Ответы на экзаменационные билеты по литературе 11 класс ( Базовый уровень, 2006г.) - ч3.

Страницы -1- -2- -3- -4-

41. Жизнь человека и мир природы в лирике А.А. Фета (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 18)

42. Герои и проблематика сатиры М.Е. Салтыкова-Щедрина (на примере одного из произведений писателя). (Билет 22)

43. Как в сатирических произведениях М.Е. Салтыкова-Щедрина сочетаются злободневное и вечное? (На примере 1–2 произведений по выбору экзаменуемого.) (Билет 7)

44. В чем секрет обаяния Наташи Ростовой? (По роману Л.Н. Толстого «Война и мир».) (Билет 11)

45. «Диалектика души» героев романа Л.Н. Толстого «Война и мир» (на примере одного из персонажей по выбору экзаменуемого.) (Билет 20)

46. «Мысль семейная» в романе Л.Н. Толстого «Война и мир». (Билет 21)

47. «Мысль народная» в романе Л.Н. Толстого «Война и мир». (Билет 19)

48. Чем объясняется «пассивность» Кутузова во время Бородинского сражения? (По роману Л.Н. Толстого «Война и мир».) (Билет 4)

49. В чем смысл финала рассказа А.П. Чехова «Ионыч»? (Билет 12)

50. Тема гибели «дворянских гнезд» в пьесе А.П. Чехова «Вишневый сад». (Билет 25)

51. Романтический идеал Человека в рассказе М. Горького «Старуха Изергиль». (Билет 3)

52. Спор о человеке в пьесе М. Горького «На дне». (Билет 9)

53. Образ «дна» и проблема нравственного выбора человека в пьесе М. Горького «На дне». (Билет 4)

54. Своеобразие художественного мира одного из поэтов Серебряного века (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 25)

55. Тема России в лирике А.А. Блока (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 13)

56. Тема «страшного мира» в лирике А.А. Блока (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 6)

57. Тема революции и ее воплощение в поэме А.А. Блока «Двенадцать». (Билет 1)

58. Образ Руси в поэзии С.А. Есенина (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 10)

59. Философские мотивы лирики С.А. Есенина (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого) (Билет 22)

60. Тема противостояния героя и толпы в ранней поэзии В.В. Маяковского (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 7)

41. Жизнь человека и мир природы в лирике А.А. Фета (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 18)

Вариант 1

Художественное творчество есть самая изумительная,

самая непостижимая, самая таинственная тайна.

А. А. Фет.

Стихотворения А. А. Фета - особая глава русской поэзии. Автор этой главы представляет окружающий мир прекрасным и гармоничным.

«Сила Фета в том, что поэт наш, руководимый своим вдохнове­нием, умеет забираться в сокровеннейшие тайники души челове­ческой», - писал известный критик А. В. Дружинин в своей статье - «Стихотворения А. А. Фета».

Предметом искусства, по мнению Фета, должно быть прекрас­ное, а для возникновения поэтического произведения необходимы два условия: красота как реально существующий элемент мира и осо­бая прозорливость изображающего ее «ум сердца»: «Поэт тот, кто в предмете видит то, что без его помощи никто не увидит».

Благодаря этой поэтической зоркости, весь окружающий мир' представал перед Фетом прекрасным и гармоничным. «Целый мир от красоты», - утверждал поэт.

Увлечение Фета пейзажной поэзией начинается с 1853 г. Види­мо, здесь сыграло роль сближение с писателями круга «Современ­ника», в особенности с И. С. Тургеневым.

Исследователи художественного мастерства Тургенева справедли­во отмечают, что «у Тургенева нет деревьев, растений, птиц и на­секомых вообще; его флора и фауна всегда конкретны и определенны». Фет переносит эту же особенность в поэзию. Явления природы у него описываются детальнее, предстают более конкретными, чем у его предшественников. В стихах Фета мы встретим, например, не только традиционных птиц, получивших привычную символическую ок­раску, как орел, соловей, лебедь, жаворонок, но и таких, как лунь, сыч, черныш, кулик, чибис, стриж и др. и каждая птица показана в ее своеобразии. Когда Фет пишет:

И слышу я, в изложине росистой

В полголоса скрипят коростели.

«Степь вечером»

- здесь в поэзию входят наблюдения человека, который определяет по голосу не только то, какая птица поет, но и где она находится, и какова сила звуков в отношении к обычной силе ее голоса, и даже како­во значение услышанных звуков. Ведь в другом стихотворении «Жду я, тревогой объят» в непроглядной тьме ночи коростель «хрипло подругу позвал».

Еще одной особенностью пейзажной лирики Фета является его стремление к фиксации изменений в природе. Наблюдения его в сти­хах постоянно группируются и воспринимаются как фенологические приметы. Пейзажи Фета не просто весенние, летние, осенние или зим­ние. Фет изображает более частные, более короткие и тем самым более конкретные отрезки сезонов. Вот, скажем, приметы поздней осени:

Сбирались умирать последние цветы

И ждали с грустию дыхания мороза;

Краснели по краям кленовые листы,

Горошек отцветал, и осыпалась роза.

Над мрачным ельником проснулася заря,

Но яркости ее не радовались птицы;

Однообразный свист лишь слышен снегиря,

Да раздражает писк насмешливой, синицы.

У Фета природа - объект художественного восторга, эстетичес­кого наслаждения, Фетовский эстетизм, «преклонение перед чистой красотой», (горою ведет поэта к нарочитой красивости, даже к банальности. Можно отметить постоянное употребление таких эпитетов, как «вол­шебный», «нежный», «сладостный», «чудный», «ласкательный.-) и др. Этот узкий круг условно-поэтических эпитетов прилагается к ши­рокому кругу явлений действительности.

Говоря о пейзажной лирике Фета, нельзя не отметить, что новиз­на изображения явлений природы у Фета связана с уклоном к импрес­сионизму. Этот уклон впервые в русской поэзии, определенно про­явился у Фета. Признак этого стиля - «стремление передать предмет в отрывочных, мгновенно фиксирующих каждое ощущение штри­хах». Поэт зорко вглядывается во внешний мир и показывает его таким, каким он предстал его восприятию, каким кажется ему в дан­ный момент. Его интересует не столько предмет, сколько впечатление, произведенное предметом. Фет так и говорит: «Для художника впечатление, вызвавшее произведение, дороже самой вещи, вызвав­шей это впечатление».

А. А. Фет изображает внешний мир в том виде, какое ему придало его настроение. При всей правдивости и конкретности описания природы оно, прежде всего, служит выражением лирического чувства. Что такое природа в стихотворениях Фета? Все в ней - сумрачные осен­ние дни и первый весенний цветок, томительный среднерусский пол­день и короткая северная ночь, плач комара и хриплый призыв коро­стеля - превращается под пером поэта в золото чарующего стиха. Поэт стремится передать жизнь природы в момент перехода ее из одного состояния в другое, запечатлеть мгновение этого перехода. Она дышит, она движется, она чувствует.

Перечитаем стихотворение «В дымке-невидимке» (1873). В этом стихотворении нет ни неба, ни земли - а есть дымка-невидимка, нет воздуха - есть движение цветущего сада. И из этой туманной не­определенности перехода вечера в ночь как бы выглядывают конк­ретные детали: «Плачет старый камень, в пруд роняя слезы», «Уро­нила косы голова невольно». Последние строки-вопросы, уводя от конкретных картин, погружают нас в мир состояний и ощущений.

О состояниях природы и ощущениях человека стихотворение «Шепот, робкое дыханье...», которое можно назвать символом фетовской поэзии. Это стихотворение написано Фетом в годы военной службы и было напечатано во втором номере журнала «Москвитя­нин» 1850 года:

Шепот, робкое дыханье,

Трели соловья,

Серебро и колыханье

Сонного ручья,

Свет ночной, ночные тени,

Тени без конца,

Ряд волшебных изменений

Милого лица,

В дымных тучках пурпур розы,

Отблеск янтаря,

И лобзания, и слезы,

И заря, заря!..

Стихотворение о любви, о встрече влюбленных. Только любов­ное свидание окутано какой-то «полупрозрачной завесой», каким-то таинственным полумраком. Это один из тех случаев, когда, по словам автора, поэт «не подымает окончательно завесы перед зри­телем, предоставляя ему возможность глядеть сквозь дымку».

Что-то заставляет перечитывать это стихотворение вновь и вновь. Может быть, завораживающая «размытость», а может, необычность и незавершенность композиции. Поражает «безглагольность» поэтического текста. Это не технический эксперимент автора, а осо­бенность стихотворения о «музыке любви».

Все стихотворение - одна фраза, все ее части - назывные пред­ложения, и, тем не менее, оно полно движения, потому что картины, вспыхивая мгновениями, сменяют друг друга, льются одним пото­ком, почти без пауз, через запятую. И если в начале мы слышим трели соловья - птицы ночи и видим «серебро сонного ручья» и «ночные тени», то в конце всем миром завладеет заря. Стихотво­рение читается на одном дыхании: как пред началом пения делается глубокий вдох и лишь в конце - выдох. Здесь нет логической после­довательности, так как Фет сумел выразить огонь крови, дрожь сер­дца, волнение и нарастание страсти: «Шепот, робкое дыханье...» -так, пока еще робко говорит о себе зарождающееся чувство. «Ряд волшебных изменений милого лица», - может, состояние природы меняет облик лирического героя? Или изменилось состояние его души? Ответы на эти вопросы мы находим в последних строках: «И лобзания, и слезы, \\ И заря, заря!..»

Многоточие в последнем предложении дает ощущение незавер­шенности, а само стихотворение рождает состояние бесконечности, перерождение лирического героя длится от заката до рассвета, но сколько звуков, цветов, чувств таит в себе эта ночь. Фет играет на каждой струнке души, заставляя их звучать прекрасной мелодией. В этом и есть мастерство истинного поэта, сумевшего объединить в лирическом стихотворении жизнь природы и состояние человека.

А. А. Фет по-своему увидел красоту явлений жизни и сумел пе­редать ее с помощью различных средств поэтического языка: олицетворения «сонный ручей», эпитетов «волшебные изменения», метафор «бледный блеск», «тени без конца». При всем разнообра­зии художественных средств стихотворение «Шепот, робкое дыха­нье...» выдержано в одной тональности. Оно, как и многие стихи Фета, очень музыкально. Недаром великий композитор П. Й. Чай­ковский называл Фета музыкантом.

Такое милое, певуче, ласковое стихотворение. А сколько вокруг него было споров! Одни говорили: лирика чистой воды. Другие не понимали, как можно в пору общественных потрясений (50-е - 60-е годы XIX века) слагать такие безмятежные строки и воспевать «трели соловья». Третьи писали едкие эпиграммы и пародии, высмеиваю­щие Фета. Но наряду с критикой, существовала и позитивная оцен­ка этого стихотворения. К числу его ценителей относился Ф. М. До­стоевский, который назвал стихотворение «Шёпот, робкое дыха­нье...» «памятником совершенства поэзии и языка», возбуждающим ' «эстетический восторг и чувство красоты».

Поэт считал, что предметом искусства должно быть прекрас­ное: красота, которая «разлита по всему мирозданию», любовь, «ко­торая, как связующее начало, разлита во всей природе», сокровенные моменты созвучия космической и душевной жизни, творения искус­ства. Всем этим и «дышит поэзия Фета. Его лирика слишком нео­бычна, причудлива и утончена, она полна недомолвок, недоговорен­ности оттого, что автор считает себя бессильным словами передать смутные, трудноуловимые впечатления.

Поэзия А. А. Фета всегда современна, потому что красота, при­рода, любовь - вечны и «нельзя перед вечной красотой не петь, не славить, не молиться».

Вариант 2

А. А. Фет - поэт лирический, и только лирический, что было особенно ненавистно большинству его современников. И это удивляет, потому что при наличии самой развитой и пере-

довой в мире литературы в России активно существовала самая реакционная и самая примитивная литературная критика. Единственное положение, которым руководствовался средний российский критик, - общественная полезность произведения; однако, несмотря на ругательные статьи, популярность Фета в России была чрезвычайно велика. Это свидетельствует как о большом его таланте, так и о необычайно высокоразвитом вкусе читающей публики. Содержанием поэзии Фета всегда была красота окружающего мира и природы и, конечно, любовь. В этом смысле действительно глубоко прав Писарев: стихи Фета бесполезны практически. В них ничего нет, кроме нежных движений человеческой души.

В моем саду, в тени густых ветвей

Поет в ночи влюбленный соловей.

У Фета в стихах есть все, что должно быть в поэзии: "любовь и кровь", "морозы и розы". Его природа персонифицирована и одухотворена - это роднит его с Тютчевым:

Как майский глубокий

Зефир, ты, мой друг, хороша.

У него все живо, все дышит, способно плакать, радоваться и грустить:

В небесах летают тучи,

На листах сверкают слезы,

До росы шипки грустили,

А теперь смеются розы.

Часто, чтобы ярче представить сущность жизни, поэты создают для нее специальные образы. Так, Данте выписал человеческое зло в девяти грандиозных кругах своего "Ада", Полонский стянул и сжал обычное содержание человеческой жизни в тесный мирок насекомых. Для Фета жизнь - в медленном, но беспечном сосуществовании природы и человека:

Какой горючий пламень

Зари в такую пору!

Кусты и острый камень

Сквозят по косогору.

Ушли за днем послушно

Последних туч волокна...

О, как под кровлей душно,

Хотя раскрыты окна.

Поэзия для Фета - высший род художества. Она по-своему заключает в себе элементы всех других искусств. Как истинный поэт, он наделяет свое слово и музыкальными звуками и красками, и пластическими формами. У различных поэтов легко заметить преобладание того или другого из этих элементов. У Фета поэзия и живописна и музыкальна. Картины при роды, нарисованные Фетом в стихах, играют всеми цветами, а сами стихи звучат, как хорошо настроенный инструмент в руках мастера:

Смотри, красавица, - на матовом фарфоре

Румяный русский плод и южный виноград.

Как ярко яблоко на лиственном узоре!

Как влагой ягоды на солнышке горят.

Мастер рисует эту картину медленными, тягучими, густыми мазками. Огромное количество глухих согласных в каждой строфе замедляет речь, делает ее тягучей, созвучной поэтическому языку XX века. Стоит вспомнить манделынтамовское: "Золотистого меда струя из кувшина текла..." - ритмический и музыкальный рисунок цитируемого стихотворения резонирует и совпадает с фетовской мелодикой и ритмикой.

Образы природы, нарисованные Фетом, завораживают. Они безупречны. Но эта безупречность тепла и полна скрытой жизни:

Уснули метели

С печальной зимой,

Грачи прилетели,

Пахнуло весной.

Широкая карта

Полночной земли

Чернеет, и марта

Ручьи потекли.

Для песни полночной

Отныне живи,

Душой непорочной

Предайся любви.

Даже запись в альбом, поэтический пустяк, он превращает в эстетическое событие: "Среди фиалок в царстве роз // Примите искренний поклон..." Его, фетовские леса "благоуханны", тропинки "желты", растения он наделяет "царственной мудростью", луговая трава в его стихах "осыпана жемчугом", а не росой, ночь "сладострастна", а еще:

На природе с каждой каплей

Зеленеет вся одежда,

В небе радуга сияет,

Для души горит надежда.

При всем различии разобранных здесь стихотворений они сходятся в том, что, по мысли и внутреннему чувству Фета, все значение поэзии - в безусловном, независимом от внешних или практических целей и намерений, самозаконном вдохновении, создающем то прекрасное, что по своему существу есть нравственное и доброе.

Этим достаточно определяется значение поэзии Фета, а содержание ее раскрывается при последовательном прочтении всего ряда его стихотворений.

42. Герои и проблематика сатиры М.Е. Салтыкова-Щедрина (на примере одного из произведений писателя). (Билет 22)

Вариант 1

Выдающимся достижением последнего десятилетия литератур­ной деятельности М. Е. Салтыкова-Щедрина является книга «Сказ­ки». В нее вошло 32 произведения. Эту книгу, безусловно, можно назвать самым ярким и наиболее популярным творением великого сатирика. Написание целой книги сказок можно объяснить несколь­кими причинами. Во-первых, автор овладел жанром сказки и вирту­озно владеет всеми художественными приемами этого жанра. Во-вторых, сказочная фантастика в какой-то мере служит средством художественной маскировки наиболее острых социальных и идей­но-политических проблем. И наконец, доступность формы ши­рокому кругу читателей позволило автору расширить круг читатель­ской аудитории!

При создании сказок писатель использует типичные для сати­рического произведения приемы: фантастика, гипербола, иносказа­ние (аллегория), сближение обличаемых социальных явлений с явле­ниями животного мира.

Остановимся на сказке «Медведь на воеводстве». Сказка напо­минает по содержанию «Историю одного города». Тема сказки - высмеивание царя, министров, губернаторов, но царские сановники представлены автором в образе медведей, которые устанавливают свои порядки в лесной чаще.

В сказке выведены трое Топтыгиных. Каждый из героев по-сво­ему отличается на воеводстве. Перед правителями стоит задача -добиться полного подчинения, а значит, и порядка. Топтыгин Пер­вый усмирял «внутренних врагов» разного рода злодействами, на­пример, «срамными» (чижика съел). А Топтыгин Второй покорнос­ти добивается устрашениями «блестящими» (погром над мужиками учинил). Топтыгин Третий отличается от своих предшественников добродушным нравом. Он ограничивает свою деятельность только соблюдением «исстари заведенного порядка», довольствовался злодействами «натуральными». Но и при Топтыгине Третьем лес не меняет своего облика. «И днем, и ночью он гремел миллионами голосов, из которых одни представляли агонизирующий вопль, дру­гие - победный клик». Такой порядок вещей продолжался многие годы. Но вот терпение мужиков кончилось и они расправились с Топ­тыгиным Третьим. Да и с предыдущими Топтыгиными они расправ­лялись аналогично.

Писатель подводит читателя к мысли о том, что смена одного воеводы, злого и жестокого, другим, либеральным и мягким, не смо­жет изменить ситуации. Спасение не в замене злых Топтыгиных добрыми, а в устранении воевод Топтыгиных вообще. В сказке со­держится вывод о необходимости свержения самодержавия как ан­тинародной и деспотической форме государственной власти.

Сказка «Медведь на воеводстве» при жизни писателя не была допущена цензурой к опубликованию, но она распространялась в рус­ских и зарубежных нелегальных изданиях.

Вариант 2

Сатира М. Е. Салтыкова-Щедрина в романе "Господа Головлевы"

На уроках русской литературы изучается творчество Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина. Прочитав его роман-обозрение "История одного города" и сказки этого автора, мы удивляемся смелости и остроумию, с которыми писатель показывает бессовестное ограбление народа; критикует либеральных деятелей и писателей, пресмыкающихся перед властями.

Знакомясь с произведениями Салтыкова-Щедрина, хочется больше узнать о его творчестве. Большое впечатление производит роман "Господа Головлевы".

Из истории этого произведения мы узнаем, что в его основу легли несколько рассказов о семье Головлевых, вошедших первоначально в цикл "Благонамеренные речи".

В романе очень остро критикуется паразитический класс дворян. Глазами мужика, подвергающегося беспощадной эксплуатации, смотрит писатель на помещичью усадьбу и видит в ней саму смерть, злобную, пустоутробную. С неумолимой правдивостью рисует Щедрин картину разрушения дворянской семьи, отражающую упадок, разложение, обреченность класса эксплуататоров-крепостников. Весь смысл жизни Головлевых заключается в стяжательстве, накоплении богатства, в борьбе за это богатство. Поражают подозрительность, бездушная жестокость, лицемерие, взаимная ненависть, царящие в этой семье.

Приобретательская деятельность Арины Петровны, основанная на выжимании последних соков из мужика, проводится под предлогом увеличения богатства семьи, а фактически - только для утверждения личной власти. Даже собственные дети для нее - "лишние рты", которых нужно кормить, на которых нужно тратить часть состояния. Изумляют спокойствие и безжалостность, с которыми Арина Петровна наблюдает, как разоряются и умирают в нищете ее дети. И только в конце жизни перед ней встал горький вопрос: "И для кого я припасала! Ночей недосыпала, куска недоедала... для кого?"

Деспотическая власть Арины Петровны, материальная за висимость детей от произвола "маменьки" воспитывали в них лживость и угодничество.

Этими качествами особенно отличался Порфирий Голов-лев, получивший от других членов семьи прозвища "Иудушка" и "кровопийца". Иудушка с детских лет сумел опутать "доброго друга маменьку" паутиной лжи, подхалимства и еще при ее жизни завладел всем богатством. Создается впечатление, что Иудушка Головлев, как и Арина Петровна, - это литературный тип, в котором с наибольшей силой сконцентрированы черты хищника, паразита, лицемера, это обобщение пороков всего класса собственников.

Иудушка Головлев действует только "по закону", потому что законы, существовавшие как до реформы, так и в пореформенное время, позволяют ему безнаказанно высасывать кровь из бесправных крестьян, доводить до самоубийства собственных детей, обирать и разорять родственников. С бесстыдным лицемерием совершает он подлые поступки, сопровождая их приторно-сладкими словами. Обобранному до нитки брату Степану, которого мать кормила солониной, он ласково говорит на прощание: "Вот кабы ты повел себя скромненько да ладненько, ел бы ты и говядинку, и телятинку, а не то так и соусцу бы приказал".

История семейства Головлевых свидетельствовала об исторической закономерности вырождения дворянства. Но образ Иудушки Головлева имел более широкое значение. Это символ всякой эксплуатации и угнетения, человеконенавистничества, пустословия и лжи. Эти черты характера встречаются и в современных людях. Поэтому роман имеет большое поучительное значение.

43. Как в сатирических произведениях М.Е. Салтыкова-Щедрина сочетаются злободневное и вечное? (На примере 1–2 произведений по выбору экзаменуемого.) (Билет 7)

Вариант 1

Выдающимся достижением последнего десятилетия литератур­ной деятельности Салтыкова-Щедрина является книга «Сказки», включающая 32 произведения. Это - одно из самых ярких и наибо­лее популярных творений великого сатирика. Сказка представляет собой своеобразный жанр щедринского творчества. В «Сказках» Сал­тыков-Щедрин выступает как художник-новатор, мастер эзоповско­го повествования, демократ, оружием бичующей сатиры борющийся за будущее своего народа. Можно заметить, что в содержании «Ска­зок» находит отражение тематика почти всего творчества сатирика. В сказках перед читателем проходит почти вся галерея щедринских типов, только в обличие животных.

Какие приемы использует автор при создании сатирических ска­зок? Для сатирической сказки Щедрина характерно использование преувеличения (гиперболы), фантастики, гротеска, иносказания и аллегории, сближение обличаемых социальных явлений с явления­ми животного мира.

В сложном идейном содержании сказок Салтыкова-Щедрина можно выделить три основные темы:

• сатира на правительственные верхи и на эксплуататорские классы;

• изображение жизни народных масс в царской России;

• обличение поведения и психологии обывательски настроенной интеллигенции.

Но, конечно же, строгое разграничение сказок по их тематике невозможно, да в этом нет необходимости. Богатое идейное содер­жание щедринских сказок можно выразить словами Н. В. Гоголя: «Сказка может быть созданием высоким, когда служит аллегориче­скою одеждой, облекающею высокую духовную истину, когда обна­руживает ощутительно и видимо даже простолюдину дело, доступ­ное только мудрецу».

Слова и образы для своих чудесных сказок сатирик подслушива­ет в народных сказках и легендах, в пословицах и поговорках, в живописном говоре толпы. Связь сказок Щедрина с фольклором про­явилась в употреблении традиционных зачинов: «Жили да были два генерала», «жил-был пескарь», «в некотором царстве, в некотором государстве жил-был помещик». Не менее часто сатирик прибегает к таким сказочным формулам, как: «по щучьему велению, по моему хотению», «ни в сказке сказать, ни пером описать», «долго ли корот­ко ли» и др. В сказках рассыпано множество пословиц и поговорок: «бабушка надвое сказала», «стыд глаза не выест», «на то и щука в море, чтобы карась не дремал» и т. д.

Удивительно сочетание в сказках Салтыкова-Щедрина народных традиций и острых социальных проблем, злободневного и вечного.

В «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» приемами остроумной сказочной фантастики Щедрин показывает, что источником не только материального благополучия, но и так называ­емой дворянской культуры, является труд мужика. Генералы-парази­ты, привыкшие жить чужим трудом, очутившись на необитаемом острове без прислуги, обнаружили повадки голодных диких зверей, готовых пожрать Друг друга (эпизод после чтения «Ведомостей», когда один из генералов чуть не откусил ухо своему коллеге.) Автор сказки, используя гиперболизацию и гротеск, сумел обнажить основ­ной недостаток правящего класса - неприспособленность и беспо­мощность. Только появление мужика спасло генералов от оконча­тельного озверения и вернуло обычный «генеральский» облик.

Что же было бы, если бы не нашелся мужик? Это договаривается в сказочном повествовании о диком помещике, изгнавшем из своего имения всех мужиков. Он одичал, с головы до ног оброс волосами, «ходил же все больше на четвереньках», «утратил даже способность произносить членораздельные звуки».

В «Повести о том, как один мужик двух генералов прокормил» Салтыков-Щедрин затрагивает тему положения народа в эксплуата­торском обществе. С чувством скорби и грустной иронии изобразил сатирик рабское поведение мужика. Среди обилия плодов, дичи и рыбы никчемные генералы умирали на острове от голода, так как могли овладеть куропаткой только б изжаренном виде. Беспомощно блуждая, они, наконец, набрели на спящего «лежебоку» и заставили его работать. Это был громаднейший мужичина. Мастер на все руки. Он и яблок достал с дерева, и картофеля добыл в земле, и огонь из­влек, и разной провизии напек, чтобы прокормить прожорливых ту­неядцев, и пуха лебяжьего набрал, чтобы им мягко спалось. Да, это сильный мужчина. Перед его силой не устояли бы генералы.

А между тем он безропотно подчинился своим поработителям. Дан им по десятку яблок, а себе взял одно, «кислое». Сам же веревку себе свил, чтобы генералы его ночью держали на привязи. Да еще готов был порадовать генералов за то, что «они его, тунеядца, жало­вали и мужицким его трудом не гнушались».

Кричащее противоречие между огромной потенциальной силой и классовой пассивностью крестьянства показано сатириком в этой сказке.. Сказка рисует, с одной стороны, трагедию жизни русского крестьянства - этой громадной силы, находящейся в плену и во мра­ке, а с другой - скорбные переживания автора, связанные с безус­пешными поисками ответа на важный вопрос: «Кто освободит эту силу из плена? Кто вызовет ее на свет?»

Такие смелые мысли могли быть переданы читателю только в «зашифрованном» виде. Своеобразным шифром в сказках Салтыко­ва-Щедрина является Эзопов язык. Вот как сам автор говорит об этом: «С одной стороны появились аллегории, с другой - искусство пони­мать эти аллегории, искусство читать между строками. Создавалась особая рабская манера писать, которая может быть названа Езоповскою, - манера, обнаруживавшая замечательную изворотливость в изобретении оговорок, недомолвок, иносказаний и прочих обманных средств».

Действуя под гнетом цензуры, Салтыков-Щедрин, вынужденный преодолевать трудные барьеры, не отступал от своих демократичес­ких убеждений, а боролся с препятствиями художественными сред­ствами. Он разработал целую систему иносказательных приемов, наименований, выражений, образов, эпитетов, метафор, которые по­зволили ему донести до своих читателей основные идеи и замыслы произведений.

Салтыков-Щедрин создал большое количество произведений, которые никогда не утратят своего эстетического значения. Автор представляет нам исторический облик своего времени, правдиво рас­сказывает о сложных общественных вопросах. С другой стороны, произведения Салтыкова-Щедрина не теряют своей злободневности и в наше время. Сатирические образы, созданные автором, узнавае­мы. Имена многих героев стали именами нарицательными. Писатель одним словом умел заклеймить порок, дать характеристику явления жизни, обличающую недостатки. Кто не встречался в жизни с иудуш­ками головлевыми или карасями-идеалистами, премудрыми пискарями или беспомощными, но амбициозными генералами. Непрехо­дящее значение творчества Салтыкова-Щедрина состоит и в том, что его сатирические произведения являются настоящей энциклопедией сатирических приемов.

44. В чем секрет обаяния Наташи Ростовой? (По роману Л.Н. Толстого «Война и мир».) (Билет 11)

Вариант 1

В системе персонажей романа Л. Н. Толстого «Война и мир» Наташа Ростова занимает особое место. Героиня наделена естествен­ными природными качествами: интуитивным тяготением к «красо­те, добру и правде». Она становится в романе носительницей «жи­вой жизни».

Впервые мы видим Наташу на именинах. Это «черноглазая, с большим ртом, некрасивая, но живая девочка». Описание внешнос­ти Наташи мы встречаем в разные периоды ее жизни на протяжении всего романа. Толстой постоянно подчеркивает ее некрасивость, но при этом останавливает наше внимание на выражении ее глаз, боль­ших, живых и блестящих.

Наташа искренна, наивна. Она просто встревает в разговор взрос­лых, и ей все прощается. Наташа - любимица отца и матери, ее лю­бят братья и сестры, и сама она любит всех окружающих людей. Она умеет и помирить поссорившихся, и утешить плачущего, и развесе­лить ворчащую маму.

Князь Андрей, увидев Наташу в Отрадном, удивляется ее жизне­радостности, жизнелюбию. Л. Н. Толстой показал нам ее, живущей своей «какой-то отдельной - верно глупой, - но веселой и счастли­вой жизнью». Ночью Наташа не может уснуть. Она смотрит на кра­соту ночи, ей хочется летать, парить над землей. Все вокруг кажется ей прелестным, милым. Она не понимает Соню, которая может спо­койно спать в такую прекрасную ночь. И князь Андрей, уезжая ут­ром из Отрадного, вспоминает всю свою прошлую жизнь, Наташу, взволнованную красотой ночи, и решает, что в тридцать один год жизнь не кончена. Наташа, сама не подозревая, возрождает князя Андрея к жизни.

А сцена Наташи у дядюшки показывает ее любовь, близость к национальному, интуитивное понимание всего народного. Она танцу­ет, как танцуют настоящие русские женщины.- Ее восхищает русская обстановка в доме дядюшки и принесенная деревенская еда. Про­стой костюм дядюшки, на который она смотрела раньше с удивлени­ем и насмешкой, кажется ей не хуже фраков и сюртуков. Й если все вокруг в этот момент восхищает и радует Наташу, то она даже и по­думать не может, что в этот самый момент вызывает восторг и восхи­щение она сама. Николай Ростов, глядя на сестру, думает: «Что за прелесть эта Наташа!»

На первом своем балу Наташа предстает искренней и наивно-счастливой девочкой. Сначала она огорчается почти до слез, что никто не обращает на нее внимания, а затем с такой же искренностью она ощущает всю полноту счастья, «когда человек делается вполне добр и хорош и не верит в возможность зла, несчастия и горя».

Наташа не понимает или не хочет понимать фальшивости и не­искренности высшего света. Ей кажется, что все одинаково добрые, милые, прекрасные люди. Наташе хочется, чтобы все любили друг друга так, как она любит всех без исключения. Но высший свет, увы, живет совсем по другим правилам и законам. Здесь нет места насто­ящим чувствам - здесь все фальшиво и неискренне, все основано на зависти и лжи; ради денег, славы, карьеры люди готовы на многое.

Л. Толстой совсем не ставил перед собой цель создать некий иде­альный женский образ. Его героиня - прежде всего человек, способ­ный ошибаться, как и все. Но этим и отличаются герои Толстого, что через ошибки, боль, страдание они идут только вперед к счастью и истине. Поэтому ошибка Наташи, связанная с ее увлечением Анатолем Кулагиным, воспринимается скорее, как большая беда и вызыва­ет сочувствие к ней, а не осуждение.

В жизни каждого человека встречаются обстоятельства, откры­вающие его истинную душу. Многие черты характера Наташи рас­крылись во время войны 1812 года. Наташа отдает подводы ране­ным, она самоотверженно ухаживает за князем Андреем. Она пред­стает перед читателем патриоткой, но не той, которые в великосветских салонах, чтобы доказать свою преданность России отказываются от французского языка, а истинной патриоткой.

В эпилоге Наташа показана взрослой женщиной, любящей и любимой женой, матерью четверых детей. Изменилась внешность героини, некоторые ее привычки - она престала петь. Все окружаю­щие удивляются таким переменам. Но изменений не так много, как может показаться на первый взгляд. Свет в глазах Наташи появляет­ся лишь тогда, когда приезжает муж или выздоравливают дети. Она не выезжает в свет, все время находится дома, считает своей обязан­ностью воспитывать детей и разделять взгляды мужа. Именно в этом видел главное предназначение женщины Л. Толстой. Именно поэто­му в образе Наташи Ростовой - все лучшие человеческие качества.

Образ Наташи более других соответствует замыслу автора - зас­тавить читателя «любить жизнь». Во всех значимых эпизодах, свя­занных с биографией героини, проявляется главное в Наташе, ее сущ­ность - «любовь».

Вариант 2

... Что есть красота

И почему ее обожествляют люди ?

Сосуд она, в котором пустота,

Или огонь, мерцающий в сосуде?

Н. Заболоцкий

Читая "Войну и мир", мы всегда чувствуем отношение автора к людям и событиям. Оно раскрывается и в портретах действующих лиц, и в прямых оценках, характеристиках, и в авторской интонации. В статье о Л.Н. Толстом Н.Г. Чернышевский отмечал характерную черту тогда еще молодого писателя - "чистоту нравственного чувства". Люди, события частной и исторической жизни оцениваются на основе явственного критерия - критерия добра, бескорыстия, душевной ясности и простоты, духовной связи с людьми, с обществом. Роман "Война и мир" больше всего поразил меня обилием персонажей. Но, что удивительно, при этом, все герои Толстого - живые люди. Настолько живые, что будто слышишь их голоса, видишь их лица, проникаешь в душу, узнаешь тайные мысли. К ним не относишься равнодушно: их или любишь, или презираешь.

Самым обаятельным женским типом в романе мне показался образ Наташи Ростовой, может быть, потому, что многие мысли, настроения, поступки этой девушки близки моим, хотя нас разделяют время и условия жизни.

В представлении Толстого высшее призвание и назначение женщины - это материнство. В его романе-эпопее "Война и мир" идеалом женственности становится Наташа Ростова.

Впервые мы видим ее тринадцатилетней девочкой: "Черноглазая, с большим ртом, некрасивая, но живая девочка, со своими детскими открытыми плечиками, выскочившими из корсажа от быстрого бега, со своими сбившимися назад черными кудрями, тоненькими оголенными ручками и маленькими ножками в кружевных панталончиках и открытых башмачках, была в том милом возрасте, когда девочка уже не ребенок, а ребенок еще не девушка". Наташа выросла в нравственно чистой атмосфере семьи Ростовых, где не было лицемерия, ханжества, притворства. Непосредственная, полная жизненных сил, тонко чувствующая красоту, добро и правду, она сразу же привлекает наше внимание. В доме, где она росла, царила обстановка непринужденности, раскованности между родителями и детьми, чувство любви и привязанности друг к другу.

С самой первой встречи нам бросается в глаза ее детская наивность, простота, чрезвычайная чувствительность - все то, чем Наташа так отличается от окружающих, что привлекло к ней Денисова, Болконского, Курагина, Пьера.

Вспомним эпизод, в котором перед нами, как на ладони, раскрывается душевное богатство Наташи, поэтичность ее натуры: "Соня! Соня! - послышался опять первый голос - ...Нет, ты посмотри, что за луна!.. Ах, какая прелесть! Ты поди сюда, душенька, голубушка, поди сюда. Ну, видишь? Так вот бы села на корточки, вот так, подхватила бы себя под коленки... и полетела бы. Вот так!" Всех своих домашних Наташа окружает добротой и любовью, к каждому у нее имеется "свой ключик": "В обращении со своей матерью Наташа высказывала внешнюю грубость манеры, но так была чутка и ловка, что, как бы она ни обхватила руками мать, она всегда умела это сделать так, чтобы матери не было ни больно, ни неприятно, ни неловко".

Вспомним ее волнение перед своим первым балом, ее чистоту и открытость, которая сразу бросалась в глаза всем гостям. На балу Наташа переполнена чувствами: здесь и радость, и восторг, и страх, и отчаяние, - и все эти чувства можно прочитать на ее лице, как в раскрытой книге: "Отчаянное, замирающее лицо Наташи бросилось в глаза князю Андрею... Он предложил ей тур вальса. То замирающее выражение лица Наташи, готовое на отчаяние и восторг, вдруг осветилось счастливой, благодарной детской улыбкой".

Я думаю, может быть, именно в этот раз зародилось в Наташе чувство глубокой благодарности к князю, перешедшее в любовь? Сцена бала прекрасно раскрывает удивительное ощущение счастья, умение жить каждый миг полноценно.

Знакомство Ростовой и Болконского сильно повлияло на ее дальнейшую судьбу. Андрей часто бывает в семье Наташи и вскоре просит ее руки. Но молодых людей ждало испытание: старый Болконский потребовал отложить свадьбу на год. Девушку сильно взволновало это известие. Она была еще так молода и не умела владеть своими чувствами! К тому же князь Андрей уезжает за границу, и долгое ожидание становится для Наташи мучительным, даже в какой-то степени невыносимым. "Ах, поскорее бы он приехал. Я так боюсь, что этого не будет. Уже не будет того, что теперь есть во мне", - как заклинание звучат ее слова. Да, в отличие от Сони, Наташина душа постоянно развивается, обогащается, переполняется чувствами.

Духовная красота Наташи проявляется и в ее отношении к родной природе. Мы ни разу не видим ни Элен, ни Анну Павловну Шерер, ни Жюли Карагину на лоне природы. Это не их стихия. Если они и говорят о природе, то говорят фальшиво и пошло (так, в роскошном альбоме Жюли Борис нарисовал два дерева и подписал: "Сельские деревья, ваши темные сучья стряхивают на меня мрак и меланхолию"). Иначе воспринимают природу люди, духовно близкие к народу. Перед Бородинской битвой князь Андрей вспоминает, как Наташа стремилась передать ему "то страстно-поэтическое ощущение", которое она испытала, заблудившись в лесу и встретив там старого пчельника. Безыскусственная красота Наташи проявляется в этом сбивчивом, взволнованном рассказе (сравним его с альбомным красноречием Бориса): "Это такая прелесть был этот старик, и темно так в лесу... и такие добрые у него... нет, я не умею рассказать", - говорила она, краснея и волнуясь.

Крепка духовная связь Наташи с народом: она в восторге от песен дядюшки, который "пел так, как поет народ", она с удовольствием пляшет. "Наташа сбросила с себя платок, который был накинут на ней, забежала вперед дядюшки и, подперев руки в боки, сделала движение плечами и стала... Где, как, когда всосала в себя из того русского воздуха, которым она дышала, - эта гра-финечка, воспитанная эмигранткой-француженкой, - этот дух, откуда взяла она приемы... Она умела понять все то, что было и в Анисье, и в отце Анисьи, и в тетке, и в матери, и во всяком русском человеке".

Любовь к народу и родине не позволяет ей равнодушно отнестись к судьбе раненых: она добивается того, что подводы отдают им и потом искренне радуется их спасению.

Любит Наташа бескорыстно, всей душой, ничего не требуя взамен. Князь Андрей взваливает на плечи этой девочки непосильную ношу, заставляет ее ждать целый год, он забывает, что она очень молода и неопытна. Поэтому в ее увлечении Курагиным нельзя винить только одну Наташу. Она мучается, боится сама себя и не понимает своих чувств. Наташа не спала всю ночь, ее мучил неразрешенный вопрос: кого она любила: Анатоля или князя Андрея? Описывая сцену свидания Наташи с умирающим Болконским, Толстой показывает силу ее любви: "Глаза эти, налитые счастливыми слезами, робко, сострадательно и радостно-любовно смотрели на него. Худое и бледное лицо Наташи с распухшими губами было более чем некрасиво, оно было страшно. Но князь Андрей не видел этого лица, он видел сияющие глаза, которые были прекрасны".

Смерть Андрея Болконского поразила Наташу до глубины души. Мы уже не слышим ее восторженного голоса, не видим смеющуюся, полную радости жизни девушку, не ощущаем неиссякаемой энергии. Но, как это ни странно, для любви Наташу возродила гибель брата Пети. Впрочем, любовь и смерть всегда рядом. Заботы о матери, которая тяжело переживает смерть сына, показали Наташе, что сущность ее жизни в любви: "Проснулась любовь, и проснулась жизнь". Может быть, этим и трогает нас героиня, не оставляет равнодушными, что вся она создана для любви, ее натура излучает любовь, как огонь - тепло.

В эпилоге романа автор повествует о замужестве Ростовой. Именно в семейной жизни нашла героиня свое счастье: "Она принимала участие в каждой минуте жизни мужа". Она носила, рожала, кормила сама и воспитывала трех дочерей и сына. Идеал девушки превращается в образец жены и матери. Смыслом ее жизни стала любовь к мужу и детям. И хотя она "пополнела и пожирнела, так что трудно было узнать в этой сильной матери прежнюю тонкую, подвижную Наташу", она по-прежнему красива, как заботливая мать и любящая жена.

Образ Наташи Ростовой - один из самых обаятельных образов, в русской литературе. В нем автор показал русскую душу, чудесный женский характер, натуру, способную на любовь н самопожертвование.

В наше время встретить Наташу Ростову очень трудно, а может, даже невозможно. Сейчас становится все больше и больше женщин, которые ставят на первое место карьеру, а не семью, забывая о том, что женщина - это прежде всего мать, жена, хранительница семейного очага.

45. «Диалектика души» героев романа Л.Н. Толстого «Война и мир» (на примере одного из персонажей по выбору экзаменуемого.) (Билет 20)

Вариант 1

Л. Н. Толстой считал, что в человеке живут самые разнообраз­ные чувства, стремления, желания. Поэтому герои писателя могут быть разными, автор видит своего героя «то злодеем, то ангелом, то мудрецом, то силачом, то бессильнейшим существом». Привлека­тельность ищущих, думающих, сомневающихся героев заключает­ся именно в том, что они страстно хотят понять, что же такое жизнь, в чем ее высшая справедливость. Отсюда возникает непрерывное движение мыслей и чувств. Движение как столкновение, борьба раз­нообразных решений. Открытия, которые делают герои, - это сту­пени в процессе их духовного развития.

Эту особенность художественного метода Л. Н. Толстого в рас­крытии внутреннего мира персонажей Н. Г. Чернышевский назвал «диалектикой души». Сам Л. Н. Толстой считал, «чтобы читатели сочувствовали герою, нужно чтобы они узнавали в нем столько же свои слабости, сколько добродетели, добродетели возможные, сла­бости - необходимые...»

В романе «Война и мир» автор проходит путь духовных поисков вместе с героями. Разные характеры и судьбы представляют в его романе разные типы отношения человека к жизни, к людям, к Богу. Не все герои Толстого стремятся познать истину. Но любимые герои автора решают нравственно-философские проблемы, ищут ответы на «веч­ные» вопросы. Один из таких героев — князь Андрей Болконский.

Один из главных героев романа Л. Н. Толстого «Война и мир» князь Андрей появляется на страницах романа в гостиной Анны Павловны Шерер. Это молодой человек с довольно красивыми чертами и усталым, скучающим взглядом. Мы видим уставшего от фаль­шивого, глупого общества, раздраженного князя Андрея. Для него гос­тиная, сплетни, балы, тщеславие, ничтожество - это заколдованный круг, из которого он пытается вырваться. Именно поэтому князь Андрей Болконский отправляется на войну. Его цель - достичь славы, славы, для которой он готов пожертвовать всем. В Аустерлиц-ком сражении Андрей со знаменем в руках бежит к своей мечте о «Ту­лоне», но, поверженный, он падает, и вместе с этим как будто падает значимость той цели, к которой он так стремился, Андрей чувствует ее бессмысленность. Князь Андрей не видит ничего, кроме неизме­римо высокого неба, все кажется пустым, обманом, все, кроме бес­конечного неба. В эти минуты он видит «маленького» Наполеона, видит его мелочность, ничтожность его величия, а также ничтож­ность жизни и смерти, которой никто не мог понять и объяснить.

Цель его жизни была разрушена, жизнь - окончена. Перелом­ным моментом, изменившим этот взгляд, становится случайно под­слушанный ночной разговор Наташи Ростовой с Соней. Эта тонень­кая девочка, восхищающаяся красотой ночи, мечтающая о полете, смогла возродить в князе Андрее веру в возможность приносить пользу людям, в возможность счастья и любви. Вторая встреча с Ната­шей произошла на балу, первом балу Наташи Ростовой.

Андрея Болконского привлекало в ней то, что так отличало ее от светского общества: ее искренность, естественность, радость и робость, даже ее ошибки во французском языке. Он почувствовал, что чуждый ему мир этой девочки манил к себе. В Андрее стали сосуществовать противоположности: то бесконечно великое и непреодолимое, что жило в нем после Аустерлица, и то, чем была она - узкое и телесное.

После помолвки в какой-то момент герой испугался той предан­ности и доверчивости Наташи, того радостного и вместе с этим тя­желого чувства сознания долга. Наверное, именно поэтому князь Андрей уступает отцу, соглашается отложить свадьбу на год. За вре­мя его отсутствия страсть Наташи к Анатолю оказывается сильнее ее любви к Андрею. И князь Андрей, который говорил о прощении падшей женщины, сам оказался не в силах простить. Он становится одержим жаждой мести.

Но встреча с Анатолем не принесла Болконскому ожидаемого удовлетворения. Оба героя были ранены, и жалкий вид стонущего Анатоля разбудил в князе Андрее близкое и тяжелое чувство, кото­рое связывало его с этим человеком. Он вспомнил свою нежность и любовь к Наташе и ощутил ее с еще большей силой. Он сумел не только простить, но и полюбить Анатоля любовью, которой любят братьев, любящих, ненавидящих, врагов.

Князь Андрей простил и Наташу и полюбил ее той новой, чис­той, божеской любовью. Любовь земная уступила место христианс­кой любви. Во время болезни, после ранения, в герое происходит борьба между жизнью и смертью. Он осмыслил свое новое чувство -любовь, которую проповедовал Бог на земле и которой учила его княжна Марья. Любовь есть Бог, есть жизнь. Любить все - любить бога во всех проявлениях. Болконский смог это понять, потому что полюбил. Страх перед смертью ушел, так как смерть стала означать для него возвращение частицы любви к вечному источнику.

Пройдя жизненный путь постоянных исканий ответов на веч­ные вопросы, постоянного самосовершенствования, Андрей Болкон­ский достиг наивысшей точки своего развития.

Вариант 2

Роман "Война и мир" Льва Толстого познакомил нас со многими героями, каждый из которых является яркой личностью, обладает индивидуальными чертами. Одним из наиболее привлекательных героев романа является Пьер Безухов. Его образ стоит в центре "Войны и мира", потому как фигура Пьера значима для самого автора и играет огромную роль в его произведении. Известно, что судьба этого героя послужила основой замысла всего романа.

Образ Пьера Безухова был задуман первоначально как образ декабриста, но затем Толстой возвратился к додекабрьскому периоду жизни своего героя и представил его юность, мужание. Толстой знал, что именно Пьер Безухов, этот мягкий человек, предстанет впоследствии как организатор тайного общества "независимых и свободных людей". Именно Пьеру предстоит в дальнейшем обвинить царя в бездействии, резко раскритиковать общественный строи, реакцию и аракчеевщину.

Образ Пьера Безухова, как и образы Наташи Ростовой и Андрея Болконского, дан в динамике, то есть в постоянном развитии. Лев Толстой делает акцент на искренности, детской доверчивости, доброте и чистоте помыслов своего героя. И читатель не может не заметить этих качеств, не оценить их, несмотря на то что сначала Пьер представлен потерянным, слабохарактерным, ничем не выделяющимся молодым человеком.

Первое знакомство с героем происходит на фоне великосветского кружка Анны Павловны Шерер, и уже здесь заметно, что Пьер не вписывается в фальшивое общество льстецов и карьеристов, определяющей чертой которого является всепроникающая ложь. По этой причине появление Пьера у большинства присутствующих вызывает опасение, а его искренность и прямолинейность - откровенный страх. Вспомним, как Пьер отошел от никому не нужной тетушки, заговорил с французским аббатом и увлекся разговором так, что стал явно угрожать нарушить систему светских взаимоотношений, привычных для дома Шерер, чем и оживил мертвую, фальшивую обстановку.

Одним своим умным и робким взглядом Пьер всерьез напугал хозяйку салона и ее гостей с их ложными нормами поведения. Пьер обладает такой же доброй и искренней улыбкой, бросается в глаза его особенная безобидная мягкость. Но сам Толстой не считает своего героя слабым и безвольным, как это может показаться на первый взгляд: "Пьер был одним из тех людей, которые, несмотря на свою внешнюю, так называемую слабость характера, не ищут поверенного для своего горя".

Да, в образе Пьера Безухова мы находим черты безвольного и даже бессознательного подчинения, которые особенно проявляются в эпизодах женитьбы на Элен и отношений с ней. Точно так же, поверхностно, но в то же время восторженно, со всей душой, Пьер подчиняется духу масонства Ему свойственно в порыве страсти поддаваться подобным мгновенным увлечениям, принимая их за истинные и правильные. А тогда, когда проявляется истинная суть вещей, когда рушатся надежды, Пьер так же активно впадает в отчаяние, безверие, словно маленький ребенок, которого обидели.

И именно в такие, переломные минуты в Пьере проявляются сильная воля и самые лучшие стороны его характера, которые уже нельзя не отметить. Так, Безухов резко порывает с Элен, узнав о том, насколько сильна была ее любовь к его деньгам. Сам Безухов равнодушен к деньгам и роскоши, поэтому спокойно соглашается с требованиями хитрой жены отдать ей большую часть своего состояния. Пьер бескорыстен и готов на все, лишь бы поскорее избавиться от той лжи, которой окружила его коварная красавица. Несмотря на свою беспечность и молодость, Пьер остро чувствует границу между невинными шутками и опасными играми, которые могут искалечить чью-то жизнь, поэтому он откровенно негодует в разговоре с негодяем Анатолем после неудавшегося похищения Наташи. И это далеко не единственные сцены, где Пьер уже более походит на взрослого самостоятельного человека, смелого, горячего, с независимыми суждениями. Как прекрасен он в своей потерянности во время сражения на поле Бородино, и при спасении девочки во время пожара, и когда вступает "в восторге бешенства" в драку с французами в Москве! Здесь он уже не безвольный и робкий Пьер.

Хочется еще раз отметить умение Толстого изображать своего героя таким, какой он есть, без прикрас, естественным человеком, которому свойственно постоянно меняться. Внутренние перемены, происходящие в душе Пьера Безухова, глубоки, и это отражается на его внешнем облике. При первом знакомстве Пьер - "массивный, толстый молодой человек, сумным наблюдательным взглядом". Совсем по-другому Пьер выглядит после женитьбы, в обществе Курагиных: "Он молчал... и с видом совершенно рассеянным ковырял пальцем в носу. Лицо его было уныло и мрачно". А когда Пьеру показалось, что он нашел смысл деятельности, направленный на улучшение жизни крестьян, он "говорил с одушевлением радости".

И только освободившись от угнетающей лжи светского фарса, попав в сложные военные условия и оказавшись в среде простых русских крестьян, Пьер ощущает вкус жизни, обретает душевное спокойствие, которое снова меняет его внешность. Несмотря на босые ноги, грязную рваную одежду, спутанные волосы, наполненные вшами, выражение глаз его было твердое, спокойное и оживленное, и никогда ранее у него не было такого взгляда.

Так, пройдя тяжелый путь, исполненный ошибок, заблуждений в действительности русской истории, Пьер находит самого себя, сохраняет свою природную сущность, не поддается влиянию общества. На протяжении всего романа герой Толстого находится в постоянных поисках, душевных переживаниях и сомнениях, которые в итоге приводят его к истинному призванию.

И если поначалу чувства Безухова постоянно борются друг с другом, он мыслит противоречиво, то потом он окончательно освобождается от всего наносного и искусственного, обретает истинное лицо и призвание, четко знает, что ему необходимо от жизни. Мы видим, как прекрасна настоящая, неподдельная любовь Пьера к Наташе, он становится прекрасным отцом семейства, активно занимается общественной деятельностью, приносит пользу людям и не боится новых дел.

46. «Мысль семейная» в романе Л.Н. Толстого «Война и мир». (Билет 21)

Вариант 1

«От обычного семейного романа роман Толстого отличается тем, что это, так сказать, открытая семья, с отворенной дверью - она гото­ва распространиться, путь в семью - это путь к людям, - «пишет о романе «Война и мир» Н. Берковский.

В романе «Война и мир» Л. Н.Толстой рассказывает о разных семьях - это и хранящие аристократические традиции Болконские; и представители московского дворянства Ростовы; лишенная вза­имного уважения, душевности и связей семья Курагиных; семья Бер­гов, которая начинает свое существование с закладки «материаль­ного фундамента». А в эпилоге романа Толстой представляет на суд читателей две новые семьи - Пьер и Наташа, Николай и Марья, -семьи, основанные на искренних и глубоких чувствах.

Попробуем расположить семьи, представленные в романе, по мере их близости к толстовскому представлению об идеальной семье.

Берги.

В самом Берге есть много общего с грибоедовским Молчалиным (умеренность, исполнительность и аккуратность). По мысли Толстого, Берг не только мещанин сам по себе, но и частица вселен­ского мещанства (мания приобретательства в любой ситуации берет верх, заглушая проявление нормальных чувств - эпизод с покупкой мебели во время эвакуации из Москвы большинства жителей). Берг «эксплуатирует» войну 1812 года, «выжимает» из неё максимум выгоды для себя. Берги всеми силами стараются походить на приня­тые в обществе образцы: вечер, который устраивают Берги, - точ­ная копия множества других вечеров со свечами и чаем. Вера (хотя и принадлежит по рождению к Ростовым) ещё в девичестве, несмот­ря на свою приятную внешность и развитость, хорошие манеры и «правильность» суждений, отталкивает от себя людей своим рав­нодушием к окружающим и крайним эгоизмом.

Такая семья, по мнению Толстого, не может стать основой об­щества, потому что. «фундамент», положенный в её основу, - мате­риальные приобретения, которые скорее опустошают душу, способ­ствуют разрушению человеческих отношений, а не объединению.

Курагины - князь Василий, Ипполит, Анатоль, Элен.

Члены семьи связаны только внешними отношениями. У князя Василия нет отеческого чувства к детям, все Курагины разобщены. И в самостоятельной жизни дети князя Василия обречены на одино­чество: у Элен и Пьера нет семьи, несмотря на официальный брак; Анатоль, будучи женатым на польке, вступает в новые связи, ищет богатую жену. Курагины органично вписываются в общество завсегдатаев салона Анны Павловны Шерер с его фальшью, искус­ственностью, лжепатриотизмом, интригами. Подлинное лицо князя Василия проявляется в эпизоде дележа наследства Кирилы Безухова, от которого он ни при каких обстоятельствах не намерен отка­заться. Он фактически продает свою дочь, выдавая её за Пьера. Животное безнравственно начало, заложенное в Анатоле Курагине, особенно ярко проявляется, когда отец привозит его в дом Болконс­ких, чтобы сосватать за него княжну Марью (эпизод с мадмуазель Бурьен). А отношение его к Наташе Ростовой настолько низко и без­нравственно, что не нуждается ни в каких комментариях. Элен до­стойно завершает семейную галерею - это женщина-хищница, го­товая ради денег и положения в обществе выйти замуж по расчету, а затем жестоко относиться к своему мужу.

Отсутствие связей, душевной близости делает эту семью формаль­ной, то есть в ней живут люди родные только по крови, а духовного родства, близости человеческой в этом доме нет, а потому, можно предположить, что такая семья не может воспитать нравственного отношения к жизни.

Болконские.

Глава семьи, старый князь Болконский, устанавливает в Лысых Горах осмысленную жизнь. Он весь в прошлом - он истинный ари­стократ, и все традиции аристократии им бережно сохраняются.

Нельзя не отметить, что настоящая жизнь тоже находится в поле внимания старого князя - его осведомленность о современных со­бытиях удивляет даже его сына. Ироничное отношение к религии и сентиментальности сближает отца с сыном. Смерть князя, по мысли Толстого, - расплата за его деспотизм. Болконский живет «умом», в доме царит интеллектуальная атмосфера. Даже свою дочь старый князь сам обучает точным и историческим наукам. Но, несмотря на целый ряд чудачеств князя, его дети - князь Андрей и княжна Ма­рья - любят и уважают своего отца, прощая ему некоторую бестакт­ность и резкость. Может быть, в этом и состоит феномен семьи Болкон­ских - безусловное уважение и приятие всех старших членов семьи, безотчетная, искренняя, в чем-то даже жертвенная любовь членов семьи друг к другу (княжна Марья для себя решила, что не будет думать о личном счастье, чтобы не оставить отца одного).

Отношения, сложившиеся в этой семье, по мнению Толстого, способствует воспитанию таких чувств, как уважение, преданность, человеческое достоинство, патриотизм.

Ростовы.

На примере семьи Ростовых Толстой представляет свой идеал семейного бытия, добрых отношений между всеми членами семьи. Ростовы живут «жизнью сердца», не требуя друг от друга особого ума, легко и непринужденно относясь к жизненным неурядицам. Им свойственно истинно русское стремление к широте и размаху. Всем членам семьи Ростовых свойственна живость и непосредственность. Переломным моментом в жизни семьи становится отъезд из. Москвы в 1812 году, решение отдать подводы, предназначенные для вывоза иму­щества, для перевозки раненых, что фактически явилось разорением Ростовых. Старик Ростов умирает с чувством вины за разорение детей, но с чувством выполненного патриотического долга. Дети в семье Рос­товых наследуют от родителей лучшие качества - искренность, откры­тость, бескорыстие, стремление любить весь мир и все человечество.

И все же, наверное, неслучайно в эпилоге романа Толстой рас­сказывает о двух молодых семьях.

Николай Ростов и Марья Болконская.

Любовь этих людей зарождается в момент беды, нависшей над отечеством. Для Николая и Марьи характерна общность в восприятии людей. Это союз, в котором муж и жена духовно взаимообогащаются. Нико­лай делает счастливой Марью, а она вносит в семью доброту и нежность.

Наташа Ростова и Пьер Безухов.

Цель их любви - супружество, семья и дети. Здесь Толстой опи­сывает идиллию - интуитивное понимание близкого человека. Пре­лесть Наташи-девушки ясна всем, очарование Наташи-женщины -только мужу. Каждый из них находит в любви и семье именно то, к чему стремился всю свою жизнь - смысл своей жизни, который, по мнению Толстого, для женщины состоит в материнстве, а для мужчины - в осознании себя опорой для более слабого человека, своей необходимости.

Подводя итог рассуждению, можно отметить, что тема семьи, ее значение в становлении характера человека для Толстого в романе «Война и мир» является одной из самых важных. Автор пытается объяснить многие особенности и закономерности в жизни своих героев принадлежностью их к той или иной семье. В то же время он подчеркивает большое значение семьи в формировании как юного человека и его характера, так и человека взрослого. Только в семье человек получает все то, что в последующем определяет его харак­тер, привычки, мировоззрение и мироощущение.

Вариант 2

"Война и мир" - одно из лучших произведений русской и мировой литературы. В нем автор исторически верно воссоздал жизнь русских людей в начале XIX века. Писатель подробно описывает события 1805- 1807 годов и 1812 года. Несмотря на то, что "мысль семейная" является главной в романе "Анна Каренина", в романе-эпопее "Война и мир" она также занимает весьма важное место. Толстой видел в семье начало всех начал. Как известно, человек не рождается на свет хорошим или плохим, а таковым его делает семья и та атмосфера, которая господствует внутри нее. Автор блестяще обрисовал многие характеры в романе, показал их становление и развитие, что называют "диалектикой души". Толстой, уделяя большое внимание истокам формирования личности человека, имеет сходство с Гончаровым. Герой романа "Обломов" не родился апатичным и ленивым, а таковым его сделала жизнь в его Обломовке, где 300 Захаров готовы были выполнить любое его желание.

Следуя традициям реализма, автор хотел показать, а также сопоста-: вить между собой различные семьи, которые являются типичными для своей эпохи. В этом сравнении автор нередко использует прием антитезы: одни семьи показаны в развитии, тогда как другие являются застывшими. К последним относится семья Курагиных. Толстой, показывая всех ее членов, будь то Элен или князь Василий, уделяет большое внимание портрету, внешнему виду. Это не случайно: внешняя красота Курагиных заменяет собой духовную. В этой семье присутствуют многие человеческие пороки. Так, подлость и лицемерие князя Василия обнаруживаются в его отношении к неопытному Пьеру, которого он презирает как незаконнорожденного. Как только Пьер получает наследство от умершего графа Безухова, мнение о нем полностью меняется, и князь Василий начинает видеть в Пьере отличную пару для своей дочери Элен. Такой поворот событий объясняется низкими и корыстолюбивыми интересами князя Василия и его дочери. Элен, согласившись на брак по расчету, обнаруживает свою нравственную низость. Ее отношения с Пьером трудно назвать семейными, супруги все время в разлуке. К тому же Элен высмеивает желание Пьера иметь детей: она не хочет обременять себя лишними заботами. Дети, в ее понимании, - обуза, мешающая жить. Такое низкое нравственное падение Толстой считал самым страшным для женщины. Он писал, что главное предназначение женщины - стать хорошей матерью и воспитать достойных детей. Автор показывает всю бесполезность и бессодержательность жизни Элен. Не выполнив своего предназначения в этом мире, она умирает. Никто из семьи Курагиных не оставляет после себя наследников.

Полная противоположность Курагиным- семья Болконских. Здесь чувствуется авторское желание показать людей чести и долга, высоконравственные и сложные характеры.

Отец семейства - князь Николай Андреевич Болконский, человек екатерининской закалки, ставящий честь и долг выше других ценностей человека. Наиболее ярко это проявляется в сцене прощания с сыном - князем Андреем Болконским, уезжающим на войну. Сын не подводит своего отца, не роняет чести. В отличие от многих адъютантов, он не отсиживается в штабе, а находится на передовой, в самом центре военных действий. Автор подчеркивает его ум и благородство. После смерти жены у князя Андрея остался Николенька. Мы можем не сомневаться, что он станет достойным человеком и, подобно своему отцу и деду, не запятнает чести старинного рода Болконских.

Дочь старого князя Болконского - Марья, человек чистой души, набожный, терпеливый, добрый. Отец не показывал своих чувств к ней, так как это было не в его правилах. Марья понимает все капризы князя, относится к ним безропотно, так как знает, что отеческая любовь к ней запрятана в глубине его души. Автор подчеркивает в характере княжны Марьи жертвенность собой во имя другого, глубокое понимание дочернего долга. Старый князь, не имея возможности излить свою любовь, замыкается в себе, поступая подчас жестоко. Княжна Марья не перечит ему: уменье понять другого человека, войти в его положение - вот одна из главных черт ее характера. Эта черта часто помогает сохранить семью, не дает ей распасться.

Еще одна антитеза клану Курагиных - семья Ростовых, показывая которых, Толстой делает акцент на таких качествах людей, как доброта, душевная открытость внутри семьи, хлебосольство, нравственная чистота, неиспорченность, приближенность к народной жизни. К Ростовым тянется много людей, многие им симпатизируют. В отличие от Болконских, внутри семьи Ростовых часто царит атмосфера доверия и взаимопонимания. Может быть, так не всегда бывает в действительности, но Толстой хотел идеализировать открытость, показать ее необходимость между всеми членами семьи. Каждый член семьи Ростовых - индивидуальность.

Николай, старший сын Ростовых, - человек храбрый, бескорыстный, он горячо любит своих родителей, сестер. Толстой отмечает, что Николай не скрывает от семьи своих чувств и желаний, которые его переполняют. Вера, старшая дочь Ростовых, заметно отличается от других членов семьи. Она выросла чужой в своей семье, замкнутой и злобной. Старый граф говорит, что графиня "что-то с ней намудрила". Показывая графиню, Толстой делает акцент на такой ее черте, как эгоизм. Графиня думает исключительно о своей семье и жедает видеть своих детей счастливыми во что бы то яи стало, даже если их счастье будет построено на несчастии других людей. Толстой показал в ней идеал матери-самки, которая беспокоится только за своих детенышей. Это наиболее ярко проявляется в сцене отъезда семьи из Москвы во время пожара. Наташа, имея добрую душу и сердце, помогает раненым выехать из Москвы, отдавая им подводы, и оставляет в городе все накопленное богатство и пожитки, так как это дело наживное. Она без колебаний делает выбор между своим благополучием и жизнью других людей. Графиня же не без колебаний соглашается на такую жертву. Здесь проглядывает слепой материнский инстинкт.

В конце романа автор показывает нам становление двух семей: Николая Ростова и княжны Марьи Болконской, Пьера Безухова и Наташи Ростовой. И княжна, и Наташа, каждая по-своему, нравственно высоки и благородны. Они обе много страдали и, наконец, обрели свое счастье в семейной жизни, стали хранительницами семейного очага. Как писал Достоевский: "Человек родится не для счастья и заслуживает его страданием". Этих двух героинь объединяет одно: они смогут стать прекрасными матерями, смогут воспитать достойное поколение, что, по мнению автора, является главным в жизни женщины, и Толстой во имя этого прощает им некоторые недостатки, свойственные обыкновенным людям.

В итоге мы видим, что "мысль семейная" является одной из основополагающих в романе. Толстой показывает не только отдельных людей, но и семьи, показывает сложность взаимоотношений как внутри одной семьи, так и между семьями.

47. «Мысль народная» в романе Л.Н. Толстого «Война и мир». (Билет 19)

Вариант 1

60-е годы XIX века в России стали периодом наивысшей актив­ности крестьянских масс, подъёма общественного движения. Цент­ральной темой литературы 60-х годов стала тема народа. Эта тема не оставляет равнодушным и такого великого писателя, как Л. Н. Толс­той. Особенностью раскрытия этой темы у Толстого можно назвать следующее: автор рассматривает проблему народа через призму истории. А само понятие «народ» у Толстого включает и крестьян, и нацию в целом, и купечество, и мещанство, и патриотически настроенное патриархальное дворянство, если все они вместе или каждый по отдельности являются носителями нравственности. Все, что безнравственно, исключается Толстым из понятия «народ».

В романе «Война и мир», по замыслу автора, путь идейного и нравственного роста ведет положительных героев к сближению с народом (не разрыв со своим классом, а нравственное единение с народом). Главное испытание, через которое проходят герои романа, чтобы прийти к пониманию истинной народности, это Отечествен­ная война 1812 года. Жизнеспособность каждого героя проверяется «мыслью народной». Она помогает Пьеру Безухову обнаружить и проявить свой лучшие качества. Андрея Болконского солдаты на­зывают «наш князь». Наташа Ростова принимает решение отдать под­воды раненым солдатам. Марья Болконская отвергает предложение мадемуазель Бурьен остаться во власти французских войск. Все это и есть представление об истинной народности. Наряду с проявлени­ем такой народности Л. Толстой показывает и псевдонародность, подделку под неё. В салоне Анны Шерер берут штраф за французс­кий язык, все стараются приблизиться к русскому, национальному образу жизни. В кругу московского дворянства читаются манифес­ты, в которых говорится о чувстве долга и патриотизме, но кроме напыщенности в словах этих воззваний нет ничего.

Для Толстого очень важно, чтобы читатель понял, что патрио­тизм - свойство души любого русского человека, и в этом отношении нет разницы между Андреем Болконским и любым солдатом его полка.

Близок к народу и капитан Тушин, в образе которого сочетается «малое и великое», «скромное и героическое». Этого героя сближа­ет с народом его интуитивное начало, которое руководит им в ходе сражения при Шенграбене.

Тема народной войны находит свое выражение в образе Тихона Щербатого. Тихон Щербатый - крестьянин из отряда Денисова, пред­стает пред нами человеком богатырской силы. Мастер на все руки, он «одинаково верно, со всего размаха раскалывал топором бревна и, взяв топор за обух, выстрагивал им тонкие колышки и вырезывал ложки».

Обладающий живой народной сметкой, расторопный и изворотли­вый, он отличается той достаточно хитрой чудаковатостью, которая служит постоянным объектом для шуток в отряде Денисова. Внешне спокойный и уравновешенный, Щербатый непримирим к врагам родной земли, он проявляет замечательный героизм и беззаветную отвагу.

Другим представителем народа на страницах романа является Платон Каратаев. Образ Каратаева, по замыслу Толстого, должен был воплотить все лучшие черты русского крестьянства. В крестьянстве Л. Н. Толстой видел особый мир, сближение с которым может оздо­ровить человека из привилегированных классов.

Пьер Безухов встречается с Каратаевым в исключительно тяже­лых условиях, в бараке для военнопленных, куда его привели после расстрела французами ни в чем неповинных русских людей. При первом же вопросе Каратаева к Пьеру «такое выражение ласки и прос­тоты было в певучем голосе, что у Пьера задрожала челюсть, и он почувствовал слезы». У Каратаева личное, индивидуальное засло­нено «роевым», слитностью с крестьянским миром, в котором автор не желает видеть сложность классовых противоречий. Интересен язык и рассуждения героя, в которых слышится народная речь: «не нашим умом, а божьим судом», «рок головы ищет», «наше счастье дружок, как вода в бредне: тянешь - надулось, а вытащишь -ничего нету». В образе Каратаева Толстой пытался воплотить черты идеа­лизируемого им патриархального крестьянства.

В своем романе Толстой показал, что не только армия, войско, но и весь народ встал на защиту «священной земли русской». Силь­ной могучей волной поднимается партизанское движение. «Дубина народной войны поднялась со всею своею грозною величественной силой». Патриотический подъём в народе хорошо выражен в словах одного ополченца: «Всем народом навалиться хотят, одно слово -Москва». Толстой показывает партизанские отряды Долохова и Дени­сова, рассказывает о старостихе Василисе, побившей сотни французов. «Партизаны уничтожали великую армию по частям. Они подбирали те опадавшие листья, которые сами по себе сыпались с иссохшего дерева - французского войска, и тогда трясли это дерево».

Подлинным полководцем народной войны, воплотившим дух всего народа. Толстой выводит Кутузова. Писатель показывает нам его и как простого, хорошего человека, презирающего все показное, и как мудрого исторического деятеля, и как полководца.

Как основную черту Кутузова Толстой подчеркивает его связь с народом, «то народное чувство, которое он носил в себе во всей чистоте и силе его». «Только признание в нем этого чувства застави­ло народ... выбрать его, против воли царя, в предводители народной войны. И только это чувство поставило его на... высшую человечес­кую высоту» Своим родным чувствуют Кутузова солдаты к офицеры-дворяне.

Носитель народного духа и народной воли, Кутузов глубоко и верно понимал ход вещей, в самом разгаре событий давал им пра­вильную оценку.

Для ведения народной войны, какой была война 1812 года, и нужен был именно такой полководец. Изображая Кутузова как народного полководца, как воплощение народных мыслей и чувств, Толстой ни­где не впадает в схематизм. Кутузов - живое лицо. Такое впечатление создается у нас прежде всего потому, что Толстой наглядно, ярко рисует нам портрет Кутузова.

Нельзя не отметить, что весь ход рассуждений и описания событий войны 1812 года служат для утверждения решающей роли в исто­рии народных масс. Так называемые «великие люди» не оказывают решающего влияния на ход исторических событий. Толстой исходит из стихийности исторического процесса, он отрицает роль личности в истории. Писатель считает, что ход истории решает народная масса. О Кутузове в связи с этим Толстой пишет: «Долголетним военным опытом он знал и старческим умом понимал, что руководить сотня­ми тысяч человек, борющихся со смертью, нельзя одному человеку, и знал, что решают участь сражения не распоряжения главнокоманду­ющего, не место, на котором стоят, не количество пушек и убитых людей, а та неуловимая сила, называемая духом войска, и он следил за этою силою и руководил ею, насколько это было в его власти».

Отрицая роль личности в истории, Толстой стремился сделать Кутузова только мудрым наблюдателем исторических событий, лишь пассивным созерцателем их.

Таким образом, «народная» мысль в романе прослеживается автором следующим образом: во-первых, это изображение лучших представителей народа (а народом, по мнению Толстого, можно счи­тать представителя любого класса и сословия при условии его пат­риотизма и нравственного начала), во-вторых, это герои-солда­ты, решившие исход Отечественной войны 1812 года, в-третьих, это изображение величайшего народного полководца Кутузова, и нако­нец, это сложный процесс обретения истинной народности «люби­мыми» героями Толстого через приобщение к народной мудрости, постижение инстинктивного «роевого» начала.

Вариант 2

В 1869 году из-под пера Л. Н. Толстого вышло одно из гениальных произведений мировой литературы - роман-эпопея "Война и мир". По словам И. С. Тургенева, "ничего лучшего у нас никогда не было написано никем".

"Чтобы произведение было хорошим, надо любить в нем главную, основную мысль. В "Войне и мире" я любил мысль народную, вследствие войны 1812 года", - говорил Лев Толстой.

Главный герой романа - народ. Народ, брошенный в ненужную и непонятную ему войну 1805 года, народ, поднявшийся в 1812 году на защиту Родины и разгромивший в освободительной войне огромную неприятельскую армию во главе с непобедимым до тех пор полководцем.

В романе более ста массовых сцен, в нем действуют свыше двухсот поименно названных людей из народа, хотя значение образа народа определяется не количеством массовых сцен, а народной идеей. Важнейшие события романа оцениваются Толстым с народной точки зрения. Народную оценку войны 1805 года выражает писатель словами князя Андрея: "Отчего мы под Аустерлицем проиграли сражение?.. Нам там незачем было драться: поскорее хотелось уйти с поля сражения".

Война 1812 года не была похожа на другие войны. "Со времени пожара Смоленска началась война, не подходящая ни под какие прежние предания", - писал Толстой.

Отечественная война 1812 г. для России была справедливой, национально-освободительной войной. Наполеоновские полчища вступили в пределы России и направились к ее центру - Москве. На борьбу с захватчиками выступил весь народ. Простые русские люди - крестьяне Карп и Влас, старостиха Василиса, купец Ферапонтов, дьячок и многие другие - враждебно встречают наполеоновскую армию, оказывают ей сопротивление. Чувство любви к Родине охватило все слои населения.

Толстой говорит, что "для русских людей не могло быть вопроса, хорошо или дурно будет под управлением французов". Уезжают из Москвы Ростовы, отдав подводы раненым и оставив на произвол судьбы свой дом; покидает родное гнездо Богучарово княжна Марья Болконская. Переодетый в простое платье граф Пьер Безухов вооружается и остается в Москве, намереваясь убить Наполеона.

Но омерзительны отдельные представители чиновно-арис-тократического общества, которые в дни всенародного бедствия действовали в эгоистических, корыстолюбивых целях. Враг уже был в Москве, а придворная петербургская жизнь шла по-старому: "Те же были выходы, балы, тот же французский театр, те же интересы службы и интриги". Патриотизм московских аристократов заключался в том, что они вместо французских блюд ели русские щи, а за французские слова назначали штраф.

Гневно обличает Толстой московского генерал-губернатора и главнокомандующего Московским гарнизоном графа Ростопчина, из-за своего высокомерия и трусости не сумевшего организовать пополнения для героически сражавшейся армии Кутузова.

С возмущением рассказывает писатель о карьеристах - иностранных генералах типа Вольцогена. Они отдали Наполеону всю Европу и "приехали нас учить - славные учителя!" Среди штабистов Толстой выделяет группу людей, желающих только одного: "...наибольших для себя выгод и удовольствий... Трутневое население армии". К числу таких людей относятся Несвицкий, Друбецкой, Берг, Жерков и другие.

С большой симпатией относился Толстой к народу, который сыграл главную и решающую роль в войне против французских завоевателей.

Патриотические чувства, охватившие русских, породили массовый героизм защитников Родины. Рассказывая о боях под Смоленском, Андрей Болконский справедливо заметил, что русские солдаты "в первый раз дрались там за Русскую землю", что в войсках был такой дух, какого никогда он (Болконский) не видел, что русские воины "два дня сряду отбивали французов и что этот успех удесятерил наши силы".

Еще более полно "мысль народная" ощущается в тех главах романа, где изображаются герои, близкие к народу или стремящиеся понять его: Тушин и Тимохин, Наташа и княжна Марья, Пьер и князь Андрей - все те, кого можно назвать "русскими душой".

Человеком, воплотившим в себе дух народа, Толстой изображает Кутузова.

Кутузов - подлинно народный полководец. Таким, выражающим нужды, мысли и чувства солдат, он выступает во время смотра под Браунау и во время Аустерлицкого сражения, и особенно во время Отечественной войны 1812 года. "Кутузов, - пишет Толстой, - всем русским существом своим знал и чувствовал то, что чувствовал каждый русский солдат". Кутузов для России - свой, родной человек. Во время войны 1812 года все его усилия направлены к одной цели - очищению родной земли от захватчиков. "Трудно вообразить себе цель, более достойную и более совпадающую с волею всего народа", - говорит писатель. От имени народа Кутузов отклоняет предложение Лористо-на о перемирии. Он понимает и неоднократно говорит, что Бородинское сражение есть победа; понимая, как никто, народный характер войны 1812 года, он поддерживает предложенный Денисовым план развертывания партизанских действий.

Кутузов - носитель народной мудрости, выразитель народных чувств. Его отличает "необычайная сила проникновения в смысл совершающихся явлений, а источник ее лежит в народном чувстве, которое он носил в себе во всей своей чистоте и силе". Только признание в нем этого чувства заставило народ выбрать его против воли царя главнокомандующим русской армией. И только это чувство поставило его на ту высоту, с которой он направлял все силы не на то, чтобы убивать и истреблять людей, а на то, чтобы спасать и жалеть их.

И солдаты, и офицеры - все воюют не за Георгиевские кресты, а за Отечество. Потрясают своей нравственной стойкостью защитники батареи генерала Раевского. Толстой показывает необычайную стойкость, мужество солдат и лучшей части офицеров. Он пишет, что не только Наполеон и его генералы, но все солдаты французской армии испытывали в Бородинском сражении "чувство ужаса перед врагом, который, потеряв половину войска, стоял так же грозно в конце, как и в начале сражения".

С большим знанием дела описывает Толстой славные действия русских партизан и их командиров - Денисова и До-лохова. В центре повествования о партизанской войне - образы Тихона Щербатого, в котором воплощаются лучшие национальные черты русского народа, и Платона Каратаева, олицетворяющего "все русское, народное, круглое, доброе". Толстой пишет: "...благо тому народу, который в минуту испытания... с простотою и легкостью поднимает первую попавшуюся дубину и гвоздит ею до тех пор, пока в душе его чувства оскорбления и мести не заменятся презрением и жалостью".

Кульминационным моментом Отечественной войны явилась Бородинская битва. Если при описании сражений, происходивших на чужой территории (Аустерлицкое, Шенграбенское), автор сосредоточил внимание на некоторых героях, то на Бородинском поле он рисует массовый героизм народа и не выделяет отдельных персонажей.

Мужественное сопротивление русских войск, их несокрушимость удивляют и поражают Наполеона, еще не знавшего поражений. Самоуверенный император сначала никак не мог понять, что происходит на поле боя, так как вместо ожидаемого известия о бегстве неприятеля прежде стройные колонны французских войск возвращались теперь расстроенными, испуганными толпами. Наполеон натыкался на массу убитых и раненых солдат и испытывал ужас.

Рассуждая об итогах и значении Бородинского сражения, Толстой говорит, что русские одержали нравственную победу над войсками Наполеона. Нравственная сила французской атакующей армии была истощена. "Не та победа, которая определяется подхваченными кусками материи на палках, называемых знаменами, и тем пространством, на котором стояли и стоят войска, - а победа нравственная, та, которая убеждает противника в нравственном превосходстве своего врага.и в своем бессилии, была одержана русскими под Бородином".

Моральные качества армии, или дух войск, безусловно, влияют на исход военных действий, тем более, что со стороны французов война носила захватнический характер, со стороны русского народа война была национально-освободительной.

Народ достиг своей цели: родная земля была очищена от иноземных захватчиков.

Читая роман, мы убеждаемся, что писатель судит о великих событиях прошлого, о войне и мире с позиции народных интересов. А это и есть та "мысль народная", которую любил в своей бессмертной эпопее Толстой, и которая осветила немеркнущим светом его гениальное творение.

48. Чем объясняется «пассивность» Кутузова во время Бородинского сражения? (По роману Л.Н. Толстого «Война и мир».) (Билет 4)

Вариант 1

На этот вопрос можно дать короткий ответ. Полководец Кутузов понял характер войны, которая не была похожа ни на одну из преды­дущих войн. Но такой ответ требует дополнительных пояснений.

В романе «Война и мир» Л. Н. Толстой поднимает проблему роли личности в истории. Выразителем своих взглядов писатель делает Кутузова.

Кутузов изображен в романе как человек, который обладает боль­шим стратегическим мастерством, долгие ночи продумывает план кампании, выступает активным деятелем, за внешним спокойствием . полководца скрывается громадное волевое напряжение.

Для ведения народной войны, какой была война 1812 года, ну­жен был именно такой полководец. При этом, изображая Кутузова как народного полководца, как воплощение народных мыслей, воли и чувства, Толстой создает образ живого человека. Мы видим порт­рет героя, его фигуру, походку, жесты, мимику, его глаз, светящийся приятной ласковой улыбкой, слышим его речь, разнообразную лек­сически, всегда грамотную и уместную.

Толстой пишет о Кутузове: «Долголетним военным опытом он знал и старческим умом понимал, что руководить сотнями тысяч человек, борющихся со смертью, нельзя одному человеку, и знал, что решает участь сражения не распоряжения главнокомандующе­го, не место, на котором стоят войска, не количество пушек и уби­тых людей, а та неуловимая сила, называемая духом войска, и он следил за этою силою и руководил ею, насколько это было в его власти».

Эту характеристику можно дополнить словами князя Андрея: «.. .он все выслушает, запомнит. Все поставит на свое место, ничему полезному не помешает и ничего вредного не позволит. Он понима­ет, что есть что-то сильнее и значительнее его воли, - это неизбеж­ный ход событий, - и он умеет видеть их, умеет понимать их значе­ние и ввиду этого значения умеет отрекаться от участия в этих собы­тиях, от своей личной воли, направленной на другое...».

Основу взглядов автора составляет сознание, что творцом исто­рии, исторических событий является народ, а не отдельные личнос­ти (герои) и что всякие рационалистически построенные теории и планы, как бы хороши они ни казались, - ничто пред той силой, ко­торой является настроение, дух масс. Народ в изображении Толсто­го - решающая сила истории. Поэтому победа над Наполеоном рас­сматривается автором как результат патриотических усилий народ­ных масс. По мнению Толстого, а его мысли выражает в романе Кутузов, руководить этим процессом невозможно. Вот почему Куту­зов пассивен во время Бородинского сражения.

Вариант 2

26 августа 1812 года решалась судьба России и русских людей. Сражение под Бородином у Л. Н. Толстого - это момент наивысшего напряжения, момент концентрации народной ненависти к захватчикам и одновременно момент окончательного сближения с народом его любимых героев - Андрея и Пьера.

Бородинское сражение в романе описывается, главным образом, таким, каким его увидел Пьер Безухов. Этот неловкий, добрый и наивный, никогда не видевший войны человек, по замыслу автора, как ребенок, воспринимает разворачивающиеся батальные события, все это для него внове, и оттого нельзя даже усомниться в его правдивости. Ранее Пьер много слышал о роли военного плана, о значимости правильно выбранной позиции. И приехав, он прежде всего пытается разобраться именно в вопросах военной тактики. Л. Н. Толстому нравится наивность героя. Рисуя картину сражения, писатель использует свой излюбленный прием: сначала дает "вид сверху", а затем - "изнутри". Именно взгляд Пьера и есть тот самый вид изнутри, война глазами новичка. Дважды Пьер охватывает взглядом все поле Бородина: перед боем и в ходе боя. Но оба раза его неискушенный взгляд подмечает не позицию, а "живую местность", В начале битвы дается вид с высоты. Пьера поражает вид самого сражения. Перед ним открывается изумительная по красоте и оживлению картина поля битвы, освещенного лучами утреннего солнца. И Пьеру хочется оказаться там, среди солдат. В тот момент, когда герой вступает "в ряды пехотных солдат", он остро начинает ощущать силу народного патриотизма. Народные и солдатские сцены здесь также даны с точки зрения Пьера. Именно простота и искренность Пьера в этом случае становятся свидетельством великой истины: народ - основная сила русской армии в Бородинской битве. Он слышит солдатские разговоры и не столько умом, сколько сердцем понимает их величественный смысл. Пьер внимательно наблюдает за ополченцами и, как и сам Толстой, видит крайнее напряжение нравственной силы сопротивления русской армии и народа. Вскоре Пьер встречает Андрея Болконского, который теперь уже не служит в штабе, а принимает непосредственное участие в сражении. Он тоже больше не верит в военную науку, но точно знает, что сила народа сейчас велика, как никогда. По его мнению, исход сражения зависит от того чувства, которое живет во всех участниках битвы. И это чувство - народный патриотизм, необъятный подъем которого в день Бородина убеждает Болконского в том, что русские непременно победят. "Завтра, что бы там ни было, - говорит он, - мы обязательно выиграем сражение!". И с ним совершенно согласен Тимохин, который знает, что солдаты даже отказались пить перед боем водку, потому что это "не такой день".

В жарком бою, на батарее Раевского писатель глазами Пьера наблюдает неугасимый огонь народного мужества и стойкости" Простые люди - солдаты и ополченцы - и не думают скрывать чувство страха. И именно от этого их мужество кажется еще более удивительным. Чем более грозной становится опасность, тем ярче разгорается огонь патриотизма, тем прочнее становится сила народного сопротивления.

Подлинным полководцем народной войны показал себя М. И. Кутузов. Он является выразителем народного духа. Вот что думает о нем князь Андрей Болконский перед Бородинским сражением: "У него не будет ничего своего. Он ничего не придумает, ничего не предпримет, но он все выслушает, все запомнит, все поставит на свое место, ничему полезному не помешает и ничего вредного не позволит. Он понимает, что есть что-то значительнее его воли... А главное, почему веришь ему, - это то, что он русский..."

Историки считают, что Наполеон выиграл Бородинское сражение. Но "выигранное сражение" не принесло ему желанных результатов. Народ бросал свое имущество и уходил от врага. Запасы продовольствия уничтожались, чтобы не достались врагу. Партизанских отрядов были сотни. Были они большие и маленькие, мужицкие и помещичьи. Один отряд, руководимый дьячком, за месяц взял в плен несколько сотен пленных. Была старостиха Василиса, убившая сотни французов. Был поэт-гусар Денис Давыдов - командир большого, активно действующего партизанского отряда. Обладавшая инерцией наступления и значительным численным превосходством, французская армия была остановлена при Бородине. Пришел логический конец наполеоновским победам, и это нанесло решающий нравственный удар наступательному духу завоевателей. Весь ход войны в России неуклонно подтачивал славу Наполеона. Вместо блистательного поединка шпаг он встретил дубину народной войны. Л. Н. Толстой исторически верно рассматривает сражение под Бородином как поворотный момент войны, определивший дальнейшую скорую гибель французской армии.

Более того, Лев Николаевич Толстой наглядно показал, что в сражении при Бородине сказалось именно нравственное превосходство русской освободительной армии над французской - грабительской. Писатель расценивает Бородинское сражение как победу моральной силы народа России над Наполеоном и его армией.

49. В чем смысл финала рассказа А.П. Чехова «Ионыч»? (Билет 12)

Вариант 1

В творчестве Антона Павловича Чехова рассказ занимает особое место. Он был одним из самых любимых жанров писателя.

Характерной чертой рассказа как литературного жанра является сравнительно небольшой объем, что делает весьма затруднительным применение пространных описаний. Поэтому для писателя, работа­ющего е этом жанре, особенно важно уметь передать идею с помо­щью художественных деталей, не бросающихся сразу в глаза мело­чей, несущих огромную смысловую нагрузку.

Творчество А. П. Чехова приходится на так называемую эпоху «безвременья». В истории русского освободительного движения это периоды правительственной реакции - арестов, казней, ссылок, пре­следований, подавления общественной мысли, кризиса освободитель­ных идей. «Безвременье» еще и потому называется так, что давит на личность, заставляет ее все больше и больше дорожить и трудно об­ретенной профессией, и материальным благополучием, и положени­ем в обществе. «Безвременье» изо всех сил нашептывает человеку: «Высокие идеалы? - Чепуха! Гниль! Плюнь на это и живи, как все сытно, покойно, сегодняшним днем. Цени свое неповторимое суще­ствование!» Такую жизненную позиция А. П. Чехов называл «по­шлостью, мещанством». Средствами художественного слова он пы­тался сказать своим читателям: в любых условиях человек должен оставаться человеком! Более того: величие человеческой души или, наоборот, ее уничижение не зависит ни от каких обстоятельств. Каким ты станешь: зависимым или независимым, презренным или достойным, обывателем или гражданином - человек определяет сам.

Остановимся более подробно на рассказе «Ионыч». И ответим на вопрос, в чем смысл финала этого рассказа.

Тема произведения - изображение обывательщины и пошлости, засасывающей в свое болото даже культурного человека, если у него нет внутреннего протеста и идейного «противоядия».

Чехов рассказывает печальную историю образованного дельно­го врача Дмитрия Ионыча Старцева, превращающегося в провинци­альной глуши в угрюмого нелюдима и черствого эгоиста.

Вначале перед нами живой, энергичный, молодой земский врач. Он много работает в больнице около города С. и полон бодрого же­лания трудиться для общества. Старцев пытается войти в жизнь го­рожан, найти отклик на те мысли и чувства, которыми он живет. Но скоро «опыт научил его мало-помалу, что пока с обывателем игра­ешь в карты или закусываешь с ним, то это мирный, благодушный и даже неглупый человек, но стоит только заговорить с ним о чем-ни­будь несъедобном, например, о политике или науке, как он становит­ся в тупик или заводит такую философию, тупую и злую, что остает­ся только рукой махнуть и отойти».

Был в жизни Старцева момент, когда он почувствовал очарова­ние жизни, власть поэтической мечты. Это было тогда, когда он влю­бился в дочь Туркиных. Но чувство Старцева не нашло отклика. Ко­тик уехала в столицу - и Старцев снова остался одиноким в кругу серых, провинциальных обывателей.

Через несколько лет после неудачного сватовства Старцев вновь встречается с когда-то любимой девушкой. На минуту в душе его «затеплился огонек». Ему показалось, что прежнее чувство, такое «нежное, радостное и мучительное», которое даже нельзя «передать на словах», появится вновь и девушка теперь может ответить на него. Но Старцев теперь уже другой человек: он сам уже не способен к глубокому чувству.

Девушка говорит Дмитрию Ионычу о том, что завидует ему. Ведь у него «работа, благородная цель в жизни... Какое это счастье быть... врачом, помогать страдальцам, служить народу...» Новый Старцев, ожиревший и безвольный Ионыч, тот, который теперь разъезжает на тройке и жадно пересчитывает и прячет деньги, уже ничего не может ответить на это. Он только чувствует беспокойство, встречая эти ис­пытующие, чистые глаза девушки, и думает: « А хорошо, что я тогда не женился». Теперь это - нелюдим-эгоист, больше всего думающий о своем спокойствии.

Старцев безнадежно опускается. Его интересуют только деньги, карты да сытный ужин. Отсутствие высоких, облагораживающих порывов и идейных стремлений, прозаичность настроений и душев­ная сухость превращают его в обывателя, грубого и жадного.

Изменение психологии Старцева последовательно отражается в его языке. Когда Старцев был ещё полон свежих, неистраченных ду­шевных сил, в речах его слышатся чувство и искренность. В пору влюбленности в Котика с языка его срываются такие фразы: «умо­ляю вас», «страстно хочу», «заклинаю вас», « я жажду вашего голо­са». Под влиянием вечера, проведение! о у Туркиных, и впечатления, произведенного на него Котиком, он идет и напевает: «Твой голос для меня и ласковый и томный...».

Прошло два года. У Старцева была уже пара лошадей и кучер, но проза жизни ещё не захлестнула его. Он жаждет любви «во что бы то ни стало». По дороге в клуб он страстно просит Котика быть его женой.

Прошло ещё четыре года. У Старцева появилась уже усталость от жизни. Встретившись с Екатериной Ивановной, он уже не испы­тывает к ней никаких чувств, даже никакие воспоминания не трево­жат его душу. Романтика исчезла. Но он ещё не растерял взглядов и настроений молодости. Он заговаривает со знакомыми о том, что жизнь идет вперед, что без труда жить нельзя, и когда встречает не­понимание, раздражается и волнуется.

Однако жизнь «без впечатлений, без мыслей» брала свое. И вот идеалом Старцева становится обеспеченность и покой. Черствый врач, не желающий потерять ни одной лишней минуты на разговоры с пациентами, он грубо бурчит: «Извольте отвечать только на вопро­сы. Не разговаривать!»

И вот уже Старцев, подавляя презрение к обывателям, онемел, и вот он, отметая брезгливость, складывает добытые практикой бумаж­ки, «от которых пахло духами, и уксусом, и ладаном, и ворванью», чтобы отвезти в банк.

Чехов показывает, как происходит отчуждение человека от себя, от своей души, от своих чувств, от своего прошлого.

Вариант 2

В коротких рассказах А. П. Чехова зачастую вмещаются целые человеческие судьбы. Всего несколько страничек текста, а читателю кажется, что он прочитал целый роман,- столько он получил впечатлений и столько перед ним встало вопросов, требующих глубоких размышлений.

Таков рассказ Чехова "Ионыч". Прочитав его, невольно задаешься вопросом: кто виноват (или что виновато) в том, что молодой, полный сил и жизненной энергии Дмитрий Старцев превратился в Ионыча? Насколько исключительна или, наоборот, обыкновенна история его жизни?

Если говорить о противостоянии главного героя окружающей среде, то его можно сравнить с главным героем другого произведения - Чацким из комедии А. С. Грибоедова "Горе от ума". Так же, как и Старцев, Чацкий оказался в чуждом ему окружении. Но, в отличие от чеховского героя, Чацкий был изначально уверен в своем превосходстве над этой средой и постоянно обличал ее в своих монологах. Он покинул эту среду оболганным, но не сломленным и только укрепившимся в своих убеждениях.

У Старцева же нет изначального неприятия этой среды. Наоборот, когда он впервые появляется в "самом талантливом" доме города С., все там кажется ему приятным или, по крайней мере, занятным. Конечно, в какой-то момент он почувствовал раздражение против людей, с которыми ему приходилось общаться. Он понял, что с ними не о чем говорить и что их интересы ограничены едой и пустыми развлечениями. Им чуждо все новое, а проблемы, которые волнуют все человечество, недоступны их пониманию (например, как это можно отменить паспорта и смертную казнь?).

Поначалу Старцев пытался протестовать и проповедовать свои идеи ("...в обществе, за ужином или чаем, говорил о том, что нужно трудиться, что без труда жить нельзя"). Однако в обществе монологи Старцева отклика не встретили. Все остались равнодушны к его мировоззрению и лишь наградили странным прозвищем "поляк надутый" (но, в отличие от Чацкого, сумасшедшим не объявили).

Грибоедов показывает в своей комедии только один день главного героя, а в рассказе Чехова умещается вся жизнь Старцева.

В первых трех главах Дмитрий Старцев молод, у него вполне определенные намерения и устремления. Он беспечен, полон сил, ему ничего не стоит после работы пройти девять верст пешком (а потом девять верст обратно). Как всякий молодой человек, он ждет любви и счастья. Поначалу он и не догадывается, в какое общество попал. Остроты Ивана Петровича, роман Веры Иосифовны, игра Котика на рояле, трагическая поза Павы кажутся ему достаточно оригинальными. Правда, наблюдательность подсказывает ему, что остроты эти выработаны "долгими упражнениями в остроумии", что в романе говорится "о том, чего никогда не бывает в жизни", что игра Котика однообразна, а идиотская реплика Павы выглядит как обязательный десерт к обычной программе.

Идет время, а в семье Туркиных ничего не меняется. В первой главе Туркины показывают гостям "свои таланты весело, с сердечной простотой", и в пятой главе Вера Иосифовна читает гостям свои романы "по-прежнему охотно, с сердечной простотой". Не меняет своих шуток Иван Петрович, а бесконечно повторяемая реплика Павы кажется уже совершенно нелепой. Постепенно все эти "таланты" начинают вызывать у Старцева раздражение.

При этом нельзя забывать о том, что семья Туркиных действительно самая талантливая в городе. Возникает вопрос: каковы же все остальные? А остальные тоже живут по установленной программе: "День да ночь - сутки прочь, жизнь проходит тускло, без впечатлений, без мыслей... Днем нажива, а вечером клуб, общество картежников, алкоголиков, хрипунов..."

И вот к концу рассказа сам Старцев превращается в нечто окаменевшее ("...не человек, а языческий бог"), действующее по строго определенной программе. В последней главе описывается то, что Ионыч (теперь все его называют именно так) делает изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год. Куда-то испарилось все живое, что в нем было. Вместо поисков счастья его теперь волнуют покупка недвижимости, почтение окружающих. Интересно, что Туркины остались на том же уровне пошлости, а Старцев опустился еще ниже, на уровень обывателя "тупого и злого", о котором он прежде говорил с таким презрением. Таков итог его существования: "Вот и все, что можно сказать про него". Так что же было началом такого превращения? В какой момент началось это движение по наклонной плоскости? Можно ли было его предотвратить?

Первой ступенькой стала неудача в любви. Действительно, за всю жизнь "любовь к Котику была его единственной радостью и, вероятно, последней". Старцев не очень складно делает предложение и получает отказ. А может быть, откликнись Котик на его любовь, их жизнь сложилась бы иначе. Однако Котик отвергает Старцева, потому что сама стремится к более высокой цели, чем жизнь с обыкновенным, невыдающимся человеком.

Прошло время, и Котик поняла, что жила не по той программе: "Теперь все барышни играют на рояле, и я тоже играла, как все, и ничего во мне не было особенного; я такая же пианистка, как мама писательница".

Получается, что герои снова говорят на разных языках. Теперь Котик склонна идеализировать Старцева, но она напрасно ждет от него ответного чувства. Превращение Старцева в Ионыча почти завершилось, его уже безнадежно "засосала" жизнь обывателя.

Да, окружение сделало свое дело. Но где же был сам Старцев? Ведь ему было дано все, чтобы жить нормальной, полезной жизнью. Однако он не сумел оказать сопротивление пошлости и мещанству, и во что же он превратился? Его одолела жадность, горло заплыло жиром, он одинок, живется ему скучно, радостей в жизни нет и больше не будет.

Чехов как будто призывает всех читателей верить в свои силы и бороться с превращением в ионычей, даже если надежды на успех в этой борьбе почти нет.

50. Тема гибели «дворянских гнезд» в пьесе А.П. Чехова «Вишневый сад». (Билет 25)

Вариант 1

А. П. Чехов не раз подходил в своих произведениях к теме рас­пада дворянских гнезд. О надвигающейся гибели дворянских гнезд автор пишет в рассказах «В усадьбе», «Чужая беда», «В родном углу», «У знакомых» и др.

В пьесе «Вишневый сад» Чехов как бы обобщает тему гибели дворянских гнезд и подводит итог своим размышлениям о судьбе дворянства.

Перед нами типичная дворянская усадьба, окруженная старым вишневым садом. «Какой изумительный сад! Белые массы цветов, голубое небо!..» - восторженно говорит героиня пьесы Раневская.

Дворянское гнездо доживает последние дни. Имение не толь­ко заложено, но и перезаложено. Вскоре, в случае неуплаты про­центов, оно пойдет с молотка. Что же предпринимают для спасе­ния усадьбы ее владельцы? И что вообще представляют собой эти последние хозяева вишневого сада, живущие больше про­шлым, чем настоящим?

В прошлом - это богатая дворянская семья, которая ездила в Па­риж на лошадях и на балах которой танцевали генералы, бароны, адмиралы. Раневская имела дачу даже на юге Франции в Метоне.

Прошлое стоит теперь перед Любовью Андреевной в виде цве­тущего вишневого сада, который предстоит продать за долги.

Лопахин предлагает владельцам имения верное средство спа­сти усадьбу: разбить вишневый сад на участки и сдавать в аренду под дачи. Но с точки зрения барских понятий это средство кажет­ся недопустимым, оскорбительным для чести и фамильных тра­диций. Оно противоречит и дворянской этике. «Дача и дачники -это так пошло, простите», - барски высокомерно заявляет Ранев­ская Лопахину. Поэзия вишневого сада и его дворянское прошлое заслоняют от хозяев усадьбы жизнь и требования практического расчета.

Безволие, неприспособленность, романтическая восторжен­ность, неустойчивость психики, неумение жить характеризуют Лю­бовь Андреевну Раневскую. Личная жизнь этой героини сложилась неудачно. Потеряв мужа и сына, она поселилась за границей и тра­тит средства на человека, который ее обманул и обобрал.

В характере Раневской, на первый взгляд, много хороших черт. Она обаятельна, любит природу и музыку. По отзывам окружаю­щих, она «добрая, славная» женщина, простая и непосредственная.

Она доверчива и искренна до восторженности. Но в душевных переживаниях ее нет глубины, настроения ее мимолетны, она сен­тиментальна и легко переходит от слез к беззаботному смеху. Она как будто чутка и внимательна к людям. А между тем какая душев­ная пустота скрывается за этим внешним благодушием, какое рав­нодушие и безразличие ко всему, что выходит за пределы вишнево­го сада и ее личного благополучия.

Раневская в сущности эгоистична и равнодушна к людям. В то время как ее домашней прислуге «есть нечего», Раневская сорит деньгами направо и налево и даже устраивает никому не нужный бал.

Жизнь ее пуста и бесцельна, хотя она и много говорит о своей нежной любви к людям, к вишневому саду.

Таким же, как и Раневская, безвольным, никчемным в жизни . человеком является и ее брат Гаев. Всю жизнь он прожил в име­нии, ничего не делая. Он сам признается, что проел свое состоя­ние на леденцах. Единственное его занятие - бильярд. Он весь погружен в размышления о различных комбинациях бильярд­ных ходов.

В противоположность своей сестре, Гаев несколько грубоват. Барское высокомерие к окружающим слышится в его словечках «кого?», «хам».

И Раневская, и Гаев - это люди, привыкшие беспечно жить, не работая, они даже не могут осмыслить трагизма своего положения. У них нет будущего. Это последние представители вырождающего­ся дворянства.

Еще одной значимой фигурой для понимания проблемы гибели дворянских гнезд является слуга Фирс. Порождение крепостной эпохи, он живет воспоминаниями о счастливом прошлом. Он полон забот о своем барине и ухаживает за ним, как за маленьким ребен­ком. «Опять не те брючки одели. И что мне с вами делать?» - обра­щается он к пятидесятилетнему Гаеву.

То, что Фирс оказался в заколоченном доме и в сущности об­речен на смерть, - символический эпизод в пьесе. Смерть его со­впадает с гибелью вишневого сада, знаменует конец эпохи дво­рянских гнезд.

Вариант 2

Тема "Вишневого сада" - тема гибели старых дворянских усадеб, переход их в руки буржуазии и судьба последней в связи с появлением на арене общественной жизни России новой социальной силы - передовой интеллигенции. В пьесе показана неизбежность ухода с исторической сцены дворянства - уже отжившего, неприспособленного класса. Центральное место в пьесе занимают образы помещиков-дворян Раневской и Гаева. Они - потомки богатых владельцев великолепного поместья с прекрасным вишневым садом. В былые времена их имение приносило доход, на который жили его праздные хозяева. Привычка жить трудами других, ни о чем не заботясь, сделала Раневскую и Гаева людьми неприспособленными к какой-либо серьезной деятельности, безвольными и беспомощными.

Раневская, внешне обаятельная, добрая, простая, непосредственная, является в своей основе олицетворением паразитизма и легкомыслия. Она искренне обеспокоена неустроенностью своей приемной дочери Вари, жалеет верного слугу Фирса, запросто целует после долгой разлуки горничную Ду-няшу. Но ее доброта - результат изобилия, созданного не своими руками, следствие привычки тратить деньги не считая. Раневская эгоистична, и отсюда привычка к тому, чтобы все преклонялись перед ее богатством, восхищались ее красотой и выполняли ее прихоти. Ничего не умеющая, ничего не делающая, ни о чем серьезно не думающая (прислуге нечего есть - она устраивает никому не нужный бал), Раневская видит жизнь лишь в праздниках, неопределенно меняющихся личных удовольствиях, сердечных увлечениях, в любви, понимаемой ею, видимо, лишь чувственно. С удивлением она говорит Трофимову: "В ваши годы не иметь любовницы?" Еще меньше привлекательных черт в брате Раневской - Гаеве. Абсолютная праздность, отсутствие серьезных интересов в жизни сделали из него фразера, празднослова. Он произносит напыщенные, но лишенные всякого подлинного чувства речи. Единственный его интерес - бильярд. Гаев по-барски высокомерен и груб с людьми, которых считает ниже себя по положению. Гаев так же безволен, как и его сестра, его чувства еще менее глубоки, чем чувства Раневской.

...Приближается срок продажи заложенного имения. Гаев и Раневская растерянно ищут пути спасения, рассчитывая то на помощь богатой ярославской тетушки, то на заем под вексель, но решительно отвергают выход, предложенный Лопа-хиным: разбить вишневый сад на участки и сдавать их в аренду дачникам. Это средство кажется им недопустимым, оскорбительным для их чести и фамильных традиций, противоречащим их классовой этике. Поэзия вишневого сада, все, что с ним было связано, заслоняют жизнь и требования практического расчета. "Дача и дачники - это так пошло, простите", - говорит Раневская Лопахину. Эти слова можно трактовать как брезгливо-высокомерные. Однако, с другой стороны, то, чем был для Раневской вишневый сад, и дачники - это действительно несовместимо и пошло. И это, к сожалению, не понять Лопахину - представителю нарождающейся буржуазии ("легкомысленными, неделовыми, странными людьми" называет он Раневскую и Гаева). Лопахин - энергичный, трудолюбивый человек, по-своему добрый, умный, не лишенный даже некоторого эстетического чувства. Однако он, новый хозяин вишневого сада и бывший крепостной Гаевых, - хищник... И Чехов видит, что на смену "дворянским гнездам" приходят именно такие, как Лопахин. И если представителям дворянства в пьесе не хватает чувства реальности, практичности, то таким, как Лопахин, - умной и чуткой души. И поэтому автор "не отдает" будущее России в их руки. Их роль, по мнению Чехова, должна быть однозначной: "Вот как в смысле обмена веществ нужен хищный зверь, который съедает все, что попадается ему на пути, так и ты нужен", - говорит Лопахину Трофимов.

Россия будущего в пьесе представлена в образах Пети Трофимова и Ани. Петя Трофимов - представитель так называемой трудовой, передовой интеллигенции, думающей, чувствующей и вместе с тем - не лишенной здравого смысла и практичности. Он верит в будущее России, завоеванное трудом, и заражает своей верой Аню - семнадцатилетнюю дочь Раневской. "Мы насадим новый сад, роскошнее этого, ты увидишь его, поймешь..."- говорит Аня матери. По мнению Чехова, Аня и Петя Трофимов - это молодая Россия, Россия будущего, которая придет на смену России Гаевых и Лопахи-ных.

Как ни удивительно, "Вишневый сад" Чехова очень созвучен нашему времени. И сейчас все "ожидают" прихода некой "третьей" силы, которая соединяла бы в себе ум, интеллигентность, порядочность и способность к деятельным преобразованиям, отрицая при этом душевное хамство Лопахиных и безмолвие, растерянность людей, подобных Гаеву и Раневской.

51. Романтический идеал Человека в рассказе М. Горького «Старуха Изергиль». (Билет 3)

Вариант 1

Рассказ Горького «Старуха Изергиль» - рассказ-размышление о смысле жизни. В нем Горький - романтик, влюбленный в красивых, сильных, свободных людей, создает романтический идеал человека, способного во имя людей принести себя в жертву, совершить подвиг.

Рассказ состоит из трех самостоятельных частей. Первая часть - легенда о Ларре, вторая - рассказ старухи Изергиль о своей жизни, и третья часть - легенда о Данко, При этом первая и третья части -" легенды о Ларре и Данко - противоположны друг другу. В легендах предельно укрупнены возвышенные и низменные проявления души — до «огненного сердца» подлинного героя Данко и «каменного серд­ца» жестокого Ларры. Герои, безусловно, являются антиподами.

Ларра «считает себя первым на земле и, кроме себя, не видит ничего. Всем даже страшно стало, когда поняли, на какое одиноче­ство он обрекал себя». Отчуждение от себе подобных - вот корень трагедии и смысл наказания этого человека. Продуманно избран орел, одинокий, хищник, в отцы юноше. Ларра попытался презреть свя­щенные законы человечности, любви, единения. И потерпел пора­жение. В разрушении связей между людьми М. Горький видит утра­ту смысла жизни. Тусклой, бессмысленной становится она для тех, кто хочет замкнуться на себе.

Легенде о Данко предшествуют воспоминания старухи Изергиль о прошлом. Отдельные впечатления старухи безрадостны. Ее окру­жали равнодушие, жадность, похоть, подлость. Сама она жила высо­кими чувствами, во имя любви, не боялась жертвовать собой. Лишь немногих возлюбленных сберегает в своей памяти старая женщина. С восторгом говорит она о людях с сильной волей, могучими и ярки­ми характерами, способных к подвигу. Она вспоминает своего воз­любленного: «Он любил подвиги. А когда человек любит подвиги, он всегда умеет их сделать и найдет, где это можно. В жизни, знаешь ли ты, всегда есть место подвигам».

Легенда о Данко обобщает долгие наблюдения женщины. Данко ведет свой народ на волю из рабской жизни. На пути возникают необычайные трудности, непреодолимые препятствия. И когда, утом­ленные трудным путем, люди упали духом, когда они стали упрекать Данко в неумении управлять ими, заколебались и готовы были по­вернуть обратно, сердце героя вспыхнуло огнем желания спасти их. Романтический герой не бежит от своего несостоятельного окруже­ния, а отдает силы жалким, трусливым созданиям, мечтая пробудить в их душе светлые порывы. Подвиг венчается освобождением пле­мени. Кажется, должно начаться внутреннее совершенствование спа­сенных. Но они жестоки: не замечают смерти Данко, а кто-то даже наступает на гордое сердце ногой.

Две легенды обрамляют повествование о жизни старухи. Судьба старухи Изергиль во многом схожа с судьбами Ларры и Данко. Во-первых, она прожила «мятежную» жизнь и никогда не была « рабой ничьей». Без сомнения, осуждая индивидуализм Ларры, старуха Изер­гиль думает, что ее собственная жизнь и судьба стремятся скорее к полюсу Данко, воплотившему высший идеал любви к людям и само­пожертвования.

Люди, среди которых живет Изергиль в старости, любят ее, им нужны ее красивые рассказы: ведь в их сегодняшней жизни нет той силы и того огня, которые раньше были в людях. Теперешние люди «не живут, а все примеряются ... и кладут на это всю жизнь. И когда обворуют сами себя, истратив время, то начнут плакаться на судьбу. Что же тут - судьба? Каждый сам себе судьба», - говорит старуха Изергиль.

И она, и Данко свои судьбы творили сами, и каким бы горестным ни был итог их жизни, они все-таки жили, а не «примерялись», и каждый прожил свою жизнь для людей, а это, по мнению Горького, и есть настоящий подвиг.

Вариант 2

Центральным образом романтических произведений М. Горького раннего периода является образ героического человека, готового к самоотверженному подвигу во имя блага народа. К этим произведениям относится рассказ "Старуха Изергиль", которым писатель стремился пробудить в людях действенное отношение к жизни.

Сюжет построен на воспоминаниях старухи Изергиль о своей жизни и рассказанных его легендах о Лар-ре и Данко. В легенде повествуется о смелом и красивом юноше Данко. Он счастлив, что живет среди людей, так как любит их больше себя. Данко мужествен и бесстрашен, его влечет к подвигу благородная цель - быть полезным народу. Когда охваченное страхом, обессиленное странствованиями по непроходимому лесу племя уже хотело идти к врагу и принести ему в дар свою волю, появился Данко. В его глазах светились энергия и живой огонь, народ поверил в него и пошел за ним. Но утомленные трудным путем, люди опять пали духом, перестали верить Данко, и в тот момент, когда озлобленная толпа стала плотнее окружать его, чтобы убить, Данко вырвал сердце из своей груди. "Идем! - крикнул Данко и бросился вперед, высоко держа горящее сердце и освещая им путь людям. Они пошли за ним, очарованные... И Данко вывел их из темного леса на солнечную, свободную землю. Данко проникнут подлинной любовью к людям, готовностью к самопожертвованию. Образ Данко воплощает в себе идеал человека-гуманиста и личность большой духовной красоты.

Положительному образу Данко Горький противопоставляет негативный образ Ларры - образ себялюбца и эгоиста. Он считает себя первым на земле, а на других людей смотрит, как на жалких рабов. На вопрос, почему он убил девушку, Ларра отвечает: "Разве вы пользуетесь только своим? Я вижу, что каждый человек имеет только речь, руки и ноги, а владеет он животными, женщинами, землей и многим еще". За совершенное им преступление племя осудило Ларру на вечное одиночество. Жизнь вне общества порождает в Ларре чувство невыразимой тоски. "В его глазах, - говорит Изергиль, - было столько тоски, что можно было бы отравить ею всех людей мира". Ларра был обречен на одиночество и счастьем считал для себя лишь смерть.

Идейный смысл рассказа дополняется образом старухи Изергиль. Ее воспоминания о своем жизненном пути - тоже своеобразная легенда о смелой и гордой женщине. Старуха Изергиль выше всего ценит Свободу. Она с гордостью заявляет, что никогда не была рабой. Изергиль с восхищением говорит о любви к подвигу: "Когда человек любит подвиги, он всегда умеет их сделать и найдет, где это можно". В рассказе "Старуха Изергиль" Горький рисует исключительные характеры, возвеличивает гордых и сильных духом людей, для которых свобода превыше всего.

52. Спор о человеке в пьесе М. Горького «На дне». (Билет 9)

Вариант 1

В пьесе М. Горького «На дне» отразились все основные противо­речия русской жизни накануне первой русской революции, противо­речия капиталистического мира (пьеса написана в 1902 году).

Первые читатели и критики отмечали философский характер содержания пьесы. Философская проблематика, прежде всего, рас­крывается в спорах о человеке, добре и правде.

Изображая «дно», Горький показывает общество в миниатюре. Все обитатели ночлежки в прошлом «бывшие». Актер, Пепел, На­стя, Наташа, Клещ стремятся вырваться на волю со дна жизни, но чувствуют свое полное бессилие перед запорами этой тюрьмы, что рождает в героях ощущение безысходности.

Проблема отношения к человеку связана в пьесе с образом Луки. Идеи Луки сводятся к тезису: «Человек все может лишь бы захотел» Этот герой убежден, что человека надо пожалеть, особенно когда ему тяжело, что нужно нести ему сострадание. Но это сострадание обре­тает у Луки весьма своеобразную форму. Он полагает, что людям страшна подлинная правда жизни, ибо она слишком сурова, «обух для людей». Чтобы облегчить их положение, нужно приукрасить жизнь, привнести в неё сказку, красивый обман, розовую мечту, «зо­лотой сон». Лука сторонник спасительной лжи (придуманная им прит­ча о праведной земле). Любопытно, что после рассуждений Луки, его рассказов о лечебнице для людей, страдающих алкоголизмом, Актер вспоминает стихи:

Господа, если к правде святой

Мир дорогу найти не сумеет,

Честь безумцу, который навеет

Человечеству сон золотой.

Эти стихи французского поэта Беранже, конечно же, адресуются Луке или таким, как он. Лука выступает в пьесе в роли безумца, на­вевающего «золотой сон». Он ласков с людьми, называет их «ми­лый», «голубка», «детынька». Каждому обитателю ночлежки Лука пытается «подарить» свой «золотой сон»: Анне о загробной жизни, Пеплу о золотой стороне Сибири, Актеру о лечебнице с мраморны­ми полами. На вопрос Пепла: «Зачем ты все врешь?». Лука отвечает: «И что тебе правда больно нужна, подумай-ка? Она, правда-то, мо­жет, обух для тебя».

Оппонентом Луке в споре о человеке и отношении к нему явля­ется Сатин. С одной стороны, он продолжает идеи Луки, но считает, что человека нужно не жалеть, а учить пользоваться свободой. Воп­рос о человеке для Сатина встает, потому что человек в его нынеш­ней жизни унижен. Лука и Сатин расходятся в вопросе отношения к человеку, потому что по-разному представляют себе путь, по которо­му должен пойти человек. Путь Луки нам уже понятен: спасай, об­манывая, а Сатин призывает раскрыть глаза на жизненные противо­речия и проблемы. По мнению Сатина, надо жить настоящим, трезво оценивая реальную действительность, а мечта о будущем, должна опираться на настоящее, не отрываться от реальной жизни. И в этом состоит подлинная Правда. Такая правда, в основе которой лежит глубокая вера в человека, в его бесконечные возможности, в его ис­ключительные потенциальные силы, является «Богом свободного человека». С поднимающимся к новой жизни и освобожденным от цепей и оков человеком связывает этот горьковский персонаж свою правду.

Сатин размышляет не о конкретном человеке, ныне задавленном нуждой, угнетением, а о человеке вообще. Это и является философ­ским взглядом на жизнь самого автора. Иллюстрацией такой точки зрения может служить монолог, произнесенный Сатиным: «Что та­кое человек? Это не ты, не я, не они, нет, это ты, я, они, старик, Напо­леон, Магомет... водном. Это огромно! В этом все начала и концы». Это значит, что не будет одинокого, обособленного, отчужденного человека. Настанет такое время, когда люди будут сплочены и объе­динены общими делами и идеями. Более всего в этом обществе бу­дет цениться человек. Он станет свободным, полноправным, гармо­нически развитым, прекрасным и величественным. Все будет в че­ловеке, и все для человека. Вот почему, утверждает Сатин, нужно уважать человека, не жалеть, не унижать его жалостью, а именно уважать. Это будет основой морали общества будущего, по мнению автора пьесы, поэтому имя Человека будет звучать гордо.

Нельзя, пожалуй, согласиться с Сатиным в том, что уважение к человеку должно исключать сострадание к нему, милосердие. В то же время нельзя не отметить, что Сатину дорого то внимание к чело­веческой личности, чуткость к ней, которые проявлял Лука. Именно поэтому Сатин заявляет: «Старик не шарлатан... он подействовал на меня как кислота на старую и грязную монету», иначе говоря, Лука дал импульс для размышлений горьковского героя и для его широких обобщений, которые вобрали в себя высокую философскую прав­ду жизни. Горький здесь доверил Сатину свои собственные сокро­венные мысли.

Идеи персонажей в пьесе «На дне» не всегда соответствуют за­нимаемому им и положению. Если взгляды Луки и его образ жизни совпадают, то идеи Сатина находятся в противоречии с его суще­ствованием. Слова о гордом человеке из монолога Сатина на самом деле принадлежат автору. В статье Н. Рыленкова «Мой Горький» есть такое рассуждение: «Знаменитые слова «человек это звучит гордо» мог сказать и кто-нибудь другой, но ни у кого они не прозву­чали бы с такой неотразимой силой внутренней убежденности, как у Горького». Автор пьесы не оставляет нам сомнения в том, что слова: «Ложь - религия рабов и хозяев», «Правда - бог свободного человека!», «Человек - вот правда!» - безусловно, принадлежат самому писателю.

Вариант 2

Пьеса М. Горького "На дне" написана в 1902 году. Она имела колоссальный успех и была поставлена на сценах не только российских, но и европейских театров. Интерес к ней объясняется в первую очередь тем, что писатель достоверно и подробно изобразил жизнь людей "дна". Прежде на страницах русской классики рассуждали о жизни и смерти, о добре и зле в основном люди, принадлежавшие к высшему обществу. Теперь же слово было предоставлено тем, кого обычно не только не слушали, но и не замечали.

Человек и его предназначение занимают большое место в разговорах ночлежников. Спор возникает между сторонниками двух концепций - традиционной (религиозной) и новой (атеистической).

Православное, народное понимание человека воплощено в образе Луки. Для него человек - проводник Божьей воли. От того, как он выполняет эту роль, зависит его личное счастье. Чтобы добиться успеха, человек должен верить не в себя, а в Бога.

С точки зрения Луки, есть "люди", а есть "человеки", как "есть земля, неудобная для посева... и 'есть урожайная земля...". Все обитатели ночлежки всего лишь люди. Поэтому единственная благодать, которая будет им дарована, - смерть. Вот почему Лука убеждает Анну встретить смерть как долгожданное избавление от мучительного существования.

Среди людей "дна" трудно встретить кого-нибудь, готового и способного не к смерти, а к жизни. Пожалуй, только Наташа и Пепел обретают смысл жизни друг в друге. Они еще молоды. Они могут вырваться из-под власти обстоятельств. Они способны обрести веру в Бога. А значит, они достойны надежды и благодати. Остальные же обитатели ночлежки заслуживают, по мнению Луки, только жалости. И он жалеет их, не заслуживших иной благодати, кроме смерти.

Жалость - вот что отличает религиозное понимание человека от атеистического. Для Горького это имело огромное значение. По его словам, главный вопрос, который он хотел поставить в пьесе, звучит так: что лучше - жалость или истина?

Атеистическая концепция сформулирована Сатиным. Он объявляет человека единственным законодателем, определяющим собственную судьбу. Воля каждого сильна и свободна. Человек свободен в своих поступках. Он в состоянии самостоятельно достигнуть благодати. Надо только верить в себя, а не в Бога, не в "праведную землю", не во что-либо еще. Жалеть себя или другого бессмысленно, потому что никто, кроме самого человека, не виноват в его горестях. Разве можно жалеть того, кто осуществил свою волю? Если для верующих "блаженны нищие духом", то для сторонников атеистических взглядов "блаженны сильные духом". Это по-своему очень привлекательно. Пьеса Горького такова, что в ней сторонники религиозного взгляда заходят в логический тупик. Бог дает человеку закон. "Законопослушный" блажен, преступивший закон несчастен. Но ведь именно Бог, провидение, судьба делает тебя праведным или грешным! Это тоже закон. Может быть, поэтому в религиозной концепции и есть место жалости.

Однако в критический момент утешитель Лука исчез, сбежал, дискредитировав себя и свою идею. И это не единственный сюжетный ход, позволяющий судить об авторской позиции, полагать, что сам Горький на стороне атеистов.

Человек, замученный жизнью, может утратить всякую веру. Так и случается с Актером, который, разуверившись в милосердии Бога и не надеясь на себя, кончает жизнь самоубийством. Но самоубийство - высшее проявление свободы воли, а следовательно, отрицание религиозной жалости Луки. Смерть Актера означает для Горького победу атеистического взгляда на человека. Вот почему так спокойно реагирует на страшное известие Сатин. По его мнению, Актер обрел веру в себя.

В пьесе "На дне" вера в человека одержала победу над верой в Бога. Это произошло потому, что автор сознательно сделал религиозную концепцию уязвимой. Вспомним хотя бы те случаи, когда Лука сам нарушает православные догматы.

Когда Анна спрашивает его, что будет после смерти, он отвечает, что ничего не будет. И это не единственный пример.

Горький хотел показать, что православие исчерпало себя и его надо заменять новой религией. Для "пролетарского писателя" эта религия - коммунизм. Спор о человеке в пьесе "На дне" оказывается средством, с помощью которого писатель показывает первые шаги своей новой религии, ее первые победы в умах людей. Эту тему он разовьет в романе "Мать". Борьбе за торжество новой веры он посвятит всего себя. А уж судить о правомерности его выбора предстоит поколениям читателей.

53. Образ «дна» и проблема нравственного выбора человека в пьесе М. Горького «На дне». (Билет 4)

Вариант 1

Одно из самых ярких и сильных драматических произведений Горь­кого начала 1900-х годов XX столетия - пьеса «На дне». Герои пьесы, люди самого различного характера и социального положения, оказались в подвале, похожем на пещеру или даже тюрьму. Здесь и рабочий Клещ, мечтающий о честном труде, и вор Пепел, жаждущий правильной жиз­ни, и Актер, весь поглощенный воспоминаниями о своем былом успехе, и Настя, страстно рвущаяся к большой, настоящей любви. Все они дос­тойны лучшей участи. Тем трагичнее их положение сейчас.

Судьба обитателей «дна» - грозный обвинительный акт против существующей действительности. Горький не дает подробного опи­сания жизненного пути героев пьесы, но и те черты, которые он вос­производит, прекрасно раскрывают его замысел.

В немногих словах рисуется жизненная судьба Анны, которая' никогда досыта не ела, «всю жизнь мою дрожала..., мучилась...как бы больше другого не съесть... Всю жизнь в отрепьях ходила...всю мою несчастную жизнь...»

И у рабочего Клеща доля тяжела: «Работы нет...силы нет! Вот -правда! Издыхать надо...».

Предметом изображения в драме Горького становится сознание людей, выброшенных в результате глубинных социальных процес­сов на дно жизни в силу условий, царящих в обществе. Человек пре­доставлен самому себе. Если он споткнулся, выбился из колеи, ему грозит неминуемая нравственная, а нередко и физическая гибель. Погибает Анна, кончает с собой Актер, да и остальные изломаны, изуродованы жизнью.

Среди героев ночлежки есть такие, кто ищет в человеке противо­стоящие уродливой действительности душевные силы. Эти силы, рож­денные больным воображением фантазии, оказываются несостоятель­ными, подчас смешными. Но само по себе желание найти прекрасное, возвышенное в жизни удивительно одухотворяет нищенскую действи­тельность. Автор не скрывает своей чуткости к смятенным мечтам Насти (жажда подлинной любви), Наташи (разрушить, изменить нуд­ную реальность), Актера (возвращение утраченного дара, таланта), Татарина (надо честно жить). О тайных идеалах все эти люди говорят редко, сбивчиво, с трудом подыскивают слова. Между тем принципы их поведения обусловлены представлениями о добре и красоте.

Представлен автором и другой тип характеров. В чем-то близки друг другу Бубнов, Сатин, Барон. Они смирились с положением «бо­сяков», откровенно занимаются шулерством, цинично издеваются над несчастьями и чудачествами ближних, равнодушны к преступлени­ям. Но Горький вкладывает в их уста верные и глубокие суждения о . жизни. Автору дороги эти персонажи проницательностью, смелос­тью суждений, какой-то затаенной, выраженной даже в песне тоской по воле и правде. Основное противоречие этих героев - природный ум, обреченный на бездействие.

Главное обвинение автора адресовано героям, неспособным най­ти в себе силы противопоставить свою волю действительности. Горькому удается вскрыть одну из характерных черт русского на­ционального характера: неудовлетворенность реальностью, резко критическое к ней отношение и полную неготовность что бы то ни было предпринять для того, чтобы эту реальность изменить. Имен­но поэтому столь теплый отклик находит Лука в сердцах ночлеж­ников: ведь он объясняет неудачи их жизни внешними обстоятель­ствами и вовсе не склонен винить самих героев в неудавшейся жиз­ни. Как улей, начинает гудеть давно застоявшаяся жизнь ночлежки. Почти каждый ее житель получает опасную игрушку - ложную надежду на спасение. Так «лечит» угасающие души Лука. И мысль о попытке как-то изменить обстоятельства не приходит в голову ни Луке, ни ночлежникам. Поэтому столь драматично переживают ге­рои уход Луки: надежда, разбуженная в их душах, не может найти в их характерах внутренней опоры; им всегда будет необходима вне­шняя поддержка.

Образ Луки, созданный М. Горьким на страницах пьесы «На дне», заставляет задуматься об истинном и ложном представлении о гума­низме. А ещё наводит на размышления о возможности человеческо­го счастья: не может быть человек счастлив, пока он несвободен, пока несправедливость господствует на каждом шагу. Но человек досто­ин счастья и свободы потому уже, что он человек.

По мысли писателя, пассивная идеология может лишь примирить героя с его нынешним положением и не подвигнет его к попытке это положение изменить, как это случилось с Настей, с Анной, с Актером.

Каждый из последних трех актов пьесы заканчивается смертью: Анна, Костылев, Актер. В финале второго действия Сатин кричит: «Мертвецы - не слышат!, Мертвецы не чувствуют... Кричи... реви... Мертвецы не слышат!» Прозябание в ночлежке автор сравнивает со смертью. Обитатели «дна» так же глухи, слепы, как покойники. Дви­жение драмы Горького связано с пробуждением «живых трупов», их слуха, эмоций. В четвертом действии происходят сложные процессы в сонной душе, и люди начинают слышать, чувствовать, что-то пони­мать. Именно здесь таится главный смысл пьесы.

Вариант 2

В начале XX века Максим Горький создает свои первые пьесы - "Мещане", "Дачники", "Дети солнца", среди них и пьеса "На дне", которая была опубликована в 1902 году. Предметом изображения в драме становится сознание людей, выброшенных на "дно" жизни в результате глубинных социальных процессов в русском обществе на рубеже XIX и XX веков.

В самом названии пьесы уже заложен глубокий смысл: люди, которых изображает М. Горький, оказались на дне жизни, их существование в ночлежке Костылева ничтожно и чудовищно. Но читатель видит лишь результат общественных неурядиц, столь трагично отразившихся в жизни людей, но не сами эти столкновения, которые вынесены за пределы сцены и о которых мы узнаем лишь из диалогов горьковских персонажей. Каждый из героев пьесы в прошлом пережил свою неудачу, в результате которой и оказался в таком жалком положении. Так, например, из разговора Бубнова и Луки читателю становится известно, что в прошлом Бубнов был женат и как-то между супругами начался конфликт из-за того, что жена "связалась с мастером" и решила одолеть Бубнова. Дошла эта история до того, что сам Бубнов задумал убить свою супругу; но, по его словам, вовремя спохватился и ушел, таким образом спасшись от тюрьмы. И оказался он в ночлежке Костылева. Сейчас Бубнов - шулер, зарабатывает тем, что ворует и обманывает, о себе же честно говорит: "Как начну я заливать - весь пропьюсь, одна кожа останется... И еще -ленив я. Страсть как работать не люблю!.."

О Сатине читатель узнает лишь то, что он отсидел в тюрьме четыре года и семь месяцев за убийство "подлеца в запальчивости и раздражении" из-за родной сестры. Сейчас, как почти все обитатели ночлежки, пьет, играет в карты, ворует.

О Бароне становится известно, что он выходец из довольно знатной дворянской семьи, что дед его, Густав Дебиль, занимал высокий пост при Николае I и был очень богат. Про себя же барон рассказывает следующее: "Учился - носил мундир дворянского института... Женился - одел Фрак, потом - халат... Прожил все, что было, - носил какой-то серыйпиджак и рыжие брюки... Служил в казенной палате... растратил казенные деньги,- надели на меня арестантский халат... потом- одел вот это..." Именно условия "дна", в которых оказались герои, уравнивают бывшего аристократа Барона с шулером Бубновым, с вором Васькой Пеплом, с падшей девушкой Настей и другими постояльцами ночлежки семьи Костылевых, члены которой и сами не так уж далеко в общественном плане ушли от своих обитателей.

М. Горький не приемлет то равнодушие, с которым герои его пьесы "На дне" относятся друг к другу и к самим себе, их озлобленность на весь мир и жестокость. Например, смерть исстрадавшейся за всю свою тяжелую жизнь Анны, жены слесаря Андрея Митрича Клеща, совершенно не тронула обитателей ночлежки, наоборот, Бубнов сказал, что она, наконец-то, не будет кашлять и мешать всем. Равнодушие к самим себе проявляется в том, что эти люди не хотят (или не могут?) ничего сделать, чтобы хоть немного улучшить свое положение, они смиряются со своим трагическим существованием на "дне" жизни. Из-за чудовищности социальных условий происходит нравственное оскудение героев пьесы. Даже такое возвышенное чувство, как любовь, ведет не к обогащению личности, а к смерти, увечью, каторге. Постепенно формируются общие для всех ночлежников черты сознания: неприятие действительности и в то же время пассивное отношение к ней.

Герои пьесы "На дне" слабы и не способны противостоять безжалостным жизненным обстоятельствам. Хотя М. Горький и показывает, что с появлением Луки, такого же нищего, "беспачпортного", оказавшегося на "дне" жизни, как и все остальные, но доброго, способного пробудить в душах ночлежников что-то светлое, подарить надежду, происходит некоторое возрождение: Актер бросает пить, начинает собирать деньги, чтобы поехать лечиться от алкоголизма, а затем заняться актерским делом; Настя мечтает о настоящей, светлой любви; Васька Пепел хочет поехать с Наташей в Сибирь, чтобы начать жить заново. Но с исчезновением Луки вера в свои силы у героев пропадает, они остаются все в той же ночлежке Костылевых, продолжают играть в карты, пьянствовать, воровать. И именно за неспособность противопоставить свою волю сложившимся обстоятельствам автор адресует своим героям главные обвинения.

М. Горький в драме "На дне" продолжает сложившиеся традиции критического реализма. Это проявляется в его негативном отношении к социальным сторонам жизни и во многом к героям, в эту жизнь погруженным и поддавшимся ее давлению. Последний акт пьесы заканчивается смертью. Уход из жизни Актера - шаг человека, не выдержавшего правды. Но и оставшихся в ночлежке с трудом можно назвать живыми, прозябание босяков мало чем отличается от смерти.

54. Своеобразие художественного мира одного из поэтов Серебряного века (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 25)

Вариант 1

«Серебряным веком» - в сравнении с «золотым» пушкинским, - принято называть в истории русской поэзии, литературы и искусства конец ХIХ - начало XX века. Условные хронологические границы это­го явления можно определить по двум знаменательным для литера­туры явлениям : речь Достоевского о Пушкине (1880 г.) - речь Бло­ка «О назначении поэта» (1921 г.). С именем Пушкина и Достоевского связаны две основные тенденции в русской литературе как Серебряно­го века, так и всего XX столетия - гармоническая и трагедийная. Пе­рекличка двух веков русской поэзии - «золотого» пушкинского и «серебряного» — звучит у лучших поэтов начала XX века, которые росли и формировались под влиянием Пушкина, новаторство которых возросло на основе прекрасного знания русской поэтической класси­ки. Особенно наглядно сказалось это в творчестве Валерия Брюсова, Марины Цветаевой, Анны Ахматовой, Александра Блока, Сергея Есе­нина, Владимира Маяковского... У каждого из них - свой Пушкин.

Господствующим художественным мировосприятием и стилем серебряного века стал символизм, то есть новая форма романтизма.

Истоки новых течений в русской литературе Серебряного века (модернизма) уходят в 80-е годы - пору глухого безвременья. По­эзия тех лет представлена именами С. Надсона, К. Случевского, А. Апухтина и К. Фофанова. Их творчество отмечено переходными свойствами: реалистическая поэтика постепенно сменяется роман­тической, а гнетущая атмосфера современной действительности все заметнее воспринимаются в свете романтических идеалов.

Поэты-восьмидесятники во многом подготовили почву для по­явления так называемых декадентов 90-х годов: Д. Мережковского, З. Гиппиус, Ф. Сологуба, В. Брюсова, К. Бальмонта, И. Анненского. Декаденство в данном случае означало разрыв с идейным наследи­ем революционной демократии и народничества, сосредоточенность на сложном внутреннем мире собственного «Я» и особого рода эсте­тизм, связанный с болезнью красоты.

Особенно значительная роль - в постижении высоких идеалов любви, добра и красоты - великого русского философа и замеча­тельного поэта В. Соловьева, духовное наследие которого оказало глубокое воздействие на поэзию русских символистов, прежде все­го на А. Блока и А. Белого.

В поэзии Серебряного века принято выделять три основных те­чения: символизм, акмеизм, футуризм.

Для символистов основной идеей искусства (поэзии) становит­ся постижение тайн мира, изображение мира через систему симво­лов-образов.

Символистов сменили акмеисты, провозгласившие, что «для акмеистов сознательный смысл слова, «логос», такая же прекрасная форма, как музыка для символистов» (О. Мандельштам).

Футуристы - следующий этап в развитии поэзии начала века. «Только мы - лицо нашего Времени. Рог времени трубит нами в сло­весном, искусстве».

Одним из представителей поэзии Серебряного века является Игорь Северянин.

Игорь Северянин (настоящая фамилия Лотарев) родился в 1887 году в Петербурге. Позже с семьей он переехал в Новгородскую губер­нию, а затем в 1904 году вновь возвращается в Петербург.

Поэтическая биография Северянина начинается в 1907 году. Именно тогда поэт определяет свое место:

Не изменяй намеченной тропы,

И помни: кто, зачем и где ты.

Поэт любил, по его собственному выражению, ошеломить пуб­лику самовосхвалением:

Я, гений Игорь - Северянин,

Своей победой упоен.

Такими стихами Игорь Северянин вызвал весьма неоднозначное отношение к себе и к своему творчеству. У многих его имя ассоцииро­валось с самовосхвалением, появился даже термин «северянщина».

В 1915 году, вовремя Первой мировой войны, чувствуя прибли­жение потрясений, поэт пишет:

Чем дальше, все хуже и хуже.

Все тягостней, все больней.

И к счастью тропинка уже, и ужас уже на ней.

Тяжело переносит Игорь Северянин Октябрьскую революцию и гражданскую войну. Он пишет:

Дни розни партийной для нас безотрадны

среди озверелых людей.

С 1918 года Северянин по воле случая оказывается в эмиграции в Эстонии, и с этого времени до 1941 года, то есть до своей смерти, он живет на чужбине.

Тема Родины для Северянина становится главной. Проникно­венны стихи о родной земле, о трагедии народа, которому досталась нелегкая судьба. Поэт переживает вместе с Россией, пропуская че­рез свое сердце все ее боли и страдания:

Безбожная моя Россия, священная моя страна.

Есть у Северянина цикл стихов, посвященных русским литера­торам: Гоголю, Фету, Гумилеву, Сологубу. Есть стихотворение, ко­торое поэт пишет о себе и называет его без ложной скромности «Игорь Северянин». В феврале 1918 года на одном из вечеров в По­литехническом музее его назвали «королем поэтов».

Полны очарования его стихи, посвященные прекрасной даме. Стихотворение «Кензель» не может не вызвать восторга у читателя:

В шумном платье муаровом, в шумном платье муаровом

По аллее олуненной Вы проходите морево…

Ваше платье изысканно, Ваша тальма лазорева,

А дорожка песочная от листвы разузорена.

Стихи Северянина музыкальны, отличаются большой напевностью и своеобразным лиризмом. Свои устные выступления он называл «поэзоконцертами», и, по словам современников, почти пел свои стихи. Поэт нередко прибегал к сочетанию «высокого» и «низкого» стиля. Характерно в этом плане стихотворение «Мороженое из сирени»:

Мороженое из сирени! Мороженое из сирени!

Полпорции десять копеек, четыре копейки буше.

Сударыни, судари, надо ль? - не дорого - можно без прений...

Поешь деликатного, площадь: придется товар по душе!

С юности Игорь Северянин стремился быть только поэтом - и ни­кем другим. Он хотел достичь высшей поэтической славы - достиг. И в тяжелые годы вынужденной эмиграции он мог оставаться толь­ко тем, кем был всю свою жизнь, — поэтом, умевшим претворять обыденные жизненные явления в откровения русского слова.

Мгновенья высокой красы!

Совсем незнакомой, чужой

В одиннадцатом году,

Прислал мне «ночные часы».

Я надпись его приведу:

«Поэту с открытой душой»...

Поэтом с открытой душой назвал Игоря Северянина другой поэт -Александр Блок. Эта надпись на подаренной книге относится ко времени, когда Игорь Северянин еще только вступал на литературное поприще. Определение, данное поэту Блоком, очень точно раскры­вает поэтическое дарование Игоря Северянина, его необычную для русской поэзии XX века личность, которая до конца не понята.

Поэзия Серебряного века отразила в себе, в своих больших и ма­лых магических зеркалах, сложный и неоднозначный процесс соци­ально-политического, духовно-нравственного, эстетического и куль­турного развития России в период, отмеченный тремя революциями, мировой войной и особенно страшной для нас - войной внутрен­ней, гражданской. В этом метафорическом процессе, запечатленном поэзией, есть высокие подъемы и резкие спады, светлые и темные стороны, драматические и комические сцены, но в глубине своей -это процесс трагедийный. К сожалению, трагедия страны изменила судьбы многих ее граждан. Игорь Северянин не стал исключением.

55. Тема России в лирике А.А. Блока (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 13)

Вариант 1

А. А. Блок пишет: «Тема о России не только больше меня, она больше всех нас; и она всеобщая наша тема... Этой теме я сознатель­но и бесповоротно посвящаю жизнь».

Исследователи давно заметили, что народ и Россия для А. Бло­ка - явления не столько социальные, сколько духовные. Наряду с при­родой они в первую очередь выражают стихийные основы бытия. Может быть, поэтому столь обобщен образ родины во многих сти­хах, например, в одном из самых ранних стихотворений «Русь» об­раз родины окружен дремотной таинственностью. Но постепенно родина всё чаще открывается взору автора через конкретные карти­ны и отдельные судьбы («Россия», «Осенний день», « На железной дороге», «Петроградское небо мутилось дождем...»).

В 1908- г. Блок создает стихотворение «Россия». Тема родины в этом стихотворении уходит корнями в глубокое прошлое - здесь многое перекликается с восприятием родины Пушкиным и Турге­невым, Гончаровым и Некрасовым. Близость судеб отчизны лич­ной судьбе, вера в неизбывные силы страны и народа особенно род­нит стихи Блока с традицией патриотической поэзии XIX века. Бо­лее всего подлинная народность в её индивидуально-творческом проявлении сближает исповедь Блока со «странной» лермонтовской любовью к отчизне. Многие совпадения нельзя не заметить: в сти­хах этих поэтов сходны даже ситуации, в которых возникают пере­живания.

Глубокое различие привносит в эту сыновнюю исповедь сама эпоха - времена «лет темных и глухих», но уже предвещающих сти­хийные ветры революции - с разбойным посвистом, уничтожением усадеб. Но эта тема «свободы без креста» проходит лишь намеком, неосознанным предчувствием:

И невозможное возможно,

Дорога долгая легка...

«Россия». 1908

1908 год ознаменован выходом в свет нового цикла «На поле Куликовом», который стал духовным итогом всех предыдущих лет. Именно в нем сошлись воедино все переживания Блока - и личного, и общего характера. Прежде всего здесь представлена новая филосо­фия жизни, новое представление о её сущности, как бы синтез пре­жних концепций «храма» и «стихии»:

...И вечный бой! Покой нам только снится

Сквозь кровь и пыль...

Летит, летит степная кобылица

И мнет ковыль...

«На поле Куликовом». 7 июня 1908

Новой концепции мира - «боя» соответствует и новое представ­ление о назначении человека - теперь это «долг»:

Мы, сам-друг, над степью в полночь стали,

Не вернуться, не взглянуть назад...

«На поле Куликовом». 8 июня 1908

И герой здесь уже не «инок», не «бродяга» - теперь он «воин», один из многих: «Я не первый воин, не последний...».

Наконец, в «Поле Куликовом» возникает женский образ - осо­бенный, сообразный всему остальному. В этом образе нет ничего от земных женщин, это словно возвращение в поэзию Блока самой Веч­ной Женственности - но преобразившейся, с другим лицом:

О, Русь моя! Жена моя! До боли

Нам ясен долгий путь!..

«На поле Куликовом». 7 июня 1908

Эта светлая жена накануне битвы укрепляет героя-воина:

…И с туманом над Непрядвой спящей

Прямо на меня

Ты сошла, в одежде свет струящей

Не спугнув коня...

И когда, наутро, тучей черной

Двинулась орда,

Был в щите твой лик нерукотворный

Светел навсегда.

«На поле Куликовом». 14 июня 1908

Впервые в поэзии Блока мы видим такое сильное проникновен­ное национальное чувство. Именно начиная с «Поля Куликова» мож­но говорить о нем как о великом русском национальном поэте. Но своеобразие и особое воздействие блоковского патриотизма в том и заключается, что Россия выступает для него в женственном облике -как здесь, так и позже, в другом знаменитом стихотворении:

Россия, нищая Россия!

Мне избы серые твои,

Твои мне песни ветровые –

Как слезы первые любви!

«Россия». 1908

В лирике Блока слышится постоянное обращение к России. Не только в безвоздушном пространстве фантазии, но и в определен­ном, русском воздухе, на просторе русских полей помещает он свою лирику. Содержание и дух своего лиризма Блок не мыслит без глубо­чайшей связи с Россией. Особый отпечаток своей души он выводит из новейшей истории:

Мы - дети страшных лет России -

Забыть не в силах ничего.

Испепеляющие годы!

Безумья ль в вас, надежды ль весть?

От дней войны, от дней свободы –

Кровавый отсвет в лицах есть.

Есть немота - то гул набата

Заставил заградить уста.

В сердцах, восторженных когда-то,

Есть роковая пустота.

«Рожденные в года глухие...»

8 сентября 1914

Эту пустоту Блок стремиться заполнить Россией, он говорит о России с каким-то болезненным стоном любви и тоски. Он называет её своей женой, еврей бедной женою, своей жизнью; он нищую стра­ну свою и круг её низких, нищих деревень принимает глубоко в сердце и безумно хочет разгадать её загадку и её рыдания.

Вариант 2

Теме России я сознательно и бесповоротно посвящаю жизнь.

А. Блок

"Кругом тонула Россия Блока", - именно так писал в поэме "Хорошо" Маяковский, говоря о явлении, которого ни до, ни после не было. Россия для Блока не просто тема, это целый мир, наделенный своими чертами, заполненный особыми образами и символами. Вновь и вновь поэт возвращается к размышлениям о трагическом прошлом России, о ее историческом предназначении, о ее особенностях, о ее многострадальном народе. Эта тема пришла к автору не сразу - он проникался ею постепенно, преодолевая узость и субъективную ограниченность своих ранних стихов, свершая прорыв в широкий мир, в жизнь эпохи, страны, народа.

Одно из первых стихотворений, где Блок обращается к образу своей Родины - стихотворение "Гамаюн". Поэт размышляет о пути России, исполнением трагедий:

Вещает иго злых татар,

Вещает казней ряд кровавых,

И трус, и голод, и пожар,

Злодеев силу, гибель правых...

В то же время автор отдает дань и пейзажным описаниям: его влечет прекрасная сторона, где -

Разгулялась осень в мокрых долах,

Обнажила кладбища земли,

Но густых рябин в проезжих селах

Красный цвет зареет издали.

Два символа - широкое поле и дорога - в дальнейшем часто определяют блоковское восприятие России. Образы эти многозначны и емки: это и просторы страны, ее приволье и вольность, и ее долгий путь в истории.

Первые стихи Блока полны прекрасных, но отвлеченных описаний. Родина представляется герою лишь в грезах:

Дремлю - и за дремотой тайна,

И в тайне - ты почиешь, Русь.

Но уже тогда поэт не только изображает русскую природу, предания "старины глубокой", но и замечает ("так я узнал в своей дремоте") "страны родимой нищету". Прошлое России полно трагедий, ее настоящее безрадостно, ее будущее - "в тоске безбрежной". Такова страна, о которой пишет Блок. Но - "как и жить и плакать без тебя"? Поэт верит в будущее родины: "Не пропадешь, не сгинешь ты". В цикле "На поле Куликовом" автор пишет о долгом пути России, пути борьбы, вечного боя:

О, Русь моя? Жена моя?

До боли Нам ясен долгий путь?

Наш путь - стрелой татарской древней воли

Пронзил нам грудь.

Будущее России предопределено ее прошлым, которому суждено "сбываться" вновь и вновь. "И повторится все, как встарь", - писал поэт в другом своем стихотворении. Цикличность, многократность происходящего подчеркиваются повтором слова "опять" ("и опять, опять они кричат"), а также приемом "воспоминания", узнавания героем событий происходящего:

Но узнаю тебя, начало

Высоких и мятежных дней?

Поэт говорит о предчувствии коренной ломки в судьбе страны. Вообще, все его стихи о России после 1907 года полны едва уловимым, но все же явственным, хоть и непонятным и самому автору гулом, который впоследствии Блок назовет "музыкой революции". А тем временем в стихах его звучат полувопросы, полупризывы:

Доколе матери тужить?

Доколе коршуну кружить?

В своем творчестве Блок видит Россию в будущем не крестьянским раем, как Есенин. В стихотворении "Новая Америка" (именно так определяет поэт страну свою) он описывает край, где "чернеют фабричные трубы", где "заводские стонут гудки". Россия "новым обернулась ликом", и поэта волнует теперь "другая мечта".

А потом была война, на которую Блок откликнулся - не мог не откликнуться рядом стихотворений. Война - ужасная трагедия, тяжелое испытание для страны:

Мы - дети страшных лет России -

Забыть не в силах ничего.

Революция 1917 года вдохновила поэта на создание поэмы "Двенадцать". В ней он показал крушение старой, буржуазно-помещичьей России и начало зарождения новой. Блок не дает ответа на вопрос: "Какой она будет?" Он не становится ни на сторону тех, кто вопиет: "Погибла Россия", ни на сторону восставших, которые способны "пальнуть пулей в святую Русь". Поэт избегает однозначных оценок, но - жертва, вождь или слуга - он намерен быть в гуще событий, в центре жизни своей страны, своего народа.

Сразу же после поэмы "Двенадцать" Блок пишет революционно-патриотическую оду "Скифы", которая продолжает давнюю традицию русских классиков, неоднократно обращавшихся к теме путей и судеб России, ее роли в цивилизованном мире. Это традиция Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Тютчева, Брюсова. Так, в стихотворении Брюсова "Старый вопрос" герой размышляет о том, "кто мы в этой старой Европе?". Во многом этому произведению созвучны и "Скифы". Однако Блок поставил этот вопрос уже в новой исторической обстановке, по-новому.

В "Скифах" Блок видит Россию в прошлом щитом "меж двух враждебных рас", страной, чьи богатства грабились в течение долгих веков ("копя и плавя наши перлы"). Это страна, которая способна любить и ненавидеть, способна отстоять себя в веках, способна стать оплотом всего лучшего, что было создано человечеством. Это страна - сфинкс, загадочный и непонятный для старого мира, противоречивый и многогранный:

Мы любим все - и жар холодных числ,

И дар божественных видений,

Нам внятно все - и острый галльский смысл,

И сумрачный германский гений...

Подобного рода противопоставление России Западу - традиционный мотив русской литературы. Высокое и жертвенное предназначение Руси - тема многих произведений, а слова Тютчева давно стали крылатыми: "У ней особенная стать". И Блок полностью разделяет это мнение.

С целью эмоциональной выразительности поэт использует при описании русского характера, многогранной русской души антонимические словосочетания, оксюмороны: ненависть - любовь, ликуя - скорбя, жар холодных чисел, тяжелые нежные лапы.

По словам А. Ахматовой, Блок всю свою жизнь посвятил разгадке тайны двух сфинксов: своей души и России. Несомненно, в лирике поэта воплощен облик родины - такой, как ее видел Блок, и любовь к которой он пронес через всю свою жизнь. И нищая Россия с ее серыми избами, и "новая Америка" по-своему дороги автору:

Да, и такой, моя Россия,

Ты всех краев дороже мне.

Иначе и не может быть. Настоящий поэт любит свою страну всегда, даже если она убога, несправедлива, порочна. Любовь Блока к России - безоглядна, безусловна, бескорыстна. Ее высшее проявление - сама поэзия автора. Россия, во всех ее ипостасях всегда будет жить в стихах поэта, в его бессмертных строках:

Идут века, шумит война,

Встает мятеж, горят, деревни,

А ты все та ж, моя страна,

В красе заплаканной и древней.

56. Тема «страшного мира» в лирике А.А. Блока (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 6)

Вариант 1

Предвестием грозных потрясений, неслыханных перемен, неви­данных мятежей проникнута вся дореволюционная поэзия Блока.

Бурный общественный подъем в начале XX века, грозные собы­тия первой русской революции отразились в поэзии Блока по-свое­му. Зыбкие и туманные иносказания уступают место глубоким раз­думьям о том, что происходит в реальной жизни.

Теперь все больше привлекают его видения, возникающие на фоне пестрой суетливой жизни большого капиталистического города -Петербурга. Свое понимание этой новой жизни он воплощает, по его собственному выражению, «в формах крика, безумий и часто мучи­тельных диссонансов».

Петербург в тогдашнем восприятии и изображении Блока пре­вращается в арену «странных и ужасных» происшествий. Этот город «жуткий» и «демонический», населен порой фантастическими пер­сонажами - «черными человечками», «пьяными красными карлика­ми». Но все это внешнее изображение не могло скрыть того реального, что становилось сутью Петербурга- ощущение капиталистичес­кого города со всеми его социальными и бытовыми контрастами как жестокого и опасного мира, в котором человеку жить трудно, неуют­но, страшно.

Рабочим кабинетом А. Блока станет город - петербургские пло­щади и улицы. Перед нами мир социальной несправедливости, мир социального зла. Лирический герой этого периода творчества Блока окажется в мире, который назовет «страшным миром». Он будет жить, подчинив свою судьбу законам этой новой жизни. В конце 1903 года, будет написано, стихотворение «Фабрика», которое прозвучит нео­жиданно остро даже для самого поэта. Из «жолтых окон», «недвиж­ный кто-то, черный кто-то людей считает в тишине», идущих на фаб­рику. Это хозяева жизни и «измученные спины» угнетенного народа.

Так поэт четко разделяет людей на тех, кто работает, и тех, кто при­сваивает себе их труд. Впервые в своем творчестве Блок так резко, недвусмысленно заявил тему народного страдания. Но перед нами не только угнетенные люди. Эти люди еще и унижены: «И в жолтых окнах засмеются, что этих нищих провели». В этом стихотворении в обобщенной форме переданы мысли поэта о социальной несправед­ливости, царящей в мире.

В годы первой русской революции поэт пишет стихотворение «Сытые». Для характеристики хозяев и заправил пошатнувшегося старого мира он нашел такие бичующие, грубые слова, которые ни­когда раньше не встречались в его поэтической речи:

Так - негодует все, что сыто,

Тоскует сытость важных чрев:

Ведь опрокинуто корыто,

Встревожен их прогнивший хлев!

«Сытые». 10 ноября 1905

Помимо стихотворения «Сытые» откликом на события первой революции стали стихотворения: «Барка жизни встала...», «Шли на приступ прямо в грудь...», «Митинг», «Вися над городом всемир­ным...».

Поражение первой русской революции, годы реакции усилили трагические мотивы в творчестве Блока. Чувство тревоги, смятения, а нередко тоски и отчаяния все сильнее и острее звучат в его стихах. «Страшный мир» - так назван Блоком один из циклов того времени. Жизнь в своем круговороте лишена цели и смысла, и в хмельном угаре поэт хочет излить свою тоску. Так появляются стихи «Незна­комка», «В ресторане», «Я пригвожден к трактирной стойке...»

Картины бездуховного мира проходят перед читателем в сти­хотворении «Незнакомка»: «пьяные окрики», «испытанные остря­ки» в котелках, пыль переулков, «сонные лакеи», «пьяницы с глаза­ми кроликов» — вот, где приходится жить лирическому герою. Все это туманит сознание человека и правит его судьбой. Лирический герой одинок. Но вот появляется Незнакомка:

Дыша духами и туманами,

Она садится у окна.

Вглядываясь в нее, лирический герой хочет понять, кто перед ним, он пытается разгадать тайну. Для него это означает познать тай­ну жизни. Незнакомка здесь - некий идеал красоты, радости, а по­этому преклонение перед ней означает преклонение перед красотой жизни. И лирический герой видит «берег очарованный и очарован­ную даль», то, чего жаждет его душа. Но стихотворение заканчива­ется трагично: поэт понимает всю иллюзорность своей мечты по­знать истину:

Я знаю: истина в вине.

Блок сталкивает «высокое» и «низкое», создает картины волшеб­ных видений на фоне самой серой и скучной повседневности: чем низменнее и вульгарнее Окружающая поэта обстановка, тем выше и прекраснее его свободная мечта, тем безграничнее его воображение:

В моей душе лежит сокровище,

И ключ поручентолько мне!

Существование в этом мире, где человек обречен на «голодную и больную неволю», - это лишь жалкое подобие настоящей жизни, и это подобие можно только презирать, ненавидеть и проклинать. Вот почему, то время Блок определяет как «страшный мир».

Вариант 2

Александр Блок был поэтом, который не отделял свою жизнь от творчества. Он писал в порыве вдохновения, но через душу Блока прошли все потрясения его времени. Лирический герой его произведений заблуждался, радовался, отрицал, приветствовал. Это был путь поэта к людям, путь к воплощению в своем творчестве человеческих радостей и страданий, трагедия "вочеловечения".

Создав в юношескую пору восхитительные по своей идейной целостности "Стихи о Прекрасной Даме", где все овеяно атмосферой мистической тайны и совершающегося чуда, А. Блок покорит читателей глубиной, искренностью чувства, о которой поведал его лирический герой. Мир Прекрасной Дамы будет для поэта той высочайшей нормой, к которой, по его мнению, должен стремиться человек. Но в своем стремлении ощутить полноту жизни лирический герой А. Блока спустится с высот красоты и окажется в мире реальном, земном, который назовет "страшным миром". Лирический герой будет жить в этом мире, подчинив свою судьбу законам его жизни. Рабочим кабинетом А. Блока станет город - петербургские площади и улицы. Именно там родятся мотивы его стихотворения "Фабрика", которое прозвучит неожиданно остро даже для самого поэта, являющего мир социальной несправедливости, мир социального зла. Оттуда, из "желтых окон", "недвижный кто-то, черный кто-то людей считает в тишине" и, подобно купринскому Молоху, поглощает их. Впервые в своем творчестве А. Блок так резко, недвусмысленно заявил тему народного страдания. Но перед нами не только угнетенные люди. Эти люди еще и унижены: "Ив желтых окнах засмеются, что этих нищих провели".

Тема униженного обездоленного человека получает свое дальнейшее развитие в стихотворении "На железной дороге". Железная дорога здесь - образ символический. Перед нами железная дорога жизни, путь, лишенный доброты, человечности, духовности. По этой дороге едут люди, мелькают в окнах вагона их лица - "сонные, с ровным взглядом", безразличные ко всему. А "под насыпью, во рву некошенном", лежит женщина, раздавленная "любовью, грязью иль колесами", раздавленная жизнью. Вот эволюция, которую претерпевает образ женщины в лирике А. Блока - от возвышенной Прекрасной Дамы до существа, уничтоженного "страшным миром".

Картины бездуховного мира проходят перед читателем в стихотворении "Незнакомка": "пьяные окрики", "испытанные остряки" в котелках, пыль переулков, "сонные лакеи", "пьяницы с глазами кроликов" - вот, где приходится жить лирическому герою. Все это туманит сознание человека и правит его судьбой. И лирический герой одинок. Но вот появляется Незнакомка:

Дыша духами и туманами,

Она садится у окна.

Вглядываясь в нее, лирический герой хочет понять, кто перед ним, он пытается разгадать ее тайну. Для него это означает познать тайну жизни. Незнакомка здесь - некий идеал красоты, радости, а поэтому преклонение перед ней означает преклонение перед красотой жизни. И лирический герой видит "берег очарованный и очарованную даль", то, чего жаждет его душа. Но стихотворение заканчивается трагично: поэт понимает всю иллюзорность своей мечты: Незнакомка существует только в его душе.

В стихотворениях поэта звучат "песни ада", вокруг героя стихов - бесовские "пляски смерти", вселенная пуста, а люди превратились в маски, потерявшие "невзначай" душу.

"Страшный мир" не только вокруг, он и в душе лирического героя. Но поэт найдет в себе силы, чтобы прийти к пониманию своего пути в жизни. Об этом его поэма "Соловьиный сад". Как жить, куда идти? "Наказанье ли ждет или награда?" Вот вопросы, которые пытается решить для себя лирический герой поэмы. Соловьиный сад - это тот мир красоты, добра, счастья, который сохранил в своей душе А. Блок. Но лирический герой покидает этот край безоблачного счастья. Так тема дома переходит в тему бегства из дома. В соловьиный сад проникают звуки окружающего мира:

Заглушить рокотание моря

Соловьиная песнь не вольна!

Лирический герой бежит из этого мира, потому что душа не может не слышать, а совесть не даст возможность обрести счастье вдвоем. И поэт вновь возвращается в жизнь, полную труда, лишений, обездоленности:

Я вступаю на берег пустынный,

Где остался мой дом и осел.

Но лирический герой уже не находит своего дома, навсегда утеряно то, чем он жил прежде. Счастья нет там, в соловьином саду, но его нет и здесь. И поэт испытывает мучительную трагедию раздвоения: раздвоены разум и душа, ум и сердце. А вместе с этим приходит и осознание невозможности счастья в этом мире. Но за этим скрыта глубокая авторская мысль: выбор сделан правильно, так как герой принес себя в жертву долгу. Единственный путь человека в мире - это путь постижения мира, каким бы ужасным он ни был.

Последней трагедией в жизни лирического героя Блока, да и самого поэта, становится революция, которая выпускает на волю все те стихийные начала, которые не могут быть подвластны человеку. Мир рушится, и как бы ни хотел Блок увидеть впереди Христа, он лишь безнадежно вглядывается в мрачную тьму метели. Стремление Александра Блока постичь "страшный мир" привело поэта к трагическому финалу. Но разве не это предвидел он, когда писал в стихотворении "К музе":

Есть в напевах твоих сокровенных

Роковая о гибели весть.

57. Тема революции и ее воплощение в поэме А.А. Блока «Двенадцать». (Билет 1)

Вариант 1

А. А. Блок принадлежит к тем поэтам, которые сразу же приняли и приветствовали Октябрьскую революцию.

Поэма «Двенадцать», написанная за три дня, в январе 1918 года, является первым значительным поэтическим откликом на события октября 1917 года. Поставив точку в конце поэмы, Блок записал в дневнике: «Сегодня я - гений». Откуда столь высокая оценка? Ведь Блок всегда был удивительно требователен к себе. Наверное, потому, что именно в период замысла поэмы и ее написания поэт творил в полном согласии со стихией, с той «музыкой революции», которую он призывал услышать ещё в статье «Интеллигенция и революция».

Этой музыкой разыгравшейся стихии наполнена вся поэма. Му­зыка слышна и в свисте ветра, и в маршевом шаге «двенадцати», и в «нежной поступи» Христа. Музыка - на стороне революции, на сторо­не нового, чистого, белого. Старый мир (черный) музыки лишен, его стенания сопровождаются лишь душещипательной пошловатой ме­лодией городского романса (9 глава - «Не слышно шуму городского»).

В первой же главе поэмы возникают образы представителей «ста­рого мира». Это - не конкретные люди, а скорее, обобщенные обра­зы-символы, социальные маски: буржуй, упрятавший нос в ворот­ник, писатель-вития, товарищ поп, барыня в каракуле. Со всеми сти­хия (ветер) расправляется жестоко: сбивает с ног, рвет одежду, загоняет в сугроб. Их нечего жалеть, они свое отжили, поэтому ветер у Блока - несущий обновление, сметающий все старое на своем пути, «хлесткий»; он «зол и рад», он беспощаден к старому.

Два мира противоборствуют - старый и новый. И это соответ­ствует противопоставлению двух красок, двух цветов в поэме - бе­лого, символизирующего новое, и черного, цвета уходящей и разру­шаемой жизни. Это противостояние старого и нового определяет структуру поэмы. Мировая буря бушует во вселенной.

Образы старого мира рисуются Блоком иронически. Эта ирония и в самом обозначении представителей старого мира (буржуй - явно просторечное), и в описании внешнего облика персонажа («Длин­ные волосы и говорит вполголоса» - писатель; «А вон и долгополый сторонкой за сугроб» - поп), и в обращении к героям (товарищ поп) и т. п.

Все эти лица, кроме буржуя, раз появившись, сразу же исчезают со страниц поэмы, будто и правда ветер уже навсегда смел эту не­чисть с лица земли. Один лишь буржуй снова и снова будет возни­кать на страницах поэмы.

9 глава целиком посвящена описанию «буржуя», являющегося символом старого мира:

Стоит буржуй, как пес голодный,

Стоит безмолвный, как вопрос.

И старый мир, как пес безродный

Стоит за ним, поджавши хвост.

Само очертание человеческой фигуры, напоминающее вопро­сительный знак, говорит о растерянности, «сломленности» старого мира.

Но легко уничтожить отдельного человека, символизирующего этот мир, легко уничтожить практически целый класс, гораздо сложнее уничтожить старое в душах человеческих. Ведь Блок мечтал о том, что революция поднимет человека на качественно новую сту­пень (нравственную, духовную), превратит его в человека-артиста.

В поэме «Двенадцать» само понятие «стихия» связано, прежде всего, с образами природы (ветер, снег) и с тем, что происходит в человеческих душах. Кроме того, стихия находит свое воплощение в цветовой символике поэмы и в разнообразии музыкальных ритмов практически каждой главы.

Стихия цвета.

«Черный вечер. Белый снег». Черное - старое, уходящее, белое -новое , устремленное в будущее. Жестокое разделение - таково вре­мя, никаких полутонов. А ещё в поэме возникает красный цвет - цвет знамени, крови, революции.

Стихия музыки.

"2 глава, ритм марша: «Гуляет ветер. Порхает снег. Идут двенад­цать человек. Винтовок черные ремни, кругом - огни, огни, огни».

Жесткий ритм и жестокий, потому что все идут в ногу, с этого ритма нельзя сбиться! «Шаг держи революционный, близок враг не­угомонный».

3 глава, частушка, 9 глава - городской романс.

Стихия природы.

Безудержная, веселая, жестокая. «Ветер - на всем божьем све­те!». Космический масштаб, ветер сбивает с-ног, загоняет в сугробы представителей старого -мира. «Ветер веселый и зол, и рад. Крутит подолы, прохожих косит, рвет. Мнет и носит большой плакат: «Вся власть Учредительному собранию».

Ветер сопровождает «Двенадцать» («Гуляет ветер, порхает снег, идут двенадцать человек»). Ветер играет красным флагом. Снег кру­тит, порхает, переходит в метель, «снег воронкой завился, снег стол­бушкой поднялся». Метель в душе Петрухи. Начинается пурга.

Стихия душ человеческих.

Безудержная, жестокая, непостижимая. Описание «двенадцати»: « В зубах цигарка, примят картуз, на спину- б надо бубновый туз» (бубновый туз - знак каторжника). Свобода, свобода, Эх, эх, без кре­ста!», т. е. дозволено все. Это «без креста» трижды повторяется на протяжении второй главы. Вседозволенность оборачивается убий­ством. Погибнет Катька. Ненависть к старому миру выливается в призыв «Пальнем-ка пулей в Святую Русь - в кондовую, в избяную, в толстозадую».

Исповедь Петрухи после убийства (совсем иной стиль):

Из-за удали бедовой в огневых её очах,

Из-за родинки пунцовой возле левого плеча,

Загубил я непутёвый, загубил я сгоряча... ах!

Петруху ставят на место, он становится такой, как все, теряет индивидуальность. Это - трагедия!

Всеобщая гульба: «Запирайте етажи, нынче будут грабежи! От­мыкайте погреба - гуляет нынче голытьба!»

8 глава - самая страшная. Скучно! Всё без меры: горе, радость, тоска. Скучно - это серо, серо - это безлико.

11 глава:

Идут без имени святого

Все двенадцать - вдаль.

Ко всему готовы,

Ничего не жаль.

Всё это жестоко, непостижимо, безудержно, страшно! Но все-таки впереди «двенадцати» - Христос. Он словно выводит их с ме­тельных улиц Петрограда в миры иные.

С появлением Христа меняется ритм: строчки длинные, музы­кальные, будто наступает вселенская тишина:

Нежной поступью надвьюжной,

Снежной россыпью жемчужной,

В белом венчике из роз –

Впереди - Иисус Христос.

Само название поэмы заключает в себе двоякий смысл. Собира­тельный герой поэмы - красногвардейский дозор, охраняющий ре­волюционный порядок в Петрограде. Однако двенадцать красноар­мейцев - это не просто точная бытовая деталь, но и символ. По еван­гельской легенде, двенадцать апостолов, учеников Христа, явились провозвестниками нового учения, новой эры.

В статье «Интеллигенция и революция», написанной почти од­новременно с поэмой, Блок восклицал: «Что же задумано? Переде­лать все. Устроить так, чтобы все стало новым, чтобы лживая, гряз­ная, скучная, безобразная наша жизнь стала справедливой, чистой, веселой и прекрасной»; «мировой пожар, который разгорается и бу­дет ещё разгораться долго и неудержимо, пока не запылает и не сго­рит весь старый мир дотла».

Возвращаясь к поэме «Двенадцать», нужно ещё раз подчеркнуть, что основным замыслом автора было создать произведение о круше­нии старого мира и рождении нового, дать почувствовать сложную музыку революции.

Вариант 2

Это первая крупная послеоктябрьская поэма в русской литературе. В ней нашли свое отражение не только революционная современность, но и мысли целого поколения интеллигентов, к числу которых относился и Александр Блок. В "Двенадцати" поэт поднялся к грандиозным социальным обобщениям.

Характерную особенность произведения составляет органическое слияние реалистического и романтического. В самом ее названии намечается связь с легендой о двенадцати апостолах, учениках Христа, шедших за ним. Но образ двенадцати имеет в поэме и предельно реалистический источник: патрули красногвардейцев на улицах Петрограда действительно состояли из двенадцати человек.

В поэме достаточно много различных символических образов. Символические образы вьюги, мете- ли, пурги, ветра, снега проходят через всю поэзию Блока: "вот поднялся вихорь снежный", "вдали запевала метель", "ветер веет снежный". В этих выражениях воплощены мотивы душевного смятения, вселенского кризиса, отраженного в сознании поэта. Постоянный в его творчестве образ-символ снежной бури в "Двенадцати" находит наиболее развернутое воплощение.

Действие поэмы развивается на фоне ветра, пурги, снега: "свищет ветер", "порхает снег" и т. д. Но явления природы не только создают фон, они становятся как бы действующими лицами произведения. Образы ветра, снежной бури - символы очистительной стихии.

Двуплановость образного строя "Двенадцати" ярко проявляется уже в первой строфе поэмы:

Черный вечер,

Белый снег,

Ветер, ветер!

В основе произведения - революционный конфликт, борьба старого и нового. Столкновение не может закончиться примирением - настолько контрастны борющиеся силы. Их непримиримость в поэме подчеркнута резким контрастом "черного" и "белого". Автор конкретизирует содержание "черного вечера": "буржуй на перекрестке", "поп нынче веселый", "барыня в каракуле". Образы социально определены, каждый из них так или иначе выражает свое неприятие революционных перемен: поп - "стороной за сугроб", барыня - "к другой подвернулась: "Уж мы плакали, плакали...". Особенно непримирим к новому давний недруг Блока - либеральный болтун. Он охарактеризован кратко и убийственно: "Длинные волосы и говорит вполголоса... Должно быть, писатель-вития...".

Старый мир исторически обречен. Его представители изображаются автором иронически. В их изображении он использует сравнения - броские и емкие.

Стоит буржуй на перекрестке

И в воротник упрятал нос.

А рядом жмется шерстью жесткой,

Поджавши хвост паршивый пес.

Но "пес" так же, как и многие образы в поэме, имеет два плана:

Стоит буржуй, как пес голодный,

Стоит безмолвный, как вопрос.

И старый мир, как пес безродный,

Стоит за ним, поджавши хвост.

Сюжет в главах поэмы развивается последовательно. Он не столько фабульный, сколько психологический. Двенадцать - враги старого мира, но они сами вышли из его недр. Поэт символически передает это образом старого мира - "пса безродного", который не отстает, а ковыляет позади. В них бушуют и темные страсти. Их охватывает пьянящее ощущение вседозволенности: "Свобода, свобода, эх, эх, без креста!".

Поэт безоговорочно приветствует происходящее. Он благословляет очистительную силу огня революции и активность ее свершений: "Мы на горе всем буржуем мировой пожар раздуем". Но значение социалистической революции заключалось в том, что она с первых шагов не только разрушала старый мир, но и строила новый.

Созидательная сила революции не получила в поэме прямого воплощения. Однако поэт показывает, что борьба окрыляет героев, в них просыпается чувство классового сознания и революционного долга. Историческая миссия очищает образы двенадцати от всего случайного, мелочного, наносного. Смысл жизни они обретают благодаря революции.

Поэма "Двенадцать" впервые в русской литературе подчеркнула вселенский размах революции. Важнейшее значение произведения заключалось в том, что Блок показал в нем, как революция пробудила в людях все самое светлое. Он возвысил любовь простого человека, изобразил героя революции как личность с живыми и сильными чувствами. В этом поэма была новаторской.

В поэме "Двенадцать" Блоку удалось передать накал социальной борьбы, запечатлеть его в драматииеских и контрастных образах.

Поэма "Двенадцать" принадлежит к вершинам русской литературы, стоит в одном ряду с такими великими поэмами, как "Медный всадник" А. С. Пушкина, "Кому на Руси жить хорошо" Н. А. Некрасова.

58. Образ Руси в поэзии С.А. Есенина (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 10)

Вариант 1

Сергей Александрович Есенин не раз говорил: «Моя лирика жива одной большой любовью - любовью к Родине. Чувство Родины - ос­новное в моем творчестве». А современники С. А. Есенина отмечали, что сам поэт признавался, что «все его творчество - о России, что Рос­сия - главная тема его стихов. - Без этой темы я не был бы поэтом».

Стихотворение «Край любимый! Сердцу снятся...» (1914). Есе­нин уже так умеет рассказывать о природе, что можно почувствовать слияние поэта с нею. « Я хотел бы затеряться в зеленях твоих стозвонных», - говорит он, обращаясь к родному краю. Примечательно, что приветствует он не кусты и деревья, а именно « край любимый». А в нем - все прекрасно: резеда, вызванивающие ивы, болото, кото­рое «курит», даже «гарь в небесном коромысле». Этот край никогда не отпускает, он снится, причем сердцу.

Интересно воспоминание о стихах Есенина артиста Качалова, который, находясь за границей, всегда возил с собой томик стихов своего друга: «Такое у меня было чувство, как будто я возил с со­бой... горсточку русской земли. Так явственно веяло от есенинских стихов родной землей».

В стихотворениях 1914—1917 г. поэт прославляют патриархаль­ные и религиозные начала дореволюционной России. В стихотворе­нии «Гой ты, Русь моя родная!» (1914), обращаясь уже ко всей стра­не, поэт задерживает свое внимание на хатах, где «в ризах образа», на низеньких околицах, на «кротком спасе» в деревенских церквах; образы берутся из церковных книг и христианских представлений. С этими образами Есенин тесно связывает быт и нравы деревни. Бро­саются в глаза деревянные избы с протекающими крышами, трухля­вые, окруженные крапивой заборы. В этих хатах живут замученные работой женщины, мужики, бегают босоногие ребятишки. Среди этой обстановки поэт разворачивает панораму событий деревенской жиз­ни. Есенину приятно слышать «звонкий, как сережки», девичий смех, видеть на лугах «веселый пляс», чувствовать бесконечность роди­мых просторов («Не видать конца и края - только синь сосет глаза»), которые рождают преданную сыновнюю любовь. И поэтому на при­зыв: «Кинь ты Русь, живи в раю», - поэт может ответить только так:

Я скажу: «Не надо рая.

Дайте Родину мою».

Родственные мотивы встречаются в стихотворении того же пе­риода «Край ты мой заброшенный:..». В строчках этого стихотворе­ния звучит грусть о запущенности родных мест, о пустыре, некоше­ном сене и в то же время поэт присоединяет к столь скорбным чув­ствам свою лирическую восторженность. Таковы стихотворения из цикла «Русь» (1914) и «Запели тесаные дроги» (1916), созданные под несомненным воздействием А. Блока. Тут, с одной стороны, воз­никают редкие и скорбные часовни на дороге и поминальные крес­ты, а с другой - поэтичнейший «молитвословный ковыль», звеня­щий в родных степях в унисон поющим тесаным дрогам. И вот из этого противоречия выплескивается признание:

О Русь, малиновое поле,

И синь, упавшая в реку,

Люблю до радости и боли

Твою озерную тоску.

С одной стороны, трагичный саван озер, «хижины хилые» и за­пахи ладана. А с другой - восторженная идеализация «добрых молодцев» и «мирных пахарей», сопровождаемая откровением:

Но люблю тебя, родина кроткая,

А за что - разгадать не могу.

Любопытно, что чем безрадостнее воспроизводимые Есениным картины, тем сильнее у него привязанность к родимым далям.

Шесть стихотворений и поэм поэт называет одним дорогим ему словом «Русь». Но каждое произведение дышит сыновней лю­бовью к Родине. Так, в стихотворении «Я снова здесь в семье род­ной» (1915) он любуется «кудрявым сумраком» и волнуется «ве­черней грустью», а свой край трогательно называет «задумчивым и нежным».

Есенин не перестает слазить «брозды милые», «березовую Русь», луговые песни. Во многих его дореволюционных стихах «дремлет Русь в тоске своей веселой» {«Голубень», 1915) и светит поэту «в сердце» («О пашни», 1917).

Определенным рубежом з осмыслении Есениным темы Родины стал 1917 год. Теперь он все чаще рисует «воспрянувшую Русь». В стихотворении «О верю, верю счастье есть» (1917) мы отчетливо слышим шум и ропот «буйных вод», видим, как «заря молитвенни­ком красным пророчит благостную весть». Каждая строфа окольцо­вывается одинаковыми строчками, а внутри пятистиший звенит «зла­тая Русь», волнуется «неуемный ветер». И поэт верит в возможность счастья для своего народа. Он зовет Русь взмахнуть крылами, чтобы отправиться в неизведанный дальний полет.

Возникает ощущение грандиозности свершающегося на родной земле. Оно, это чувство, живет в «Иорданской голубице» и «Небес­ном барабанщике» (1918), где поэт называет Русь «отчалившей» и встречает «прорезавший тучи день». Как в известной картине Петрова-Водкина, Есенин приветствует «красного коня», чтобы он вывез шар земной «на колею иную».

Жизнь не дает покоя и умиротворения. Она ежечасно несет на родную землю неумолимые перемены. Надвигается страшный же­лезный гость, обдает стужей «хладная планета», укрепляются но­вые, подчас странные нравы, «в дому большие недостатки», гиб­нет старая деревня, «теперь богу негде помолиться («Возвраще­ние на родину», 1924). Есенин проявляет сложное, противоречивое отношение к переменам в Отчизне. Такие стихотворения, как «Со­рокоуст», «Исповедь хулигана» (1920), «Возвращение на родину» и «Русь советская» (1924), показывают сложное отношение авто­ра к произошедшим на его родине переменам. С одной стороны поэт учиться постигать «в каждом миге Коммуной вздыбленную Русь», а с другой - «душа спросонок хрипло пела, не понимая праздник наш». Грустна радость дальнейшего существования. В своей родной деревне поэт ощущает себя «пилигримом угрюмым Бог весть с какой далекой стороны». Новый свет другого поколе­ния не греет. И вот в «Руси советской» оформляются скорбные строчки монолога:

Ах, родина! Какой я стал смешной.

На щеки впалые летит сухой румянец.

Язык сограждан стал мне как чужой.

В своей стране я словно иностранец.

Правда, когда Есенину суждено было на время действительно стать «иностранцем» и он оказался за рубежом, чувство Родины и своей причастности к ней обостряется.

Обращаясь к матери в цикле своих стихотворений, Есенин сли­вает ее образ с Отчизной и оттого переживания близости к ней обостряется необычайно. Таковы «Письмо к матери», «Письмо от матери», «Ответ» (1924). В последнем поэт связывает с отчизной образ разлива, который ему дорог и любим. Поэт надеется на свое обновление, возрождение, на свое активное участие в новой жизни. По-пушкински он верит в то, что «она придет, желанная пора».

И до известной степени она действительно для Есенина при- . шла в последние полтора года его жизни. Он прославляет Русь советскую и ее героя, создавая лиро-эпические произведения: «Баллада о двадцати шести» «Песнь о в великом походе», «Анна Снегина». Автор этих произведений и стремится лучше разобрать­ся в нови родной Отчизны, искренне хочет стать настоящим сы­ном «великих штатов СССР». Об этом он пишет в торжественно-патетических «Стансах» (1924). Вновь признаваясь, что «более всего Любовь к родному краю» его «томила, мучила и жгла» Есе­нин заявляет:

Хочу я быть певцом

И гражданином,

Чтоб каждому,

Как гордость и пример,

Был настоящим,

А не сводным сыном!

В великих штатах СССР.

В стихотворении «Неуютная жидкая лунность» (1925) поэт на­чинает мечтать о «каменной» и «стальной» Отчизне:

Через каменное и стальное

Вижу мощь я родной страны.

А потому он, хотя и с грустью, прощается с полевой Россией и ее лачугами, сохой и песней тележных колес.

Так раскрывается тема Родины, России в поэзии Есенина. Мож­но сказать, что все замечательное по искренности и душевности твор­чество Есенина было венком из песен, сплетенном Родине.

Вариант 2

Я буду воспевать

Всем существом в поэте

Шестую часть земли

С названьем кратким "Русы.

С. Есенин

Имя Сергея Есенина хорошо известно в нашей стране. Его лирика никого не оставляет равнодушным. Она проникнута горячей любовью к Родине, к русской природе. Поэт говорит: "Моя лирика жива одной большой любовью, любовью к Родине. Чувство Родины - основное в моем творчестве". Искренняя любовь к родной земле, выраженная в своеобразных переживаниях и настроениях, придала его произведениям особое, есенинское, неповторимое звучание, которое можно всегда различить в русской лирике.

Лучшие свои произведения Есенин посвятил России. Мы видим, слышим и чувствуем в его стихах краски, звуки, запахи лесов, полей и лугов. В поэзии Есенина подлинно отражены русские образы и картины, живая народная речь, поистине здесь "русский дух" и "Русью пахнет". Нет ни единого стихотворения о России, в котором он не воспевал бы ее природу. Образ Родины появляется у Есенина уже в первых его стихах. Поэт воспевает неброскую красоту и удивительную прелесть природы средней полосы России. Радостный и многоцветный мир буквально завораживает нас, когда мы читаем есенинские стихи. Я вижу, как "роса блестит на траве", как "сыплет черемуха снегом".

Там, где капустные грядки

Красной водой поливает восход,

Клененочек маленький матки

Зеленое вымя сосет.

Я вижу, как, "отражаясь, березы ломались в пруду", как "ели, словно копья, уперлись в небо". Просторы полей, синь родного неба с плывущими облаками, гладь озер и рек, "плакучие ивы", "зеленоволосые красавицы березы", "топи да болота", "алый свет зари" - во всем этом Есенин видел красоту родной стороны. В ранней поэзии Есенина запечатлен образ крестьянской Руси кануна Великой Октябрьской революции. Поэт видел Русь кроткой, печальной, и тяжелая жизнь Родины отразилась в его творчестве:

Край ты мой заброшенный.

Край ты мой, пустырь,

Сенокос нескошенный,

Лес да монастырь.

Но чем печальнее были эти картины, тем сильнее в стихах поэта звучала беспредельная привязанность к Родине:

Холодной скорби не измерить.

Ты на туманном берегу,

Но не любить тебя, не верить

Я научиться не могу.

К вершинам поэзии Есенин поднялся из глубины народной жизни. Рязанская земля, "где мужики косили, где сеяли свой хлеб", была его домом, где прошло детство маленького Есенина. Мир народно-поэтических образов окружает Есенина с первых дней его жизни. И костер зари, и плеск волн, и голубая гладь озера - вся красота родного края с годами превращается в стихи, полные любви к родной земле.

Ой ты, Русь, моя родина кроткая,

Лишь к тебе я любовь берегу.

Весела твоя радость короткая

С громкой песней весной на лугу.

В сердце Есенина с юных лет запали "ветровые слезы России", ее грустные песни, светлая печаль - картина родной стороны создана в стихотворении "Гой ты, Русь, моя родная". Родина, которой не видать конца и края - "только синь сосет глаза",- вызывает у поэта необычайную по силе сыновнюю любовь. Ему приятно слышать "звонкий, как сережки, девичий смех", видеть, как у низеньких хат "звонко чахнут тополя", а "на лугах веселый пляс". Радостно ощущать, как "пахнет яблоком и медом", и поэтому поэт признается в любви Родине.

Если крикнет рать святая:

"Кинь ты Русь, живи в раю!"

Я скажу: "Не надо рая.

Дайте Родину мою".

Есенин, как он писал сам, воспринял революцию по-своему, "с крестьянским уклоном", больше стихийно, чем сознательно. Есенин колебался в оценке нового советского уклада жизни. Он знал и любил старую Русь, ее печальный образ по-прежнему владел его поэтическим воображением:

Спит ковыль. Равнина дорогая,

И свинцовой, свежести полынь.

Никакая Родина другая

Не вольет мне в грудь мою теплынь.

И теперь, когда вот новым светом

И моей коснулась жизнь судьбы.

Все равно остался я поэтом

Золотой бревенчатой избы.

Поэт чувствовал, как в лучшую сторону меняется жизнь его Родины.

Мне теперь по душе иное,

И чахоточном свете луны

Через каменное и стальное

Вижу мощь я родной стороны.

Но поэт был далек от реального понимания социализма и революций. Отсюда почти неизбежный для него переход от восторга к разочарованию, от радости к отчаянию, от приветствия к обвинению. Есенин начинает проклинать "железного гостя", несущего гибель патриархальной деревне и оплакивать старую уходящую Русь. Поэту казалось, что "железный город" враждебен, что он угрожает разрушением крестьянскому миру, овеянному патриархальной романтикой. Есенинская лирика этого времени окрашена в печальные тона.

Есенин был на Кавказе, где написал цикл лирических стихотворений. Пленительна красота восточной природы, ласков ветер, легко сердцу поэта с любимой, но думы о Родине и здесь не покидают его. Они все время влекут его домой. Поэт вспоминает тоску бесконечных равнин, знакомую ему с юношеских лет, песню железных колес, вербы вдоль дорог, бесплодные поля и жалкие лачуги. Так возникает картина старой деревни, которая не радует взгляда, теперь она вызывает у поэта; горячее чувство протеста и жажду обновления Родины:

Полевая Россия! Довольно

Волочиться сохой по полям!

Нищету твою видеть больно

И березам, и тополям.

Сила и обаяние лирики Есенина в ее правдивости, искренности и Задушевности. В его проникновенных стихах запечатлелись картины родной природы, его русская душа и глубокая любовь к Родине.

59. Философские мотивы лирики С.А. Есенина (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого) (Билет 22)

Вариант 1

Все лирические произведения С. А. Есенина можно назвать фи­лософскими. Пониманию философских взглядов поэта может по­мочь его статья «Ключи Марии». Сергей Есенин считает, что мерт­вого не существует, все и вся имеют душу, а значит, наделены спо­собностью чувствовать и переживать.

В центре внимания поэта личность и ее связь с миром, отноше­ния между человеком, обществом и природой.

В своих произведениях Есенин одухотворяет природу, сливает­ся с ней, вживается в ее мир, говорит ее языком. Он не только прида­ет ей чувства и ощущения человека, но и людские драмы нередко сравнивает с переживаниями растений и животных.

Нельзя не заметить, что вместе с природой в начале своего твор­чества поэт прославляет патриархальные и религиозные начала в жиз­ни дореволюционной Руси.

В стихотворении «Гой ты, Русь, моя родная» (1914) Есенин создает особый образ деревни. В стихотворении явно звучат мо­тивы любви и преданности поэта родному краю, присутствуют философские размышления о прошлом, настоящем и будущем. В свой поэтический мир Есенин вводит библейские образы. Поэт задерживает свое внимание на хатах, где «в ризах образа», на' ни­зеньких околицах, на. «кротком Спасе» в деревенских церквах. Лирического героя он сравнивает с богомольцем. С этими обра­зами Есенин тесно связывает быт и нравы деревни. Бросаются в глаза деревянные избы с протекающими крышами, окруженные крапивой заборы. Среди этой обстановки поэт разворачивает па­нораму событий деревенской жизни. Есенину приятно слышать девичий смех, «звонкий, как сережки», видеть на лугах «веселый пляс», чувствовать бесконечность родимых просторов («Не ви­дать конца и края - только синь сосет глаза»). Все это рождает пре­данную сыновнюю любовь,

Это стихотворение относится к периоду творчества поэта, кото­рый можно назвать периодом «двойного зрения». Мировоззрение поэта приобретает в этот период мифопоэтический, христианско-языческий характер. Бог, деревенский пейзаж и родина сливаются воедино, природа воспринимается как божественный храм, а Роди­на становится дороже, чем рай:

Если крикнет рать святая:

«Кинь ты Русь, живи в раю!»

Я скажу: «Не надо рая,

Дайте родину мою»

Стихотворение «Край любимый! Сердцу снятся....» тоже напи­сано в 1914 году. В нем Есенин так рассказывает о природе, что мы чувствуем: он сливается с нею: «Я хотел бы затеряться в зеленях твоих стозвонных», - говорит он, обращаясь к родному краю. При­мечательно, что приветствует он не кусты и деревья, а именно «край любимый». А в нем - все прекрасно: резеда, «риза кашки», вызва­нивающие ивы, болото, которое «курит», даже «гарь в небесном ко­ромысле». Этот край никогда не отпускает, он снится, причем серд­цу. В нем все принимает поэт и всему готов отдать душу. Некоторым диссонансом звучат последние строчки:

Я пришел на эту землю,

Чтоб скорей ее покинуть...

Но это лишь подтверждает одну из особенностей творчества Есенина -. многогранность и диалектичность, выражающую слож­ность души лирического героя.

Таким образом, необходимо отметить, что природа является для Есенина не только как тема, образ, мир, но и как способ раскрытия наиболее важных в его творчестве тем: родина, жизнь и смерть, любовь и ненависть и другие философские проблемы.

60. Тема противостояния героя и толпы в ранней поэзии В.В. Маяковского (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 7)

Вариант 1

С первого же появления Маяковского в" печати и на эстраде ему навязали амплуа хулигана. Его выступления, по воспоминаниям со­временников, сопровождались улюлюканьем, были «просвистаны до дыр». Высокий, странно выглядевший в неизменной желтой кофте («Чтобы не походить на вас!») этот хулиган-горлан был ненавистен определенной категории публики. Но за этой внешностью, напускной грубостью скрывалась ранимая и чуткая душа поэта, одинокая и не всегда понятая. Маяковский одинок, и одинок его лирический герой:

Время!

Хоть ты, хромой богомаз,

лик намалюй мой

в божницу уродца века!

Я одинок, как последний глаз

у идущего к слепым человека!

В стихотворениях раннего периода творчества В. Маяковско­го присутствуют романтическая коллизия, которая выражается в конфликте между мечтой и реальностью, стремлением к гармо­нии и невозможностью ее обретения во враждебном герою мире. Для этого периода характерна тема поэта и толпы. Лирический герой раннего Маяковского - это сильная бунтующая личность, протестующая против начавшейся мировой войны и социальных несправедливостей, противопоставляющая себя обывателям. Он постоянно чувствует свое одиночество, и поэтому его образ несет на себе печать трагизма:

Знаете что, скрипка?

Мы ужасно похожи:

я вот тоже

ору-

а доказать ничего не умею!

«Скрипка и немножко нервно»

Одинокий лирический герой ранней лирики Маяковского окру­жен антиподами, которые могут воплощаться абстрактно, как пред­ставители мещанского общества.

Вот вы, мужчина, у вас в усах капуста

где-то недокушанных, недоеденных щей;

вот вы, женщина, на вас белила густо,

вы смотрите устрицей из раковины вещей.

«Нате»

Особая раздраженность и озлобленность лирического героя порой переходит в грубость и даже цинизм. Например, в стихотворе­нии «Теплое слово кое-каким порокам» Маяковский прославляет «власть рубля», приветствует вымогателей и шулеров:

Слава тому, кто первый нашел,

как без труда и хитрости,

чистоплотно и хорошо

карманы ближнему вывернуть и вытрясти.

Герой надевает маску циника и пошляка от великого отчаяния, устав бороться с «громадиной зла». Наконец, просто, чтобы быть услышанным, чтобы обратили внимание. Все это - показной цинизм, стремление шокировать окружающих грубыми выпадами, пойти враз­рез с общественной моралью, бросить вызов общественности, а за всем этим стоит трагическое мироощущение лирического героя Ма­яковского. Но тут же он отказывается от такой позы, раскрывая душу, полную сострадания и любви к людям. Почти в каждом его стихот­ворении мы слышим сочувствие, страстную, порой мучительную любовь и веру в человека. Именно об этом стихотворение «Послу­шайте!»:

Послушайте!

Ведь, если звезды зажигают –

значит - это кому-нибудь нужно?

Значит - кто-то хочет, чтобы они были?

Значит - кто-то называет эти плевочки жемчужиной?

Вот таким предстает перед читателем герой ранней лирики Ма­яковского - бесконечно одинокий, он находится в глубоком конф­ликте с враждебной толпой, непониманием, не находя ничего свет­лого, человечного в окружающем его мире, только корысть, цинизм, насилие.

Вариант 2

- А почему вы одеты в желтую кофту!

- Чтобы не походить на вас.

В. Каменский. Юность Маяковского.

В 1912 году в альманахе футуристов "Пощечина общественному вкусу" были опубликованы стихотворения В. Маяковского "Ночь" и "Утро". Так заявил о себе молодой и самобытный поэт - поэт, которому суждена была долгая и непростая творческая судьба, и не только пожизненная, но и посмертная, ибо произведения автора неоднократно оценивались и переоценивались критикой и читателями.

Ранний период творчества поэта представлен многими открытиями в области стихосложения. Практически сразу отказавшись от попыток литературного подражания, Маяковский буквально ворвался в русскую поэзию начала XX века - поэзию, где по праву блистали такие светила, как Блок, А. Белый, Гумилев, Ахматова, Брюсов. Его стихи разительно отличались от того, что принято было считать хорошей поэзией, но он быстро вошел в силу и утвердил свою творческую индивидуальность, право на то, чтобы быть Маяковским. Его рассвет, по словам А. Ахматовой, был бурным: отрицая "классическую скуку", поэт предлагал новое, революционное искусство, и в своем лице - его представителя. Несомненно, многое в раннем творчестве Маяковского связано с таким художественным направлением, как футуризм, но при этом идеи и поэтические средства их воплощения в произведениях автора были много шире традиционных футуристических установок. Своеобразие ранней лирики Маяковского обусловлено прежде всего его личностью, его ярким талантом, его взглядами и убеждениями.

Едва ли не основной темой этого периода становится тема трагического одиночества поэта:

Я одинок, как последний глаз

у идущего к слепым человека.

Причина этого в том, что вокруг - "нет людей". Есть толпа, масса, сытая, жующая, глядящая "устрицей из раковины вещей". Люди исчезли, и потому герой готов целовать "умную морду трамвая" - чтобы забыть окружающих:

Ненужных, как насморк,

и трезвых,

как нарзан.

Герой одинок, он, возможно, один в этом мире. Наверное, отсюда эгоцентрический пафос многих его стихотворений. "Себе, любимому, посвящает эти строки автор", "Я", "Несколько слов обо мне самом", "Я и Наполеон", "Владимир Маяковский" - таковы названия его стихов того времени. "Я" - вот слово, которое определяет динамику поэтического действия: "Я, воспевающий машины и Англию". Поэт приходит в этот мир, чтобы прославить себя:

Мир огромив мощью голоса,

иду - красивый,

двадцатидвухлетний.

Он обращается к людям будущего:

"Славьте меня!" -

Вам завещаю я сад фруктовый

своей великой души.

В этом подчеркнутом эгоцентризме - свойственная поэзии Маяковского склонность к общественному эпатажу. "Костюмов у меня не было никогда. Были две блузы - гнуснейшего вида... Взял у сестры кусок желтой ленты. Обвязался. Фурор" - таковы выходки Маяковского-хулигана. И еще - скандально-известное: Я люблю смотреть, как умирают дети.

Что стоит за подобного рода действиями? Категорическое неприятие автором буржуазной культуры, юношеский нигилизм и, возможно, душевная ранимость самого поэта. За своим амплуа хулигана Маяковский скрывал душу тонкую, ищущую любви и любящую, защищая ее от тех, кто "ничего не понимают".

Маяковский, как он пишет о самом себе, - "сплошное сердце". Уже в ранних стихах он предстает обреченным гореть на "несгораемом костре немыслимой любви". Предчувствие любви, ее ожидание - "Будет любовь или нет? Какая - большая или крошечная?" - вот что наполняет монологи героя. Его душа ищет любви, и потому он пишет: "Себе, любимому, посвящает эти строки автор". Его чувство остается невостребованным:

Где любимую найти мне,

такую, как и я?

Поэт мучительно переживает свое одиночество, для него груз "нерастраченных весен" просто несносен:

Несносен не так, для психа,

а буквально.

Любимая женщина, появившись однажды, навсегда наполняет смыслом существование героя. Но его счастье - мучительное и недолговечное: разлуки и измены суть постоянные спутники любви; однако, несмотря на это, герой находит в себе силы сказать:

Дай хоть

последней нежностью выстелить

твой уходящий шаг.

Существенно, что в ранней поэзии Маяковского практически отсутствуют пейзажные описания. В автобиографии "Я сам" поэт так объясняет свое "пренебрежение" к теме природы: "После электричества совершенно бросил интересоваться природой. Неусовершенствованная вещь". Ее место в творчестве прочно занимает пейзаж городской: дома, улицы, автомобили. Часто подобного рода описания нарочито натуралистичны, поэт как будто задается целью изобразить уродливые "вещи века". "Красивость", поэтичность - качества, которые автор отвергает. Это иллюстрируют, к примеру, следующие строки:

Улица провалилась, как нос сифилитика.

Река - сладострастье, растекшееся в слюни.

Отбросив- белье до последнего листика,

сады похабно развалились в июне.

Окружающий мир вызывает резкое неприятие, протест со стороны автора. Его апофеозом можно считать поэму "Облако в штанах". Она состоит из четырех частей, каждая из которых разоблачает какой-либо аспект действительности. Герой провозглашает: "Долой вашу любовь, долой ваше искусство, долой вашу религию, долой ваш строй!" По масштабу, по глубине художественного обобщения, по диапазону поэтических средств эта поэма является, на мой взгляд, одним из лучших произведений Маяковского.

Художественные средства, языковые приемы поэта отличает подчеркнутый натурализм, прозаизм. Он пишет: "звезды-плевочки" - о тех самых звездах, которые наполняют, по словам Канта, "благоговением и восхищением" душу человека. Он заявляет:

Я знаю -

гвоздь у меня в сапоге

кошмарней, чем фантазия у Гете.

В этих строках - средоточие всего мира на личности поэта, соположение низменного и возвышенного, поэтического и прозаического.

В ранней лирике Маяковский отдает дань экспериментаторству, поиску новых форм, словотворчеству. И нужно уметь видеть за обилием сложных метафор, гипербол, неологизмов, непривычных синтаксических конструкций глубинный смысл текста.

Одно из ранних стихотворений автора - "А вы могли бы?"

Я сразу смазал карту будня,

плеснувши краску из стакана;

я показал "на блюде студня

косые скулы океана. На чешуе жестяной рыбы

прочел я зовы новых губ. А вы

ноктюрн сыграть могли бы

на флейте водосточных труб?

Что таится в этих строчках? Может быть, их написал человек, которому не хватает безмерности любви и океана? Может быть, они о праве художника преображать будни, видеть поэзию там, где, казалось бы, ей совсем не место? О том, что только настоящий артист способен сыграть на водосточной трубе?

Поэт предлагает нам свое видение мира и свои способы его воплощения. Отвергнув традиционные формы поэзии, Маяковский обрек себя на непростую судьбу экспериментатора, человека, который не будет понят многими. Но его путь - путь, без которого современное искусство было бы неполным, в чем-то ущербным:

Послушайте!

Ведь, если звезды зажигают -

значит - это кому-нибудь нужно

Астрономия

Биология

География

Естествознание

Иностр. языки.

Информатика

Искусствоведение

История

Культурология

Литература:

К уроку литературы

К сочинению

Анализ текста

Готовые сочинения

Экзамены, тесты

Студентам

Кратк. содержание

Произведения

Рефераты

Математика

Менеджмент

ОБЖ

Обществознание

Психология

Религиоведение

Русский язык

Физика

Философия

Химия

Экология

Экономика

Юриспруденция

Школа - и др.

Студентам - и др.

Экзамены школа

Абитуриентам

Библиотеки

Справочники

Рефераты

Прочее <