Ответы на экзаменационные билеты по литературе 11 класс ( Базовый уровень, 2006г.) - ч4.

Страницы -1- -2- -3- -4-

61. Своеобразие сатиры В.В. Маяковского (на примере 2–3 произведений по выбору экзаменуемого). (Билет 24)

62. Философские вопросы в прозе И.А. Бунина (на примере 1–2 произведений по выбору экзаменуемого). (Билет 2)

63. Своеобразие лирического героя поэзии О.Э. Мандельштама (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 20)

64. Тема борьбы добра и зла в романе М.А. Булгакова «Белая гвардия» или «Мастер и Маргарита» (по выбору экзаменуемого). (Билет 5)

65. Мир человеческой души в лирике М.И. Цветаевой (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 14)

66. Тема творчества в лирике Б.Л. Пастернака (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 17)

67. Интимное и гражданское в лирике А.А. Ахматовой (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 12)

68. Образ матери и трагедия народа в поэме А.А. Ахматовой «Реквием». (Билет 11)

69. Трагедия революции и Гражданской войны в романе М.А. Шолохова «Тихий Дон». (Билет 8)

70. Гражданственность и исповедальность лирики А.Т. Твардовского (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 19)

71. Образ «русского труженика-солдата» в поэме А.Т. Твардовского «Василий Теркин». (Билет 15)

72. Изображение народного характера в рассказе А.И. Солженицына «Матренин двор». (Билет 18)

73. Нравственная проблематика современной отечественной прозы (на примере произведения по выбору экзаменуемого). (Билет 16)

74. Герои и проблематика одного из произведений современной отечественной драматургии второй половины ХХ в. (по выбору экзаменуемого). (Билет 23)

75. Особенности творчества одного из современных отечественных поэтов второй половины ХХ в. (по выбору экзаменуемого). (Билет 21)

61. Своеобразие сатиры В.В. Маяковского (на примере 2–3 произведений по выбору экзаменуемого). (Билет 24)

Вариант 1

Сатирические стихотворения в поэзии Маяковского занимают особое место. Маяковский беспощадно высмеивал явления, кото­рые, по его мнению, мешали развитию молодого советского госу­дарства. Силою своего искусства поэт боролся яростно и страстно против всего, что стояло на пути становления и совершенствования Советского государства.

Сатирические произведения Маяковского рождались под влия­нием времени, были исключительно злободневны и вместе с тем несли в себе глубокое обобщение.

Каково же конкретное содержание сатиры Маяковского? Какие недостатки высмеивает и обличает поэт? Чем интересны поэтические образы, литературные приемы сатирических произведений поэта?

После 1917 года сатирическими адресами поэзии Маяковского были следующие:

• мещанство - «О дряни», «Хулиган», «Даешь изящную жизнь», «Маруся отравилась», «Стабилизация быта», «Старое и новое» и др.;

• бюрократизм—«Прозаседавшиеся», «Бюрократиада», «Бумаж­ные ужасы», «Товарищ Иванов», «Баллада о бюрократе и робкоре» и др.;

• капиталистическое окружение - «Как работает республика де­мократическая?», «Моя речь на Генуэзской конференции» и др.

Сатирическое начало внутренне присуще творчеству Маяковс­кого, юмор и сатира свойственны не только сатирическим произ­ведениям, но и лирическим стихотворениям, и поэмам, и пьесам, и стихотворениям для детей.

Шарж, ирония, гипербола, пародия, юмор придавали сатиричес­ким произведениям поэта различные оттенки. « Маяковский улыба­ется, Маяковский смеется, Маяковский издевается»( 1923) - так на­звал он один из сборников своих стихов.

Остановимся более подробно на стихотворении «О дряни». В этом стихотворении призыв к борьбе с обывательщиной, пережитками мещанства, ожившими во времена НЭПа .

Уже в первых строках стихотворения ясно определена литератур­но-политическая цель поэта: он хочет не только воспевать героические дела и подвиги советских людей, но и беспощадно бить по дряни. Кто же и что такое эта дрянь? Очень часто это - бюрократизм, чиновни­чья тупость; здесь - это мещанская пошлость, обывательский быт.

Главные герои стихотворения - супружеская пара во время ве­чернего чаепития. Домашний «уют» с учетом современных «веяний». Он радуется прибавке к жалованью и намеревается завести себе «галифища», она мечтает о платье с эмблемой в виде серпа и молота, чтобы появляться на балах в Реввоенсовете. Вот и все. И казалось бы, о чем волноваться и на что гневаться? Не обычные ли это совет­ские люди? Ведь и «галифища», и эмблема, и бал в Реввоенсовете, и портрет Маркса на стенке, и газета «Известия» на диване - явные признаки нового, советского быта. И даже жену муж называет не иначе, как «товарищ Надя». Но поэт видит и другое. За внешностью и оперением советских граждан он распознал «мурло мещанина», узнали сорвал маску с лица приспособившихся к советской жизни обывателей. Недаром же в стихотворении есть ряд деталей, которые характеризуют обстановку в доме как мещанскую, обывательскую: хо­зяин сидит «от самовара разморясь», а жена его собирается «фигурять в свете», на газете «Известия» греется котенок, а под потолком вере­щит «оголтелая канареица». Но особо поэт подчеркивает узость интересов и настроений. Все это, по мнению Маяковского, вещи не просто не допустимые, они опасны для дела революции:

Маркс со стенки смотрел, смотрел...

И вдруг

Разинул рот

Да как заорет:

«Опутали революцию обывательщины нити.

Страшнее Врангеля обывательский быт.

Скорее

Головы канарейкам сверните -

Чтоб коммунизм

Канарейками не был побит!»

Поэт ненавидел все то, что называл мещанством. И не только ненавидел, но и постоянно предостерегал от той опасности, кото­рую оно таят в себе. Мещанство для него такой же давний и ненави­стный враг, каким оно было для Горького.

В 1922 году в «Известиях» было напечатано сатирическое стихо­творение «Прозаседавшиеся». Стихотворение - своеобразный про­тест против бюрократии, чиновничества и волокитства. Маяковс­кий использовал в этом стихотворении такие художественные при­емы, как гипербола и гротеск. Для названия стихотворения Маяков­ский использовал неологизм. В самом стихотворении автор рисует бесконечную череду заседаний. Бюрократы заседают до двадцати раз в день, решая пустые вопросы, «разрываются» пополам,, и уже «лю­дей половины» присутствуют одновременно на двух заседаниях сра­зу. Автор высказывает свое отношение к происходящему, как и во­обще к бюрократизму:

Мечтой встречаю рассвет ранний:

«О, хотя бы

еще

одно заседание

относительно искоренения всех заседаний!

Художественными «помощниками» Маяковского в создании са­тирических произведений можно назвать следующие художествен­но-литературные приемы:

• гиперболизация;

• гротеск;

• использование фантастического и невозможного.

Большинство сатирических стихотворений заканчивается жиз­неутверждающе, каким-нибудь призывом к искоренению каких-либо недостатков и пороков общества.

Вариант 2

Сатира Маяковского (по стихотворениям <<Прозаседавшиеся>>, <<О дряни>>)

Владимир Владимирович Маяковский - поэт, который всегда откликался на события современности. Для него не было тем, на которые бы не могла откликнуться поэзия. Все было предметом его внимания, если способствовало процветанию Родины. В двадцатые годы бюрократизм захлестнул чиновничество, и Маяковский откликнулся на это зло стихотворением "Прозаседавшиеся".

Чуть ночь превратится в рассеет,

вижу каждый день я:

кто в глав,

кто в ком,

кто в полит,

кто в просвет,

расходится народ в учрежденья.

Сатирическое обобщение, содержащееся в этом произведении, свидетельствовало об остроте политического зрения автора, о его возросшем мастерстве. Сатирическая сила стихотворения Маяковского рождается из органического сплава реалистической жизненной ситуации с гиперболой, гротеском, фантастикой отдельных картин и образов. Обычная картина являющихся на службу в учреждения служащих - и дождь бумаг, из которых выбирают "с сотни - самые важные!" - для очередного заседания. Совещания следуют одно за другим, одно нелепее другого: театральный отдел заседает с главным управлением по конзаводу, цель другого заседания - решение вопроса о "покупке склянки чернил Гупкооперативом", наконец, уже совершенно невообразимое заседание "А-бе-ве-ге-де-е-же-зе-ко-ма". Лирический герой, добивающийся аудиенции "со времени она", искренне возмущен, его охватывает ярость. Он врывается лавиной на очередное заседание:

И вижу:

сидят людей половины.

О дьявольщина!

Где же половина другая?

У героя от этой "страшной картины свихнулся разум". И вдруг:

...спокойнейший голосок секретаря:

"Она на двух заседаниях сразу.

В день

заседаний на двадцать

надо поспеть нам.

Поневоле приходится раздвояться".

Бессмысленность и беспросветность этой суеты особенно остро и убедительно подчеркивается этой фантастической картиной, возникшей из просторечного оборота "не разорваться же". Стихотворение заканчивается лирическим выводом, точным и убедительным:

О, хотя бы

еще

одно заседание

относительно искоренения всех заседаний!

Близким к тематике этого произведения является и стихотворение "О дряни". В центре его образ мещанина, втершегося в советское учреждение и заботящегося только о своем благополучии. Характеристика "мрази", прямо противопоставленной настоящим героям революции, завершается фантастической картиной: будто сам Маркс с портрета поднял возмущенный голос против обывательского быта:

"Опутали революцию обывательщины нити.

Страшнее Врангеля обывательский быт.

Скорее

головы канарейкам сверните -

чтоб коммунизм

канарейками не был побит!"

Тема борьбы с обывательщиной за здоровый социалистический быт поставлена поэтом в целом ряде стихотворений.

Сатира Маяковского - один из важных составных элементов его поэзии. Особенностью ее является лирическая страстность поэта-патриота в разоблачении того, что несовместимо с представлением о высоком звании гражданина, что мешает строить новое Государство.

Утихомирились бури революционных лон.

Подернулась тиной советская мешанина.

И вылезло

из-за спины РСФСР

мурло

мещанина.

Остро и беспощадно Маяковский бичует "вечное" зло.

62. Философские вопросы в прозе И.А. Бунина (на примере 1–2 произведений по выбору экзаменуемого). (Билет 2)

Вариант 1

«Бунин с удивительным искусством возводит прозу в сан по­эзии», - пишет Юлий Айхенвальд. И с этим трудно не согласиться. Действительно, мир прозы Бунина также удивительно гармоничен, как и поэтический мир. Читая Бунина, мы убеждаемся, как много поэзии в нашей прозе и как обыкновенное сродни прекрасному.

В своем творчестве писатель обращается к самым различным темам. В мир художественной литературы И. А. Бунин входит как автор произведений о русской деревне. В 1910-1913 г. вышли в свет повести редкой глубины: «Деревня», «Суходол», - целая серия уди­вительных рассказов. К Бунину пришла слава, а вокруг этих произ­ведений развернулся жаркий спор.

Удивительным и постоянным был интерес Бунина к тайным, со­крытым процессам в человеческой душе, незаметно для нее самой теряющей полноту чувств, полет мечты. «Чаша жизни», «Сын», «Отто Штейн», «Легкое дыхание», «Петлистые уши», «Сны Чанга» - пере­чень этих произведений трудно прервать, так как тема мира челове­ческих чувств и переживаний присутствует практически во всех про­изведениях Бунина.

В середине 1910-х годов у писателя возникает интерес к совсем иной тематике - общемировые процессы, которые в ту пору имели самые мрачные прогнозы. Первую мировую войну писатель опреде­лил как «беспримерную катастрофу», сравнив её с начальными стра­ницами Библии. «Господин из Сан-Франциско» (1915) своим миром вопиющей фальши, парадоксального человеческого эгоизма и бли­зорукости должен был содействовать отрезвлению, хотя непосред­ственных откликов на войну не содержал.

Уже первая фраза о выборе Господином (господин не имеет име­ни) маршрута для увеселительного круиза насыщена определенным смыслом. Автор представляет мораль богатых путешественников. Интересно понаблюдать за деталями. Корабль назван «Атлантидой», что, несомненно, вызывает ассоциацию с неизбежной гибелью. Раз­ные «слои» плывущих располагаются на разных «уровнях жизни»: блестящие салоны с одной стороны, и «адские» топки кочегарки с другой. Все это можно сравнить с моделью неправого разобщенного мира. Жалкой щепкой выглядит корабль над могучими, грозными глубинами океана. А движение «Атлантиды» по замкнутому кругу и возвращение с телом уже мертвого Господина - символ бессмыслен­ного перемещения в пространстве. Чувство надвигающейся катаст­рофы ясно читается в обычном описании.

В рассказе Бунина мы видим как проявления зла бытового, социального, так и зла абсолютного, метафизического.

Социальное зло предстает в рассказе в виде несправедливого бур­жуазного миропорядка, изображения неравенства людей. Это также и непоколебимая уверенность одних людей в том, что они вправе повеле­вать другими. Это и притворство многих людей, которые не просто жи­вут, а лицедействуют, играют какую-нибудь роль, порой уже смертель­но им надоевшую. И, наконец, социальное зло проявляется в том, что люди живут, подчинившись не естественному человеческому началу, а «логике вещей» - важнее всегда оказывается социальный статус чело­века, его место на социальной лестнице, а не его подлинная сущность.

Но не только социальное неблагополучие оказывается в поле зре­ния автора. Все проблемы, обозначенные Буниным, можно назвать вечными, неустранимыми, они существуют в любом обществе, и со­циальное зло - лишь следствие зла вечного, космического, мирово­го. Космическое зло проявляется в вечности, неуничтожимое™ лю­бого зла. Не случайно в рассказе в качестве параллели судьбе госпо­дина упоминание о римском императоре Нероне Тиберии: « На этом острове две тысячи лет тому назад жил человек, несказанно мерзкий в удовлетворении своей похоти и почему-то имевший власть над мил­лионами людей».

Это зло не исчезло - оно возрождалось тысячи раз и возродилось в том же господине из Сан-Франциско. Космическое зло - это непонятность и враждебность человеку мировых стихий. Олицетво­рением мирового зла в рассказе является Дьявол, «громадный, как утес», следивший со скал за кораблем, - это символ темных, не под­властных разуму начал человеческой жизни. О борьбе за человечес­кие души Ф. М. Достоевский сказал так: « Дьявол с Богом борется, а поле битвы - сердца людей».

Рассказ о жизненном крахе самоуверенного «господина жизни» перерастает в лирически насыщенное размышление о связи челове­ка и мира, о величии природного космоса и его неподвластности людским волям, о вечности и о непроницаемой тайне бытия.

63. Своеобразие лирического героя поэзии О.Э. Мандельштама (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 20)

Вариант 1

Осип Эмильевич Мандельштам - создатель и виднейший поэт литературного течения - акмеизма, друг Н. Гумилева и А. Ахмато­вой. Но несмотря на это, поэзия О. Мандельштама недостаточно хорошо известна широкому кругу читателей, а между тем в творче­стве этого поэта как нельзя лучше отражено «дыхание времени». Его стихи прямолинейны и правдивы, в них нет места цинизму, хан­жеству, лести. «Писал, как чувствовал» - это про Мандельштама. Именно за нежелание уподобляться поэтам, воспевающим и про­славляющим Советскую власть и лично товарища Сталина, он был обречен на непризнание и изгнание, на тяготы и лишения. Его жизнь трагична, как, впрочем, жизнь многих русских поэтов.

Лирический герой поэзии О. Э. Мандельштама - это человек, живущий в ритме своего века. Его жизнь зависит от происходящего вокруг, но это не мешает герою откликаться на все события, давать им свою оценку, часто резкую и слишком однозначную. Другими словами, лирический герой - это сам поэт.

Осип Мандельштам родился в Варшаве, детство и юность его прошли в Петербурге. Позднее, в 1937 г., Мандельштам о времени своего рождения напишет:

Я родился в ночь со второго на третье

Января в девяносто одном

Ненадежном году...

«Стихи о неизвестном солдате»

Здесь «в ночь» содержит в себе зловещее предзнаменование трагической судьбы поэта в XX в. и служит метафорой всего XX в., по определению Мандельштама, - «века-зверя». Воспоминания Мандельштама о детских и юношеских годах сдержанны и строги, он избегал раскрывать себя, комментировать собственные поступ­ки и стихи. Он был рано созревшим, точнее - прозревшим по­этом, и его поэтическую манеру отличают серьезность и строгость. То немногое, что мы находим в воспоминаниях поэта о его детстве, о той атмосфере, которая его окружала, о том воздухе, которым ему приходилось дышать, скорее окрашено в мрачные тона:

Из омута злого и вязкого

Я вырос, тростинкой шурша,

И страстно, и томно, и ласково

Запретною жизнью дыша.

«Из омута злого и вязкого»

Эти строчки из стихотворения Мандельштама «Из омута злого и вязкого». «Запретная жизнь» - это о поэзии. От матери Мандель­штам унаследовал обостренное чувство русского языка, точность речи. Первый сборник поэта вышел в 1913 г., издан он был за свой счет. Предполагалось, что он будет называться «Раковина», но окончательное название было выбрано другое - «Камень». Название -вполне в духе акмеизма. Камень - природный материал, прочный и основательный, вечный материал в руках мастера. У Мандельш­тама камень являет собой как бы первичный строительный матери­ал духовной культуры. В стихотворениях этой поры чувствовалось мастерство молодого поэта, умение владеть поэтическим словом, использовать широкие музыкальные возможности русского стиха.

Первая половина 20-х гг. ознаменовалась для поэта подъемом творческой мысли и приливом вдохновения, однако эмоциональный фон этого подъема окрашен в темные тона и соединяется с чувством обреченности:

Нельзя дышать, и твердь кишит червями,

И ни одна звезда не говорит...

В стихах 20-х и 30-х гг. особое значение приобретает социаль­ное начало, открытая авторская позиция. В 1929 г. он обращается к прозе, пишет книгу, получившую название «Четвертая проза». Она невелика по объему, но в ней сполна выплеснулась та боль и презре­ние поэта к писателям («членам МАССОЛИТа»), которые долгие годы разрывали душу Мандельштама. «Четвертая проза» дает пред­ставление о характере самого поэта - импульсивном, взрывном, не­уживчивом. Мандельштам очень легко наживал себе врагов, потому как всегда говорил, что думал, и своих суждений и оценок не таил. Практически все послереволюционные годы Мандельштам жил в тя­желейших условиях, а в 30-е гг. - в ожидании неминуемой смерти. Друзей и почитателей его таланта было немного, но они были. Осозна­ние трагизма своей судьбы, видимо, укрепляло поэта, давало ему силы, придавало трагический, величественный пафос его новым творениям. Этот пафос заключается в противостоянии свободной по­этической личности своему веку - «веку-зверю». Поэт не ощущал себя перед ним ничтожной, жалкой жертвой, он осознает себя равным:

...Мне на плечи кидается век-волкодав,

Но не волк я по крови своей.

Запихай меня лучше, как шапку, в рукав

Жаркой шубы сибирских степей,

Уведи меня в ночь, где течет Енисей,

И сосна до звезды достает,

Потому что не волк я по крови своей

И меня только равный убьет.

«За гремучую доблесть грядущих веков...»

Искренность Мандельштама граничила с самоубийством. В но­ябре 1933 г. он написал резко сатирическое стихотворение о Стали­не, которое начиналось строчками:

Мы живем, под собою не чуя страны, -

Наши речи за десять шагов не слышны,

А где хватит на полразговорца, -

Там припомнят кремлевского горца...

По свидетельству Е. Евтушенко: «Мандельштам был первым рус­ским поэтом, написавшим стихи против начинавшегося в 30-е годы культа личности Сталина, за что и поплатился». Как ни удивитель­но, приговор Мандельштаму был вынесен довольно мягкий. Люди в то время погибали и за гораздо меньшие «провинности». Резолю­ция Сталина всего лишь гласила: «Изолировать, но сохранить», -и Осип Мандельштам был отправлен в ссылку в далекий северный поселок Чердынь. После ссылки ему запретили проживать в две­надцати крупных городах России, Мандельштам был переведен в менее суровые условия - в Воронеж, где поэт влачил нищенское существование.

Поэт попал в клетку, но он не был сломлен, он не был лишен внут­ренней свободы, которая поднимала его надо всем даже в заточении:

Лишив меня морей, разбега и разлета

И дав стопе упор насильственной земли,

Чего добились вы? Блестящего расчета:

Губ шевелящихся отнять вы не могли.

Стихи воронежского цикла долгое время оставались неопубли­кованными. Они не были, что называется, политическими, но даже «нейтральные» стихи воспринимались как вызов. Эти стихи про­никнуты ощущением близкой гибели, иногда они звучат как закли­нания, увы, безуспешные.

Я должен жить, хотя я дважды умер,

А город от воды ополоумел, -

Как он хорош, как весел, как скуласт,

Как на лемех приятен жирный пласт,

Как степь молчит в апрельском провороте...

А небо, небо - твой Буонорроти!

«Я должен жить, хотя я дважды умер». 1935

После воронежской ссылки поэт еще год провел в окрестностях Москвы, пытаясь добиться разрешения жить в столице. Редакторы литературных журналов боялись даже разговаривать с ним. Он нищен­ствовал. Помогали друзья и знакомые: В. Шкловский, Б. Пастернак, И. Эренбург, В. Катаев, хотя им и самим было нелегко. Впослед­ствии Анна Ахматова писала о 1938 г.: «Время было апокалипти­ческое. Беда ходила по пятам за всеми нами. У Мандельштамов не было денег. Жить им было совершенно негде. Осип плохо дышал, ловил воздух губами». В мае 1938г. Мандельштама снова арестовы­вают, приговаривают к пяти годам каторжных работ и отправляют на Дальний Восток, откуда он уже не вернется. Смерть настигла поэта в одном из пересыльных лагерей под Владивостоком 2 декабря 1938 г. В одном из последних стихотворений поэта есть такие строчки:

Уходят вдаль людских голов бугры,

Я уменьшаюсь там - меня уж не заметят,

Но в книгах ласковых и в играх детворы

Воскресну я сказать, что солнце светит.

Вся поэзия О. Э. Мандельштама -это некая трагическая Оратория с собственной внутренней музыкой в чудесном изложении Певца -Поэта - Провидца. Да! Это воистину удивительнейшее явление. Оно покоряет. Завораживает. Его стихи хочется читать и перечитывать. Пленит сам язык - это «дивное косноязычие», пленит некий сплав лирической философии и Великой Любви к Человеку - самому бес­правному и униженному созданию на нашей грешной земле. Чело­века понимает и жалеет Поэт, а самого Поэта кто пожалеет - его - самого несчастного - самого невиновного - самого загубленного

Паденье - неизменный спутник страха,

И самый страх есть чувство пустоты –

Немногие для вечности живут.

И в числе этих немногих - Осип Эмильевич Мандельштам.

64. Тема борьбы добра и зла в романе М.А. Булгакова «Белая гвардия» или «Мастер и Маргарита» (по выбору экзаменуемого). (Билет 5)

Вариант 1

Герои произведений Михаила Булгакова помогают читателю осоз­нать позицию автора, его отношение к добру и злу, его глубокое убеж­дение в том, что человек должен сам принимать решения и отвечать за свои поступки. Проблемы нравственного выбора, ответственнос­ти и наказания, борьбы добра со злом становятся главными в романе «Мастер и Маргарита».

«Евангельские» главы романа занимают особое место в компо­зиции и содержании, в них автор размышляет об ответственности человека за все добро и зло, происходящее на земле, за собственный выбор, ведущий или к истине и свободе, или к рабству и бесчеловеч­ности.

«В белом плаще с кровавым подбоем» появляется прокуратор Иудеи Понтий Пилат. Перед ним стоит трудная задача. Он должен решить судьбу другого человека. У римского прокуратора нет жела­ния губить жизнь бродячего философа. В душе Понтий Пилат осоз­нает, что Иешуа не виновен. Но Михаил Булгаков показывает зави­симость прокуратора от государства, герой не имеет права руковод­ствоваться нравственными принципами. Понтий Пилат - сильный человек, и он понимает, что может хорошо жить и преуспевать, толь­ко оставаясь рабом и слугой кесаря. Его образ драматичен: он и об­винитель, и жертва. Отправив на смерть Иешуа, он губит свою душу. Вынося приговор, он восклицает: «Погибли!» Это означает, что о гибнет вместе с Иешуа, гибнет как свободная личность. Но в споре между Понтием Пилатом и Иешуа об истине и добре, побеждает последний, потому что он идет на смерть, но не отказывается от свои убеждений, оставаясь истинно свободным.

Иешуа у Булгакова - обычный смертный человек, проницательный и наивный, мудрый и простодушный, но он - воплощение чистой идеи, провозвестник новых человеческих идеалов. Ни страх, ни наказание не могут заставить его изменить идее добра, милосердия. Он утверждает «царство истины и справедливости», где не будет «власти ни кесарей, ни какой-либо иной власти». Иешуа верит в преобладание доброго начала в любом человеке и в то, что «царство истины» обязательно наступит.

В романе Михаила Булгакова Иешуа - прообраз Христа, но это не Богочеловек, а тот, кто знает и несет истину. Он проповедник, но­ситель вечного идеала, вершина бесконечного восхождения челове­чества на пути к добру, любви, милосердию.

На страницах булгаковского романа появляется и другой персо­наж - Сатана-Воланд со своей свитой, которому окружающий мир открыт без прикрас, и этот иронический взгляд Воланда на окружа­ющее близок автору. Воланд вглядывается в людей и окружающий мир, стараясь выявить в них несовершенное. Он и его свита высмеи­вают, уничтожают все то, что отступилось от добра, развратилось, утратило высокие идеалы, живет в обмане и лицемерии. Всего на три дня Воланд и свита остаются в Москве, но именно их присут­ствие помогает увидеть человека в его истинном свете, со всеми по­роками и недостатками:

«Они - люди как люди. Любят деньга, но ведь это всегда было... Человечество любит деньги. Ну, легкомысленны... ну что ж... и мило­сердие иногда стучится в их сердца... обыкновенные люди... в общем, напоминают прежних... квартирный вопрос только испортил их...».

Меру зла, порока и корысти Воланд определяет мерой истины, красоты и добра. Он восстанавливает равновесие между добром и злом и этим служит добру. Но разве можно считать, что в романе порок наказан? Перемены - мнимые: Именно сцены с участием Во­ланда и его свиты заставляют читателя задуматься над вопросом: можно ли изменить этот мир? На этот вопрос автор отвечает, расска­зывая нам историю Мастера и Маргариты.

Поведение Мастера и Маргариты определяет не стечение обсто­ятельств, а следование своему нравственному выбору. Мастер уста­навливает историческую истину, создавая роман об Иешуа и Понтий Пилате. Читая этот роман Мастера, мы понимаем, почему «рукописи не горят». Мастер в своем романе вернул человеку веру в высокие идеалы и в возможность восстановить истину, вопреки тем, кто не хочет с нею считаться. Но Мастер не герой, он лишь служитель исти­ны. Подобно римскому прокуратору, в условиях тоталитарного госу­дарства, от которого нельзя спастись, он падает духом, отказывается от романа, сжигает его.

Подвиг совершает Маргарита, она умеет бороться. Она пре­одолевает обстоятельства жизни, собственный страх во имя веры талант Мастера и спасение их любви: «Я погибаю вместе с тобой».

Она идет на самопожертвование, закладывая душу дьяволу. Мар­гарита сама творит свою судьбу, руководствуясь высокими нравствен­ными принципами.

Роман Михаила Афанасьевича Булгакова «Мастер и Маргарита» - размышления над тем, что человеческую судьбу и сам исторический процесс определяют непрерывный поиск истины, следования высо­ким идеалам добра и красоты. По мнению автора, человек несет от­ветственность за все добро и зло, которые совершаются на земле.

Вариант 2

Добро и зло... Понятия вечные и неразделимые. И пока жив человек, они будут бороться друг с другом. Добро будет "открываться" человеку, освещая ему путь к истине. Не всегда носителями добра и зла бывают разные люди, особой трагичности достигает эта борьба, когда она происходит в душе одного человека.

Роман М. А. Булгакова "Мастер и Маргарита" посвящен борьбе добра и зла. Автор в одной книге описывает события двадцатых годов нашего века и события библейских времен. Действия, происходящие в разное время, объединены одной идеей - поисками истины и борьбы за нее. Перенесемся в далекий Ершалаим, во дворец прокуратора Иудеи Понтия Пилата. "В белом плаще с кровавым подбоем" появляется он перед человеком лет двадцати семи, у которого "руки связаны за спиной, под левым глазом синяк, в углу рта - ссадина с запекшейся кровью". Человек этот - звали его Иешуа - обвиняется в подстрекательстве к разрушению ершалаим-ского храма. Арестант хотел было оправдаться: "Добрый человек! Поверь мне..." Но его "научили" соблюдать этикет: "Крысобой вынул бич и ... ударил арестованного по плечам... Связанный мгновенно рухнул наземь, как будто ему подрубили ноги, захлебнулся воздухом, краска сбежала с его лица, и глаза обессмыслились..."

Трудно не согласиться с тем определением, какое дал себе прокуратор: "свирепое чудовище". Понтий Пилат живет по своим законам: он знает, что мир разделен на властвующих и подчиняющихся им, что формула "раб подчиняется господину" незыблема, значит, господин имеет право судить всех и вся. И вдруг появляется человек, который думает иначе: "... рухнет храм старой веры и воздвигнется новый храм истины". Более того, этот "бродяга" смеет предлагать: "Мне пришли в голову кое-какие новые мысли, и я охотно поделился бы ими с тобой, тем более, что ты производишь впечатление очень умного человека". Он не боится возражать прокуратору и делает это столь искусно, что временами приводит Пилата в замешательство.

У Иешуа своя жизненная философия: "... злых людей нет на свете, есть люди несчастливые". Арестант показался интересен прокуратору. В его невиновности прокуратор убедился сразу. Конечно, речи его несколько крамольны, но зато "бродяга" обладает чудесным свойством снимать головную боль, которая так мучает прокуратора. И у Понтия Пилата уже сложился план действия: он объявит Иешуа сумасшедшим и вышлет на остров в Средиземное море, туда, где находится его резиденция. Но это оказалось невозможным.

Иуда из Карнафа представил такие сведения о "безумце", что наместник кесаря не имел права не казнить его. Иешуа казнен. Почему же мучается прокуратор? Почему ему снится сон, будто он не послал на казнь бродячего философа и целителя, будто они идут вместе по лунной дорожке и мирно беседуют, и он, "жестокий прокуратор Иудеи, от радости плакал и смеялся во сне?" Могущество Понтия Пилата оказалось мнимым. Он трус, и совесть мучает его.

Но как связаны ершалаимские главы о основным содержанием романа? Большое количество как явных, так и тончайших параллелей связывают изображение Ершалаима двадцатых годов первого века и Москвы двадцатых годов двадцатого века. Герои и времена, в них описанные, как будто разные, а суть одна. Вражда, недоверие к людям инакомыслящим, зависть царствуют в мире, который окружает Мастера. Их обнажает Воланд. Воланд - это художественно переосмысленный автором образ Сатаны. Сатана и его помощники творят зло. Их цель - обнажать сущность явлений, высвечивать, усиливать, выставлять на всеобщее обозрение негативные явления в человеческом обществе. Фокусы в Варьете, проделки с подписывающим бумаги пустым костюмом, таинственное превращение денег в доллары и прочая чертовщина - это обнажение скрытых пороков человека. Становится понятным смысл фокусов в Варьете. Здесь происходит испытание москвичей на алчность и милосердие. В конце представления Воланд приходит к выводу: "Ну что ж ... они - люди как люди. Любят деньги, из чего бы те ни были сделаны - из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или золота. Ну, легкомысленные... ну, что ж... и милосердие иногда стучится в их сердца... Обыкновенные люди... в общем, напоминают прежних... квартирный вопрос только испортил их..."

Вечное стремление людей к добру неодолимо. Прошло двадцать веков, а олицетворение добра и любви - Иисус Христос жив в душах людей. Мастер, главный герой романа, создает роман о Христе и Пилате. Христос для него - это мыслящая страдающая личность, утверждающая достоинство бескорыстного служения людям, несущая непреходящие ценности мир.

Маргарита в романе является носительницей огромной, логической и вдохновенной любви, которую автор назвал "вечной". И чем более непривлекательным, "скучным, кривым" (предстает перед нами переулок, где эта любовь возникает, тем более необычным оказывается это чувство, вспыхнувшее "молнией". Маргарита борется за Мастера. Посещая Великий бал полнолуния, Маргарита при помощи Воланда возвращает Мастера. Вместе с ним под раскаты очищающей грозы она переходит в вечность.

Уйдя от нас, Мастер оставил нам свой роман как напоминание о том, что наши нравственные проблемы решать нам самим.

65. Мир человеческой души в лирике М.И. Цветаевой (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 14)

Вариант 1

Замечательный русский поэт Марина Цветаева однажды сказа­ла: «Я не верю стихам, которые - льются. Рвутся - да!» И доказывала это на протяжении всей жизни собственными - рвущимися из серд­ца - строками. Это были удивительно живые стихи о пережитом, не просто о выстраданном - о потрясшем. В них всегда было и есть дыхание. В самом прямом смысле: слышно, как человек дышит. Все стихи Цветаевой имеют источник, имя которому - душа поэта.

Судьба поэтессы сложилась трагически, но она была настолько яркой личностью и талантливым художником, что все жизненные перипетии нашли отражение в ее лирике.

Любовь к поэзии проснулась у Цветаевой рано. В октябре 1910 года она, еще ученица гимназии, тайком от семьи на собственные деньги издает свой первый поэтический сборник стихов «Вечерний альбом».

Первая книга - дневник очень наблюдательного и одаренного ребенка, в котором ничего не выдумано, ничего не приукрашено — все прожито.

Ах, этот мир и счастье быть на свете

Еще невзрослый передаст ли стих?

Уже в первой книге есть предельная искренность, ясно выражен­ная индивидуальность, даже нота трагизма среди наивных и светлых стихов:

Ты дал мне детство - лучше сказки

И дай мне смерть - в семнадцать лет...

«Молитва». 26 сентября 1909, Таруса

Отзывы на эту книгу были весьма благосклонными, и это всели­ло в юную поэтессу уверенность в своих силах. В частности, Макси­милиан Волошин так охарактеризовал сборник: «Это очень юная и неопытная книга. Многие стихи, если их раскрыть случайно, посре­ди книги, могут вызвать улыбку. Ее нужно читать подряд, как днев­ник, и тогда каждая строчка будет понятна и уместна».

Действительно, поэзия Цветаевой — это своеобразный днев­ник, где нашли отражение все значительные события ее непростой жизни:

Красною кистью

Рябина зажглась.

Падали листья.

Я родилась.

«Стихи о Москве» (из цикла).

16 августа 1916

Даже в самых первых, наивных, но уже талантливых стихах про­явилось лучшее качество Цветаевой как поэта - тождество между личностью, жизнью и словом. Вот почему мы говорим, что вся по­эзия ее - исповедь! Об интимности, исповедальности стихов Мари­ны Цветаевой писал в 1910 году и В. Брюсов: «Когда читаешь ее книги, минутами становится неловко, словно заглянул нескромно через полузакрытое окно в чужую квартиру... Появляются уже не поэтические создания, но просто страницы чужого дневника». Ли­рическая героиня Цветаевой полностью отражает чувства и переживания самой Марины, так как поэтесса изначально принципиально поставила знак равенства между собой и своей лирической герои­ней. Исходя из этого стихи "Цветаевой личностные. Цветаева всегда считала, что поэт в своем творчестве должен быть индивидуален. Из этого принцип: быть только самой собой, ни в чем не зависеть ни..от времени, ни от пространства.

В 1912 году выходит второй сборник стихов «Волшебный фо­нарь». В «Волшебном фонаре» Цветаевой мы видим зарисовки се­мейного быта, очерки милых лиц мамы, сестры, знакомых, есть пей­зажи Москвы и Тарусы:

Вот и мир, где сияют витрины,

Вот Тверская, - мы вечно тоскуем о ней.

Кто для Аси нужнее Марины?

Милой Асеньки кто мне нужней?

«Тверская»

Встреча с будущим мужем Сергеем Эфроном перевернула всю жизнь Марины. Они не просто любили, они боготворили друг друга. Вот какие строки Цветаева посвятила своему любимому человеку:

В его лице я рыцарству верна,

- Всем вам, кто жил и умирал без страху! -

Такие - в роковые времена -

Слагают стансы - и идут на плаху.

«С. Э.». 3 июня 1914, Коктебель

В 1913 году выходит сборник «Из двух книг», куда вошли луч­шие стихотворения начинающей поэтессы. Темы и образы этой книги объединяет «детскость» - условная ориентация на роман­тическое видение мира глазами ребенка; детская влюбленность, непосредственность, любование жизнью. Поэтический язык сбор­ника универсален и включает традиционный набор символов литературы первого десятилетия XX в. Способность «закреплять текущий миг» и автобиографичность стихотворений придают им дневниковую направленность. В предисловии к сборнику «Из двух книг» Цветаева уже открыто говорит о дневниковости: «Все это было. Мои стихи - дневник, моя поэзия - поэзия собственных имен».

Поиск своего нового поэтического «я» отражается в поэзии Цве­таевой 1913-1915 годов. Сохраняя дневниковую последовательность, ее творчество «переходит» от условности к вполне жизненной от­кровенности; особое значение приобретают всевозможные подроб­ности, детали быта. В произведениях тех лет она стремится вопло­тить то, о чем говорила еще в предисловии к избранному «Из двух книг»: «Закрепляйте каждое мгновение, каждый жест- и форму руки, его кинувшей; не только вздох - и вырез губ, с которых он, легкий, слетел. Не презирайте внешнего!..»

Радость всех невинных глаз

- Всем на диво! -

В этот мир я родилась -

Быть счастливой...

«Радость всех невинных глаз».

3 декабря 1914

Поиск нового отразился и на общей организации ее стихов. Она широко использует логическое ударение, переносы, паузы не только для усиления экспрессивности стиха, но и для смыслового контрас­та, для создания особого интонационного жеста:

Безумье - и благоразумье,

Позор — и честь,

Все, что наводит на раздумье,

Все слишком есть-

Во мне! - Все каторжные страсти

Слились в одну!

Так в волосах моих - все масти

Ведут войну!

«Безумье — и благоразумье...».

3 января 1915

События первой мировой войны вносят новый пафос в русскую поэзию, и в лирике Цветаевой тоже намечается новый этап. Предре­волюционные годы в ее творчестве отмечены появлением русских фольклорных мотивов, использованием традиций городского «жес­токого» романса, частушек, заклятий. В стихотворениях 1916 года, впоследствии вошедших в «Версты», обретают жизнь такие исконно цветаевские темы, как Россия, поэзия, любовь. Далекая от политики, Марина Цветаева в своей «дневниковой» поэзии показала отноше­ние к революции, стала далее пророчицей:

Свершается страшная спевка, -

Обедня еще впереди!

Свобода! – Гулящая девка

На шалой солдатской груди!

«Из строго, стройного храма...»,

26 мая 1917

Творческий облик Цветаевой многогранен. Истоки ее творчес­кой многоплановости в ее яркой индивидуальности «Большим по- . этом может быть всякий — большой поэт, - писала Цветаева. - Для большого поэта достаточно большого поэтического дара. Для ве­ликого самого большого дара - мало, нужен равноценный дар лич­ности: ума, души, воли и устремление этого целого к определенной цели, то есть устроение этой цели» (статья «Искусство при свете совести», 1932 год).

Цветаева, как и ее лирическая героиня, никогда не знала покоя. Она выходила навстречу всем ветрам, всем вьюгам и бурям настоя­щего и будущего:

Другие - с очами и с личиком светлым,

А я-то ночами беседую с ветром.

Не с тем - английским

Зефиром младым, -

С хорошим, с широким,

Российским, сквозным!

«Другие — с очами и с личиком светлым...»

2 августа 1920

Стихи, написанные в 1917-1920 годах, вошли в сборник «Лебе­диный стан». Оказалось, что не только о чувствах интимных может писать Цветаева. Церковная Россия, Москва, юнкера, убитые в Ниж­нем, Корнилов, белогвардейцы («белые звезды», «белые праведни­ки») - вот образы этого сборника. Революция и гражданская война с болью прошли сквозь сердце Цветаевой, и пришло понимание, как прозрение: больно всем - и белым, и красным!

Белый был - красным стал:

Кровь обагрила.

Красным был - белым стал:

Смерть победила.

«Ох, грибок, ты мой, грибочек, белый груздь...»

Декабрь 1920

Когда прежняя, привычная и понятная жизнь была уже разруше­на, когда Цветаева осталась с дочерью, должна была выживать, сти­хи ее особенно стали похожи на странички дневника. Она начинает одно стихотворение словами: «Ты хочешь знать, как дни проходят?» И стихи рассказывают об этих днях — «Чердачный дворец мой...», «Высоко мое оконце...», «Сижу без света и без хлеба...», «О, скром­ный мой кров!» И самое страшное - смерть от голода двухлетней дочери Ирины - тоже в стихах. Это исповедь матери, которая не смогла спасти двух дочерей и спасла одну!

Две руки - ласкать, разглаживать

Нежные головки пышные.

Две руки - и. вот одна из них

За ночь оказалась лишняя.

«Две руки, легко опущенные...».

Первая половина апреля 1920

По стихам М. Цветаевой можно безошибочно составите ее био­графию. И отъезд из России в 1922 году, и горькие годы эмиграции, и столь же горькое возвращение (дочь, муж, сестра арестованы, встре­чи с ними уже не будет никогда). Экспрессивность и философская глубина, психологизм и мифотворчество, трагедия разлуки и острота одиночества становятся отличительными чертами поэзии Цветаевой этих лет. Большинство из созданного так и осталось неопубликован­ным. Последний прижизненный авторский сборник Цветаевой «Пос­ле России» вышел в Париже весной 1928 года. В него вошли почти все стихотворения, написанные с лета 1922 по 1925 год. Эта книга, хронологически продолжающая «Ремесло» (апрель 1921 - апрель 1922), по праву считается вершиной лирики поэтессы.

В 1939 году Цветаева с сыном возвратилась на родину. Начавша­яся война вынудила ее уехать в эвакуацию в Елабугу, где 31 августа 1941 года она покончила с собой. И, конечно, все в дневнике: «Мне -совестно, что я еще жива», в записке сыну: «Прости меня, но дальше было бы хуже» и в стихах:

Пора гасить фонарь

Наддверный...

«Пора снимать янтарь...»

Февраль 1941

Так заканчивается «дневник» Цветаевой, ее повесть о себе - ее стихи. Она знала, в чем ее беда — в том, что для нее «нет ни одной внешней вещи, все - в сердце и судьбе». Она так щедро расточала себя, но от этого становилась только богаче — как источник: чем больше черпаешь из него, тем больше он наполняется. Цветаева на­шла точную и .мудрую формулу: «Равенство дара души и слова - вот поэт». Ее собственный талант полностью соответствовал этой фор­муле. «Живу, созерцая свою жизнь, всю жизнь - у меня нет возраста и нет лица. Может быть, я - сама жизнь». Цветаева права, ставя знак равенства между поэтом и жизнью. Вся сила таланта пошла у нее на то, чтобы выразить эту полноту жизни. В поэзии виден весь человек. Нельзя скрыть ни волнение, ни пустоту, ни пошлость, ни равноду­шие. Марина Цветаева писала все без утайки, молитвенно, навынос. Ее слово - это ее жест, голос, мысль, явь и сон, сердцебиение. Но даже этого всего недостаточно для характеристики ее манеры, стиля, личности. Скорее так: Цветаева произносит монолог длиной в лири­ческий том, длиной в целую жизнь. Лирика, эпос, драма, статья, пе­ревод, письмо - все это, вместе взятое, дневник жадной к жизни, чут­кой, чувствительной, гордой души.

Пляшущим шагом прошла по земле! - Неба дочь!

С полным передником роз! - Ни ростка не наруша!

Знаю, умру на заре! - Ястребиную ночь

Бог не пошлет по мою лебединую душу!

Нежной рукой отведя нецелованный крест,

В щедрое небо рванусь за последним приветом.

Прорезь зари — и ответной улыбки прорез...

-Я и в предсмертной икоте останусь поэтом!

«Знаю, умру на заре...». Декабрь 1920

66. Тема творчества в лирике Б.Л. Пастернака (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 17)

Вариант 1

В стихотворении «Быть знаменитым некрасиво» Б. Пастернак отвечает на вопрос, в чем заключается назначение поэзии:

Цель творчества - самоотдача,

А не шумиха, не успех.

Позорно, ничего не знача,

Быть притчей на устах у всех.

«Быть знаменитым некрасиво»

Самоотдача - вот слово, которое дает ключ к пониманию твор­чества Пастернаком. Сам поэт писал не потому, что стремился к из­вестности, славе, всенародному признанию, а потому, что поэзия - крик его души, способ самовыражения. Значимость художника определяется не количеством им написанного, а его честностью и силой отзвука в сердцах читателей. Пастернак умел добиться это­го отзвука. Став лауреатом Нобелевской премии, он писал:

Я весь мир заставил плакать

Над красой земли моей.

Для того чтобы заставить читателя плакать, нужно быть гением. Творчество Пастернака не оставляет читателя равнодушным. В про­тивовес всем обстоятельствам, созданным тоталитарным государ­ством, обрекающим на молчание и творческую гибель не только Пастернака, но многих его современников, поэзия осталась жить. Творчество Пастернака оказалось выше запретов и гонений. Это может означать только одно: поэт верно понимал свое предназначе­ние и делал то, что считал правильным.

Вспомним стихотворения «Так начинают. Года в два...», «Определение поэзии», «Поэзия». Особенно интересно и необычно второе из упомянутых стихотворений. В нем бросается в глаза мни­мая произвольность определений поэзии: кажется, что подбор слов обусловлен не смысловой, а, скорее, звуковой близостью. Действи­тельно, на первый взгляд, странный ряд: свист, щелканье льдинок, ночь, поединок соловьев:

Это - круто налившийся свист,

Это — щелканье сдавленных льдинок,

Это - ночь, леденящая лист

Это - двух соловьев поединок

«Определение поэзии»

Мир, раздробленный на такие несхожие составляющие, все же представляет собой необыкновенную цельность, единство всего сущего. Все предметы связаны между собой, превращаются один в другой. В этом романтическом стихотворении неожиданным оказывается финал-вселенная глуха к поэзии. Но главное не в этом, а в том, что поэзия - есть, и она воплощение и единство всего, что только существует на свете. Близко к «Определению поэзии» и другое сти­хотворение - «Поэзия». Даже названия их сходны. Во втором сти­хотворении тоже дается в некотором смысле определение: поэзия не есть нечто искусственное, надуманное, противостоящее жизни, это часть жизни, составляющая человеческого бытия. Поэт умеет находить лирическое начало в самых обыденных вещах и мыслях, которые на деле оказываются не такими уж и обыденными.

Вспомним одно из ранних стихотворений Пастернака «Фев­раль. Достать чернил и плакать...». Оно построено на уподоблении природных явлений и поэтического вдохновения, начала творчества. Творчество становится прямым продолжением весенних процессов в природе, причем стихийность написания стихов так же естествен­на, как ливень и ветер:

И чем случайней, тем вернее

Слагаются стихи навзрыд.

Что значит поэзия для людей? На этот вопрос Пастернак уве­ренно отвечает, что в ней — наше право на бессмертие: «А в рифмах умирает рок». В рифмах рождается та правда, которая невозмож­на в мире обыденности, та правда, с которой в эту жизнь входит «миров разноголосица». Поэзия имеет своим истоком саму жизнь -во всех ее проявлениях. И так же, как сама жизнь, согласно Пас­тернаку, поэзия есть непреходящее чудо и является «и творче­ством, и чудотворством». Поэзия творит «образ мира в слове явлен­ный». Искусство открывает человеку глаза на мир, на его чудесное существование - в этом его нравственная задача, в этом - утвержде­ние принципов добра и красоты.

Искусство и простота - тема, которая волновала Пастернака. Его самого нередко упрекали в ненужной, чрезмерной сложности обра­зов и приемов. И потому в стихотворении «Волны» он решает раз и навсегда определить характер и пределы поэтической простоты. Поэзии доступно особое знание, она находится в родстве «со всем, что есть», она знается «с будущим в быту», и потому мир для нее предстает в первозданной его простоте. Однако поэт не имеет права выносить эту правду в ее чистом виде, он должен создать мир более сложный: простота в этом случае, наверное, похожа на эссенцию, которая должна быть разбавлена, чтобы ее можно было использовать:

Есть в опыте больших поэтов

Черты естественности той,

Что невозможно, их изведав,

Не кончить полной немотой.

В родстве со всем, что есть, уверяясь

И знаясь с будущим в быту,

Нельзя не впасть к концу, как в ересь,

В неслыханную простоту.

Но мы пощажены не будем,

Когда ее не утаим.

Она всего нужнее людям,

Но сложное понятней им.

«Волны». 1931

Фигура поэта неоднократно предстает перед нами в творчестве Пастернака. Нередко он обращается в своих стихах к образам ху­дожников прошлого и современности: Шекспир, Пушкин, Блок, Маяковский, Шопен, Мейерхольд - вот герои его произведений и их адресаты. У поэта особая судьба. Поэтами действительно рождают­ся, это дар, данный судьбой. Поэт есть такое же явление природы, как деревья, как море. Пастернак в какой-то степени романтизирует судьбу художника. Особенно это чувствуется в цикле «Темы и акации», неназванным героем которого стал один из поэтических кумиров автора, Пушкин. Герой дан у Пастернака скорее как тип, общий об­разец судьбы художника. Он есть стихия самой жизни, стихия природ­ная - автор обращается к пушкинскому образу моря, соединяя в нем одновременно «стихию свободной стихии с свободной стихией сти­ха». В поэтическом призвании равно заключены и свобода, и подчине­ние, поэтому в стихах появляется, наряду с образом свободной стихии моря, образ пустыни - где, как известно, был вручен герою пушкин­ского «Пророка» дар «глаголом жечь сердца людей».

Поэт вынужден платить за свой гений, платить отказом от частного «я». Но при этом мир поэзии Пастернака не знает таких трагедий выбора между призванием и личной жизнью, как, к при­меру, у Маяковского, которому приходилось наступать «на горло собственной песне». Мир уравновешен по своей сути - иначе он просто не смог бы существовать, поэтому автор говорит о траги­ческом противопоставлении поэта и действительности. Конфликт, конечно, присутствует, но не в таких предельных формах, как у мно­гих собратьев по творчеству. Более того, герой Пастернака не снимает часть вины за него и с себя:

Я послан Богом мучить

Себя, родных и тех,-

Которых мучать грех.

Применительно к личности художника автор употребляет оп­ределения, которые вряд ли бы показались уместными кому-либо еще: поэт - заложник и должник, раб; он — в плену и в долгу перед жизнью:

Жизнь ведь тоже только миг,

Только растворенье

Нас самих во всех других

Как бы им в даренье.

Судьба поэта потому полна испытаний и тягот: «...строчки с кро­вью — убивают, // Нахлынут горлом и убьют!»

Целью творчества Пастернак считает самовыражение, самоот­дачу. Его не прельщает просто людская слава: поэт должен творить так, чтобы завоевать любовь пространства. Мир этот ждет труда художника так же, как труда пахаря. Поэт должен исполнить свое предназначение на земле, несмотря ни на что: судьбой за него проду­ман распорядок действий, и он не вправе отказаться играть свою роль.

Сам Пастернак всей своей жизнью подтверждал свою верность провозглашенным им принципам поэтического предназначения. Все, что им создано, несет на себе отпечаток тех идеалов духовности, которые он проповедовал в своих стихах. Он во всем пытался «дойти до самой сути», он был требователен к себе, к своему мастерству: известно, что он тщательно и подолгу редактировал свои произведения. Талантливый человек не должен возвышаться над толпой, «но быть живым, живым и только». В этом - высшее пред­начертание поэта.

Вариант 2

(по стихотворениям <<февраль. Достать чернил и плакать...>>, <<На ранних поездах>>, <<Лето в городе>>, <<Гамлет>>, <<Зимняя ночь>>)

Поэзия Бориса Пастернака представляет собой явление, совершенно новое в русской литературе вообще и в литературе Серебряного века в частности. Сам Пастернак считается одним из величайших поэтов не только в рамках указанного периода, но и в контексте всей русской литературы. Поэзии он посвятил всего себя, всю свою жизнь, считая, что только творчество способно возвысить человека над серостью обыденной жизни, вознести его до светлых вершин бытия. Стихи Пастернака оригинальны и по форме, и по содержанию. Поэт ставил перед собой цель - уловить неуловимое и передать в стихах сиюминутность настроения, состояния, атмосферы с помощью различных художественных средств и приемов. Мир в его стихах предстает в движении, порыве, в отсветах и неповторимых образах.

Прежде чем приступать к анализу тем и мотивов, характерных для поэзии Пастернака, следует сказать несколько слов о личной судьбе поэта, которая, вне всякого сомнения, наложила значительный отпечаток на все его творчество. Достаточно сказать о том, что его исключили из Союза писателей и вынудили отказаться от заслуженной Нобелевской премии, присужденной за замечательный роман "Доктор Живаго". Травля поэта была вызвана в основном его нежеланием писать о существующей власти для нее и по ее заказу. Для него человек и его судьба выше истории, выше революции и революционных идей. Буквально каждое стихотворение Пастернака пронизано трагедийными нотами, истоки которых следует искать и в его собственной жизни, и в судьбах тех, кто был ему близок по духу, по призванию (имеется в виду судьба поэтов-современников Пастернака).

Многие стихотворения Бориса Пастернака наполнены тоской безвыходности и досадой на то, что поэт не имеет достаточной свободы для творчества, вынужден бороться за выживание в этом жестоком мире. Так, в знаменитом стихотворении "Февраль" (1912г.), которое принадлежит к ранней прозе Пастернака и входит в сборник "Начальная пора", поэт

выражает свое настроение - грустное, унылое, разочарованное, гнетущее:

Февраль.

Достать чернил и плакать!

Автор всегда старается точно указать время года, состояние природы, которая присутствует почти во всех произведениях и помогает раскрыть душевное ; состояние лирического героя. Известно, что в стихах Пастернака природа (пейзаж) и автор практически составляют единое целое, и часто не Пастернак рассказывает о дождях и ветре, а они сами ведут речь о душевном состоянии поэта.

В этом же стихотворении звучит тема поэзии, творчества. Поэт рассказывает о том, как мучительно ему даются строки, намекая на свою нелегкую судьбу:

Писать о феврале навзрыд,

Пока грохочущая слякоть

Весною черною горит.

Поэт уточняет, что "чем случайней, тем вернее слагаются стихи навзрыд". И этот мотив случайности всего происходящего в жизни Пастернак часто использует в своей лирике, указывая на то, что настоящие стихи рождаются часто мгновенно, неожиданно, отсюда их правдивость, меткость, неповторимая красота

Другое стихотворение, относящееся к более позднему периоду творчества (началу Великой Отечественной войны), - "На ранних поездах" (Передел- кино, 1941 г.) - поэт снова начинает с описания времени года, погоды: "зима", "январь", "снег", "стужа", "на улице ни зги"...

Само название указывает на то, что в этом стихотворении будет повторен знакомый по многим произведениям Пастернака мотив железной дороги, мотив пути. В поезде, глядя в вагонное окно, поэт "сквозь прошлого перипетии и годы войн и нищеты" узнает "России неповторимые черты". Стук колес навевает ему далекие воспоминания детства. С чувством "обожания" и "боготворения" он наблюдает за теми, кто ему встречается на пути: "здесь были бабы, слобожане, учащиеся, слесаря", - и с тихой радостью и гордостью восхищается выносливостью простых русских людей:

В них не было следов холопства,

Которые кладет нужда,

И новости, и неудобства

Они несли как господа.

Тут наблюдается другая тема, тема России - измученной родины - и русского народа. Буквально в нескольких строках поэт сумел изобразить Россию в тяжелый период и выразил искренне и нежно всю свою любовь к стране и народу. И здесь поэт снова затрагивает тему творчества, судьбы языка и литературы, делясь с читателями своими наблюдениями за "взасос" читающими детьми и подростками.

Тема поэта и поэзии звучит и в стихотворении "Гамлет" (1946 г.), которое вошло в сборник стихов Юрия Живаго, героя известного романа Пастернака "Доктор Живаго". Уже в первых строках писатель строчкой "я ловлю в далеком отголоске, что случится на моем веку" определяет свое предчувствие судьбы, точнее, ее трагического финала: "неотвратим конец пути". Поэт намекает на обстоятельства собственной жизни (ведь он на самом деле находился под жестким контролем): "На меня наставлен сумрак ночи тысячью биноклей на оси", - и молит о том, чтобы его избежала участь многих других коллег по перу (расстрел, ссылка, изгнание).

В этом же, 1946 г. Пастернак пишет другое восхитительное стихотворение - "Зимняя ночь", также вошедшее в сборник Юрия Живаго. Снова зима, февраль, снег, метель: "Мело, мело по всей земле...". Образ метели символичен: метель - революция, гражданская война. Мело людей, словно снегом, круговорот истории заметал в неизвестность людские жизни и судьбы ("судьбы скрещенья"). Стихотворение является одним из самых гениальных, на мой взгляд, произведений Пастернака.

Буквально в каждой строчке - образы, символы. Так, например, свеча - библейский образ, воплощение света, надежды и веры поэта в просветленное будущее, в торжество добра и справедливости. "Озаренный потолок" - небо, Бог. "Скрещенья рук, скрещенья ног, судьбы скрещенья", "крест", "ангел" - связь с образом Иисуса Христа, надежда на его воскресение. Стихотворение насквозь пронизано христианскими мотивами и верой в божественное, справедливое торжество, в возрождение мира и добра на земле, а особенно в России. Таким образом, в поэзии Пастернака можно выделить несколько значительных тем: тему поэзии и трагической судьбы поэта в советском государстве, тему России и русского народа, тему Бога и тему природы.

67. Интимное и гражданское в лирике А.А. Ахматовой (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 12)

Вариант 1

В 1911 году в журнале «Аполлон» появились первые стихи Анны Ахматовой, азатем вышел поэтический сборник «Вечер». Почти сразу Ахматова была поставлена критиками в ряд самых больших русских поэтов. Ее признавали как лирика трагедийного письма. Тематика стихотворений Ахматовой разнообразна. Предметом ее поэзии ста­новится все - от чувств и переживаний до исторических событий, социальных и философских проблем. Она соединяет в содержаний своих стихотворений интимное и гражданское. Поэзия Анны Ахма­товой начинается с любовной лирики. Свое раннее творчество сама Ахматова называла «любовным дневником». Это и естественно: де­вушка, мечтающая о любви, она пишет:

Подушка уже горяча

С обеих сторон.

Вот и вторая свеча

Гаснет, и крик ворон

Становится все слышней,

Я эту ночь не спала,

Поздно думать о сне...

Как нестерпимо бола

Штора на белом окне.

Здравствуй!

«Два стихотворения», 1909

Натура в чем-то независимая и своевольная, девушка доверяет чувству любви и открыто стремится к нему.

Ахматова обладает особым даром. Ей удается передать настрое­ние лирического героя всего несколькими фразами или жестами: «Я на правую руку надела перчатку с левой руки». Ахматова, как никто другой, умела вложить в несколько строк столько чувств, эмоций - целую человеческую жизнь.

Часто ее стихотворения начинаются сразу с кульминации:

Слава тебе, безысходная боль!

Умер вчера сероглазый король.

«Сероглазый король».

11 декабря 1910. Царское Село

Стихотворение «Смятение» о любви. Каждое слово в стихотворение откликается на чувства лирической героини, как натянутая струна. Каждое прикосновение к душе героини рождает свой звук -от сдержанного стона до отчаянного крика.

Безответная и одинокая любовь, но не угасающая ни на миг в течение десяти лет:

Десять лет замираний и вздохов...

Это любовь к красивому, гордому мужчине, не замечающему ничего вокруг себя. Его взгляды «как лучи». Лирическая героиня мучается от своей любви. Любовь терзает ее. «Пусть камнем над­гробным ляжет на жизни моей любовь», - говорит лирическая геро­иня. Глубина страданий и сил буквально заливает волной читателя, то волной теплой, то обжигающей до боли и горечи.

В более зрелые годы Ахматова как будто разочаровывается в сча­стливой любви. Воображение поэта выводит ее в другой интерпре­тации, более жесткой и неприглядной:

А! Это снова ты. Не отроком влюбленным

Но мужем дерзостным, суровым, непреклонным

Ты в этот день вошел и на меня глядишь.

«А! Это снова ты. Не отроком влюбленным...»

Июль 1916. Слепнево

Теперь это чувство рисуется Ахматовой чаще неразделенным:

Сердце к сердцу не приковано,

Если хочешь - уходи...

«Сердце к сердцу не приковано...» Весна 1911

Поэт выражает пессимистический взгляд на чувство любви: в оди­ночку страдает ее героиня, в глубине души прячет свое горе:

Я не плачу, я не жалуюсь,

Мне счастливой не бывать.

Не целуй меня, усталую, -

Смерть придет поцеловать.

«Сердце к сердцу не приковано...»

Весна 1911

Редко мы можем встретить в поэзии Анны Ахматовой любовь взаимную, но и тогда это чувство мучительно и больно для людей.

Чувство боли, безысходности, страдания не всегда выливались в стихотворения о любви. Трагические настроения овладевали Ахма­товой в гражданской лирике, проникнутой духом высокой патрио­тичности.

В 1917 году А. Ахматова пишет стихотворение «Мне голос был...», где зов искушающего ее голоса отождествляется с эмиграцией. Голос напоминает Ахматовой о «черном стыде», «о боли пора­жений и обид», называет Россию «краем глухим и грешным». Но она «равнодушна и спокойно» отворачивается от «недостойной речи»:

...Мне голос был. Он звал утешно,

Он говорил: «Иди сюда,

Оставь свой край глухой и грешный,

Оставь Россию навсегда...

«Мне голос был...». 1917

Напрямую с этим стихотворением связано другое - «Родная зем­ля», - которое Ахматова написала, многое пережив и переосмыслив, спустя почти пятьдесят лет. В нем, кажется, Ахматовой найдены под­ходящие слова. Целью поэта не было сочинить стихотворение «на­взрыд». И оно не направлено скорбеть или восхвалять свою родину, оно ни к чему не призывает. Это не ода и не торжественные вирши «во славу отечества», но простое, суровое признание родины такой, какая она есть, такой, какой мы ее видим и понимаем в повседневной действительности:

Хворая, бедствуя, немотствуя на ней,

О ней не вспоминаем даже.

«Родная земля». 1961

Ленинград. Больница в Гаваны

Поэт спокойно, «бесслезно и надменно» говорит, что родина -это «грязь на калошах», это «хруст на зубах»:

Но ложимся в нее и становимся ею,

Оттого и зовем так свободно - своею.

Анна Ахматова разделила со своим народом все тяжкие испыта­ния, выпавшие на долю страны; ее чувства и переживания - чувства народа, и зачеркивать ее поэзию - значило бы зачеркивать нашу ис­торию, ведь поэзию Анны Ахматовой можно, бесспорно, назвать бес­ценной летописью своей эпохи.

Поэма «Реквием» создавалась в конце 30-х годов XX столетия, в разгар сталинского террора, который не обошел и семью поэтессы: был арестован и репрессирован ее сын. Содержание поэмы раскры­вает трагедию целого народа:

...Я была тогда с моим народом,

Там, где мой народ, к несчастью, был...

В нескольких строках «Вступления» Ахматова создает эпически обобщенный образ времени:

Это было, когда улыбался

Только мертвый, спокойствию рад.

И ненужным привеском болтался

Возле тюрем своих Ленинград...

В этот момент поэтесса отказывается от обычных тем поэзии. Она ощущает потерю связи со временем - ее лирическая героиня не может связать свое прошлое с настоящим. Происходит трагическая утрата всего, что еще так недавно составляло ее жизнь, ее личность, остается только то, что не подлежит сомнению:

...Эта женщина больна,

Эта женщина одна.

Муж в могиле, сын в тюрьме...

Крайняя трагедийность «Реквиема» состоит в том, что героине не у кого искать поддержки, все разрушено: все прежние понятия и ценности:

...Все перепуталось навек,

И мне не разобрать

Теперь, кто зверь, кто человек,

И долго ль казни ждать.

В жизни лирической героини ничего не осталось, поэтому вос­поминания, осознание человеческого прошлого становится обузой и угрозой:

...У меня сегодня много дела:

Надо память до конца убить

Надо, чтоб душа окаменела,

Надо снова научиться жить.

В поэме трагическое доходит до степени ужасного. Героиня тер­пит полное поражение, оставшись одна, она не видит иного выхода, как умереть:

Уже безумие крылом

Души накрыло половину...

...И поняла я, что ему

Должна я уступить победу,

Прислушиваясь к своему

Уже как бы чужому бреду...

В «Эпилоге» героиня поэмы связывает свое личное горе с всена­родным и теперь прямо говорит о себе как о «гласе народном»:

Мой измученный рот,

Которым кричит стомильонный народ.

Ахматова уверена, что поэт не «должен быть очень несчастным и, главное, скрытным», он должен быть « весь настежь распахнут», чтобы быть понятым, услышанным. «А каждый читатель, как тайна, как в землю закопанный клад», его нужно найти, разгадать, быть с ним откровенным, и тогда он станет твоим «неведомым другом» («Чи­татель»).

Многое ещё предстоит сделать каждому читателю стихов Ахма­товой, чтобы понять и открыть для себя этот удивительный талант. «У меня не выяснены счеты с пламенем, и ветром, и водой», - пишет Ахматова, и поэтому утренняя звезда ведет поэта вперед, к новым вершинам «таинственного ремесла», имя которому - «Поэзия».

Стихи Ахматовой привлекают своей бездонностью: сколько бы раз ни читал замечательные строки, столько раз будешь находить что-то новое, неожиданное - это, как тайна, как линия горизонта, до ко­торой никогда нельзя дойти.

Вариант 2

Я была тогда с моим народом,

Там, где мой народ, к несчастью, был...

А. Ахматова

А. Ахматова, поэт огромного поэтического дара, возвышенного и трагического, вошла в русскую литературу прежде всего как певец любви. Однако с течением времени - времени бурь и потрясений в судьбе России - ее лирика, поначалу камерная, интимно-исповедальная, обретает высокое гражданское звучание. Уже в годы первой мировой войны в ее творчество вошли мотивы гражданственности, самопожертвования, любви к Родине. Ахматова сразу определила для себя главное: быть вместе с Россией на всех ее путях и перепутьях.

Программным в этом отношении следует считать строки:

Мне голос был. Он звал утешно,

Он говорил: "Иди сюда,

Оставь свой край, глухой и грешный,

Оставь Россию навсегда..."

Но равнодушно и спокойно

Руками я замкнула слух,

Чтоб этой речью недостойной

Не осквернился скорбный дух.

Блок сказал об этом стихотворении: "Ахматова права. Это недостойная речь". "Глухой и грешный" край, Россия всегда остается для поэтессы единственной обителью. Хранить верность Родине - вот главный гражданский долг.

В одном из стихотворений 1922 года Ахматова пишет: "Не с теми я, кто бросил землю на растерзание врагам". Участь изгнанника представляется ей не только недостойной, но и жалкой. Она предпочитает, оставаясь на Родине, принять вместе с ней удары судьбы и отказывается от сомнительной чести петь отступникам:

Им песен я своих не дам.

Вместе со своей страной она переживает все бедствия, выпавшие на долго России В стихотворении, написанном к годовщине первой мировой войны, Ахматова пишет:

Мы на сто лет состарились, и это

Тогда случилось в час один.

Отныне она видит свою задачу в ином: страсть и песни должны уйти из ее поэзии, так как -

Ей, опустевшей, приказал Всевышний

Стать книгой грозовых вестей.

О том, насколько близко воспринимает поэтесса судьбу своей Родины, о силе ее любви и самопожертвования ярче всего говорят строки стихотворения "Молитва", написанного в 1915 году:

Дай мне горькие годы, недуга,

Задыханъе, бессонницу, жар,

Отыми и ребенка, и друга,

И таинственный песенный дар...

Чтобы туча над темной Россией

Стала облаком в славе лучей.

"В года мытарств, во времена немыслимого быта", когда "все расхищено, предано, продано", Ахматова хранит веру в свет и тепло грядущих дней России.

На протяжении всего своего творчества Ахматова освещает "страшный путь" своего поколения - поколения, вкусившего "мало меду", но много горестей. Современники ее - люди, "бесслезнее, надменнее и проще" которых в мире нет. Для них родная земля не храм, не талисман, не рай, а - "грязь на калошах" и "хруст на зубах", однако:

..ложимся в нее и становимся ею,

Оттого и зовем так свободно своею.

В одной из "Северных элегий" Ахматова размышляет о своей судьбе, на которую наложило свой отпечаток беспощадное время:

Меня, как реку,

Суровая эпоха повернула.

Ее путь отныне иной. Но она не жалеет об этом: Но если бы оттуда посмотрела Я на свою теперешнюю жизнь, Узнала бы я зависть наконец.

Да, в ее жизни многое было пропущено, вспоминает героиня элегии, многие зрелища прошли стороной: "И занавес вздымался без меня и также падал". Но - она разделила своей поэзией, своей судьбой участь миллионов современников. И их жизнь оказалась запечатленной в ее стихах.

В 30-е годы Ахматова пишет свою знаменитую поэму "Реквием". Реквием, по определению, есть произведение траурного характера, заупокойная служба. Это выдающееся творение ахматовского гения - молитва за упокой душ тысяч невинно убиенных. Их судьбы должны избежать забвения: вечная память жертвам террора - чтобы трагедия не могла повториться.

Ахматова, разделившая судьбу многих матерей - таким было ее приобщение к бедствиям страны, - стоявших вместе с ней у тюремной стены, создает памятник великому народному горю который

Для них соткала я

Из бедных, у них же подслушанных слов.

Она, эта, по словам Жданова, "барынька, мечущаяся между будуаром и молельней", пишет о том, как

безвинная корчилась Русь

Под колесами черных "марусъ".

Стихи Ахматовой в период второй мировой войны - своеобразная формула гневного, воинственного патриотизма. Цикл стихов о ленинградской блокаде, которую поэтесса пережила вместе с тысячами других жителей города, нельзя читать равнодушно. Боль пронизывает каждую строчку:

Принеси же мне горсточку чистой,

Нашей невской студеной воды,

И с головки твоей золотистой

Я кровавые смою следы.

Однако за этой болью - неистребимая вера в победу, бесконечное мужество:

Не страшно под пулями мертвыми лечь,

Не горько остаться без крова...

Автор не мыслит себя вне страданий своего народа; дети блокадного Ленинграда - это и ее дети:

Щели в саду вырыты,

Не горят огни.

Пи-терские сироты,

Детонъки мои!

Высокую задачу своей поэзии Ахматова видит в том, чтобы оплакивать погибших, хранить память о них: "Чтоб вас оплакивать, мне жизнь сохранена". В 1950 году она пишет:

Прошло пять лет - и залечила раны,

Жестокой нанесенные войной, Страна моя...

Автор рисует картины мирной жизни, пришедшей на смену "ужасам войны", и вместе со всеми радуется силе и свободе своей страны.

Судьба не была милостива к поэтессе. Она пережила немало бед, видела смерть самых близких людей, испытала на себе силу террора:

Так много камней брошено в меня...

Долгие годы после революции она находилась на положении не то изгоя, не то заключенного:

Одна на скамье подсудимых

Я скоро полвека сижу.

Но стих Ахматовой всегда был честен и мужествен. "В тот час, как рушатся миры", она не осталась спокойным созерцателем. Испытания придали мощь и силу ее стихам, помогли осознать свой гражданский долг - быть со своим народом, быть его голосом.

68. Образ матери и трагедия народа в поэме А.А. Ахматовой «Реквием». (Билет 11)

Вариант 1

Поэма «Реквием» создавалась в конце 30-х годов XX столетия, в разгар сталинского террора, который не обошел и семью А. Ахмато­вой: был арестован и репрессирован ее сын. Но содержание поэмы не сводится только к семейной трагедии. В эпиграфе и в «Предисло­вии» поэтесса Подчеркивает общность участи героини со всеми:

…Я была тогда с моим народом,

Там, где мой народ, к несчастью, был...

Особое место в поэме занимает «Вступление», в котором дается эпически обобщенный образ времени:

Это было, когда улыбался

Только мертвый, спокойствию рад.

И ненужным привеском болтался

Возле тюрем своих Ленинград...

Такая обстановка заставляет забыть об обычных темах поэзии, о нормальных человеческих интересах, обо всем, что составляет наше представление о нормальной жизни:

Для кого-то веет ветер свежий,

Для кого-то нежится закат -

Мы не знаем, мы повсюду те же,

Слышим лишь ключей постылый скрежет

Да шаги постылые солдат.

Для героини распалась связь времен: она не может связал на­стоящее с прошлым, и себя не узнает:

Нет, это не я, это кто-то другой страдает.

Я бы так не могла...

И далее:

Показать бы тебе, насмешнице

И любимице вех друзей,

Царскосельской веселой грешнице,

Что случится с жизнью твоей...

Трагедия - арест сына, произошедшая в жизни лирической ге­роини, - это не только трагедия самой А. Ахматовой, это боль и страдание многих женщин, с которыми вместе проводила дни и часы в тюремных очередях поэтесса. Полнейшая, чудовищная утрата все­го, что составляет смысл жизни любой матери:

…Эта женщина больна,

Эта женщина одна.

Муж в могиле, сын в тюрьме,

Помолитесь обо мне...

В жизни лирической героини рухнуло все: она не может более ни на кого опереться ни вокруг себя, ни даже в самой себе. Ничего не осталось: все прежние понятия, ценности и весь прежний опыт раз­давлены, уничтожены.

Все перепуталось навек,

И мне не разобрать

Теперь, кто зверь, кто человек,

И долго ль казни ждать.

Так тяжело оставаться в этой жизни, что у героини возникает только такие мысли:

…У меня сегодня много дела:

Надо память до конца убить,

Надо, чтоб душа окаменела.

Надо снова научиться жить.

«Реквием» - мрачное, трагическое произведение, в котором тра­гическое доходит до степени ужасного. Героиня терпит полное ду­ховное поражение, в беспросветном своем одиночестве она теряет самое себя и призывает смерть:

…И поняла я, что ему

Должна я уступить победу,

Прислушиваясь к своему

Уже как бы к чужому бреду.

В эпилоге героиня связывает свое личное горе с всенародным и теперь прямо говорит о себе как о «гласе народном»:

…Мой измученный рот,

Которым кричит стомильонный народ...

Вариант 2

1937 год. Страшная страница нашей истории. Вспоминаются имена: О. Мандельштам, В. Шаламов, А. Солженицын... Десятки, тысячи имен. А за ними искалеченные судьбы, безысходное горе, страх, отчаяние, забвение.

Но память человека странно устроена. Она хранит самое сокровенное, дорогое. И страшное... "Белые одежды" В. Дудинцева, "Дети Арбата" А. Рыбакова, "По праву памяти" А. Твардовского, "Проблема хлеба" В. Подмогильного, "Архипелаг ГУЛАГ" А. Солженицына - эти и другие произведения о трагических 30-40-х гг. XX века стали достоянием нашего поколения, совсем недавно перевернули наше сознание, наше понимание истории и современности.

Поэма А. Ахматовой "Реквием" - особое произведение в этом ряду. Поэтесса смогла в нем талантливо, ярко отразить трагедию личности, семьи, народа. Сама она прошла через ужасы сталинских репрессий: был арестован и семнадцать месяцев провел в сталинских застенках сын Лев, под арестом находился и муж Н. Пунин; погибли близкие и дорогие ей О. Мандельштам, Б. Пильняк; с 1925 г. ни единой ахматовской строчки не было опубликовано, поэта словно вычеркнули из жизни. Эти события и легли в основу поэмы "Реквием".

Нет, и не под чуждым небосводом,

И не под защитой чуждых крыл -

Я была тогда с моим народом,

Там, где мой народ, к несчастью, был...

Семнадцать месяцев кричу,

Зову тебя домой... Ты сын и ужас мой.

Узнала я, как опадают лица,

Как из-под век выглядывает страх,

Как клинописи жесткие страницы

Страдание выводит на щеках...

Меня поражает глубина и яркость переживаний автора. Я забываю о том, что передо мной художественное произведение. Я вижу надломленную горем женщину, мать, жену, которая сама не верит в возможность пережить такое:

Нет, это не я, это кто-то другой страдает.

Я бы, так не могла...

А ведь когда-то была "насмешницей и любимицей всех друзей, царскосельской веселой грешницей..." Был любимый муж., сын, радость творчества. Была обычная человеческая жизнь с минутами счастья и огорчений.

А теперь? Разве те огорчения могут сравниться с происходящим сейчас?!

Картины, одна страшнее другой, возникают при чтении поэмы. Вот "уводили тебя на рассвете, за тобой, как на выносе, шла..." А вот "трехсотая, с передачею, под Крестами" стояла, прожигая новогодний лед горячею слезою. Вот "кидалась в ноги палачу" и ждала казни. А когда "упало каменное слово", училась убивать в себе память, душу, училась жить снова.

Мотив смерти, окаменелого страдания звучит в стихах поэтессы.

Но, несмотря на личное горе, лирическая героиня сумела подняться над личным и вобрать в себя горе других матерей, жен, трагедию целого поколения, перед которой "гнутся горы".

И снова страшные картины. Ленинград, болтающийся "ненужным привеском", "осужденных полки", "песня разлуки". А "высокие звезды с душами милых" стали теперь звездами смерти, смотрят "ястребиным жарким оком". Поэтесса размышляет о любимой родине, о России, которая безвинно корчилась в страданиях, о своих подругах по несчастью, которые седели и старились в бесконечных очередях. Ей бы хотелось всех вспомнить, назвать поименно. Даже в новом горе и накануне смерти не забудет она о них. И памятник себе она хотела бы иметь не у моря, где родилась, не в царскосельском саду, где подружилась с музой, а у той страшной стены, где стояла триста часов.

Устами лирической героини поэтесса взывает к нашей памяти, памяти своих современников и будущих поколений.

Поэма Анны Ахматовой "Реквием" - это осуждение насилия над личностью, приговор любому тоталитарному режиму, который базируется на крови, страданиях, унижениях как отдельной личности, так и целого народа. Став жертвой такого режима, поэтесса взяла на себя право и обязанность говорить от имени пострадавшего многомиллионного народа.

Передать свою боль, выстраданные в несчастье мысли помогли Ахматовой ее многогранный талант художника слова, ее умение вести диалог с читателем, доносить до него самое сокровенное. Поэтому поэма "Реквием" волнует читателей, заставляет их задуматься о происходящем вокруг.

Это не только надгробный плач, но и суровое предостережение человечеству.

69. Трагедия революции и Гражданской войны в романе М.А. Шолохова «Тихий Дон». (Билет 8)

Вариант 1

«Тихий Дон» - роман-эпопея, в которой М. Шолохов, опираясь на строго выверенный материал истории, воспроизводит истинную картину донской жизни в бурное время с 1912 по 1922 годы. Дей­ствительность России предоставила в распоряжение автора конф­ликты, которых еще не знало человечество. Старый мир до основа­ния разрушен революцией, ему на смену идет новая социальная система. Все это и обусловило качественно новое решение таких «вечных» вопросов, как человек и история, война и мир, личность и массы. «Тихий Дон» называют трагедией-эпопеей. И не только потому, что в центре поставлен трагедийный характер - Григорий Мелехов, но и потому, что роман от начала до конца пронизывают трагические мотивы. Это трагедия и тех, кто не осознал смысла революции и выступил против нее, и тех, кто поддался обману. Это трагедия многих казаков, втянутых в Вешенское восстание в 1919 году, трагедия защитников революции, гибнущих за народное дело. Это трагедия революции и Гражданской войны, раскрытая через судьбы героев романа.

Народ, его прошлое, настоящее и будущее, его счастье - вот ос­новная тема раздумий писателя. Как революция меняет не только общественный строй, но и сознание людей, как отражается на их судь­бе - вот вопросы, на которые отвечают герои романа и автор.

«Мелеховский двор - на самом краю хутора», - так начинается роман-эпопея, и на протяжении всего повествования Шолохов будет рассказывать нам об обитателях этого двора. Через двор Мелеховых проходит линия обороны, его занимают то красные, то белые, но от­чий дом навсегда остается тем местом, где живут самые близкие люди, всегда готовые принять и обогреть. Жизнь обитателей дома предста­ет в переплетении противоречий, притяжений и борьбы. Можно ска­зать, на перекрестке больших исторических событий, кровавых стол­кновений оказалась вся семья Мелеховых. Революция и Гражданская война вносят крутые перемены в сложившийся семейно-бытовой уклад Мелеховых: рушатся привычные родственные связи, рождают­ся новые мораль и нравственность. Автор «Тихого Дона» раскрывает внутренний мир человека из народа, воссоздает русский национальный характер эпохи революционного разлома.

Начало романа рисует быт и нравы казачьей станицы накануне Первой мировой войны. Казалось бы, ничто не предвещает будущих потрясений. Жизнь казачьего хутора Татарский течет мирно и спо­койно. Писатель показывает нам, что традиции казачества включают в себя общечеловеческие нравственные ценности. Мир, в котором живет казачество, наполнен красками, насыщен красотой родной природы.

Главные герои романа — люди с яркими индивидуальными ха­рактерами, сильными страстями, непростыми судьбами. Григорий Мелехов, чей нравственный облик и тернистый жизненный путь по­казаны в романе наиболее глубоко, не случайно занимает централь­ное место в романе. В его жизненных исканиях отразилась судьба всего донского казачества в это нелегкое время.

С самого детства Григорий впитывает в себя тягу к свободному крестьянскому труду, заботу об укреплении хозяйства, о семье. С большим мастерством М. Шолохов изобразил сложный характер Григория Мелехова. Он - одаренный человек, даже в своих заблуждениях он искренен и честен. Он никогда не искал собственной выгоды, не поддавался соблазну наживы и карьеры. Заблуждаясь, Григорий немало пролил крови тех, кто утверждал новую жизнь на . земле. Вина его несомненна. Он сам осознает ее. Однако к Григо­рию нельзя подходить однозначно. С особым проникновением Шолохов показал сложный путь главного героя. В начале эпопеи это восемнадцатилетний парень - веселый, сильный, красивый. Григорий - исключительно цельная, чистая натура. Он освещен светом, как бы исходящим из разных .источников, - тут и кодекс казачьей чести, и напряженный крестьянский труд, и удальство в народных игрищах и гуляньях, и приобщение к богатому казачье­му фольклору, и чувство первой любви. Из поколения в поколение воспитываемые смелость и отвага, благородство и великодушие по отношению к поверженным, презрение к малодушию и трусости определяли поведение Григория во всех жизненных обстоятель­ствах. В тревожные дни революционных событий он совершает немало ошибок. Но на пути поисков истины казак порой не в силах постичь железную логику революции, ее внутренние закономерности. Григорий Мелехов - гордая, вольнолюбивая личность и вместе с тем философ-правдоискатель. Для него величие и неотвратимость революции должны быть выявлены и доказаны всем последующим кодом жизни. Мелехов мечтает о таком строе жизни, при котором человеку воздавалось бы мерой его ума, труда и таланта.

На страницах романа Шолохов показывает примеры классового противостояния. Мы видим, как расходятся жизненные пути бывших друзей Григория Мелехова и Михаила Кошевого, который проникается политическими взглядами большевиков. В отличие от Григория он не испытывает сомнений и колебаний. Идея справедли­вости, равенства и братства настолько овладевает Кошевым, что он уже не считается с дружбой, любовью, семьей. Несмотря на то, что Григорий - его старый друг и браг его жены, он настаивает на его аресте. А, сватаясь к сестре Григория Дуняшке, он совершенно не обращает внимания на гнев Ильиничны. А ведь он расстрелял ее сына Петра. Для этого человека не остается ничего святого. Он даже не позволяет себе расслабиться и насладиться красотой родной земли. «Там люди свою и чужую судьбу решают, а я кобылок пасу. Как же так? Уходить надо, а то засосет», - думает Мишка, когда работает отарщиком. Такое фанатичное служение идее, непоколебимая уве­ренность в правоте своих мыслей и поступков свойственна и другим героям, изображенным Шолоховым в романе. Иной Григорий Меле­хов. Это незаурядная личность, думающий, ищущий человек. Во вре­мя* Первой мировой войны он храбро сражался на фронте, даже по­лучил Георгиевский крест. Он честно исполнил свой долг. Последо­вавшие затем Октябрьская революция и Гражданская война привели шолоховского героя в смятение. Теперь он уже не знает, кто прав, на чьей стороне сражаться. Он пытается сделать свой выбор. И что же? Сначала он сражается за красных, но убийство ими безоружных плен­ных отталкивает его. А когда большевики приходят на его родину, он яростно борется с ними. Но поиски истины этим шолоховским геро­ем так ни к чему и не приводят, превращая его жизнь в драму. Мы видим человека, потерявшегося в круговороте событий.

Вся сущность Григория сопротивляется насилию над человеком, которое отталкивает его и от красных, и от белых. «Все они одинако­вы! - говорит он склоняющимся на сторону большевиков друзьям детства. - Все они ярмо на шее казачества!» И когда Григорий узнает о бунте казаков в верховьях Дона против Красной Армии, он высту­пает на стороне бунтовщиков. Теперь он думает: «Будто и не было за плечами дней поисков правды, испытаний, переходов и тяжелой внут­ренней борьбы. О чем было думать? Зачем металась душа, - в поис­ках выхода, в разрешении противоречий? Жизнь казалась насмеш­ливой, мудро-простой». Григорий приходит к пониманию, что «у каж­дого своя правда, своя борозда. За кусок хлеба, за делянку земли, за право на жизнь - всегда боролись люди и будут бороться... Надо бить­ся с тем, кто хочет отнять жизнь, право на нее». Но и такая правда жизни все-таки ему не по нутру. Он не может равнодушно смотреть на неубранную пшеницу, нескошенный хлеб, пустые гумна, думая о том, как надрываются от непосильной работы бабы в то время, когда мужчины ведут бессмысленную войну. Почему нельзя спокойно жить на своей земле и работать для себя, для семьи? Этим вопросом задается Григорий Мелехов и в его лице - все казачество, мечтающее о вольном труде на родной земле. Григорий ожесточается, впадает в отчаяние. Он насильственно отторгнут от всего, что ему дорого: от дома, семьи, любящих людей. Он вынужден убивать людей за идеи, которые не может понять... Герой приходит к осознанию того, что «неправильный у жизни ход», но он не может ничего изменить. Хотя он всем своим сердцем хочет, чтобы в казачьем мире был лад.

Жизнь человека бесценна, и никто не имеет права ею распоря­жаться даже во имя самых благородных и высоких идей. К такому выводу пришел герой в результате жизненных мытарств. К этой же мысли приводит читателя Шолохов, который возвращает нас своим романом к трагическим страницам российской истории. В романе «Тихий Дон» автор утверждает простую истину, говоря нам, что смысл человеческой жизни состоит в труде, в любви, заботе о детях-. Именно эти ценности лежат в основе нравственности казачества, чья трагическая судьба в начале XX века так полно и широко показана Шолоховым в его замечательном романе. Трагедия революции, ви­димо, заключается в том, что, ставя перед собой цель - осчастливить всех, она разрушает счастье семьи, дома. Гражданская война усугуб­ляет трагизм ситуации тем, что ставит лицом к лицу людей, которые раньше были близкими, родными, заставляет воевать их друг против друга. В полной мере весь этот трагизм пришлось пережить Григо­рию Мелехову и другим героям романа.

Вариант 2

Михаил Александрович Шолохов в романе-эпопее "Тихий I Дон" создает широкую картину исторических перемен в жизни донского казачества.

Главная тема романа - судьба народа в годы революции и гражданской вины. В шатаниях казачества между революцией и контрреволюцией проявилась действенная природа психологии мелкого собственника, который тяготеет невольно и неизбежно то к буржуазии, то к пролетариату. Самостоятельной "линии" у него экономически быть не может. Его прошлое влечет его к буржуазии, его будущее к пролетариату. Его рассудок тяготеет к последнему, его предрассудок к первому.

У казачества колебания, свойственные среднему крестьянству, проявились с особой силой. Если в остальных районах России основой союза крестьянства с пролетариатом была борьба за землю, то на Дону казачество, в своей массе, имело достаточно земли. Белогвардейцы запугивали казаков слухами, будто бы большевики хотят отнять у них землю и отдать ее "мужикам". Эти провокационные слухи рождали среди казаков слепую ненависть, толкали их на борьбу за свою "делянку земли". Спровоцированные белыми на восстание против Советской власти, казаки с тоской думали о весенней пахоте, об оставленном хозяйстве, отказывались отходить далеко от родных хуторов. В привязанности казаков к своему хозяйству проявилась и душа труженика, и психология собственника. Чувства усталости, вины и раздражения особенно сильно овладевают казаками после соединения их с прорвавшейся на Дон белой армией. Даже у хозяйственного Пантелея Прокофьевича Мелехова, истого хранителя казачьего духа, воодушевлявшего еще недавно своих сыновей на войну с большевиками, резко меняется настроение. "Война разорила его, лишила прежнего рвения к работе, отняла у него старшего, внесла разлад и сумятицу в семью. Прошла она над его жизнью, как буря над делянкой пшеницы, но пшеница и после бури встает и красуется под солнцем, а старик подняться уже не мог. Мысленно он махнул на все рукой - будь что будет!" Казаки все больше отходили от белого командования, и после разгрома белой армии оставшиеся в живых стали воз- вращаться в родные хутора. Не все и не сразу признали Советскую власть. Первое время многие поддерживали бандитов и помогали им в борьбе с продотрядами, но постепенно казаки поняли, что этим они мешают установлению нормальной жизни, и решительно стали на сторону советов. Сама жизнь разбила иллюзии казаков. Им стала ясна нелепость затеи организовать "свою республику из десяти станиц". Либо возвращаться к старой жизни: тянуться перед офицерами, гнуть спину на кулаков и помещиков, либо идти вслед за большевиками. Третьего пути нет. И подавляющая масса казачества повернула на путь строительства новой жизни.

В романе представлены и те, кто хотел удержать старые порядки, потопить в крови народную власть. Это семейство хуторских богатеев Коршуновых, купец Мохов, помещик Листницкий, генералы и офицеры белой армии, иностранные интервенты. Выразительны в романе портреты Корнилова, Каледина, Краснова. Как собаки, дерущиеся за кость, они в борьбе за власть злобно обличают друг друга. Иностранная помощь не спасла белых генералов. На Дону, очищенном от белогвардейцев, начинается строительство новой жизни.

При всем многообразии героев Шолохову удалось наделить каждого героя "собственными чертами, создать неповторимое лицо, неповторимый внутренний человечий строй".

Роман Шолохова получил международное признание, а автор - Нобелевскую премию.

70. Гражданственность и исповедальность лирики А.Т. Твардовского (на примере 2–3 стихотворений по выбору экзаменуемого). (Билет 19)

Вариант 1

Александр Трифонович Твардовский - это писатель, зримо и за­остренно, кровью сердца обозначивший судьбы народного созна­ния, его взлеты и падения на протяжении почти полувека.

Лирика Твардовского - это по преимуществу выражение самых простых, доступных любому читателю, но в то же время наиболее глубоких человеческих чувств.

Уже в первых стихах автор останавливает свой выбор на ли­рическом герое, которым становится обыкновенный, рядовой че­ловек. В 30-е годы 20 столетия таким героем становится колхоз­ник, честный труженик деревни. Точное знание их жизни, осо­бый дар понимания души простого человека позволили поэту создать яркие образы скромных тружеников. Часто это умельцы, мастера, люди с золотыми руками («Рассказ Матрены», «Еще про Данилу», «Соперники» и др.). Описание искусной, умелой рабо­ты занимает значительное место в довоенной лирике Твардовс­кого. Своего читателя автор вводит в мир, где выращивают хлеб, строят дома, «Добывают свет» - делают то, без чего невозможна человеческая жизнь. Это добрый мир, в котором царит дух любви и мира. Печник Ивушка (стихотворение «Ивушка»), сложив печь, об­ращается к хозяевам с такими словами:

- Ну, топите, хлеб пеките,

Дружно, весело живите.

А за печку мой ответ:

Без ремонта двадцать лет.

Лирические произведения Твардовского называют иногда «ли­рикой другого человека». Это особая форма стихотворения, в кото­рой из живого сочувствия автора к своим персонажам вырастает позиция самого поэта: поэт пишет не о себе, но он так сердечно близок своему герою, что чувства автора и героя сливаются в пове­ствовании о «постороннем» человеке, приобретают теплоту и взвол­нованность лирического самовыражения («Друзьям», ,«3а тысячу верст...», «Поездка в Загорье»).

Поэт всегда откликался на все события, происходившие в жиз­ни его страны. Война, захват Смоленщины вызывают в его сердце боль и гнев одновременно. -

В стихотворениях 1941-1945 годов поэт стремится показать вой­ну в восприятии её широкими народными массами: «Баллада об от­речении», «Огонь», «Расплата», «Большое лето», «Возмездие», «Я убит подо Ржевом». Той же военной тематике посвящены поэмы «Василий Теркин», «Дом у дороги».

Нельзя не отметить, что военная лирика Твардовского во мно­гом перекликается со стихотворениями военных лет других поэтов : К. Симонов, А. Сурков, Н. Тихонов и другие. Патриотизм, вера в побе­ду, вера в силы и непоколебимость духа, мужество русского челове­ка объединяет поэзию военных лет.

Среди высоко патриотических произведений о войне в творче­стве Твардовского особое место занимает стихотворение «Я убит подо Ржевом».

Стихотворение проникнуто глубокой любовью к Родине, пони­манием огромной ответственности каждого гражданина перед сво­ей страной в минуту грозной опасности. «Я убит подо Ржевом» -полный неизбывной скорби рассказ от лица тех, кому никогда уже не узнать, чем закончилась страшная война, кому не дано пережить радость победы.

Необычность рассказа от лица убитого солдата в сочетании с правдивым описанием боя дает право герою узнать о судьбе горо­да, который он защищал, и сказать в полный голос о высокой мере совершенного подвига:

И у мертвых, безгласных,

Есть отрада одна:

Мы за родину пали,

Но она - спасена...

Горестные строки стихотворения постоянно перемежаются с дру­гими, выражающими надежду и веру в то, что выжившие будут до­стойны памяти павших за Родину воинов. Погибший воин заклина­ет оставшихся в живых:

Завещаю в той жизни

Вам счастливыми быть

И родимой отчизне

С честью дальше служить.

В полной мере можно назвать лирическими поэмы «Дом у до­роги» и «Василий Теркин». Оба эти произведения раскрывают тра­гизм судьбы русского человека во время войны и в то же время име­ют жизнеутверждающую силу.

Обратимся к поэме «Дом у дороги». Народный характер поэмы подчеркивается введением в речь героев слов «краше», «не сетуй», «черед», «родимый», «озябший» и другие.

Если говорить о теме этой поэмы, то лучше, чем сам автор определить тему нельзя: «Тема её - война, но с иной стороны, чем в «Теркине», со стороны дома, семьи, жены и детей солдата, переживших войну., Эпиграфом этой книги могли бы быть стро­ки, взятые из нее же:

Давайте, люди, никогда

Об этом не забудем...»

Чтобы усилить драматизм поэмы, автор настойчиво повторяет эпитеты, метафоры, сравнения: «день оглох от грохота», «война би­лась спьяну», «память горя», «боль взывает к людям», «горестный дом», «глухая память», «грустная еда», «глухой нерадостный покой», «горькая минута», «свирепый ветер» и другие.

Слово «дом» в поэме является многозначным. Это и жилище, это и семья, это и более широкое понятие - родина вообще, которую до последней капли крови надо защищать, потому что нет ничего роднее и дороже.

Страшная война прошла, позади горести, впереди - мирный труд, но никто не должен забывать об этой войне. Не забыть - это значит не допустить новой войны. Сам автор сравнивает поэму с плачем, пишет о страшных испытаниях, посланных войной. Голос автора сливается с голосом народа, осуждающего врага, которого в воен­ные годы в народе называли «он», вкладывая в это слово свое граж­данское презрение:

А он уж бомбы на Москву

Возил над головами.

Прослеживая судьбу отдельных героев, хозяев дома у дороги, автор делает читателя свидетелем трагической судьбы всего народа в годы войны. Завершается поэма описанием свободного труда, который символизирует надежду и веру в счастье.

В послевоенные годы (60-70-е годы XX столетия) излюблен­ным жанром поэта становится лирическая миниатюра, в емкой фор­ме которой автору удается выразить широкие мысли. Лирика Твар­довского становится философичной и ставит перед читателем важ­ные вопросы человеческого бытия:

Мне славы тлен - без интереса

И власти мелочная страсть.

Но мне от утреннего леса

Нужна моя на свете часть;

………………………………...

И не таю еще признанья:

Мне нужно, дорого до слез,

В итоге твердое сознанье,

Что лестно я тянул мой воз.

«О сущем»

Для Твардовского поэзия - благородное служение людям, тре­бующее упорного труда и мастерства. В 1971 году лирические сти­хи поэта были удостоены Государственной премии.

71. Образ «русского труженика-солдата» в поэме А.Т. Твардовского «Василий Теркин». (Билет 15)

Вариант 1

«Василий Теркин» - это «книга про бойца». Ее герой - рядовой солдат нашей армии, простой советский человек.

Первое знакомство читателя с героем происходит в начальной главе «На привале», тогда Теркин, участник финской войны, «из за­паса рядовой» - прибывает на фронт («В строй с июня, в бой с июля, снова Теркин на войне»). Уже в этой главе читатель довольно близко узнает героя: он общительный и жизнерадостный человек, бывалый, опытный солдат, хороший рассказчик, по определению товарищей по полку, «свой». Главная же черта характера Теркина состоит в том, что он чувствует себя неотделимым от советского народа и не пред­ставляет свою судьбу в отрыве от него. Даже рассказывая о своем личном участии в войне, он выражает это словами, которые не могут относиться к одному человеку, а лишь к массе людей:

И не раз в пути привычном,

У дорог, в пыли колонн,

Был рассеян я частично,

А частично истреблен...

Но, однако,

Жив вояка...

Вторая глава - «Перед боем» - раскрывает еще одну существен­ную черту героя - его сознательность. В этой главе говорится о пер­вом, очень тяжелом этапе войны, когда наша армия вынуждена была отступать. Теркину с товарищами пришлось выходить из окружения.

«Я ж, как более идейный, был там как бы политрук, - «расска­зывает Теркин. Он понимает временный характер отступления, вселяет в бойцов бодрость и уверенность в нашей победе:

Не зарвемся, так прорвемся,

Будем живы - не помрем,

Срок придет, назад вернемся,

Что отдали - все вернем.

Третья глава - «Переправа» - рассказывает о героизме и муже­стве Теркина: в ледяной воде он переплывает реку, чтоб доставить командиру нужное донесение:

Переправа, переправ!

Берег левый, берег правый.

Снег шершавый, кромка льда...

Кому память, кому слава,

Кому темная вода.

Ни приметы, ни следа.

Таким образом, Твардовский рисует в поэме последовательно развивающиеся картины военной жизни («На привале», «Перед боем», «Переправа» и др.), что дает ему возможность полнее рас­крыть внутренний мир героя произведения. В последующих гла­вах мы видим Теркина в различных ситуациях, его психологичес­кая характеристика еще более углубляется. Он отважен и вынос­лив, скромен, стоек в рукопашном бою, находчив и смел, весел в часы отдыха.

Так шаг за шагом Твардовский знакомит читателя с героем по­эмы — рядовым солдатом Василием Теркиным. В рассказах Теркина много веселых шуток, присказок, прибауток. Но он не просто весель­чак и балагур. Это человек глубокой души, с серьезными мыслями, чувствами и переживаниями. Это тот «святой и грешный русский чудо-человек», который выстоял и победил в величайшей из войн.

«Читая «Василия Теркина» с начала и до конца, я видел прежде всего самого себя, своих' близких боевых товарищей, всю нашу се­мью во всем своем поистине правдивом облике», - так писал Твар­довскому один из рядовых бойцов.

В образе Теркина раскрываются глубокие национальные тради­ции русского народа. Он «не иной какой, не энский, безымянный ко­решок». В Теркине очень развита чувство национального самосоз­нания. Именно поэтому он так легко находит общий язык со старым русским солдатом - участником первой мировой войны (глава «Два солдата»). Теркин с любовью и уважением относится к прошлому своей Родины и ее воинским традициям.

Сама поэма несет в себе лучшие фольклорные традиции. Солдат в ней - бывалый человек, обаятельный, дельный и сметливый, спо­собный сварить щи из топора.

Лирическое и эпическое тесно переплелись в поэме А. Твардов­ского «Василий Теркин». Личность в понимании поэта - это средо­точие многообразных связей с людьми, с народом. Она вбирает в себя опыт поколений и сверстников:

Я счастлив тем, что я оттуда,

Из той зимы, из той избы.

И счастлив тем, что я не чудо

Особой, избранной судьбы.

Теркин обладает присутствием духа, достоинством, не теряет чувства юмора. Ему все сподручно, везде удобно, он всем нужен, всеми любим. В каждом деле он мастак, умелец: он может развести пилу, сыграть на гармони, починить часы, построить дом, сложить печь, а на войне он также проявляет все свои таланты и смекалку.

В литературе о войне трудно отыскать образ, равный Василию Теркину. Он не уклоняется от схваток, не щадит в них себя, он чув­ствует ответственность «За Россию, за народ // И за все на свете». Но знает боец и цену своей единственной жизни. Слепой стихии смерти он противопоставляет собственную зрячесть, здравый смысл, житей­ский и бытовой опыт, мудрость крестьянина и солдата.

Оптимизм и нравственное здоровье Теркина - от сознания пра­воты, чувства реальности, долга перед людьми, перед родной зем­лей, всеми поколениями соотечественников. Это «Русский чудо-че­ловек», национальный тип.

Вариант 2

Поэма А. Т. Твардовского "Василий Теркин" - народная, вернее солдатская поэма. Ее главная идея заключается в показе борьбы людей ради мира, ради жизни. Она представляет собой целую энциклопедию жизни бойца. Да и по словам самого писателя, "эта книга про бойца, без начала и конца".

Главный герой - воплощенный в образе Василия Теркина народ на войне в самых разнообразных ситуациях и эпизодах. Твардовский смог создать типичный образ русского солдата, с его плюсами и минусами. Пе- ред нами предстает человек, который любит свою Родину и не жалеет своей крови ради нее, который может найти выход из трудного положения и шуткой скрасить фронтовые трудности, который любил поиграть на гармони и послушать музыку на привале. Теркин - весельчак, он за словом в карман не полезет.

На мой взгляд, главная черта его характера - любовь к родной стране. Герой постоянно вспоминает о родных местах, которые так милы и дороги его сердцу. Не может не привлекать в Теркине также и милосердие, величие души: на войне он оказывается не из-за воинского инстинкта, а "ради жизни на земле"; поверженный враг вызывает в нем только чувство жалости (обращение Теркина к немцу). Он скромен, хотя и может иногда прихвастнуть, говоря друзьям, что ему не нужен орден, он "согласен на медаль".

Но больше всего меня привлекает в этом человеке его жизнелюбие, житейская смекалка, насмешка над врагом и над любыми трудностями.

Только посмотрите, как Теркин живет и радуется жизни на фронте, где каждый день грозит стать последним, где никто "не заколдован от осколка-дурака, от любой дурацкой пули":

Ведь он в кухне - с места,

С места - в бой,

Курит, ест и пьет со смаком

На позиции любой...

А вот мы уже видим героя, когда тот переплывает ледяную реку, тащит, надрываясь, "языка". Но надо остановиться, "а мороз - ни стать, ни сесть". И тут Теркин не унывает, он начинает играть на гармони:

И от той гармошки старой,

Что осталась сиротой,

Как-то вдруг теплее стало

На дороге фронтовой.

Я думаю, можно сказать, что Теркин - душа солдатской компании. Ведь не случайно с огромным интересом товарищи слушают его то шутливые, а то и серьезные рассказы. А вспомним, как промокшая рота лежала в болотах и солдаты мечтали уже "хоть бы смерть, да на сухом". Они не могли даже закурить: размокли спички. И вот уже всем солдатам кажется, что "хуже нет беды". Но Теркин как всегда не отчаивается, усмехается и начинает длинное рассуждение о том, что пока солдат чувствует локоть товарища, он силен. И, лежа в мокром болоте, он смог развеселить друзей, они засмеялись. На мой взгляд, это необычайный талант подбодрить людей в трудных жизненных ситуациях. И этим талантом обладал Теркин.

А как интересно обращение героя к Смерти в главе "Смерть и воин", когда тот раненый лежит и замерзает, а ему чудится, что пришла к нему Косая:

Буду плакать, выть от боли,

Гибнуть в поле без следа,

Но тебе по доброй воле

Я не сдамся никогда.

И Теркин не покоряется судьбе, он побеждает смерть.

А. Т. Твардовский в своем произведении показал жизненную силу человека, силу народного характера, а также привел читателя к осознанию нравственного величия русского воина.

72. Изображение народного характера в рассказе А.И. Солженицына «Матренин двор». (Билет 18)

Вариант 1

Основной темой творчества А. И. Солженицына является разоб­лачение тоталитарной системы, доказательство невозможности су­ществования в ней человека. В таких условиях, по Солженицыну, наиболее ярко проявляется русский национальный характер. Народ сохраняет силу духа и нравственные идеалы при таких обстоятель­ствах - в этом его величие. Нужно заметить, что герои Солженицы­на сочетают в себе предельный трагизм бытия и жизнелюбия.

Произведение «Матренин двор» написано о женщине. Несмот­ря на множество не связанных с нею событий, Матрена является главным действующим лицом. Вокруг нее развивается сюжет рас­сказа. В ее внешности есть что-то нелепое, странное. Чужая среди своих, она имела свой собственный мир. Осуждаемая, непонятая в том, что не такая, как все. «В самом деле! - ведь поросенок-то в каж­дой избе! А у нее не было!..»

На долю старухи Матрены выпало «много обид, много неспра­ведливостей». Но она не обижается на мир, который относится к ней несправедливо. Говорит она с «лучезарной улыбкой», доброжела­тельно, с «теплым мурчанием».

Солженицын выносил и выстрадал этот образ-символ. В беско­рыстии, кротости Матрены он усматривает долю праведности. Эта праведность идет из глубины души Матрены - она была «в ладах с совестью своей». Об этом образе Солженицын пишет: «Есть такие прирожденные ангелы - они как будто невесомы, они скользят как бы поверх этой жизни, нисколько в ней не утопая, даже касаясь ли стопами их поверхности? Каждый из нас встречал таких, их не де­сятеро и не сто на Россию, это - праведники...»

Матрена забывается в работе, отдавая ей всю себя. Именно работа спасает ее от антигуманного мира. Она несет «просветление», возвращает «доброе расположение духа». Даже в моменты физической слабости «дела звали» Матрену «к жизни». Так жила она: «зимой салазки на себе, летом вязанки на себе».

По Солженицыну, естественны для народного характера незави­симость, искренность, доброжелательность по отношению к людям, и к своим, и к чужим. Она не могла никому ни в чем отказать. При этом она не испытывала и оттенка зависти, если видела изобилие и относительное благополучие. Матрена искренно радовалась за лю­дей. Она не была при этом аскетом - просто прекрасно понимала бренность, невечность и ненужность материальных благ. Матрена «не гналась за обзаводом, не выбивалась, чтобы купить вещи и по­том беречь их больше своей жизни, не .гналась за нарядами». Все это Матрена считала глупостью и не одобряла. Глупы были люди, не понимающие истинную ценность жизни и спорящие из-за погиб­шей Матрены. Очень показательна трагедия, произошедшая на пе­реезде в погоне за материальным благом, за заработком.

У Матрены непростая трагическая судьба. И тем сильнее стано­вится ее образ, чем больше автор раскрывает тяготы ее жизни. И в то же время в ней нет сверхвыраженной индивидуальности, да и тяги к философским рассуждениям. Но сколько доброты и жизнелюбия! В конце произведения автор говорит о своей героине слова, харак­теризующие ее назначение: «Все мы жили рядом с ней и не поняли, что есть она тот самый праведник, без которого, по пословице, не стоит село. Ни город. Ни вся земля наша».

Солженицын упоминает «праведника» в рассказе «Матренин двор» не случайно. Это может с какой-то стороны относится ко всем положительным героям. Ведь все они умели смириться с чем бы то ни было. И в то же время оставались борцами - борцами за жизнь, за доброту и духовность, не забывая о человечности и нравственно­сти. Россия, по Солженицыну, будет стоять, пока стоит «...посреди неба» изба праведницы Матрены.

Вариант 2

Как хорошо, что ни современное искусство, ни русский коммунизм не оставляет по себе ничего, кроме архивов.

С. Дали

Дали как-то сказал: "Если ты из тех, кто считает, что современное искусство превзошло искусство Вермера или Рафаэля, не берись за эту книгу и пребывай в блаженном идиотизме" ("Десять наставлений тому, кто хочет стать художником"). Думаю, оспорить трудно. Конечно, великий Сальвадор говорил о живописи, но к литературе это изречение также имеет отношение. Искусство (будь то литература, живопись или музыка) - способ самовыражения, оно помогает нам заглянуть в самые потаенные уголки души.

Многие произведения современной русской литературы мне не нравятся по причине отсутствия каких-либо художественно-творческих начал. В наше время рассказ, поэма или роман зачастую являются результатом бурной фантазии, больного воображения или искаженного восприятия мира (кто имеет представление о "платоновском" Втором пришествии, меня поймет и, надеюсь, поддержит). Сегодняшние писатели пытаются доказать, что их неприятие современной действительности и отсутствие нравственных идеалов есть индивидуальный подход к творчеству.

Но если сегодня миром правят беззаконие и малодушие, то это не значит, что с верой покончено. Она возродится, ибо человек так или иначе возвращается к истокам, пусть медленным, но твердым и уверенным шагом (восстановление храмов, принятие религии).

Читая классику, я нахожу для себя много интересного. Ведь в начале жизненного пути человеку не всегда удается встретить того, кто стал бы лучшим другом и советчиком, поэтому одним из главных учителей каждого из нас является книга. А чему научит нас современная литература? Признайтесь, что о первой любви вы узнали не от Солженицына, а от Тургенева или Пушкина ("Первая любовь", "Евгений Онегин"), о возрождении души человеческой - от Достоевского ("Преступление и наказание"), а о разнообразии и странностях человеческого мышления - все-таки от Гоголя ("Мертвые души"). Надо отметить, что классическое произведение всегда несет в себе долю оптимизма. Даже в "Преступлении и наказании", где речь идет о страшном проступке - убийстве - и герою, казалось бы, нет оправдания, Достоевский дает нам понять, что Раскольников вовсе не потерян для общества. Его совесть не чиста, но для него существуют такие понятия, как честь, справедливость, достоинство.

Как мне кажется, классики дают нам надежду на духовное возрождение, а в современной литературе этого нет. Давайте же попробуем с точки зрения вышесказанного рассмотреть, что представляет собой творчество современного русского писателя, в частности Александра Солженицына. Для этого я предлагаю проанализировать один из его рассказов - "Мат-, ренин двор", в котором, на мой взгляд, ставится проблема одиночества, взаимоотношения человека с окружающими людьми, авторского отношения к жизни.

Итак, наш герой приезжает в Россию, в чудесную русскую глубинку с ее вечными загадками, незаурядными личностями и самобытными характерами. Что ждет его? Он не знает. Никто его не ожидает, никто не помнит. Что мог встретить он на своем пути? Ему всего лишь хотелось "затеряться" где-нибудь там, где его не достанут радио, телевизоры и другие достижения современной цивилизации. Что ж, удача ему улыбнулась: со второго раза ему удается найти небольшую деревню недалеко от станции Торфопродукт и жить там спокойненько, обучая молодое поколение точной науке. С жильем проблем тоже особых не было. Ему подыскали "подходящий домик", в котором, по его словам, "его жребий был - поселиться".

Боже, как он тосковал по простым людям, не утерявшим той душевной простоты, которой каждый из нас наделен с самого рождения. Сколько умиления и восторга вызывает в его душе обычная деревенская женщина, торгующая молоком, ее вид, ее голос, характерный акцент. А с какой симпатией он относится к хозяйке дома - Матрене. Он уважал и понимал ее, как она есть: большая, беспощадная, мягкая, неряшливая и все-таки чем-то милая и родная. Несчастная потеряла всех своих детей, любимого, "загубив" свою молодость, осталась одна. И конечно, не могла не вызвать жалость. Она не богата, даже не зажиточна. Бедна как "церковная мышка", больна, но отказать в помощи не может. И очень важное качество отмечает в ней автор - бескорыстность. Не из-за денег копала старая Матрена картошку соседям и воспитывала племянницу свою Кирочку тоже не ради благодарности, а просто любила детей. Она как-никак женщина.

Когда началась война, бедная Матрена не подозревала, что она (война) разведет ее с "дорогим" человеком, и героиня "идет" замуж за младшего брата своего жениха. Но муж вскоре покидает деревню, уходит на войну и не возвращается. И вот Матрена остается ни с чем. Дети умирали один за другим, не дожив до года. И в конце жизни она была обречена на одиночество. Лишь "колченогая кошка", "грязно-белая криворогая коза", мыши да тараканы населяли ее "перекособоченную избушку". Матрена взяла на воспитание племянницу Кирочку, и это было последним утешением. Но, видно, не суждено Матрене коротать дни в спокойствии. Срочно нужно было перевезти горницу в другую деревеньку, а то Кирочка упустит хорошее место. Казалось бы, наша героиня и вмешиваться не должна в перевозку собственного дома (последнее, что у нее осталось), а всячески этому препятствовать. Но нет - она решается помочь в транспортировке бревен. И если бы Матрена не пошла ночью на железную дорогу и не стала толкать повозку через рельсы, то была бы жива.

Как она закончила свою жизнь? Ужасно. Глупо. Трагично. Оправдания ее смерти я не вижу.

В этом произведении, как и в других ("Крестный ход"), Солженицын выражает свое отношение к людям. Он не любит народ и старается его обезличить, превращая в "серую массу". Ему кажется, что окружающие его люди - "ничто". Они не способны понять добро, им все равно, кто рядом с ними. А вот автор - другое дело. Он сразу распознает в Матрене "праведника", но сам-то фактически приходит к этому выводу слишком поздно.

Нужно отдать должное автору рассказа: в раскрытии об- раза героини он старается подчеркнуть ее доброту, безграничную любовь к людям.

Что я могу сказать об этом произведении? Не радует - раз, не нравится - два, так как не могу понять авторской позиции: зачем столько зла и грязи воплотил в своем "творении" Солженицын? (Вспомните угнетающую обстановку дома и отношение людей друг к другу.)

Естественно, творчество писателя неразрывно связано с его биографией. Много лет, проведенных в неволе, повлияли на Солженицына, но ведь не все, даже более несчастные, изливают все свои обиды и злобу в рассказах и повестях. На мой взгляд, творческая работа должна выражать только самое лучшее, что есть в человеке, чтобы показать: "Вот то хорошее, что во мне есть, почувствуй это и пойми!"

Искусство (в частности, литература) должно привносить светлые чувства в душу человека. Читатель должен сопереживать героям, чувствовать боль обид, разочарований и даже плакать (что, кстати, и произошло со мной), но ведь нехорошо если в душе у тебя остается неприятный осадок после прочи тайного. Наверное, это какое-то другое искусство, мне лично непонятное.

Зачем тогда вообще писать? Лучше рисовать в стиле апокалипсис. Все равно эмоции при этих двух занятиях (писать о плохом и рисовать) одни и те же, да и результатом сможет полюбоваться большее количество человек (если автору этого хотелось). Ведь раньше мастера создавали свои произведения именно для того, чтобы люди приходили в ужас от увиденных сцен всеобщей гибели. А при размещении подобных творений прямо на улицах (имеются в виду церкви) люди, связанные с религией, предусматривали и то, что не умеющие читать также будут знать о страшном наказании.

Но чего не отнять у Солженицына - это то, что он пишет о жизни, основываясь на личном опыте, пишет именно о себе, о пережитом и увиденном. Автор показывает нам жизнь такой, какова она есть (в его понимании). Хотя при чтении его работ складывается мнение, что, кроме плохого, невежественного и несправедливого, этому человеку ничего не приходилось видеть. Но главное не в этом. Цель Солженицына - открыть нам всю "прелесть" бытия, используя описание убогого жилища, злых соседей и неблагодарной родни.

Солженицын говорит о несправедливости, а также о слабости характера, излишней доброте и о том, к чему это может привести. В уста автора он вкладывает свои мысли и свое отношение к обществу. Автор (герой рассказа) пережил все, что пришлось перенести самому Солженицыну.

Описывая деревню, Матрену, суровую действительность, он параллельно этому дает свою оценку, высказывая собственное мнение. Сколько горечи и сарказма слышится в описании станции: на "серо-деревянном бараке висела строгая надпись: "На поезд садиться только со стороны вокзала!" Гвоздем по доскам было нацарапано: "И без билетов". А у кассы... было нацарапано ножом: "Билетов нет". Знакомя нас с председателем Горшковым, автор не забывает упомянуть, каким образом он (Горшков) получил Героя Социалистического Труда.

А сколько "тепла", "чуткости", "задушевности" чувствуется в описании скромного жилища Матрены и его обитателей: "Иногда ела кошка и тараканов, но от этого ей становилось нехорошо. Единственное, что тараканы уважали, - это черту перегородки, отделявшей устье от... чистой избы... в кухоньке по ночам кишели... - пол весь, и скамья, и даже стена были чуть не сплошь бурыми и шевелились..."

Заметим, что у Гоголя описание гостиницы города N. где также встречаются тараканы, не вызывает чувство брезгливости. Однако автор не может обойтись без чего-нибудь "эдакого". Не без скрытого удовольствия пишет о своей "скромности и тактичности", когда описывает стряпню хозяйки: все эти тараканьи ножки в однообразной еде, по его словам, "не совсем вкусной". "Я покорно съедал все наваренное мне, терпеливо откладывая в сторону, если попадалось что-то неурядное... У меня не хватало духу упрекнуть Матрену..." .

На мой взгляд, автор любит описывать чьи-то обиды и неудачи (имеется в виду данный рассказ): "...много было у Матрены обид..." Опять обиды. Если писать не о своих, то уж о чужих. И жалость. Рассказчик давит на жалость. Он пытается задеть за живое (так как лично меня он больше ничем не смог тронуть). Но жалость жалости - рознь...

"Нет Матрены. Убит родной человек. И в день последний я укорил ее за телогрейку". Автор хочет показать нам, какой он чувствительный и жалостливый. Однако внутри он человек жесткий и сухой. У меня едва хватило сил прочитать описание мертвой Матрены, ее изуродованного тела. Написано без эмоций, лишь констатация факта. Понять это тяжело. Но что еще может родиться в голове у человека под "скрежет мышей", "шуршание тараканов" да под впечатлением увиденной покойницы? Это утешает.

Но самое "веселое" - это конец. У человека, не знающего жизнь, появится мысль: "Не доверяй". Печальная картина, которую мы наблюдаем после смерти героини, доказывает нам это. Да, я согласна: родственники только и думали о том, что можно унести из дома. Дошло до того, что унесли и сам дом. Рассказчик не верит в искренность слез Киры. А соседка придерживается мнения, что Матрена была глупа, да и муж ее не любил. Одним словом, кругом пустота и несправедливость. Автор, наверное, считает, что все плохо и в конце концов постигнет нас несчастье. И люди нас окружают бездушные, и в других не видят прекрасное, и в добро не верят, и вообще, кроме него, никто не разглядел в Матрене доброту, скромность и бескорыстие. "Все мы жили рядом с ней и не поняли, что есть она тот самый праведник, без которого, по пословице, не стоит село. Ни город. Ни вся земля наша".

Писатель просто навязывает нам свои пессимистические взгляды на мир и пытается что-то доказать. Он скептик и никогда не будет способен сотворить прекрасное просто в силу своих исковерканных жизнью убеждений. Впрочем, это всего лишь мое мнение.

73. Нравственная проблематика современной отечественной прозы (на примере произведения по выбору экзаменуемого). (Билет 16)

Вариант 1

Произведения Валентина Распутина - это откровенный и довери­тельный разговор автора с читателями на самые разные темы, но всегда во всех произведениях автор обязательно поднимает один вопрос - воп­рос человеческой совести, жизненной позиции, нравственного выбора.

В повести «Прощание с Матерой» легко прочитывается судьба родной деревни писателя - Аталанки, в годы строительства Брат­ской ГЭС попавшей в зону затопления, а события, о которых рас­сказывает автор, достоверны.

Так что же такое Матера? Матера - это остров и деревня, распо­ложенная на этом острове. Триста лет обживали это место русские крестьяне. Но вот надумали построить на реке мощную гидроэлек­тростанцию. Остров попадает в зону затопления. Всю деревню надо было переселять в новый поселок на правом берегу Ангары. Но эта перспектива никак не радовала стариков. Душа, например, бабки Дарьи облилась кровью. Ведь в Матере не только она выросла. Это — родина ее предков. А сама Дарья считает себя хранительницей тради­ций своего народа. Она искренне верит:«... нам Матеру на подержание только дали... чтобы обихаживали мы ее с пользой и кормились».

Но ей противостоят горе-новаторы. Чтобы ускорить ход пересе­ления, они пытаются оборвать все корни, связывающие обитателей Матеры с прошлым, лишить их памяти. Прежде всего, новоявлен­ные строители попытались снести на острове кладбище.

Размышляя о причинах вандализма, Дарья приходит к выводу, что в обществе стало утрачиваться чувство совестливости. «Народу стало много боле, - размышляет она, - а совесть, поди-ка, та же -вот и истончали ее, уж не для себя, не для спросу, хватило б для показу. Али сильно большие дела творят, про маленькие забыли, а при больших делах совесть , однако, что железная, ничем ее не укусишь. А наша совесть постарела, старуха стала, никто на нее не смотрит. Ой, господи! Че про совесть, ежли этакое творится!»

Утрату совести герои Распутина впрямую связывают с отрывом человека от земли, от своих корней, от вековых традиций. Здесь клю­чевое значение имеют раздумья старшего сына Дарьи — Павла и ее внука Андрея.

Павлу тяжелей всего. Он разрывается на два дома: нужно уже обустроить жизнь в новом поселке, но еще ее вывезена мать из Ма­теры. Душой Павел на острове. Ему трудно расстаться с материнс­кой избой, с землей ее предков. «Не больно терять это только тем, -считает он, - кто тут не жил, не работал, не поливал своим потом каждую борозду». Но и восстать против переселения Павел не в си­лах. Ему кажется, что технический прогресс уже не остановить. И остается только одно - попытаться на новую почву перенести при­вычный уклад и старые обычаи. А это не получается. Как заметил Павел, в новом, неуклюже построенном поселке человек делается «без твердости и надежности», стремясь жить без комфорта.

Андрею легче. Он уже смолоду вкусил новое. Его тянет к реши­тельным переменам. «Сейчас время такое живое"... все, как говорит­ся в движении. Я хочу, чтоб было видно мою работу, чтоб она навеч­но осталась...» В его представлении ГЭС - это вечность, а Матера -уже что-то отжившее. Как он считает, «наша Матера на электриче­ство пойдет». Только в этом ему видится польза родной деревни. В поступках Андрея - путь к духовному одичанию. Ему изменяет историческая память. Уезжая строить ГЭС, он вольно или невольно освобождает место другим единомышленникам - уже «пришлым», которые доделывают то, чем пока еще неудобно заниматься урожен­цу Матеры - чуть ли не насильно заставлять людей покидать обихо­женную деревню.

«Пришлые» убеждены, что несут островитянам благо, но пока не осознанное жителями Матеры. С какой решительностью они го­товы претворить свои планы! Только вот итог плачевен. С карты Сибири исчезло целое селение, а вместе с ним - уникальные тради­ции и обычаи, которые на протяжении многих десятилетий форми­ровали душу народа, его неповторимый характер.

Подобная участь постигла и родное село автора Аталанку. Это село перенесли на другое место.

И еще одна любимая тема поднимается автором в этом произве­дении - это русская идея соборности, слиянности человека с миром, Вселенной, родом.

В повесть включен целый ряд эпизодов, поэтизирующих общую жизнь миром. Распутин подчеркивает, что главное для людей не сама работа, а благостное ощущение жизни, удовольствие от единства друг с другом, с природой. Очень точно подметил отличие жизни сельчан на Матере от суетной деятельности строителей ГЭС внук бабки Дарьи Андрей: «Они там живут только для работы, а вы здесь вроде как наоборот, вроде работаете для жизни». Работа для «люби­мых» героев Распутина не самоцель, а участие в продолжении се­мейного рода и - шире - всего человеческого племени. Вот почему не сумел беречься, а работал на износ отец Дарьи, завещавший ей то же самое. Вот почему и сама Дарья, ощущая за собой строй поколений предков, «строй, которому нет конца», не может смириться, что их мо­гилы уйдут под воду - и она окажется одна: порвется цепь времен.

Распутин находит очень точную метафору для выражения раз­думий Дарьи Васильевны о течении жизни: род - это нитка с узел­ками. Одни узелки распускаются, умирают, а на другом конце завя­зываются новые.

Размышления о продолжении рода и своей ответственности за него перемешиваются у Дарьи с тревогой о «полной правде», о не­обходимости памяти, сохранения ответственности у потомков - тре­вогой, сопряженной с трагическим осознанием эпохи.

В многочисленных внутренних монологах Дарьи писатель вновь и вновь говорит о необходимости каждому человеку «самому доко­паться до истины», жить работой совести. Сильнее всего автора и его стариков и старух тревожит желание все большей части людей «жить не оглядываясь», «облегченно» нестись по течению жизни. «Пуп не надрываете, а душу потратили», - бросает в сердцах Дарья своему внуку. Она не против машин, но неприемлемо для мудрой крестьянки, чтобы человек, обретший благодаря технике огромную силу, иско­ренял жизнь, бездумно подрубал сук, на котором сидит.

И все же, несмотря на определенный трагизм повествования, автор оставляет читателю надежду на человеческое благоразумие и душевное пробуждение. «Жизнь... она все перенесет и примется везде, хоть и на голом камне и в зыбкой трясине, а понадобится если, то и под водой». Человек своим трудом сроднится с любым местом. В этом - еще одно назначение во Вселенной.

74. Герои и проблематика одного из произведений современной отечественной драматургии второй половины ХХ в. (по выбору экзаменуемого). (Билет 23)

Вариант 1

Развитие драматургии во второй половине XX столетия - явление сложное и неоднозначное. Драматургия не стала единым и мощным явлением, она как бы «раздробилась» по отдельным темам, среди которых можно выделить следующие:

• «производственные пьесы» - «Сталевары» Г. Бокарева, «Человек со стороны» И. Дворецкого, «Протокол одного заседания» А. Гельмана, «Мы, нижеподписавшиеся» М. Шатрова;

• «психологические драмы» А. Арбузова, А. Володина, А. Вам­пилова, В. Розова, М. Рощина, Л. Зорина и др.

Основной идеей пьес, обращенных к производственно-трудовой тематике, стало изображение истоков и условий научно-технического прогресса. Главным героем этих произведений становится «деловой человек», командир производства. Героев пьес отличает гражданская активность, творческая страстность, развитый дух социалистического соревнования. Внутренний мир передового рабочего или секретаря парткома рассматривался в пьесах с особым пристрастием как образец и социальный феномен эпохи развитого социализма. Провозглашая идею духовно одаренной, духовно развитой личности, в действитель­ности «производственная драма» делала героем человека жесткого, нередко жестокого, максималиста непримиримого и непреклонного.

В свою очередь «психологическая драма» в разработке нравст­венной проблематики была более многообразна и многопланова. Пьесы того времени, не касаясь впрямую проблем социальной, деловой, про­изводственной жизни человека, тем не менее, обнаруживали взаимо­связь общественных катаклизмов и самочувствия отдельной личности.

В написанной в 1967 году и напечатанный в 1970 году пьесе «Утиная охота», А. Вампилов создал галерею характеров, озадачивающих зри­теля и читателя, вызывающих огромное общественное беспокойство.

Перед нами одно из бесчисленных, возникающих в то время, как грибы, учреждений, именуемых КБ (конструкторское бюро), формируемых из инженеров, научных работников с самыми благими намерениями, но во многих случаях оказывающихся нерентабель­ными. Однако сотрудники таких учреждений получают сносную зарплату, продвигаются по служебной лестнице, выпускают «научные труды». На самом же деле, придя на работу, они не знают, куда деваться от безделья. Группу таких деятелей из провинциального центрального бюро технической информации изображает Вампилов в пьесе «Утиная охота». Их обязанность - пугать нововведениями на разных заводах, обобщать и информировать о них научный мир, хотя и нет во всей округе настоящих заводов. Сидя в кабинетах по два-четыре человека, они обсуждают очередные футбольные матчи, играют в шахматы, посмеиваясь над шефом, требующим обобщения опыта «модерниза­ция поточного метода». Их рабочий принцип: «спихнуть и делу конец».

Эти слова принадлежат главному герою пьесы, инженеру Зилову. Автор так представляет героя: «Зилову около 30 лет, он довольно высок, крепкого сложения; в его походке, жестах, манере говорить много свободы, происходящей от уверенности б своей физической полноценности. В то же время и в походке, и в жестах, и в манере говорить у него сквозят некая небрежность и скука, происхождение которых невозможно определить с первого взгляда». Невозможно потому, что он вообще как бы лишён стержня. Когда на новоселье друзья спрашивают Зилова, что он больше всего любит на свете, тот так и не отвечает им. Сослуживец Казаков не без иронии бросает: «Больше всего на свете Витя любит работу». И эта реплика вызыва­ет дружный смех. Его начальник, спасая положение, говорит: «Де­ловой жилки ему не хватает, это верно, но ведь он способный па­рень, зачем же так шутить?»

В действительности работа его не интересует. Все свободное время героя уходит на то, чтобы «выпить и закусить», да поволо­читься за девушками любого круга. Как выражается одна из его любовниц, продавщица Вера, он «алик из аликов». И о работе он не может говорить без скуки и насмешки. «У меня срочные дела. Дела, дела. Днями и ночами. Горим трудовой красотой», - заявляет он жене по телефону, как раз в тот момент, когда затевает очередной флирт со студенткой. Зину, свою красавицу и умницу, он не любит. В тече­ние четырех лет никак не соберётся навестить своего больного отца, которого назвал старым дураком.

И, несмотря ни на что его любят женщины, он легко увлекается, но ни к одной не испытывает настоящей привязанности. Он вообще легко загорается, но также легко гаснет. Он искренен в каждую кон­кретную минуту, хотя все считают его легкомысленным.

Лишь для успокоения жены он говорит: «Нет, из этой конторы надо бежать. Бежать, бежать...» Но в том-то и дело, что бежать он никуда не собирается. Покидая мужа, Галина говорит ему: «Куда я еду, к кому - тебе всё равно. И не делай вид, что тебя это волнует. Тебе всё безразлично. Всё на свете. У тебя нет сердца, вот в чём дело. Совсем нет сердца...» Он соглашается с ней, признаётся, что ему «опоршивела такая жизнь». «Ты права, мне всё безразлично, всё на свете.Что со мною делается,.» не знаю». Он признаётся так­же, что друзей, не имеет, работу не любит.

Остановись на этом автор, мы бы имели любопытный, но одно­значный характер. У нас не было бы сомнения, как его оценить. Но А. Вампилов создаёт образ неоднозначный. Более того, видя пороки героя, наделяет его ещё одной неожиданной чертой. Дело в том, что у героя есть настоящая привязанность - утиная охота. В сущности, он целый год живёт ожиданием отпуска и утиной охоты. И не пото­му, что является заядлым охотником. Кажется, до сих пор он не убил ни одной птицы. Утиная охота привлекает его вовсе не азартной стороной. Обещая Галине взять её с собой на охоту, он говорит: «Такое тебе и не снилось, клянусь тебе. Только там я чувствую себя человеком». Говоря об охоте, он преображается, становится поэтом: «Ты увидишь -мы поплывём как во сне, не известно куда. А когда подымается солнце? О! Это как в церкви и даже почище, чем в церкви... А ночь? Боже мой. Знаешь, какая это тишина? Тебя там нет, ты понимаешь? Нет! Ты еще не родился. И ничего нет. И не было. И не будет...»

На первый взгляд, можно истолковывать привязанность героя к ути­ной охоте, как бегство из города, бегство от установившейся жизни. Но это было бы упрощением и не согласовалось бы с тем, что Зилов сможет стать другим. Преображение Зилова вряд ли возможно.

В образе Зилова запечатлены типичные явления, которые уже не зависят от самого героя, явления большей частью опасные и труд­но искоренимые. Назвав их «зиловщиной», Валентин Распутин выс­казал предположение, что «...может быть, самая большая заслуга Вампилова как драматурга в том и состоит, что он одним из первых её распознал и показал».

Сложный и противоречивый характер Зилова отличается двойст­венностью: он складывается из обаяния и лжи, фантазерства и веро­ломства, честности и равнодушия. Раскрывая непростой внутренний мир героя, Вампилов исследует истоки неудавшейся человеческой судь­бы, глубоко анализируя причины, ведущие героя к духовному краху.

Пьеса А. Вампилова - это глубокое и тонкое понимание челове­ческой психологии, сильные и убедительные характеры, напряжен­ный сюжет, мастерство диалогов.

75. Особенности творчества одного из современных отечественных поэтов второй половины ХХ в. (по выбору экзаменуемого). (Билет 21)

Вариант 1

Поэзия Александра Кушнера - явление в современной поэзии достаточно интересное. Лирика для поэта - область чувств, наме­ков, ощущений, мыслей о вечном, а если о сегодняшнем, то в сопо­ставлении с вечным. Лирические стихотворения - это ряд останов­ленных мгновений, данных человеку в чувственном восприятии, пережитых и осмысленных. Любая подробность дорога и сама по себе, и как лазейка в святая святых души поэта и читателя. Кушнер необыкновенно последователен. Ни поэма, ни драма в стихах, ника­кие жанры, кроме небольшого лирического стихотворения, для него как для автора не существуют.

Он создал необыкновенно цельный поэтический мир. В этом мире путь человека лежит по едва заметной черте между бытием и небытием, жизнью и смертью. В смягченном виде переключается в бытовой план, и тогда путь пролегает между счастьем и бедой, благополучием и неблагополучием.

Вот счастье - с тобой говорить, говорить, говорить!

Вот радость - весь вечер, и вкрадчивой ночью, и ночью.

О, как она тянется, звездная тонкая нить,

Прошив эту тьму, эту яму волшебную, волчью!

Радость соседствует с тьмой. Тьму прошивает звездная нить, нить эта удерживает человека над темной ямой. Яма волчья, она же вол­шебная. Мечется го стороны в сторону маятник счастья - беды. Обна­жаются противоречия бытия, в их столкновениях возникает острое переживание. Стихотворение можно понимать как страстное любов­ное объяснение, можно - как напряжение размышления «о жизни. О смерти. О том, что могли разминуться. Могли зазеваться. Подума­ешь, век или два!». Учитывается и «дожизненный опыт, пока нас держали во мраке». Если посчастливилось преодолеть бесчисленные препятствия, жизнь осуществляется и оборачивается невиданным чудом. Заставленная комната с креслом и круглым столом, цветочки на скатерти становятся бесконечно важны: в них овеществляется жизнь, в них поэт нащупывает признаки пограничных, экзистенци­альных ситуаций:

Мне совестно сказать, но, мнится, есть в году

Непрочных два-три дня, опаснейших, в июне.

Мерцают и сквозят... мы с жизнью, не в ладу:

Пробел какой-то в ней... в провале мы, в лакуне.

Нужно усилие, понимание поэтики Кушнера, чтобы осознать, что начинается стихотворение о Великой Отечественной войне. Для поколений, её переживших, петербургские белые ночи не могут оста­ваться столь же безмятежными, как для Пушкина.

Белой ночью 1941 г. началась война, которая принесла блокаду Ленинграда, гибель миллионов и навсегда изменила поэтическое зрение. Боль современников Кушнер выражает тихими, доверитель­ными словами, не напрягая голоса. Начинает стихотворение:

И если спишь на чистой простыне,

И если свеж и тверд пододеяльник...

Дальше появляются новые детали. Обыкновенная жизнь, ниче­го в ней особенного, но описана она как необыкновенное и неоце­нимое благо, как чей-то щедрый подарок: тихо, темно, входная дверь заперта на ключ, не слышно чужой речи, музыки. Ну и что? Ради чего все это говорится? Но вот продолжение:

И не срывает с криком одеяло...

И вновь милые подробности: спишь себе, припав щекой к по­лотну с подтеками крахмала, и любимая женщина рядом... Но вот снова:

И не трясут за теплое плечо,

Не подступают с окриком и лаем...

Одним словом, если ты спишь у себя дома, а не концлагере...

И если спишь, чего тебе ещё?

Чего ещё? Мы большего не знаем.

Такая драматическая картина времени, в которое приходится жить, изображена Кушнером. Из ощущения непрочности, неустой­чивости мироздания и человеческой жизни поэт извлекает и красоту, и счастье. Красоту хрупкую, счастье ненадежное, щемяще дорогое:

С самой жаркой, кровной стороны,

Уязвимо-близкой, дорогой -

Как мы жалки, не защищены,

Что за счастье, вечный страх какой!

Чтобы читатель ни на минуту не забыл, что его подстерегает, если он выпустит из рук тонкую звездную нить, поэт постоянно на­поминает о той волшебной, темной волчьей яме, о небытии, из кото­рого человек пришел и в которое уйдет. У Кушнера это могут быть не обязательно мифологические образы и темы. Это могут быть об­разы повседневного быта, даже не оттененные конкретной и реаль­ной угрозой концлагеря, и все-таки зловещие, как, например, в сле­дующем стихотворении:

Низкорослой рюмочки пузатой

Помнят пальцы тяжесть и объем

И вдали от скатерти измятой,

Синеватым залитой вином.

У нее такое утолщенье,

Центр стеклянной тяжести внизу.

Как люблю я пристальное зренье

С ощущеньем точности в глазу!

И ещё тот призвук истеричный,

Если палец съедет по стеклу!

И еще тот хаос пограничный,

Абажур подтянутый к столу.

Боже мой, какие там химеры

За спиной склубились в темноте!

И какие дивные примеры

Нам молва приносит на хвосте!

И нельзя сказать, что я любитель,

Проводящий время в столбняке,

А скорее слушатель и зритель

И вращатель рюмочки в руке.

Убыстритель рюмочки, качатель,

Рассмотритель блещущей - на свет.

Замедлитель гибели, пытатель,

Упредитель, сдерживатель бед.

Как подробно описана эта рюмочка! Даже на ощупь. Если в опре­деленном смысле справедливо, что искусство слова - это искусство детали, то для поэзии XX века это справедливо вдвойне.

Перед читателем в стихотворении автор создает мир зыбкой идиллии. Снова граница, отделяющая её от распада, необыкновен­но хрупка, почти условна, снова бытие - над пропастью. И только рюмочка, столь подробно описанная - единственная надежда, толь­ко за неё и можно уцепиться, чтобы попытаться укрыться от хаоса с его химерами. Теперь понятно, почему рюмочка столь подробно описа­на: ведь в ней не что иное, как единственная слабая надежда.

Вот за эту зыбкость, символичность, детализированность, рит­мичность, многозначность не могут не нравится стихи современно­го поэта Александра Кушнера.

Астрономия

Биология

География

Естествознание

Иностр. языки.

Информатика

Искусствоведение

История

Культурология

Литература:

К уроку литературы

К сочинению

Анализ текста

Готовые сочинения

Экзамены, тесты

Студентам

Кратк. содержание

Произведения

Рефераты

Математика

Менеджмент

ОБЖ

Обществознание

Психология

Религиоведение

Русский язык

Физика

Философия

Химия

Экология

Экономика

Юриспруденция

Школа - и др.

Студентам - и др.

Экзамены школа

Абитуриентам

Библиотеки

Справочники

Рефераты

Прочее <