СИСТЕМА «ЧЕЛОВЕК»: ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ И ИНВЕРСИЯ

АНТРОПОПЛОГИЯ И ЭТНИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА
© СЕВОСТЬЯНОВ Д.А.
УДК 141
СИСТЕМА «ЧЕЛОВЕК»: ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ И ИНВЕРСИЯ
Д.А. Севостьянов
Новосибирский государственный медицинский университет, ректор - д.м.н., проф. И.О. Маринкин; кафедра педагогики и психологии, зав. - к.п.н., доцент
Г.В. Безродная.
Резюме. Статья написана с целью философского анализа инверсивных и иерархических отношений в системе «человек». Главная проблема, представленная в ней, - соотношение инверсий и обратной связи в этой системе. Инверсия представляет собой универсальный механизм в иерархических системах. Как правило, высший уровень в иерархии является ведущим. Но нередко возникают инверсивные отношения, при которых низший уровень в иерархии также может стать ведущим. Таким образом, инверсия и обратная связь - сопряженные, но не идентичные понятия.
Ключевые слова: иерархия, инверсия, обратная связь, система «человек».
Севостьянов Дмитрий Анатольевич - к.м.н., доцент кафедры педагогики и
психологии НГМУ; e-mail: dimasev@ngs .ru.
Человек как открытая система, вступающая во взаимодействие с внешней средой (в физическом и в информационном отношении), на протяжении многих лет является объектом философско-антропологического анализа. Здесь, как ни в каком другом месте, мы можем обнаружить тесную междисциплинарную связь
философской антропологии с другими дисциплинами, изучающими человека как целое, - психологией, физиологией высшей нервной деятельности, нейропсихологией, а также рядом соподчиненных частных направлений.
Особое значение приобретают свойства человека как иерархической системы. Человек выступает при этом как носитель некоторых общесистемных свойств. Однако анализ иерархических систем до настоящего времени происходил главным образом в рамках общей теории систем, причем основное внимание уделялось в ней не системе «человек», а социальным системам, производственным коллективам и объединениям [5, 9]. Следует отдать должное исследователям, благодаря которым тут был накоплен большой теоретический и практический материал; но необходимо также признать, что в данной области существуют и значительные пробелы, которые дают основания упрекать саму общую теорию систем в «несистемности» [4]. Один из таких пробелов охватывает инверсивные отношения в иерархических структурах, которые, по ряду причин, в наибольшей мере представлены именно в системе «человек». Под инверсивными отношениями в данном случае понимается ситуация, когда иерархический элемент, занимающий в иерархии невысокое положение, в силу ряда обстоятельств приобретает в иерархии главенствующую роль, формально оставаясь на своей прежней иерархической позиции. Таким образом, при сохраняющемся расположении элементов в иерархической системе, векторы отношений между ними меняют направление на противоположное. Особые трудности возникают, когда появляется необходимость разделения понятий «инверсия» и «обратная связь». В связи с этим представляется актуальным исследование инверсивных отношений в структуре человеческой активности.
Материалы и методы
Данное исследование носит теоретический характер. В нем на основе философского дискурса рассматриваются и обобщаются данные, полученные в рамках различных дисциплин. В частности, речь идет о применимости закономерностей, описанных общей теорией систем, к системе «человек». При изучении данной темы используются труды Института проблем управления
РАН, которые характеризуют отношения в иерархических системах; это работы В.Н. Буркова, Д.А. Новикова, А.В. Цветкова [3, Ошибка! Источник ссылки не найден., 8]. Становление современного положения дел в общей теории систем можно проследить в трудах Э. Квейда [5] и В.И. Новосельцева [9]. Большое значение приобретают в этом контексте труды Томаса Саати [11]; именно в его трудах впервые было показано, что инверсивные (геуегауе) отношения в иерархических структурах носят не частный, а системный характер, хотя этот автор и придавал таким отношениям лишь второстепенное значение. Основой для анализа послужили классические работы отечественных физиологов, таких, как Н.А. Бернштейн [2], П.К. Анохин [1] и др.
Результаты и обсуждение
Итак, следует начать с того, что огромным, для своего времени, прогрессом в понимании человека, как открытой системы, стало применение к нему теории обратной связи. Крупнейший вклад в этом отношении, среди отечественных ученых, принадлежит Петру Кузьмичу Анохину, а также Николаю Александровичу Бернштейну.
Теория функциональных систем, предложенная П. К. Анохиным, позволила с новых позиций приступить к оценке физиологических функций человека в различных условиях его жизнедеятельности.
Функциональные системы, по П. К. Анохину, - это самоорганизующиеся и саморегулирующиеся динамические центрально-периферические организации, объединенные нервными и гуморальными регуляциями. Оценка параметров достигнутых результатов в каждой функциональной системе, как подчеркивал П.К. Анохин, постоянно осуществляется с помощью обратной афферентации [1].
Таким образом, человек, по укоренившимся представлениям, является открытой системой с обратной связью. Эта обратная связь, согласно многоуровневой концепции нервной деятельности Н.А. Бернштейна [2], замыкается сразу на многих уровнях, поскольку и вся нервная деятельность носит многоуровневый характер. Данная многоуровневая система имеет
эволюционное происхождение; ее реальная значимость неоднократно подчеркивалась в трудах современных авторов [6, 13]. Уровни моторного построения (УМП), описанные в свое время Н.А. Бернштейном, фактически представляют собой некий отдаленный аналог годичных колец в стволе эволюционного древа; они суть отпечаток древних ароморфозов в эволюционном развитии, сменявшихся затем длительными периодами идиоадаптации [10]. При возникновении каждого нового уровня вновь возникшие нейронные структуры принимают на себя основополагающие функции, оставляя более старым структурам лишь подчиненные, служебные «обязанности». Однако, в отличие годичных колец в стволе реальных деревьев, все эти древние моторные образования продолжают активно участвовать в жизнедеятельности и, более того, как будет показано далее, приобретают порой самодовлеющие черты. Тем самым в иерархической системе «человек» происходит своего рода переворот, иными словами - инверсия векторов межуровневого взаимодействия в иерархической структуре. Данное явление до настоящего времени не было подвергнуто систематическому анализу. Свойства УМП в этом контексте важны; однако с философских позиций важнее реализация иерархического принципа в устройстве системы «человек», поскольку система УМП составляет лишь один из срезов иерархического устройства данной системы, только частным, хотя и весьма важным случаем иерархического взаимодействия.
Недостаточное внимание, которое до настоящего времени уделялось инверсивным отношениям в иерархических отношениях, понятно и объяснимо. Характер той или иной системы главным образом определяется свойствами внутрисистемных связей. Связи же в иерархической системе реализуются на основе тех или иных организационных принципов (ОП), представленных в данной системе. Для понимания особенностей системы «человек» нам необходимо обратиться к анализу данных общесистемных закономерностей.
Так, если в иерархии высшую позицию занимает количественно преобладающий элемент, речь идет о количественном ОП. Если высшая
позиция принадлежит самому хронологически старому (или, напротив, самому новому) элементу в данной системе, имеет место хронологический ОП. В случае, если один из соподчиненных иерархических элементов связан с другим по происхождению, следует говорить о генетическом ОП. Если высший уровень объединяет нижележащие уровни в виде некоторого высшего единства, представлен таксономический ОП. Составить полный перечень ОП, охватывающий все возможные иерархические системы, не представляется возможным. Нужно отметить, что в иерархической системе может одновременно действовать несколько таких ОП.
Все ОП в иерархических системах можно, с большей или меньшей мерой условности, подразделить на сущностные и атрибутивные. Сущностный ОП базируется на некоторых особенностях иерархически соподчиненных элементов, не подлежащих изменению или отмене. Это имманентные свойства, которые обеспечивают именно данный иерархический порядок и никакого иного порядка не предусматривают. Атрибутивный ОП, напротив, основан на упорядочении элементов согласно наличию у них какого-либо внешнего, изменяемого и непостоянного свойства (атрибута). Инверсивные связи не могут возникнуть в иерархической системе, построенной исключительно на сущностных ОП. Такие связи не возникают и в том случае, если все действующие ОП в системе носят атрибутивный характер, а стабильность всех атрибутов, на которых построены такие принципы, приблизительно совпадает. В этом случае отдельные элементы просто получают возможность для перемещения по вертикали в иерархической системе, характер же внутрисистемных связей при этом не меняется. Однако при сочетании атрибутивных и сущностных ОП инверсивные связи становятся реальностью. Сущностный ОП в этом случае составляет основу для стабильного местонахождения элементов в структуре, а атрибутивный ОП обеспечивает возможность изменения направленности векторов внутрисистемных связей. Если же в системе задействованы одни только атрибутивные ОП, но стабильность упомянутых атрибутов применительно к разным ОП неодинакова,
инверсивные отношения также возможны: в этом случае тот ОП, который основан на более стабильном атрибуте, временно берет на себя функции сущностного ОП.
Из этих формальных свойств инверсивных связей прямо следует, что количество и значение инверсий в иерархической системе прямо зависит от количества и разнообразия задействованных в данной системе ОП. В этом отношении, ввиду своей чрезвычайной сложности, система «человек» поистине не знает себе равных [12]. Если рассматривать не все аспекты иерархического устройства данной системы, а ограничиться только иерархией УМП по Н.А. Бернштейну, то и здесь мы обнаруживаем минимум восемь одновременно действующих ОП. Это количественный, хронологический, функциональный (определяющий порядок взаимного управления), содержательный (поскольку один УМП формирует содержание другого), таксономический, пространственный и морфологический ОП (последние два отвечают за пространственное расположение органов и систем и их взаимную нераздельную сопряженность). Некоторые из этих ОП должны быть отнесены к категории сущностных (например, генетический и морфологический). Другие (например, содержательный и функциональный) - ОП, несомненно,
атрибутивные. Следует отметить, что в социальных системах, на которых до настоящего времени было сосредоточено основное внимание общей теории систем, такого разнообразия мы не встретим; а некоторые ОП, такие, как морфологический принцип, вообще присущи живому организму, но не «организму» социальному. Поскольку социальные системы лишены такого многообразия ОП, которое присуще системе «человек», инверсивные отношения часто оказывались вне исследовательского внимания.
Теперь возникает вопрос: не является ли термин «инверсивная связь» синонимом обратной связи?
Известно, что обратная связь широко применяется в автоматических системах управления и контроля; действует обратная связь также во всех живых организмах. В чем же радикальное различие между инверсией и
системой с обратной связью? Как известно, классическая обратная связь - это воздействие результатов функционирования какой-либо системы на характер этого функционирования. Таким образом, обратная связь принципиально подразумевает иерархические отношения, но только отношения весьма специфические. Иерархия в данном случае строится на принципе, согласно которому результаты функционирования отчуждаются от функционирующей системы или объекта. Результат при этом рассматривается отдельно, как нижерасположенный по отношению к функционирующей системе
иерархический уровень или присущий такому уровню атрибут. Разумеется, в том случае, когда в такой специфической иерархии результат функционирования (низший уровень) будет оказывать влияние на
вышележащий уровень в иерархии (саму функционирующую систему), мы можем говорить одновременно как о наличии обратной связи (неважно -положительной или отрицательной), так и о наличии инверсии.
Но если мы говорим о том, что иерархическая структура представляет собой универсальный принцип организации сложных систем, то нам не следует ограничивать данное понятие одними только иерархическими системами, в которых нижележащий уровень суть результат деятельности уровня
вышележащего или представляет собой носитель этого результата в атрибутивной форме. В подавляющем большинстве случаев наблюдается совсем другая форма иерархической соподчиненности. Далее, поскольку и инверсии являются универсальной формой отношений - мы должны быть готовы рассматривать инверсии во всех иерархических структурах, в которых они присутствуют, а не только там, где инверсия и обратная связь представляют собой идентичные понятия.
SYSTEM “HUMAN”: FEEDBACK AND INVERSION
D.A. Sevostianov
Novosibirsk State Medical University
Abstract. The paper presents the philosophic analysis of inversion and hierarchical relations in “Human”system. The main problem presented here is a ratio of inversion and feedback in the system. Inversion is a universal mechanism in the hierarchical systems. As a rule the highest level in the hierarchy is a leading one. However, often the inversion relations take place, when the lower level in the hierarchy becomes leading. Thus, inversion and the feedback are conjugated, but not identical meanings. Key words: hierarchy, inversion, feedback, system “human”
Литература
1. Анохин П. К. Принципиальные вопросы общей теории функциональных систем // Принципы системной организации функций. -М.: Наука, 1973. - С 5-61.
2. Бернштейн Н.А. Физиология движений и активность. - М.: Наука, 1990. - 496 с.
3. Бурков В.Н., Новиков Д.А. Теория активных систем: состояние и перспективы. - М.: Синтег, 1999. - 128 с.
4. Гольдштейн Г.Я. О несистемности общей теории систем // Известия ТРТУ. Тематич. выпуск «Актуальные вопросы экономики, менеджмента и права». - Таганрог, 2004. - №4 (39). - С. 71-75.
5. Квейд Э. Анализ сложных систем. - М.: Советское радио, 1969. -520 с.
6. Коренкова Н.Е., Олейник Ю.Н. Психомоторика в структуре интегральной индивидуальности человека // Психологический журнал. -2006. - Т.27, №1. - С.54-66.
7. Новиков Д.А. Теория управления организационными системами. -2-е изд. - М.: Физматлит, 2007. - 584 с.
8. Новиков Д.А., Цветков А.В. Механизмы функционирования организационных систем с распределенным контролем. - М.: ИПУ РАН, 2001. - 118 с.
9. Новосельцев В.И. Теоретические основы системного анализа. - М.: Майор, 2006. - 592 с.
10. Оруджев З.М. К вопросу о возникновении человеческого разума // Вопросы философии. - 2009. - №12. - С. 68-79.
11. Саати Т. Принятие решений. Метод анализа иерархий. - М.: Радио и связь, 1993. - 316 с.
12. Сулимов В. А. Персона как вызов // Философские науки. - 2009. -№12. - С. 45-55.
13. Фейгенберг И.М. Николай Бернштейн: от рефлекса к модели будущего - М.: Смысл, 2004. - 239 с.