Определение функциональной готовности организма по его адаптационной реактивности при стрессе

А. Л. Похачевский, А. А. Груздев, Г. А. Ушаков, Е. Л. Комиссаров
ОПРЕДЕЛЕНИЕ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ ГОТОВНОСТИ ОРГАНИЗМА ПО ЕГО АДАПТАЦИОННОЙ РЕАКТИВНОСТИ ПРИ СТРЕССЕ
Спектральный анализ вариабельности ритма сердца (ВРС) использован для количественной оценки функционального состояния (ФС) организма человека при стрессе. Выявлены общие и дифференциальные черты вегетативной регуляции сердечной деятельности при стрессе у обследованных с различным нагрузочным анамнезом. Сделан вывод о возможности применения данной методики для оценки ФС организма человека при стрессе, для изучения «цены» адаптации. Исследованы варианты изменчивости адаптационных резервов, предложены версии трактовки ФС в зависимости от спектральных характеристик ВРС и реабилитационные мероприятия.
A. Pokhachevsky, A. Gruzdev,
G. Ushakov, E.Komyssarov
THE DEPENDENCE OF FUNCTIONAL READINESS OF AN ORGANISM ON ITS PHYSICAL STRESS ADAPTIVE REACTIVITY
The spectral analysis of heart rhythm variability was applied for quantitative evaluation of the functional condition of the human organism at stress. General and differential features of vegetative heart activity regulation at stress were discovered
in those with different loading anamnesis. The conclusion is made regarding the feasibility of applying the method for evaluating the functional condition of human organism at stress, studying the «cost» of adaptation. Variants of changeability of adaptive reserves are investigated, interpretations of functional conditions depending on spectral characteristics of heart rhythm variability and rehabilitation arrangements are proposed.
Охрана здоровья здорового человека в Российской Федерации включает совокупность мер политического, духовного, экономического, правового, социального, культурного, научного, медицинского, санитарно-эпидемического характера, направленных на оптимизацию условий для формирования, активного сохранения, восстановления и укрепления здоровья, обеспечивающих снижение заболеваемости и увеличение популяции здоровых и практически здоровых людей.
В качестве оптимальной методологии охраны здоровья здоровых, в соответствии со стратегией ВОЗ, рассматривается мониторинг адаптационных резервов (АР), донозологическая диагностика на ранних стадиях развития адаптационного синдрома и своевременная коррекция функционального состояния.
Чтобы прогнозировать состояние АР, необходимо применять определенные методические подходы. В клинической медицине с этой целью изучаются этиология и патогенез заболеваний. Когда речь идет о донозологических и пре-морбидных состояниях, используются методологические подходы теории стресса и адаптации [1].
Стресс вне зависимости от причины — один из важнейших факторов, приводящих к развитию так называемых болезней регуляции. Развитие соматической (висцеральной) патологии при стрессе реализуется через лимбико-ретикулярный комплекс — вегетативную и эндокринную систему [2]. Не случайно А. М. Вейн [3] предложил двухчленную формулу (кортикальные нарушения - висцеральная патология) дополнить введением третьего звена (вегетативная и эндокринная система), что позволяет объяснить механизмы, через которые опосредуется психическое в своем воздействии на соматические системы, и дает ключ для научного подхода к изучению психосоматических взаимоотношений.
На важную роль системы нейрогуморальной регуляции в развитии патологического процесса впервые указал в своих работах Ф. Александер, предложивший в 1950 году теорию, в которой дифференцированные психопатологические гипотезы связывались с физиологическими и патологическими соматическими процессами. Позже, в медико-теоретических исследованиях У. Кеннона, Г. Селье и других ученых, понятие о гомеостазе, стресс-реакции, адаптации и здоровье человека в значительной степени переплелись, в результате этого сформировалось представление о функции адаптации (уровне адаптированно-сти) как об основной функции человеческого организма, наиболее полно отражающей состояние здоровья. Активация симпатоадреналовой системы в стандартной ответной реакции, по Г. Селье, является одной из возможных неспецифических реакций, хотя и наиболее частой.
Психоэмоциональное напряжение и возбуждение высших вегетативных центров является пусковым звеном патогенетической цепи, в которой актива-
ция системы нейрогуморальной регуляции приводит к увеличению уровня катехоламинов в крови, к активации реакции перекисного окисления липидов, к лабилизации лизосом, к высвобождению протеолитических ферментов, и в результате — к структурным изменениям в органах и тканях [4].
Таким образом, количественная оценка системы нейрогуморальной регуляции тождественна понятию оценки текущего функционального состояния и адаптационных резервов организма. Осталось решить вопрос: как количественно измерить сумму нейрогуморальной регуляции и каков вклад каждой составляющей, а именно парасимпатического отдела вегетативной нервной системы (ВНС), симпато-адреналовой активности и гуморальной регуляции.
Исходя из представлений, впервые выдвинутых Н. Винером (1983), о том, что почти все процессы регуляции в биологических объектах построены как осцилляторы, можно предположить, что основой их анализа должна быть волновая теория. В настоящее время наиболее признанной методологической основой изучения и количественной оценки системы нейрогуморальной регуляции является математический анализ вариабельности ритма сердца (ВРС) [5-11]. Волновые колебания длительности интервалов между кардиоциклами, обусловленные нейрогуморальными влияниями, адекватно отражают общее функциональное состояние организма. Исследование системы нейрогуморальной регуляции как у здоровых людей, так и на начальных стадиях нарушения регуляторных и адаптационных процессов с помощью метода математического анализа ВРС по своим возможностям значительно превосходит традиционные функциональные пробы [12].
Целью нашей работы является определение количественных критериев общего функционального состояния (ФС), адаптационного потенциала и резервных возможностей организма на основе метода анализа вариабельности ритма сердца у здоровых людей в покое и при воздействии стресс-стимула.
Было обследовано пять групп практически здоровых людей.
Первая группа — спортсмены-единоборцы (самбо, дзюдо, рукопашный бой), проходящие спортивные сборы. В этой группе обследовано 19 спортсменов (7 мастеров спорта, 12 кандидатов в мастера спорта) в возрасте 22 ± 5 лет. Тренировка: тренировочные схватки — 5 мин, отдых — 5 мин, общая продолжительность — 150 минут.
Вторая группа — парашютисты, участвующие в специальном тренировочном сборе инструкторского состава и кандидатов в космонавты. Тренировка: восемь прыжков, различного технического содержания. В этой группе обследовано 17 человек в возрасте 30 ± 4,0 года.
Третья группа — спортсмены циклических видов спорта (лыжные гонки, легкая атлетика, плаванье), тренирующиеся на выносливость, различной квалификации (первый спортивный — 23 человека, кандидаты в мастера спорта — 8 человек, мастера спорта — 4 человека), проходящие нагрузочный сбор. Тренировка: стандартная 120-130 минутная аэробно-анаэробная физическая работа нагрузочного микроцикла. В группе обследовано 35 человек в возрасте 24 ± 5 лет.
Четвертая группа — практически здоровые пациенты, не имеющие систематической физической нагрузки в анамнезе. Физическая нагрузка: беговая, лыжная в аэробном режиме при ЧСС — не более 150 ударов в одну минуту об-
щей продолжительностью 30-35 мин. В группе обследовано 23 человека в возрасте 25±6 года.
Пятая группа — кандидаты в космонавты, проходящие морскую тренировку на выживаемость. В этой группе обследовано 12 человек в возрасте 37 ± 5,8 года. В ходе тренировки испытуемые должны были в течение полуторадвух часов, находясь в капсуле спускаемого аппарата, выполнить ряд заданий. Цель тренировки — моделирование экстремальных условий автономного существования при внештатном приводнении космонавтов в море. Наиболее значимыми факторами, влияющими на текущее ФС, в этих условиях являются: укачивание, перегревание, дегидратация, гипоксия и гиперкапния. Существенным фактором негативного психоэмоционального модулирования ФС в ходе морской тренировки являются эмоции.
Исследование вариабельности ритма сердца проводилось на аппаратнопрограммных комплексах (АПК) компании «НейроСофт»: «Поли-Спектр» и ра-диотелеметрическая система медицинского контроля «Поли-Спектр-Радио».
Во всех группах первое обследование проводилась утром, до начала тренировки (до первого прыжка), в положении лежа, а затем стоя — активная ортостатическая проба (АОП). Повторная запись (лежа и стоя) проводилась через 5-15 мин (наступление стационарного периода определялось визуально по рит-мограмме) после завершения тренировки (спортивной — у лыжников, легкоатлетов и пловцов, единоборцев, приземления — у парашютистов), стандартизированной физической нагрузки у школьников и студентов.
Регистрация и математический анализ показателей вариабельности ритма сердца (ВРС) проводились в соответствии с «Международным стандартом» (1996) по 5-минутным записям. Текущее функциональное состояние оценивалось по показателю TP (общая мощность спектра), с учетом вклада быстрых колебаний (HF-компонент), отражающих активность парасимпатического отдела вегетативной нервной системы, медленных колебаний (LF-компонент) — маркер активности симпатических влияний и очень медленных колебаний (VLF-компонент) — отражающих, в определенной степени, гуморально-метаболические и церебральные эрготропные влияния на модуляцию сердечного ритма. Отношение LF/HF расценивалось как симпато-парасимпатический баланс. Реактивность парасимпатического отдела ВНС при проведении активной ортостатической пробы (АОП) оценивали по коэффициенту 30:15 (К30:15), выраженность активации симпатоадреналовой системы в ответ на ортостаз определялась по изменению процентного вклада отношения LF/HF, с учетом динамики абсолютных значений LF-компонента.
Дополнительно регистрировалась пневмограмма, определялась длительность дыхательного цикла (ДДЦ), которая в виде гистограммы накладывалась на спектрограмму ВРС. Число столбиков гистограммы ДДЦ (основание гистограммы) характеризует процессы ритмогенеза дыхательного центра, а положение моды гистограммы ДДЦ относительно пика HF-компонента ВРС позволяет судить о сохранности кардиореспираторной синхронизации.
Результаты исследования обрабатывались с помощью статистических пакетов программ Microsoft Excel 7 и Statistica 6.0. Принимая во внимание, что распределение значений отличалось от нормального, данные представляются в виде медианы и 25-го и 75-го перцентиля (Me (25%; 75%)). Достоверность раз-
личий оценивалась по непараметрическому критерию Уилкоксона, в случае пограничных значений дополнительно использовался непараметрический анализ Колмогорова—Смирнова.
1. Результаты обследования спортсменов-единоборцев до и после спортивной тренировки.
Показатели спектральной мощности ВРС до и после тренировки представлены в табл. 1.
Таблица 1
Показатели спектральной мощности ВРС (мс2/Гц) до и после тренировки
Параметры до тренировки ТР УЬБ ЬБ НБ ЬБ/НБ К30:15
Медиана 3504 1274 698 1545 4,1 1,41
25 Пц 2543 964 371 1075 3,2 1,30
75 Пц 4734 1600 1053 1941 5,8 1,65
Параметры после тренировки тр*** уьр*** Ьр*** * * Н ЬБ/НБ*** К30:15***
Медиана 2636 986 618 875 4,8 1,39
25 Пц 1983 643 446 695 4,0 1,25
75 Пц 4050 1439 977 1389 6,2 1,61
Примечание. Достоверность различий: * р < 0,01; ** р < 0,05; *** р > 0,05.
Как видно из представленных в таблице данных, после проведения спортивной тренировки текущее функциональное состояние (показатель ТР) не изменяется. Статистически существенное снижение демонстрирует лишь НБ-компонента (быстрые колебания), отражающая уровень функционирования парасимпатического отдела ВНС. На этом фоне вклад симпатоадреналовой активности (изменение отношения ЬЕ/НБ) в модуляции сердечного ритма фактически не изменяется. Достаточная изначальная мощность даже с учетом снижения спектральной активности НБ-компоненты, в сочетании с устойчивой реактивностью парасимпатического отдела ВНС (К30:15), позволяет свидетельствовать в пользу оптимального функционального состояния.
2. Результаты обследования парашютистов до и после прыжка.
В табл. 2 представлены результаты спектрального анализа ВРС у парашютистов, до и после прыжка.
Таблица 2
Показатели спектральной мощности ВРС (мс2/Гц) до и после прыжка с парашютом
Параметры до прыжка ТР УЬБ ЬБ НБ ЬБ/НБ К30:15
Медиана 5189 1509 1176 1752 0,80 1,35
25 Пц 3000 876 841 643 0,40 1,26
75 Пц 6928 2723 1760 2753 1,12 1,52
Параметры после прыжка ТР УЬБ ЬБ НБ ЬБ/НБ К30:15
Медиана 1790 734 688 239 2,04 1,20
25 Пц 893 559 283 116 1,37 1,09
75 Пц 3170 1285 863 558 2,97 1,27
Примечание. Достоверность различий по всем параметрам р < 0,02.
В отличие от спортсменов-единоборцев, спектральный пейзаж адаптационной активности парашютистов имеет принципиальные особенности. Депрессия текущего функционального состояния (показатель ТР), возникающая за счет снижения всех спектральных составляющих, выраженное снижение тонуса (при достаточно высокой изначальной мощности) и реактивности парасимпатического отдела ВНС (показатели НБ и К30:15), существенное возрастание на этом фоне симпатоадреналовой активности (отношение ЬР/НР) позволяют говорить о нарушении функционирования возвращающих к норме механизмов (тормозных влияний). Принимая во внимание концепцию о защитной (трофической) роли вагуса, данный факт следует расценивать как неблагоприятный.
3. Результаты обследования спортсменов циклических видов спорта до и после тренировки (табл. 3).
Таблица3
Показатели спектральной мощности ВРС (мс2/Гц) до и после тренировки
Параметры до тренировки ТР УЬБ ЬБ ОТ LF/HF К30:15
Медиана 5058 883 1342 2425 3,25 1,53
25 Пц 3819 648 618 1997 1,76 1,36
75 Пц 7921 1649 1795 4095 4,52 1,72
Параметры после тренировки тр* УЬБ*** ЬБ* НБ** Ьр/Ш*** К30:15***
Медиана 2360 608 636 1021 4,88 1,42
25 Пц 1688 414 467 511 3,21 1,28
75 Пц 3029 900 982 1419 6,25 1,73
Примечание. Достоверность различий: * р < 0,01; ** р < 0,05; *** р > 0,05.
После тренировки выявлено достоверное снижение общей мощности спектра за счет симпатических (ЬБ) и в большей степени парасимпатических (НБ) составляющих, что характеризует цену тренировки и свидетельствует о снижении адаптационных (функциональных) резервов организма спортсменов. Однако в отличие от кандидатов в космонавты и парашютистов, в данной группе не выявлены достоверные изменения спектральных характеристик в по-сттренировочном периоде, что проявляется отсутствием различий ЬБ/НБ и К30:15. Вышеперечисленные факты свидетельствуют об отсутствии напряжения адаптационных механизмов в виде увеличения интенсивности симпатоад-реналовой составляющей спектра, а также о сохранении реактивности парасимпатического отдела ВНС, что в целом говорит в пользу лучшей адаптационной активности организма спортсменов.
4. Результаты обследования нетренированных субъектов до и после физической нагрузки.
Показатели ВРС до и после физической нагрузки представлены в табл. 4.
Таблица4
Показатели спектральной мощности ВРС (мс2/Гц) до и после физической нагрузки
Параметры до нагрузки ТР УЬР ЬР ОТ ЬР/ОТ К30:15
Медиана 2168 587 601 727 2,74 1,35
25 Пц 1212 355 287 501 1,58 1,28
75 Пц 2518 732 818 945 4,85 1,46
Продолжение табл. 4
Параметры после нагрузки тр** УЬР*** ьр** * * Я ЬР/НБ** К30:15*
Медиана 798 318 273 110 5,04 1,15
25 Пц 517 260 104 80 4,26 1,05
75 Пц 1054 370 471 180 7,39 1,22
Примечание. Достоверность различий: * р < 0,001; ** р < 0,005; *** р > 0,05.
Итак, после физической нагрузки происходит статистически существенное снижение адаптационной активности (показатель ТР), что с учетом ее изначальной недостаточности и выраженной ортостатической депрессии позволяет высказать предположение об общей адаптационной недостаточности. Снижение спектральной мощности имеет статистическое подтверждение для симпатического и парасимпатического компонентов (в последнем случае более выражено). Существенное возрастание на этом фоне вклада симпато-адреналовой активности в ортостазе (увеличение отношения ЬР/НР) в модуляции сердечного ритма, а также снижение спектральной мощности НР-компоненты в сочетании с выраженным падением реактивности парасимпатического отдела ВНС (К30:15) позволяет говорить о нарушении функционирования тормозных вегетативных влияний.
5. Результаты обследования кандидатов в космонавты до и после морской тренировки.
Показатели спектральной мощности ВРС до и после морской тренировки представлены в табл. 5.
Таблица 5
Показатели спектральной мощности ВРС (мс2/Гц) до и после морской тренировки
Параметры до нагрузки тр УЬБ ЬБ ОТ ЬР/ОТ К30:15
Медиана 2553 1119 749 464 2,3 1,59
25 перцентиль 1709 473 528 399 0,8 1,36
75 перцентиль 4444 1838 1051 1090 2,7 1,81
Параметры после нагрузки тр * УЬБ* Ьр*** ОТ* ЬР/от** К30:15*
Медиана 1453 521 552 189 3,0 1,13
25 перцентиль 991 432 367 93 1,8 1,10
75 перцентиль 2278 933 720 468 3,9 1,18
Примечание. Достоверность различий : * р < 0,022; ** р < 0,048; *** р > 0,048.
Как видно из представленных в таблице данных, после проведения морской тренировки снижается текущее функциональное состояние (показатель ТР) за счет снижения всех спектральных компонентов. Однако в наибольшей степени снижается НР-компонента (быстрые колебания), отражающая уровень функционирования парасимпатического отдела ВНС. На этом фоне относительно возрастает вклад симпатоадреналовой активности (увеличение отношения ЬР/НР) в модуляции сердечного ритма. Малая изначальная мощность и снижение спектральной активности НР-компоненты в сочетании со снижением реактивности парасимпатического отдела ВНС (К30:15) позволяют говорить о
нарушении функционирования возвращающих к норме механизмов (тормозных влияний).
Итак, на основе всего вышесказанного можно сделать следующие выводы.
Воздействие стрессогенного фактора вызывает адаптивные системные реакции, которые носят компенсаторный характер. Наряду с системами, специфически ответственными за адаптацию к данным повреждениям, важную роль играет система нейрогуморальной регуляции как неспецифическая система адаптации к воздействию стрессогенного фактора. У практически здоровых лиц, подвергшихся воздействию стрессогенных факторов, на первый план выступает неспецифическая система адаптации (система нейрогуморальной регуляции), которая может быть адекватно оценена при исследовании ВРС. Наиболее характерна следующая динамика показателей ВРС:
• Снижение общей мощности спектра (показатель ТР), отражающей текущее функциональное состояние организма.
• Относительное повышение активности симпатоадреналовой системы, оцененной по отношению ЬР/НР и с учетом динамики (фон-стресс) абсолютных значений ЬР-компонента.
Принципиально важным следует считать факт снижения фоновой парасимпатической активности (НР-компонент) и реактивности парасимпатического отдела ВНС (К30:15) после воздействия стресс-стимула, что следует расценивать как нарушение функционирования (поломку) возвращающих к норме механизмов.
Соотношения между симпато-парасимпатическим балансом не всегда носят характер прямолинейной зависимости между активацией симпатического отдела и угнетением парасимпатического отдела автономной нервной системы. Возможны различные варианты, в том числе: абсолютное увеличение симпато-адреналовой активности при почти неизмененных значениях активности парасимпатического отдела ВНС, и, наоборот, — незначительное увеличение сим-патоадреналовой активности, сопровождающейся отчетливым снижением тормозных влияний.
Снижение текущего функционального состояния (показатель ТР), избыточная активация симпатико-адреналовой системы (отношение ЬР/НР) и уменьшение активности (тонуса) парасимпатической системы регуляции (НР-компонент и коэффициент 30:15) являются патогенетической основой развития реакций дезадаптации.
При оценке выраженности вегетативной дисфункции важно не только, и даже не столько, оценить симпато-парасимпатический баланс в покое, как динамику активности отделов ВНС в ответ на проведение функциональных проб. При этом даже избыточную активацию симпатоадреналовой системы, но с хорошей (сохранной) реактивностью парасимпатического отдела ВНС, следует считать вариантом нормы. Говорить о реакциях дезадаптации следует только в случае несбалансированности ответа отделов автономной нервной системы.
При проведении исследований в аналогичных условиях значение УЬР-компонента во многом зависит от стационарности процесса (условий записи), а потому не следует трактовать динамику УЬР-компонента как отражение церебральных эрготропных влияний и, тем более, суммировать УЬР и ЬР-компонент, считая данный показатель эквивалентом симпатоадреналовой активности.
Оценка ФС и АР организма до и после тренировок позволяет дать количественную характеристику такому понятию, как «физиологическая цена деятельности», иначе говоря, — определить, какой ценой дается проведение того или иного стрессового воздействия, этапа тренировочного цикла.
Высокий уровень адаптационной мощности в покое, достаточный для ее качественной и количественной коррекции адекватно стрессовой необходимости в условиях сохранной вегетативной (симпатической и парасимпатической) реактивности, позволяет свидетельствовать в пользу наилучшего функционального состояния.
Проявлением адаптационной недостаточности являются: малая выраженность общей спектральной мощности, приводящая к снижению или невозможности ортостатической или постстрессовой изменчивости, избыточная активация симпато-адреналовой системы (ЬР/НР) и/или депрессия парасимпатической (коэффициент 30/15) реактивности.
Снижение АР в 4-й группе, демонстрирующее существенные трудности в преодолении потенциальной стрессовой ситуации, требует дополнительного использования дозированной физической нагрузки для коррекции диагностированного состояния.
Выраженное снижение тонуса и реактивности парасимпатического отдела ВНС (показатели НР и К30:15), существенное возрастание на этом фоне симпа-тоадреналовой активности (отношение ЬР/НР) в группе парашютистов с учетом достаточной изначальной функциональной активности свидетельствует о нарушениях в процессе адаптации к стрессу, что проявляется в изменении функционирования возвращающих к норме механизмов (тормозных влияний).
Те же закономерности в 5-й группе на фоне сниженных дотренировочных адаптационных показателей не только определяют глубину повреждения ФС и высокую цену тренировки, которая приобретает смысл дистрессового воздействия, неминуемо приводящего к дезрегуляции, но и требуют существенного улучшения дотренировочного ФС, компенсаторные резервы которого позволят преодолеть стресс без адаптационного срыва.
АР организма спортсменов циклических видов спорта и единоборств — достоверно шире, чем в других обследованных группах, что с учетом их оптимального использования при физическом стрессе свидетельствует в пользу наилучшего функционального состояния.
С учетом технических особенностей и травмоопасности единоборств, для восстановления и оптимизации ФС организма, для существенного увеличения компенсаторно-приспособительных возможностей (адаптационных резервов) по преодолению стрессов (вне зависимости от этиологии) могут быть использованы циклические нагрузки, развивающие выносливость.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ
1. Дмитриева И. В., Глазачев О. С. Индивидуальное здоровье и полипараметрическая диагностика функциональных состояний организма. М., 2000.
2. Судаков К. В. Индивидуальная устойчивость к эмоциональному стрессу. М., 1998.
3. Вегетативные расстройства. Клиника, диагностика, лечение / Под ред. А. М. Вей-на. М., 1998.
4. Меерсон Ф. З. Пшенникова М. Г. Адаптация к стрессовым ситуациям и физическим нагрузкам. М., 1988.
5. Баевский Р. М., Кириллов О. И., Клецкин С. З. Математический анализ изменений сердечного ритма при стрессе. М., 1984.
6. Баевский Р. М., Берсенева А. П. Оценка адаптационных возможностей организма и риска развития заболеваний. М., 1997.
7. Баевский Р. М. Научно-теоретические основы использования анализа вариабельности сердечного ритма для оценки степени напряжения регуляторных систем организма // Тезисы международного симпозиума «Компьютерная электрокардиография на рубеже ХХ-ХХ1 столетий». М., 1999. С. 116.
8. Баевский Р. М., Фунтова И. И., Гариб Ж. О., Фертра Ж. О. Прогнозирование ортостатической устойчивости в длительном космическом полете по данным по данным исследования вегетативной регуляции артериального давления и ритма сердца // 2-я Научнопрактическая конференция «Клинические и физиологические аспекты ортостатических расстройств». М., 2000. С. 196-209.
9. Березный Е. А., Рубин А. М. Практическая кардиоритмография. СПб., 1997.
10. Жемайтите Д. И., Янушкевичус З. И. Выводы о результатах анализа синусового ритма и экстрасистолии: Методические рекомендации. М., 1981
11. Флейшман А. Н. Медленные колебания гемодинамики. Теория, практическое применение в клинической медицине и профилактике. Новосибирск, 1999.
12. Ноздрачев А. Д., Щербатых Ю. В. Современные способы оценки функционального состояния автономной (вегетативной) нервной системы // Физиология человека. 2001. № 6. С. 95-101.