СИСТЕМА БАЗОВЫХ ПОНЯТИЙ КОМБИНАТОРНОЙ ЛИНГВИСТИКИ

красота»), глаголов движения немного, преобладают назывные и неполные предложения, опущенные глаголы-связки («И в щемящей красоте поздней осени свое очарование, своя затаенная красота...»). Ироническая отсылка к Пикассо дополняет картину: «Это Левашов голубого и розового периода, сейчас мне хочется совсем по-другому и совсем об ином» [3, с. 123]. При этом создается динамичная сцена, что достигается за счет семантической плотности текста, отражающей нарастание внутреннего напряжения, которое владеет героем в предчувствии схватки с Умпой. Драка с Умпой - кульминация сюжета, это момент истины, в который проверяется сила характера Валентина, его готовность сражаться за свою любовь и за свои убеждения. Для него эта драка носит идеологический характер - это отстаивание своего права любить, права на эмоциональное, творческое, нравственное и духовное самоопределение. Проверяются в этот момент все участники драки: Умпа готов пойти на подлое убийство, Сулькин не размышляя кидается в драку, а Проклов принимает важное для себя решение, которое впоследствии изменит его судьбу - он встает на сторону Валентина.
Валентин живет внутри своих и чужих картин, он ощущает их реальность, они позволют ему понять и принять действительность, осознать самого себя. Картина для него - необходимое условие жизни. В романе есть лишь одна картина, в нужности которой он сомневается - картина Ста-Гронского «Генерал Раевский благословляет своих сыновей на бой»: «Только я не понимаю, зачем ему нужна эта картина про Бородинскую битву и про этого генерала Раевского. Благословляет генерал, и пусть благословляет» [2, с. 22].
Картина, которую пишет Ста-Гронский, как кажется Валентину, не связана с жизнью и потому не несет для Валентина никакой семантической нагрузки, а значит, воспринимается
как ненужная. Да и сам Ста-Гронский как художник, как творческая личность - антипод Валентина. Если Валентин живет живописью, дышит живописью, не может прожить и минуты без рисования, то Ста-Гронский, вымучивает свои картины, производит их с большим трудом. Валентин характеризует уровень «творчества» Ста-Гронского ярким словом «Малевал»: «говорят, в молодости одну картину гениально нарисовал, но она сгорела, а потом все не мог повторить удачу. Злиться начал. Завидовать другим. Тянуться за ними. У них машина, а что он? Дачу друг купил, а что он? Стал церкви расписывать. Святых малевал. Разбогател. Коллекцию икон собрал, лучшую в Москве, а себя все уговаривал: сделаю что-нибудь настоящее в тридцать лет. Потом перенес все это на сорок лет, на пятьдесят, на шестьдесят..» [2, с. 50].
Так живопись проникает в литературу, и, слово, проверенное правдой жизни, само становится мерилом значимости человека, его таланта, глубины и силы личности, его способности самостоятельно решать главные вопросы бытия, которую Бон-Иван выражает детской формулировкой: «раскрась сам»: «Раскрась сам!» И в искусстве раскрась! И в жизни раскрась! А что такое жизнь? Что такое жизнь? Нужное слово в нужном месте!» [2, с. 45].
Эффект «скрытой камеры» возникает благодаря специфическому взгляду автора на происходящее: он словно отстра-ненно наблюдает за жизнью своих героев, выхватывая случайные, казалось бы, эпизоды, незначительные события, вырывая из контекста куски диалогов, лишенные начала и конца,
- у читателя возникает обманчивое ощущение, что материал отобран по принципу случайности, но отдельные детали гармонично складываются в единое целое, создавая логичный сюжет фильма.
Библиографический список
1.Минералова, И. Г. Детская литература: учебное пособие для стул. высш. учеб. заведений. - М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2002.
2.Медведев, В.В. Свадебный марш: Избранное. - М.: Мол. гвардия, 1983.
ЗАндреев, Л.Г. Художественный синтез и постмодернизм // Вопросы литературы. - 2001. - №1.
Bibliography
1.Mineralova, I.G. Detskaya literature Uchebnoe posobie dlya stud. Vyssh.ucheb.zavedenii. - М.: Gumanit. Izd.tsentr VLADOS, 2002.
2.Medvedev, V.V. Svadebnyi marsh Izbrannoe. - М.: Mol. Gvardiya, 1983.
3.Andreev, L.G. Hudozhestvenny sintez i postmodernism // “Voprosy literatury”. - 2001. - №1.
Article Submitted 10.02.11
УДК 81'1 + 81-116 + 81'37
М.В. Влавацкая, канд. филол. наук, доц. НГТУ, г. Новосибирск, E-mail: vlavatskaya@list.ru
СИСТЕМА БАЗОВЫХ ПОНЯТИЙ КОМБИНАТОРНОЙ ЛИНГВИСТИКИ
Статья посвящена понятиям, на которых строится теория комбинаторной лингвистики - направление языкознания, изучающее синтагматические отношения языковых единиц и их комбинаторный потенциал. Основной терминологический аппарат данного направления включает понятия из области синтагматики, теории валентности, теории сочетаемости и др. Эти термины находятся между собой в гиперо-гипонимических отношениях и образуют единую систему.
Ключевые слова: синтагматика, позиция, валентность, сочетаемость, дистрибуция, контекст, коллокация, коллигация.
Современный этап науки о языке характеризуется изучением и описанием как чисто лингвистических, так и содержащих синтез лингвистических и нелингвистических аспектов языка.
Комбинаторная лингвистика - направление языкознания, изучающее синтагматические отношения единиц языка и их комбинаторный потенциал, - представляет собой синтез двух лингвистических областей: синтагматики, изучающей непосредственно линейные отношения языковых единиц, и комбинаторики, изучающей составление и изучение «комбинаций» единиц языка [1].
В основе комбинаторной лингвистики прежде всего лежат достижения в области зарубежной и отечественной синтагматики Ф. де Соссюра, З. Харриса, Дж.Р. Фёрса, Л. Ельмслева, Л. Теньера, Н. Хомского, Ю.Д. Апресяна, В.Г. Гака, А.К. Жолковского, Л.Н. Иорданской, И.А. Мельчука, В.В. Морковкина, С.Г. Тер-Минасовой, А.А. Уфимцевой и др.
Комбинаторная лингвистика не является замкнутой дисциплиной, т.к. исследования в рамках данного направления затрагивают проблемы речевой деятельности, теории речевых актов, теории лексического значения, теории кодирования и декодирования, а также проблемы лексической семантики, психолингвистики, когнитивной лингвистики, межкультурной
коммуникации, прагматики, корпусной лингвистики и т.д. В прикладном аспекте исследование комбинаторных свойств языковых единиц способствует изучению культуры родной речи и иностранных языков, а также межкультурному взаимопониманию и повышению коммуникативного уровня представителей разных культур.
Комбинаторная лингвистика имеет свой предмет - интерпретацию комбинаторных свойств языковых единиц, поэтому одним из главных условий является формирование собственного понятийно-терминологического аппарата, являющегося инструментом описания комбинаторного потенциала единиц языка.
Терминологическая база комбинаторной лингвистики включает около 250 терминов из области синтагматики, теории валентности, теории сочетаемости, традиционной лексикологии, семасиологии, лексической семантики, лексикографии, а также собственные термины комбинаторной лингвистики.
Базовыми понятиями комбинаторной лингвистики, на которых строится вся теория, являются синтагматика, комбинаторика, позиция, валентность, сочетаемость, дистрибуция, контекст, коллокация, коллигация и др. Они находятся между собой в гиперо-гипонимических отношениях и образуют единую систему.
Центральное понятие - синтагматика - наиболее общее и многозначное: 1) область языкознания, изучающая синтагматический аспект языка и речи; 2) вид определённых горизонтальных отношений языковых единиц в системе языка; 3) анализ линейных отношений знаков языка, которые возникают в речевой цепи и т.д.
Синтагматика включает в себя языковые правила сочетаемости одноуровневых единиц и их реализацию в речи. Знаки языка рассматриваются в синтагматике не как равноправные и взаимозаменяемые, а как позиционно упорядоченные [2, с. 12]. Следуя друг за другом, они образуют синтагму, представляющую собой цельную синтаксическую интонационно-смысловую единицу. М.В. Панов определяет синтагматику как функцию различения языковых единиц, иначе говоря, это отношения единиц в одной позиции.
Значительную роль изучение синтагматических характеристик сыграло в лексике. Слово - особая языковая единица, которая обладает синтагматической (смысловой) значимостью, возникающей на основании индивидуального значения слов при их сочетаниях в линейном ряду. Описание синтагматики слова составляет важный аспект определения его лексического значения [3, с. 448]. Синтагматические отношения в лексике проявляются в связях слов с их партнёрами по контексту в тексте или высказывании.
В зависимости от выбранной единицы анализа или соответствующей уровневой дисциплины синтагматика подразделяется на фонетическую, морфологическую, синтаксическую, лексическую, семантическую и т.д. В аспекте изучения языковых единиц в их линейных отношениях эти уровни синтагматики тесно взаимодействуют.
В лингвистической литературе синтагматика может рассматриваться и как «система закономерного соединения единиц и категорий языка в процессе их речевого функционирования» [4, с. 155]. Из данного определения следует, что синтагматика включает в себя два уровня: языка и речи. На уровне языка синтагматика выражена в валентности, на уровне речи - в сочетаемости (Ю.С. Маслов, В.В. Морковкин и др.).
Вторую составляющую комбинаторной лингвистики представляет комбинаторика, содержанием которой является составление и изучение комбинаций слов, подчиненных определенным коммуникативным задачам при данных условиях их реализации, и которые можно образовать из заданного количества слов. Комбинаторика присутствует «на всех уровнях языка и является основным принципом организации всех без исключения языковых единиц, формой их существования, эволюции и взаимодействия» [5, с. 5-7]. На современном этапе комбинаторика представляет собой базовую идею компьютерной (включая корпусную) лингвистики и психолингвисти-
ки, что обусловливает актуальное для наших дней противопоставление: «традиционная лингвистика» vs. «корпусная лингвистика», «психолингвистика» и т.д.
Особую роль в комбинаторной лингвистике играет понятие позиции языковой единицы, т.к. оно является неотъемлемым условием обеспечения корректных высказываний в речи, а следовательно, и условием, обеспечивающим стабильность структуры языка. Свойства позиции тесно связаны со свойствами системы в целом и со свойствами единиц системы в частности. Позиция - это «условие существования языковой единицы в составе более сложной единицы, т.е. позиция - это место в системе» [6, с. 24].
Важным свойством позиции является значимость, которая представляет собой условия, определяющие возможность или невозможность употребления единицы языковой системы в определённом окружении других единиц. Значимость позиции - часть лингвистических свойств, которая присуща любой единице в данной позиции, при этом свойства могут носить различный характер (семантический, фонетический и т.д.). Значимость позиции, как правило, идеально сочетается со значением и другими свойствами языковой единицы, что обеспечивает стабильность языковой системы и возможность эффективного выполнения коммуникативной функции языком. Понятие лексическая позиция - это «условия проявления лексических значений, контекст, разновидность позиций лингвистических единиц» [7, с. 18]. Следовательно, лексическая позиция играет значимую роль в дифференциации значений слова и понимается как реализация слова в составе более сложной языковой единицы (словосочетании или предложении).
Любое слово языка предназначено для общения, т.е. для использования в речи, а значит, в каждой языковой единице имеется потенция связываться с другими единицами языка. Природа лексического значения слова предполагает его распространение другими словами, которые его дополняют, уточняют или конкретизируют, т.е. в значении слова сосредоточена его синтагматическая направленность.
Валентность - это «подразумеваемое значением слова или имплицитно содержащееся в нём указание на необходимость восполнения его словами определённых типов в предложении» [8, с. 21]. Валентностью обладают не все полнозначные слова, а только те, которые дают ощущение неполноты и требуют обязательного восполнения в высказывании. Разделение валентности на формальную и содержательную выражает стремление исследователей разграничить два уровня семантики - глубинный семантический уровень (универсальный, выражающий смысл) и поверхностный, т.е. языковой уровень (Н. Хомский, И.А. Мельчук и др.).
Исследованиям валентности посвящены публикации Л. Теньера, Г. Хельбига, В. Шенкеля, А. Бальвег-Шрамм, Г. Шумахера, К-Е. Sommerfeldt, Н. БсЬгеіЬег, Т. Негї^, Ю.Д. Апресяна, Р.М. Гайсиной, Ф.И. Карташковой, С.М. Ки-бардиной, Г.Я. Солганика, М.Д. Степановой и др.
К валентности относятся и такие критерии слова, как обязательность / факультативность и активность / пассивность. Валентность і слова А называется синтаксически обязательной, если предложение, содержащее слово А с незамещённой і валентностью, неправильно. Валентность і слова А является синтаксически факультативной, если предложение, содержащее слово А с незамещённой і валентностью, правильно [9, с. 149]. Валентность, которая заполняется выражением, синтаксически подчинённым валентному слову, называется активной. Если выражение, заполняющее валентность данного слова, не подчиняется ему, а само его подчиняет, то такую валентность называют пассивной [10, с. 14].
В российской лингвистике термин «валентность» употребляется в следующих значениях: 1) необходимые синтагматические связи, нужные для раскрытия значения слова и правильного его употребления в речи. С этой точки зрения валентность является частью целого, т.е. сочетаемости; 2) соче-таемостные связи языковых единиц в потенции, до перехода на уровень речи, т.е. «механизм» правил употребления языко-
вых единиц, без результата реализации этого механизма. С данной точки зрения использование термина «валентность» связано с разграничением уровней языка и речи: валентность означает потенциальную сочетаемость слова, имеющую место на языковом уровне системы, и соответственно принадлежащую области языковой синтагматики.
Самым широким по значению и употреблению является термин «сочетаемость», или «свойство языковых единиц сочетаться при образовании единиц более высокого уровня, одно из фундаментальных свойств единиц языка, отражающее синтагматические отношения между ними» [3, с. 483].
В рамках педагогически ориентированной лингвистики сочетаемость слова - это его способность объединяться в речи с определёнными словами для выполнения того или иного смыслового задания или реализации его валентности, другими словами, совокупность словосочетаний, в которые входит или способно входить данное слово. В связи с этим возникает понятие «присловная синтактико-семантическая позиция», т.е. закреплённая правилами языка возможность употребления данного слова с рядом однотипно связанных с ним распространителей его значения. Под распространителем понимается другое слово или сходная с ним по функциям языковая единица, которая либо определяет, дополняет, восполняет, конкретизирует значение данной лексико-семантической единицы, либо обеспечивает её включение в речь [11, с. 22].
В комбинаторной лингвистике сочетаемость - это свойство лексических единиц синтагматически объединяться в речи, образуя единицы более высокого уровня с помощью слов-распространителей в целях создания разнообразных смыслов.
С одной стороны, сочетаемость диктуется предметнологическими (экстралингвистическими) связями самой действительности, с другой, - ограничивается языковыми правилами и закономерностями сочетаний слов, существующими в языке, и поэтому определяется синтаксическими, лексическими, семантическими и другими факторами.
Синтаксическая сочетаемость слова определяется его грамматическим значением, принадлежностью к тому или иному классу или разряду. Слово как единица лексикограмматической категории имеет довольно строгий набор синтаксических связей с другими словами. Совокупность имеющихся при слове синтактико-семантических позиций составляет его синтаксическую сочетаемость [11, с. 22].
Обязательная синтаксическая сочетаемость - это определённая способность лексемы иметь при себе обязательные зависимые синтаксические формы (распространители), которые предсказываются словом и выступают в предложении по его требованию. Необязательная синтаксическая сочетаемость - это определённая способность лексемы употребляться как с распространителями, так и без них.
Активная синтаксическая сочетаемость - это сочетаемость грамматически главенствующего слова с грамматически зависимым словом (распространителем): бесценный подарок; пассивная синтаксическая сочетаемость отражает сочетаемость грамматически зависимого слова (распространителя) с главным словом: вечернее платье.
Синтаксическая сочетаемость относится к «типовой», т.к. обеспечивает соединение слов определённых классов и разрядов и выражается в типовых синтаксических структурах.
Синтаксическая сочетаемость является одним из наиболее важных критериев в описании сочетательных свойств языковых единиц, однако она не относится непосредственно к синтаксису, а принадлежат к области межуровневых взаимодействий. Согласно В.Г. Гаку, «в естественных языках синтаксис
- семантичен, т.е. его категории и элементы соотносятся определённым образом с внешними объектами, а семантика -синтаксична, т.е. она отражает отношения между символами-обозначениями» [12, с. 367]. Отсюда следует, что семантика и синтаксис тесно взаимодействуют и являются двумя гранями одного языкового явления - сочетаемости.
Семантическая сочетаемость - способность слова синтаксически связываться с любым словом, в значение которого
входит определённый семантический признак, которым может быть одушевлённость / неодушевленность (простуженный человек / квадратный стол), физическое состояние предмета (книга лежит, сервант стоит) и т.д. [13, с. 81]. Следовательно, роль семантической сочетаемости заключается в объединении классов слов, связанных определённым признаком.
По основному закону семантического согласования, «для того, чтобы два слова составили правильное сочетание, они должны иметь, помимо специфических, различающих их сем, одну общую сему» [12, с. 375]. Следовательно, семантическая сочетаемость - это такое языковое соотношение между семантически связанными словами, при котором создаётся смысловое единство высказывания.
Лексическая сочетаемость - это «совокупность его значения, т.е. слов, способных заполнять имеющиеся при нём семантико-синтаксические позиции» [11, с. 23-24]. Проблема лексической сочетаемости осознавалась в науке о языке всегда, что подтверждается трудами Ю.Д. Апресяна,
В.В. Виноградова, П.Н. Денисова, Н.З. Котеловой, И.А. Мельчука, В.В. Морковкина и др.
Существует мнение, что разграничение семантической и лексической сочетаемости представляет собой не принципиально разные типы сочетаемости, а только иллюстрацию неодинакового характера и силы семантического согласования. Однако многие языковеды демаркируют эти понятия (Ю.Д. Апресян, В.В. Морковкин и др.).
Характерная особенность лексической сочетаемости - избирательность - предопределяется внутренними качествами «избирающего» слова, и эти качества следует искать в сфере значения. В некоторых случаях объяснение сочетаемостным явлениям найти крайне сложно, например: приходить в восторг, недоумение, ярость, бешенство; рассеивать иллюзии, сомнения и т.п. В подобных случаях следует учитывать как факторы идиоматичности сочетаний, так и проявление некой случайности в становлении норм сочетаемости (А. Гудавичус, Н.Ю. Шведова).
В языке действует очень сложный механизм, регулирующий лексическую сочетаемость слов, которая включает в себя разнообразные факторы: 1) предметно-логические связи
предметов и явлений реальной действительности; 2) собственно лексические ограничения; 3) обусловленность укрепившейся нормой употребления слов в определённом языке; 4) заданность смысла, т.е. необходимость употребить слово в определённом значении; 5) обусловленность употребления слова в рамках того или иного функционального стиля и т.д. [14, с. 105-106].
Научно доказательный подход к решению проблемы лексической сочетаемости был предложен И.А. Мельчуком в теории моделей «СмыслОТекст» [15], где все слова языка делятся на две группы: 1) связанные с экстралингвистически-ми отношениями: на кровати спят, ручкой пишут, и 2) сочетающиеся по законам языка: разбить палатку, поднять вопрос. Интерес представляет именно вторая группа, т.к. в неё входят слова с полностью одинаковым значением или совпадающей общей частью значения. Каждое из этих значений имеет много или несколько различных словесных выражений, причём выбор данного выражения зависит от «ключевого слова», т.е. слова, с которым оно сочетается. Лексические наполнения этих выражений - это комбинаторно обусловленные варианты одного и того же значения, или одинаковой семантической функции: Magn (высокая степень явления) не передаётся ключевым словом: веский довод, грубая ошибка, кромешная тьма, наголову разгромить, - или Liqu (ликвидировать: разгромить врага, устранить причину, рассеивать иллюзии и т.д.
Открытие лексических функций - важное изобретение, связанное с исследованием семантического языка. Впервые акцент был сделан на том, что в языке имеются обширные группы слов, являющиеся комбинаторно обусловленными вариантами выражения одного и того же значения (комбинаторно обусловленными переводами одного и того же семантического языка). В основе лексических функций лежат об-
щие и простые механизмы равнозначного преобразования высказываний, являющиеся фундаментом речевой деятельности.
Лексическая сочетаемость слова зависит от его индивидуального лексического значения, определяется конкретными семантическими признаками слова и обеспечивает смысловую правильность речи.
В рамках изучения стилистики и синтагматики выделяется стилистическая сочетаемость, под которой понимается соотношение стилистической окраски сочетающихся слов (Ш. Балли, Л.Г. Барлас, Ю.А. Бельчиков и др.). Обычно стилистическая сочетаемость рассматривается в рамках стилистики текста и связана со стилистическими коннотациями языковых единиц (И.В. Арнольд).
Стилистически маркированные слова свободно сочетаются с лексемами, обладающими идентичной окраской. Стилистические ограничения сочетаемости слов, по сравнению с грамматическими и лексическими, не имеют характера абсолютных, «жестких» норм. В данном случае многое зависит не только от стилистической маркировки слов, но и от конкретных условий и целей их употребления. Соединение стилистически неоднородных слов нередко служит средством художественной выразительности, оправдано в шутливом или ироничном контексте. Здесь стилистические ограничения намеренно нарушаются с целью создания определенного художественного эффекта.
Помимо основных типов сочетаемости выделяют и такие, как 1) эмоционально-экспрессивная, например, звезда в значении «человек, прославившийся в какой-либо области» [14, с. 131]; 2) предметно-ситуативная сочетаемость, которая подразделяется на собственную сочетаемость слова, когда в нём актуализируются семы, отражающие исключительно специфику его денотата, например, сидеть на стуле; и несобственную сочетаемость слова, когда в нём актуализируются семы, служащие для отражения любых других (кроме самых специфичных) его сторон, например, купить стул [11, с. 25]; 3) лексико-грамматическая сочетаемость описывается для целых классов и категорий сочетающихся слов и носит категориальный характер; 4) логико-смысловая сочетаемость слова
- сочетаемость, регулируемая необходимостью обозначения отдельного понятия словами, например, космическое пространство; 5) лексосинтаксическая сочетаемость слова имеет место при взаимодействии синтаксической, лексической и лексико-грамматической сочетаемости, например, возможно сочетание золотые руки, при невозможности *золотая рука [16, с. 26-31]; 6) актантная сочетаемость определяется структурой и элементами ситуации, обозначаемой данным словом, в качестве элементов которой выступают её участники или актанты (субъект, объект, инструмент и т.д.): мама вяжет; 7) неактантной называется такая сочетаемость, которая не отражает данную ситуацию, например, вязания (ср. начать, продолжать, закончить вязать) [11, с. 24-25] и т.д.
Интерпретация сочетаемости слов имеет большое значение как в комбинаторной, так и в традиционной лингвистике: она является одним из главных аспектов синтагматического потенциала языковой системы, имеющего выход непосредственно в речевую синтагматику.
Понятие дистрибуции появилось в дескриптивной лингвистике и означало сумму всех (различных) позиций лингвистического элемента относительно других элементов [17, с. 15-16]. Во второй половине XX в. понятие дистрибуции стало означать реальные языковые связи, а не просто синтагматическое окружение языкового элемента. На современном этапе дистрибуция означает «The set of contexts within sentences in which a unit or class of units can appear», или совокупность контекстов в пределах предложений, в которых может встречаться языковая единица или определённый класс единиц [18, с. 103].
Таким образом, в основе понятия дистрибуции лежит отражение того факта, что каждая языковая единица (за исключением предложения) обладает ограниченной в большей или
меньшей степени способностью сочетаться с другими подобными единицами.
Термин контекст тесно соотносится с понятиями «сочетаемость», «дистрибуция» и «окружение». Контекст - это фрагмент текста, включающий избранную для анализа единицу, необходимый и достаточный для определения значения этой единицы, являющегося непротиворечивым по отношению к общему смыслу данного текста. Другими словами, контекст - это фрагмент текста минус определяемая единица [3, с. 238]. С точки зрения речевого аспекта, контекстом называется лингвистическое окружение данной языковой единицы; условия, особенности употребления данного элемента в речи [19, с. 206]. В основе всех определений контекста лежит определённая языковая единица.
Концептуальными основаниями контекста являются: 1) системно заданные свойства языковых единиц в речемыслительном процессе, реализующие себя в связях с другими языковыми единицами, детерминируя их и детерминируясь ими; 2) языковые единицы, сохраняющие тождественность себе и в своих инвариантных свойствах, видоизменяют другие свои свойства под воздействием окружения. Контекст проявляет сущностные свойства языковых знаков и всё время находится в языковом сознании [20, с. 198].
В зависимости от конкретных целей исследования различают: 1) микроконтекст - минимальное окружение единицы, в котором она, включаясь в общий смысл фрагмента, реализует своё значение плюс дополнительное кодирование в виде ассоциаций, коннотаций и т.д. 2) макроконтекст - окружение исследуемой единицы, позволяющее установить её функцию в тексте в целом [3, с. 238]. Микро- и макроконтекст различны по своим функциям, их границы не могут быть определены заранее, т.к. они зависят как от единицы анализа, так и от целей исследования.
Узким контекстом слова является совокупность слов, грамматических форм и конструкций, в окружении которых использовано данное слово. Однако слова в тексте или в речи включаются не только в языковой (узкий) контекст, представленный непосредственно окружающими словами, но и в широкий контекст, способный выступать в виде непосредственной языковой обстановки, в которой происходит речевой акт, и в виде описания этой обстановки.
В представление о коммуникативном контексте входят сами участники речевого акта, область тематического дискурса, условия общения, цели и задачи участников ситуации, характер их взаимоотношений, правила речевого поведения и т.д. В данном значении термин «контекст» близок к термину «контекст ситуации» (Дж.Р. Фёрс), т.е. условиям, в которых осуществляется данный речевой акт с точки зрения их воздействия на него, его детерминированности особенностями данной культурной общностью.
Контекст является инструментом определения инвариантных и зависимых свойств языка. Минимальные контексты лежат в основе лексических функций в теории моделей «СмыслОТекст» А.К. Жолковского и И.А. Мельчука. Они способствуют выделению разных типов сочетаемости и разных оснований контекстных ограничений, например, если в словосочетании карие глаза выбор прилагательного определяется реалией, то в словосочетании круглый дурак можно говорить о чисто лексической сочетаемости.
В российском языкознании основы учения о контексте были заложены Н.Н. Амосовой [21]. Контекстом исследователь называет соединение указательного минимума с семантически реализуемым словом, где указательным минимумом является элемент речевой цепи, несущий требуемое семантическое указание. В таком понимании контекста лежит модель полисемии и омонимии в языке. Эти языковые явления являются универсалиями, т.к. языковой знак почти всегда проявляет асимметрию. Все значения каждого языкового знака разделяются на лексико-семантические варианты, которые можно определить по лексической, грамматической и комбинированной сочетаемости. Слово актуализируется в речи только в одном из возможных лексико-семантических вариантов. Вла-
дея контекстуальными индикаторами, можно легко понять, в каком из возможных значений употреблено слово, и таким образом понять смысл текста. При всем при этом система языка остаётся неизменной.
При описании и характеристике фразеологических единиц необходимо разграничение переменного и постоянного контекста. Для комбинаторной лингвистики больший интерес представляет переменный контекст, в котором указательный минимум допускает большее или меньшее количество вариаций в пределах одного и того же семантического результата. В данном контексте семантическая обусловленность слова называется контекстуальной связанностью. В переменном контексте реализуются свободные значения слов, о чем свидетельствует вариативность указательного минимума в пределах одного и того же семантического результата [21, с. 34].
Лексический переменный контекст содержит такой указательный минимум, который способствует реализации значения слова посредством самой семантики составляющего этот указательный минимум слова или комплекса слов, независимо от характера их синтаксической связи с семантически реализуемым словом. Он представляет совокупность лексических единиц, слов и устойчивых словосочетаний, в окружении которых используется данная единица. Синтаксический переменный контекст проявляет себя в определённой синтаксической конструкции, в которой употребляется данное слово или словосочетание, он возникает тогда, когда в роли индикатора выступает какая-либо синтаксическая функция - некое свойство контекста в данном речевом целом, имеющее место и проявляющееся в нём самом. Комбинированный (смешанный) переменный контекст имеет место в тех случаях, когда одно и то же грамматическое значение семантически реализуемого слова может сопутствовать не одному, а двум его лексическим значениям. Смешанный указательный минимум, как правило, способен воздействовать одновременно и на лексическое, и на грамматическое значение семантически реализуемого слова, выступая как комбинация элиминирующего и уточняющего показателей.
Постоянный контекст связан с устойчивой идиоматич-ностью и относится к области фразеологии.
Контекстологическая теория Н.Н. Амосовой предполагает совпадение кодов отправителя и получателя речи и семантическую дискретность слова, т.е. существование у полисемантичных слов такой семантической структуры, в которой лексический континиум распадается на лексико-семантические варианты. Такое упрощение вполне закономерно в случае чисто лингвистического анализа речи, но не в случае стилистического анализа в силу каких-либо добавочных смысловых оттенков, возникающих непосредственно в тексте. В последнем случае будет актуальна теория стилистического контекста - ещё одно направление, которое учитывает категорию читателя, основывающего своё понимание на всех возможных сопоставлениях и противопоставлениях элементов в структуре целого [22].
Следует различать семантическое и стилистическое функционирование контекста. Стилистический контекст не только указывает на уже существующий в языке вариант слова, но и сообщает новые окказиональные коннотации. Это -фон, на котором, преимущественно по контрасту, но иногда и по сходству, возникает экспрессивность стилистического приёма. Подобно тому, как в семантическом контекстуальном анализе семантически реализуемое слово составляет контекст в единстве с индикатором, так и в стилистическом анализе стилистический приём составляет стилистический контекст в единстве с тем окружением или текстовым фоном, которые придают ему релевантность и которые, благодаря своей упорядоченности создают «усиленное ожидание».
Стилистический контекст - отрезок текста, прерванный появлением элемента низкой предсказуемости, чем-то неожиданным, побочным. Он образуется оппозицией стилистического приёма и его окружения. Вопрос о границах контекста в стилистике чрезвычайно сложен, т.к. сам стилистический приём может выходить за рамки предложения.
Исследования в области стилистики позволили показать, что функция стилистического контекста состоит не в том, чтобы снять многозначность (это функция языкового контекста), а, напротив, в том, чтобы добавить новые значения, создать комбинаторные приращения смысла. Стилистический контекст позволяет одновременно реализовать два и более значения слова, создать ему добавочные коннотации и другими путями обеспечить компрессию информации и максимальную эффективность передачи. Объектом стилистического анализа и описания является целый текст.
Таким образом, стилистический контекст базируется на возможном максимуме индификации, позволяющем почувствовать в слове появление новых оттенков значения, коннотаций и новых связей с обозначаемой действительностью или вымыслом. Для выявления стилистического контекста необходим учёт дистантных связей в тексте в целом и возможные ассоциации в тезаурусе читателя.
Как можно заметить, понятие лексического контекста тесно соотносится с понятием лексической сочетаемости слова, а понятие синтаксического контекста - с синтаксической сочетаемостью слова. Тем не менее, есть существенное различие между ними: сочетаемость есть свойство языковых единиц сочетаться друг с другом. Контекст есть отрезок речи, включающий избранную для анализа единицу, необходимый и достаточный для определения значения этой единицы.
С типами контекста связаны и типы сочетаемости слов, различаемые на основании того, какие показания контекста (семантика или синтаксические функции ключевого слова, синтаксические функции семантически реализуемого слова) учитываются при семантическом анализе. По этому признаку выделяется синтаксическая и лексическая сочетаемость. Отсюда следует, что сочетаемость слова реализуется в контексте.
В основе всей теории контекста лежит положение о том, что контекст - это не просто линейная соположенность слов. Широкий контекст включает в себя текст, который представляет собой структуру с внутренней организацией, а элементы текста не только наполнены определённой значимостью, но и значимы в своих отношениях с другими элементами: внетекстовыми, экстралингвистическими, ситуативными.
К концу XX в. понятие контекста распространилось в когнитивную лингвистику и психолингвистику. В новой научной парадигме контекст изучается в тесной связи с языковым сознанием носителя языка и его картиной мира. Исследования в данном направлении позволяют проникнуть в область внутреннего мира людей (Ю.Н. Караулов, В.И. Карасик, И.А. Стернин и др.).
Понятиями коллокации и коллигации пользовались представители Лондонской лингвистической школы во главе с Дж. Р. Фёрсом, где контекст ситуации в лексическом плане назывался коллокацией и выступал как типичное и постоянное окружение данного элемента, а в грамматическом плане назывался коллигацией и означал соположение грамматических форм.
В рамках социолингвистической концепции контекста ситуации коллокацией является постоянная сочетаемость изучаемого слова с определёнными словами. Это - характерные, часто встречающиеся сочетания слов; их совместное появление основывается на регулярном характере взаимного ожидания и задается не грамматическими, а чисто семантическими факторами. Коллигация представляет собой связь классов слов или их категорий. Это - совокупности морфологосинтаксических условий, обеспечивающих сочетаемость языковых единиц. Изучение значения данной единицы языка сводится к анализу ее окружения. Этот термин означает отношения между элементами в конструкции, в противоположность коллокации, означающей отношения между индивидуальными лексическими элементами.
В российском языкознании явления коллокации и коллигации описаны О.А. Ахмановой, С.Г. Тер-Минасовой и др., где коллокация - лексико-фразеологическая обусловленная сочетаемость слов в речи как реализация их полисемии; кол-
лигация - морфосинтаксически обусловленная сочетаемость слов в речи как реализация их полисемии [19. с. 199].
С.Г. Тер-Минасова строит свои работы на принципе диалектического единства коллокации и коллигации, для того чтобы проникнуть в сущность сложнейших процессов соположения слов в речи [23].
В современном языкознании появилось ещё одно значение термина «коллокация», означающее устойчивое словосочетание, например, задать вопрос, совершить преступление, оказать помощь, играть роль, вести разговор и т.п. В противоположность идиомам коллокации обычно образуются в процессе изменения значений слов, в результате переосмысления отдельных компонентов сочетания. Основным признаком коллокаций является сохранение лексического значения одним из компонентов при устойчивости словосочетания в целом, а также отсутствие или ослабление значения образности и эмоционально оценочной нагрузки.
На современном этапе изучением коллокаций занимается один из разделов лексической семантики - лексическая синтагматика. Понятие коллокации стало также применяться в корпусной лингвистике, где оно приобрело более упрощённое по сравнению с традиционной лингвистикой значение. Акцент ставится на частоте совместной встречаемости, поэтому кол-локации в корпусной лингвистике могут быть определены как статистически устойчивые словосочетания, а подход можно назвать статистическим [24]. В то же время, проанализировав значения терминов «коллокация» и «коллигация», считаем правомерным отнести коллокации, в основе которых лежит коллигация, к предмету изучения комбинаторной лингвистики, область исследования которой не ограничивается словом и сочетанием слов.
По теории моделей «СмыслОТекст» словосочетания языка распадаются на свободные, образованные по принципу «языкового объединения», которое представляет собой операцию объединения любых языковых единиц, и несвободные, или фраземы (включающие прагматемы, идиомы, коллокации и квазиидиомы), - словосочетания, которые не свободны, т.е. их означаемое и означающее не могут быть построены без ограничений и регулярно [25, с. 226].
Разработка теории фразем Л.Н. Иорданской и И.А. Мельчуком ведётся в расчёте на синтез текста и основывается на решениях, пригодных в лексикографии. В основе теории лежит глубокий семантический анализ, используются инструменты описания лексической сочетаемости (лексические функции). Один из возможных путей создания теории состоит в том, чтобы сформулировать максимально общее определение понятия фраземы и на его основе создать классификацию всевозможных типов фразем.
В заключение необходимо отметить, что в предметной области комбинаторная лингвистика пересекается с другими лингвистическими направлениями и разделами, т.к. охватывает большой круг проблем сочетаемости как общих, так и частных. Учитывая это, в данной статье была предпринята попытка выделить основные термины, на которые может и должна опираться комбинаторная лингвистика, а также их соотношение (См. схему 1).
Однако следует уточнить, что данная область включает в себя два аспекта: во-первых, синтагматический, исследующий непосредственно сочетаемость слова и основывающийся на семасиологическом подходе к изучению единиц языка, и во-вторых, парадигматический, исследующий комбинаторику, или формальные реализации одного смысла, и основывающийся на ономасиологическом подходе.
КОМБИНАТОРНАЯ ЛИНГВИСТИКА
iz
СОЧЕТАЕМОСТЬ
ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ СИНТАКСИЧЕСКАЯ (КОЛЛОКАЦИЯ) (КОЛЛИГАЦИЯ)
ДИСТРИБУЦИЯ
Схема 1. Структура основных понятий комбинаторной лингвистики в синтагматическом аспекте
Рассмотрение разных подходов к пониманию сочетаемо- и речи. Систематизация и представление терминов комбина-
сти позволило выявить суть каждого понятия. Обозначенные торной лингвистики способствует наиболее полному теорети-
термины находятся между собой в отношениях включения, ческому освещению комбинаторного потенциала языковых
связанности и взаимозависимости, а, следовательно, состав- знаков, а формирование терминологической базы является
ляют единую систему. неотъемлемой частью любого научного направления. Поня-
Однако полный перечень терминов комбинаторной лин- тийно- терминологический аппарат комбинаторной лингвис-
гвистики не исчерпывается данным списком: он будет посто- тики позволит исследователю точно определять термины,
янно расширяться в ходе продолжающихся исследований со- грамотно их использовать, разграничивая смежные понятия,
четаемости. Однако уже имеющаяся база даёт возможность соотносить их с языковыми фактами, вводить в специальный
описывать сочетаемостные свойства языковых единиц в языке текст или научный дискурс.
Библиографический список
1. Влавацкая, М.В. Комбинаторная лингвистика в структуре науки о языке // Вестник ЛГУ им. А.С. Пушкина. - 2010. - № 3. - Т. 1.
2. Панов, М.В. Позиционная морфология русского языка. - М.: Наука, 1999.
3. Языкознание. Большой энциклопедический словарь. - М: Советская энциклопедия, 2000.
4. Головин, Б.Н. Введение в языкознание. - М.: Высшая школа, 1983.
5. Маковский, М.М. Лингвистическая комбинаторика: Опыт топологической стратификации языковых структур. - М.: КомКнига, 2006.
6. Касымова, О.П. Позиционные свойства языковых единиц: Автореф. дис. ... д-ра филол. наук. - Уфа, 2009.
7. Касымова, О.П. Позиционные свойства языковых единиц. - М.: МГОУ, 2007.
8. Кацнельсон, С.Д. К понятию типов валентности // Вопросы языкознания. - 1987. - № 3.
9. Апресян, Ю.Д. Избранные труды: Лексическая семантика (синонимические средства языка). - М.: Языки русской культуры, 1995.
10. Богуславский, И.М. Сфера действия лексических единиц. - М.: Языки русской культуры, 1996.
11. Морковкин, В.В. Основы теории учебной лексикографии: Научный доклад, представленный на соискание учёной степени доктора фи-лол. наук. - М., 1990.
12. Гак, В.Г. К проблеме семантической синтагматики // Проблемы структурной лингвистики 1971. IV. Вопросы грамматики и семантики. - М.: АН СССР Институт русского языка, 1972.
13. Апресян, Ю.Д. Синонимы и синонимия // Вопросы языкознания. - 1969. - № 4.
14. Архипова, Н.Г. Сочетаемость слова в лексикографическом описании: дис. . канд. филол. наук. - М., 2000.
15. Мельчук, И.А. Опыт лингвистических моделей «СмыслОТекст». - М.: Наука, 1974.
16. Федосов, В.А. К принципам описания сочетаемости слов // Исследования современной русской речи. - Волгоград, 1976.
17. Harris, Z.S. Methods in Structural Linguistics. Chicago: The University of Chicago Press, 1951.
18. Matthews, P.H. Oxford Concise Dictionary of Linguistics. OUP, 2005.
19. Ахманова, О.С. Словарь лингвистических терминов. - М.: УРСС, 2004.
20. Русский язык. Энциклопедия. - М.: Большая энциклопедия; Дрофа, 1997.
21. Амосова, Н.Н. Основы английской фразеологии. - Л.: изд-во Ленинградского университета, 1963.
22. Арнольд, И.В. Стилистика. Современный английский язык. - М.: Флинта, Наука, 2009.
23. Тер-Минасова, С.Г. Синтагматика функциональных стилей и оптимизация преподавания иностранных языков. - М.: изд-во Московского университета, 1986.
24. Захаров, В.П. Анализ эффективности статистических методов выявления коллокаций в текстах на русском языке / В.П. Захаров, М.В. Хохлова: Конференция по компьютерной лингвистике «Диалог 2010».
25. Иорданская, Л.Н. Смысл и сочетаемость в словаре / Л.Н. Иорданская, И.А. Мельчук. - М.: Языки славянских культур, 2007.
Bibliography
1. Vlavatskaya, M.V. Combinatory Linguistics in the Structure of the Science about Language. Vestnik LSU named A.S. Pushkin. Philology. 2010. -№3. - Vol.1.
2. Panov, M.V. Positional Morphology of the Russian Language. - M.: Nauka, 1999.
3. Linguistics. Bolshoy Encyclopedic Dictionary. - M.: Sovietskaya Encyclopedea, 2000.
4. Golovin, B.N. Introduction to Linguistics. - M: Higher School, 1983.
5. Makovsky, M.M. Linguistics Combinatorics: Experience of Topological Stratification of Language Structures. - M.: KomKniga, 2006.
6. Kasymova, O.P. Positional Properties of Language Units. Abstract of Dissertation.... Doctor of Philology. - Ufa, 2009.
7. Kasymova, O.P. Positional Properties of Language Units. - M.: MSRU, 2007.
8. Katsnelson, S.D. To the Notion of Valence Types / Questions of Linguistics. 1987. №3.
9. Anresyan, Y.D. Selected Works: Lexical Semantics (Synonymic Means of the Language). - M.: Languages of the Russian Culture, 1995.
10. Boguslavsky, I.M. Sphere of Activity of Lexical Units. - M.: Languages of the Russian Culture, 1996.
11. Morkovkin, V.V. Foundations of Learner’s Lexicography. Scientific Report represented for a Degree of Doctor of Philology. - Moscow, 1990.
12. Gak, V.G. To the Problem of Semantic Sintagmatics // Problem of Structural Linguistics 1971. IV. Issue of Grammar and Semantics. - Moscow: AS USSR, Institute of the Russian Language, 1972.
13. Anresyan, Y.D. Synonyms and Synonymy // Questions of Linguistics, 1969. №4.
14. Arhkipova, N.G. Compatibility of a Word in the Lexicographic Description. Dissertation.. .Candidate of Philology. - M., 2000.
15. Melchuk I.A. Experience of Linguistic Patterns “SenseOText”. - M.: Nauka, 1974.
16. Fedosov, V.A. To the Principals of Word’s Compatibility Description / Researches of the Modern Russian Speech. - Volgograd: VSU, 1976.
17. Harris, Z.S. Methods in Structural Linguistics. - Chicago: The University of Chicago Press, 1951.
18. Matthews, P.H. Oxford Concise Dictionary of Linguistics. OUP, 2005.
19. Ahkmanova, O.S. Dictionary of Linguistic Terms. - M.: URSS, 2004.
20. Russian Language. Encyclopedia. - M.: Bolshaya Encyclopedia; Drofa, 1997.
21. Amosova, N.N. Fundamentals of English Phraseology. - L.: LSU, 1963.
22. Arnold, I.V. Stylistics. Modern English Language. - M.: Flinta, Nauka, 2009.
23. Ter-Minasova, S.G. Syntagmatics of Functional Styles and Optimization of Foreign Language Teaching. - M.: MSU, 1986.
24. Zahkarov, V.P., Hkohklova M.V. The analysis of efficiency of statistical methods of revealing of collocations in texts in Russian. Conference on Computer Linguistics “Dialogue 2010”, 2010.
25. Iordanskaya, L.N.. Melchuk I.A. Sense and Compatibility in a Dictionary. - M.: Languages of the Russian Culture, 2007.
Article Submitted 10.02.11