А.Г.Орлов (1737-1807 гг.)


Доклад >> Биографии

А. Г. ОРЛОВ  (1737-1807 гг.)




А.Г.Орлов-Чесменский в санях, запряженных Барсом I .
Барс I был рожден на Хреновском конном заводе графа А.Г.Орлова в 1784 году от жеребца Полкана и датской кобылы.
Художник Н.Г.Сверчков (1817-1898).

Следует особо отметить деятельность А.Г.Орлова-Чесменского по созданию двух уникальных русских пород: Орловской рысистой и Орлово-Ростопчинской (Русской верховой).

Ранние коннозаводские опыты А.Г.Орлова относились еще к 60-ым годам XVII века. Велись они в подмосковном имении Остров. Достоверных данных о породном составе завода в те годы не сохранилось, известно лишь, что Орлов по распоряжению Екатерины Второй получил возможность выбрать для себя лучших жеребцов и маток из дворцовых конных заводов. Можно предположить, что основную часть отобранного им поголовья составляли представители излюбленных пород того времени: из европейских - испанской, датской, неаполитанской, английской, а из восточных - арабской, турецкой, персидской, туркменской. Орлову были переданы даже такие ценнейшие жеребцы, как ШАХ и ДРАКОН, полученные Екатериной Второй в подарок от персидского шаха. Сюда же в Остров с 1769 г. стали поступать лошади, приобретенные А.Г.Орловым во время русско-турецкой войны, когда он командовал русским флотом в Средиземном море. По окончании войны в 1774 г. в Остров были приведены 12 жеребцов и 9 кобыл из Аравии и Турции, в их числе родоначальник орловских пород жеребцы САЛТАН и СМЕТАНКА. Серебристо-серый арабский жеребец СМЕТАНКА был куплен А.Г.Орловым в Аравии за фантастическую, по тем временам, цену - 60000 рублей. Чтобы представить значение этой суммы в то время, достаточно сказать, что годовой бюджет государственного коннозаводства в 1774 г. составлял около 25000 рублей, а продажа лошадей из 7 государственных конных заводов принесла доход 5609 рублей. СМЕТАНКА был лошадью исключительной. Он отличался большим ростом, нарядным экстерьером, превосходными движениями на всех аллюрах, в том числе легкой свободной рысью. У него было на 1 ребро больше, чем у всех остальных лошадей. Удлиненный корпус придавал ему сходство с упряжной лошадью. Ввиду исключительной ценности СМЕТАНКИ Орлов не решился доверить его морской стихии и не отправил вместе с другими лошадьми на кораблях. С охранной грамотой турецкого правительства и в сопровождении конвоя СМЕТАНКУ повели сухим путем через ТУРЦИЮ, ВЕНГРИЮ и ПОЛЬШУ. Дорога до Москвы заняла около двух лет, в Остров жеребца привели только в 1776 г.

В середине 1770-х Островской конный завод графа А.Г.Орлова-Чесменского, получившего вторую фамилию за победы над турецким флотом, стал лучшим среди частных конных заводов России. Здесь была собрана великолепная коллекция лошадей различных пород, вызывавшая восхищение и зависть современников. К этому времени были закончены неудачные опыты арабо- неаполитанских и других скрещиваний, не оставивших следа в заводе. В Острове в 1776 г. кратковременно, но плодотворно использовали родоначальника орловской верховой породы бурого СУЛТАНА I, здесь же была получена ы 1778 г. единственная ставка от СМЕТАНКИ.

Ведение завода в условиях Подмосковья с его суровым климатом обернулись для Орлова большими потерями. Выводные западноевропейские и особенно южные азиатские лошади на пастбищах часто простужались и погибали. Пали САЛТАН и СМЕТАНКА, не выдержав более одной зимы. Чтобы сберечь лошадей, их приходилось по 8 месяцев в году содержать в конюшнях, так как попытки закаливания приводили к новым потерям. Конюшенное же содержание еще больше изнеживало молодняк, не позволяло выращивать лошадей, пригодных к круглогодичной работе в русских условиях.

Орлову приходилось искать для завода более подходящее по климатическим условиям место. Попытка ведения коннозаводства в "низменных местах" Симбирской губернии в Самарской Луке, где братья Орловы получили в 1768 г. обширные поместья, также не принесла успеха. Благоприятная возможность появилась только в октябре 1776 г., когда Екатерина Вторая "пожаловала" А.Г.Орлову-Чесменскому 120000 десятин земли в Бобровском уезде Воронежской губернии. Это была непаханая степь, где веками паслись только сайгаки да дикие лошади-тарпаны, которых именно здесь встретил и описал в 1767 г. путешественник С.Гмелин. По степи протекала полноводная река Битюг, многочисленные ручьи и речки. Это было идеальное место для устройства конного завода, который и был основан в 1776 г. Около 100 тыс. десятин земли заняли поместья Хреновое и Чесменка. Перевод лошадей из Острова в Хреновое проводили постепенно с 1776 по 1778 г. При этом было значительно увеличено поголовье. В 1776 г. в Острове было всего 60 маток, а к концу века в Хреновом их число увеличилось десятикратно - до 500-600, а численность всего поголовья доходила до 3000 лошадей.

Кроме верхового отделения, которое в Острове было единственным, в Хреновом были также открыты рысистое и чистокровное отделения.

Еще при жизни А.Г.Орлова было начато строительство капитальных конюшен, завершенное в 1818 г. Были возведены все необходимые помещения: отдельные конюшни для жеребцов-производителей, жеребых и холостых маток, отъемышей, трен-молодняка и т.д. Лицевой фасад центрального здания был спроектирован в классическом стиле известным в то время архитектором Д.И.Жилярди.

А.Г.Орлов подробно вникал во все стороны дела, установив незыблемый порядок в заводе, Во-первых, было применено закаливающее содержание лошадей. С ранней весны до поздней осени, т.е. 7-8 месяцев в году лошади выгонялись на пастбища. Во-вторых, случку начинали очень рано и заканчивали к 15 апреля. В-третьих, строго соблюдали распорядок кормления лошадей. На пастбища лошадей выпускали с 15 апреля. В-четвертых, применялся обязательный заводской тренинг молодняка. Причем в рысистом, верховом и чистокровных отделениях он был разным и соответствовал цели, для которой выращивали каждую породу.

В первые два десятилетия Орлов часто приезжал в Хреновое, подолгу оставался там. Он лично осматривал всех лошадей, предназначенных для пополнения племенного состава или для продажи, и решал их дольнейшую судьбу. В 1796-1801 гг., находясь по распоряжению Павла Первого в заграничной ссылке в Дрездене, и позднее, живя в Москве, Орлов продолжал руководить заводом. Регулярно отправлялись письменные указания Ивану Никифоровичу Кабанову, который был вначале наездником в Острове, а затем управляющим в Хреновом до 1809 г. И.Н.Кабанов принадлежал к числу квалифицированных крепостных специалистов.

Среди соратников А.Г.Орлова особо следует назвать Василия Ивановича Шишкина (1780-1845), также крепостного, который был личным секретарем и казначеем А.Г.Орлова, творчески воспринял его коннозаводческие взгляды и методы, овладел техникой тренинга резвой езды. Через 3 года после смерти Орлова - в 1811 году В.И.Шишкин стал управляющим Хреновского конного завода, в течении двадцати лет, до 1831 г., возглавлял его и довел до рассвета. При Шишкине было закончено строительство завода. Он завершил работу по выведению орловских пород, особенно рысистой.