, Заболоцкий рисует
гротески нэпмановского, мещанского быта, торжество грубой материи,
отвратительной, самодовольной плоти. И тут его сравнивают с
Маяковским, не устававшим в те же годы разоблачать «мурло мещанина» в
окружении единственно для него значащего мира удобных и вкусных вещей.
Но при этом внимательные исследователи не могли не почувствовать
«какойто недоговоренной до конца мрачной мысли» (А. Турков), имеющей
значительно болееобщее, философское значение для поэта. М. Зощенко, к
примеру, писал, что в стихах Заболоцкого 20— 30-х годов
«поражает какаято мрачная философия и...удивительно нежизнерадостный
взгляд на смысл бытия... Кажется, что поэт никак не может примириться
с тем, что все смертны, что все, рождаясь, погибают». Эта «мрачная
мысль», «мрачная философия» касаются самого порядка вещей в мире.
В поэмах «Торжество земледелия», «Безумный волк», «Лодейников»,
«Деревья» уже указывается созидательный выход из такого порядка,
убедительный оптимизм которого не может быть поколеблен скептицизмом в
отношении конкретных утопических мечтаний автора. В «Столбцах», как и
в стихотворениях начала 30-х годов, собранн ых
Страницы: 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11