СТРАНИЦА ИСТОРИИ: Е. А. ГОРШ И ЛГБИ

Раздел 3 Статьи
Т. Б. Маркова Страница истории: Е. А. Горш и ЛГБИ
Статья посвящена периоду восстановления Ленинградского Библиотечного Института (ЛГБИ) в 1944-1945 гг. Большую роль в нем сыграла Е. А. Горш, декан библиотечного факультета в то время.
Ключевые слова: Библиотечный институт, Институт культуры, война, история, библиотека
Перелистывая страницы истории Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств, мы находим одну, на мой взгляд, очень значимую и интересную. Это возобновление работы Библиотечного института им. Н. К. Крупской (так он тогда назывался) после освобождения Ленинграда от вражеской блокады.
Еще шла война, продолжались тяжелые бои, но в освобожденных от немецкой оккупации районах - селах, городах - сразу же начиналась работа по восстановлению народного хозяйства, предприятий, учреждений. В блокадном Ленинграде некоторые из высших учебных заведений не функционировали, в том числе и Библиотечный институт. И вот в освобожденном Ленинграде Наркомпросом было решено восстановить работу вузов, в том числе и Библиотечного института. Эта страница в истории Института близка мне тем, что с нею связана деятельность моей прабабушки Екатерины Аркадьевны Горш.
В 1918 году в Петрограде по инициативе А. В. Луначарского, Н. К. Крупской и Л. Р. Менжинской для подготовки инструкторов и работников по внешкольному образованию учреждается особый институт, который получил название «Институт внешкольного образования»1. Его торжественное открытие состоялось 20 декабря 1918 года на Надеждинской улице (ныне ул. Маяковского). В тот же день начались занятия. На 1 курс было зачислено 265 человек, которые в течение 6 месяцев обучения должны были овладеть теоретическими и практическими знаниями и умениями.
Позже по предложению и при поддержке зам. Наркома по Просвещению Н. К. Крупской Институт был преобразован в вуз с 4-летним сроком обучения. Уже с первых дней его существования Н. К. Крупская была его идейным руководителем и куратором. Она считала, что библиотеки должны быть очагами культуры и воспитания масс, и старалась уделять большое внимание работе Ленинградского библиотечного института.
С 1924 года Институт носил имя Н. К. Крупской. В 1925 году он был переименован в Коммунистический политико-просветительный институт им. Н. К. Крупской. В 20 годы XX века его основной задачей было подготовить кадры для политико-просветительных учреждений, какими считались библиотеки, музеи, клубы и школы. В 1941 году Институт назывался библиотечным. Во время Великой Отечественной войны он не функционировал и начал свою работу уже в октябре 1944 года, когда состоялся первый прием студентов в составе 75 человек. Деканом библиотечного факультета при Герценовском педагогическом институте была Е. А. Горш, до войны зав. кафедрой библиотековедения2 [2. с.52]. Полностью Институт был восстановлен в 1945 году и в сентябре того же года начал свою учебную и научную деятельность. Разнообразие функций и задач советских библиотек соответственно обусловило появление новых направлений деятельности Библиотечного института, который стал заниматься подготовкой специалистов широкого профиля (с 1953 года). С 1959 года началась подготовка кадров для технических библиотек. К 1977 году Институт был реорганизован в Институт культуры с сохранением имени Н. К. Крупской. В таком качестве он существовал до середины 1990 годов. Исчезло имя Крупской, а Институт культуры в связи с 75-летием в 1993 году получил статус Академии и переименован в Академию культуры, а в 1999 году - в Университет культуры и искусств.
Е. А. Горш проработала в Институте им. Н. К. Крупской более 40 лет. Библиотечное дело стало для нее и профессией и призванием. Главное свое предназначение Екатерина Аркадьевна видела в служении Книге, ее пропаганде и распространении.А библиотека, по ее мнению, была таким учреждением, способным приобщить человека, тем более неграмотного к книге и чтению. Курс, который она читала, назывался «Работа с читателем». Как она отдавала свои силы любимой работе, как участвовала в общественной и культурно-просветительской работе Института, о научной и преподавательской деятельности Екатерины Аркадьевны, о ее целеустремленности и трудолюбии рассказала дочь Е. А. Горш - Э. А. Тарасова - автор книг «Призвание», «Взгляд», «Это страшное время - война». Ее повести основаны на материалах личного архива Е. А. Горш.
Именно этот архив, другие архивные материалы и повести Э. А. Тарасовой позволили мне проследить роль Е. А. Горш в послевоенном восстановлении работы Библиотечного института им. Н. К. Крупской.
Е. А. Горш была студенткой Книжно-библиотечного факультета Института внешкольного образования в Петрограде с 1922 по 1925 год. После окончания она ра-
ботала в ряде библиотек Петрограда и Петрозаводска. Но Екатерина Аркадьевна хотела продолжить учебу. В своей автобиографии она писала: «Меня не оставляет мысль о поступлении в аспирантуру». Ее мечта сбылась. Осенью 1931 года она была принята в аспирантуру по кафедре библиотековедения Коммунистического политико-просветительного института им. Н. К. Крупской. Ее кандидатская диссертация была посвящена анализу и обобщению опыта работы по библиотечному строительству в 1921-1925 годы. Она исследовала ту базу, тот опыт работы, на котором строилось развитие библиотечного дела в последующие годы. Свою диссертацию Е. А. Горш защитила в 1954 году, уже после войны3.
Она была деканом библиотечного факультета (1934-1936), заведующей кафедрой библиотековедения (1936-1941 и 1948-1956), деканом библиотечного факультета при Педагогическом институте им. А. И. Герцена (1944), заместителем директора по учебной части (с 1945 г), а до 1945 года - исполняющим обязанности директора Библиотечного института.
Когда началась Великая Отечественная война, в июне 1941 года, многие выпускники и преподаватели после сдачи экзаменов ушли на мобилизационные пункты и в народное ополчение. Ушли на фронт: директор института А. И. Бланкштейн и его заместители: Н. Н. Еремичев, А. П. Маркузе, А. В. Усов, А. Г. Соломоник, а также преподаватели: В. С. Попов, А. И. Судаков, К. И. Розенблюм, А. М. Розенберг и другие4. Однако некоторое время Институт продолжал работать, временно соединившись в октябре 1941 года с Педагогическим институтом им. М. Н. Покровского. Единственный выпуск студентов за время войны состоялся в апреле-мае 1942 года, после чего в Институте расположился военный госпиталь. Н. И. Сергеева вспоминает: «Помещение целиком было передано госпиталю, а оборудование и библиотека - Педагогическому институту им. М. Н. Покровского. В институт Покровского были переведены 78 студентов старших курсов библиотечного, политико-просветительного и музейно-краеведческого факультетов». Далее она пишет: «В здании института начал развертываться эвакогоспиталь. Преподаватели и студенты помогали переоборудовать аудитории под больничные палаты, мыли их, чистили. Около 30 человек позднее будут переведены на постоянную работу в этот госпиталь»5.
Лето 1941 года Е. А. Горш работала на оборонных работах со студентами. С середины августа 1941 года, когда стали эвакуировать жителей Ленинграда, Екатерина Аркадьевна отвезла свою дочь Эльгу на Урал, в г. Свердловск, к друзьям и надеялась вернуться обратно. Об этом свидетельствуют удостоверение о временной эвакуации и посадочный талон в поезд от 16 августа 1941 года, сохранившиеся в архиве Е. А. Горш. Но с 7-8 сентября началась блокада Ленинграда. До мая 1944 года Е. А. Горш с дочерью находились в г. Новая Ляля, на Урале, позднее с октября 1942 года в Уфе. В Новой Ляле Екатерина Аркадьевна по направлению Свердловского ОК КПСС работала замполитом в ремесленном училище №20. В Уфе она была заведу-
ющей партийным кабинетом крупного авиационного завода №26. Ее задачей была организация всей агитационно-пропагандистской работы на заводе.
После прорыва блокады ленинградцы заговорили о возвращении в родной город. Но въезд в него был строго ограничен. Все ждали, в том числе и Е. А. Горш. В мае 1944 года Е. А. Горш получила вызов из Наркомпроса с заданием - восстановить работу Библиотечного Института (ей была прислана телеграмма на выезд в Москву от зав. наркома просвещения Н. Ф. Гаврилова). В Москве Екатерина Аркадьевна получила пропуск на выезд в Ленинград. В то время без этого специального пропуска въезд в осажденный немцами город был воспрещен (документ сохранился в архиве Горш). Свою дочь Эльгу (без пропуска) она прятала в поезде под одеялом. Так они доехали до Ленинграда и с тревогой вошли ранним утром в свой дом на Торговом переулке. «Квартира была цела и свободна, всю мебель и книги сожгли. Один лишь томик У. Шекспира сохранился. Остались только рояль и две железные кровати», - вспоминает Э. А. Тарасова6.
Прописка, устройство в школу, оформление продовольственных карточек, снабжение продовольствием, разыскивание родственников и знакомых - вот список дел, которыми занималась Е. А. Горш по приезде в Ленинград. Но главным и трудоемким делом было восстановление работы Библиотечного института.
О восстановлении Института могут рассказать только непосредственные свидетели - это А. З. Завадовская (но ее уже нет в живых, а воспоминания она не оставила) и дочь Екатерины Аркадьевны Горш - Э. А. Тарасова. Как вспоминает Эльга Алексеевна: «Задание было трудным. Во время войны студенты и преподаватели частью ушли на фронт, частью были эвакуированы. В здании Института был размещен госпиталь, а к 1944 году - различные учреждения»7.
Вернувшейся в Ленинград для восстановления Института Екатерине Аркадьевне нужно было не только получить права на здание, подготовить его к учебному году (осень 1944), но и вызвать эвакуированных преподавателей и организовать привлечение студентов. Эта трудоемкая работа потребовала от Е. А. Горш большой отдачи сил, времени, предприимчивости и смекалки. С энтузиазмом она отдалась этому делу, и все дни проводила на работе.
Как уже говорилось, во время войны документы, архивы и библиотека были перевезены в Педагогический институт им. М. Н. Покровского и в Институт им. А. И. Герцена. В здании Института располагался сначала госпиталь, а затем различные учреждения. Весной 1944 года часть пустующих аудиторий было решено отдать под общежитие филармонии. Как раз в это время Е. А. Горш пришла в Горсовет с постановлением Наркомпроса о восстановлении Библиотечного института. Прочитав его, там спросили: «Что теперь делать?», - и сказали, чтобы Екатерина Аркадьевна сама договаривалась с директором филармонии о возвращении здания Библиотечному институту. Со стороны представителя филармонии на просьбу Е. А. Горш освободить место последовал отказ. Тогда Е. А. Горш, проявив
при этом свои яркие организаторские способности, выдержку и энергию, решила занять здание явочным порядком. Она договорилась с начальником госпиталя, размещенного в некоторых зданиях Педагогического института им. А. И. Герцена, о выделении ей машины с шофером. Машину можно было использовать главным образом ночью.
В течение 2-3 ночей Екатерина Аркадьевна, ее единственная на тот момент помощница А. З. Завадовская и молодой солдат-шофер перевозили и размещали в свободных комнатах 3-го этажа Библиотечного института его библиотеку и архивы. Книги и бумаги такие тяжелые, а надо было занять как можно больше помещений. (Надо иметь в виду, что в это время у Екатерины Аркадьевны был сильный приступ малярии). На изумленное выражение лица и вопрос явившегося представителя филармонии: «Откуда все это взялось и как убрать?» Екатерина Аркадьевна ответила: «Не знаю». И он ушел.
Однако работа не закончена. Кроме возвращения Институту здания, Екатерина Аркадьевна провела большую работу по поиску и переписке, обеспечению вызова эвакуированных преподавателей в Ленинград. На это у нее ушло около 6 месяцев.
Сама Е. А. Горш рассказывала об этом очень скупо и скромно. Я привожу ее выступление по институтскому радио 20 января 1984 года: «Я вернулась в Ленинград 17 мая 1944 года. Здание института занято рядом учреждений. За факультетом оставалась примерно 5-ая часть помещений, к счастью, это были помещения 3-его этажа. Мебели не было. Она была передана в Институт им. М. Н. Покровского.
Главная трудность была - отстоять помещения Института, добиться его освобождения. В один день перевезена мебель из Института Покровского и 1 сентября 1944 года начались занятия»8.
Помощниками Е. А. Горш в восстановительной работе Института были А. З. Завадовская, П. А. Соболева, С. Р. Зильбер, студенты Р. А. Штейнпресс и С. Т. Крайнова. Постепенно штат преподавателей и служащих увеличивался - присоединились Н. Г. Чагина, Н. С. Торицына и М. Г. Козлова. Этот небольшой женский коллектив в короткие сроки должен был не просто вернуть жизнь Институту, но дать импульс дальнейшему развитию.
В архиве Е. А. Горш сохранилось ее письмо от 9 августа 1944 года Александру Васильевичу Усову в Москву, будущему директору Библиотечного института, в котором она сообщала о своих трудностях, связанных с перевозкой библиотеки и вызовом преподавателей. «Я просила Н. Ф. [Гаврилова], в первую очередь, перевести нам тысяч 20-25 на перевозку библиотеки и ее комплектование. Прошу напомнить еще раз... Плохо дело с вызовом преподавателей. Выслан вызов только А. П. Кулакову. Изменений в числе зарегистрированных студентов нет. В аспирантуру подали заявления - Иевлева, Филиппова, Куликова; хотят поступить в аспирантуру Казанцева и Осипова. Поэтому прошу о ходатайстве перед ВКВМ об установлении 5 аспирантов по кафедре библиотековедения и 4 аспирантов по кафедре библиографии».
Из этого письма видно, какую огромную работу проделала Е. А. Горш по восстановлению учебной работы и возобновлению занятий в Библиотечном институте.
На первый курс осенью 1944 года было принято 75 человек, некоторые из них летом 1945 года, через полтора года обучения они стали первыми выпускниками после войны. Как было сказано раньше, в это время Екатерина Аркадьевна была назначена деканом библиотечного факультета при Герценовском институте.
Дочь Е. А. Горш, Эльга Алексеевна, вспоминает, как мама писала ей в деревню 6 августа 1945 года: «Милая Элечка! Вчера (5 августа 1945 г.) провели день выпускников, все было очень хорошо. Все студенты приготовили сами. Мне за внимательное отношение к студентам поднесли букет цветов. Разошлись в половине первого, и всей компанией дошли до Невского во главе с В. Ф. Сахаровым и Н. С. Лебедевым. Таков был конец учебного года в Институте»9.А с осени 1945 года Ленинградский библиотечный институт вновь стал самостоятельным вузом.
В послевоенные годы на квартире Е. А. Горш часто собирались ее коллеги и живо обсуждали проблемы библиотековедения и учебного процесса. Они рассаживались за обеденным столом и пили специально приготовленный для этого случая чай. «... Резко, ортодоксально, напористо высказывался В. Ф. Сахаров (зав. кафедрой библиографии); медленно, методично доказывал свою точку зрения Б. В. Банк; вальяжно, степенно, авторитетно говорил директор Института А. В. Усов; деликатно, но деловито и твердо высказывались практики - заведующие библиотеками, Л. П. Тихомирова (Дом офицеров) и Н. А. Глаголева (ЦГПБ им. В. В. Маяковского). Мама (Е. А. Горш) говорила быстро и энергично. Но даже в споре они были единомышленниками, борцами за общее дело»10.
В архиве А. Е. Горш сохранилась выписка из Приказа Комитета по делам культпросвет учреждений при Совете Министров СССР - благодарность за работу по восстановлению Библиотечного Института. Также она была награждена премией в 1000 рублей. Приказ был вынесен в 1948 году в связи с 30-летием Института.
В 1968 году за большие заслуги в развитии библиотековедения и подготовки библиотечных кадров Е. А. Горш было присвоено звание Заслуженного работника культуры. В 1972 году Екатерина Аркадьевна вышла на пенсию.
В конце, несколько слов о Е. А. Горш от себя. Я прожила рядом с прабабушкой первые 15 лет жизни, и ее облик, усердие и трудолюбие до сих пор сохранились в моей памяти.
Почти каждую неделю я приходила к ней в гости на Одесскую и всегда заставала ее за работой. Всякий раз она сидела за письменным столом и либо разбирала утреннюю почту и отвечала на письма, либо читала книги и писала статьи. У нее в гостях бывало много народу: приходили ученики, учащиеся школ. Она вела с ними беседы о В. И. Ленине и Н. К Крупской, о любви к книге и чтению. Об этом я знаю не только понаслышке.
Мы с прабабушкой никогда не говорили о работе. Она со мной гуляла, читала книги, показывала фотографии. Больше всего я запомнила не разговоры, а прогулки с ней - в Смольном саду, в поселке Репино у Финского залива, на Звозе в Вологодской области. Письмо как эпистолярный жанр был ее привычкой и хобби. Прабабушка писала много писем. Они были разные по содержанию: от простых житейских - родственникам, до сложных и обстоятельных - своим коллегам и ученикам, в которых она рассуждала о проблемах Института и библиотечного дела.
Летом, на Звозе я часто писала ей письма, в которых рассказывала о своей деревенской жизни, о своих впечатлениях. Когда прабабушка гостила у нас в деревне летом, мы садились вместе за письменный стол и писали письма (в моем архиве сохранились фотографии д. Звоз).
Прабабушка одевалась скромно, но со вкусом: серое или синее платье, простой черный костюм. Мне очень нравилось ее сиреневое платье, которое она одевала по торжественным случаям с медалью Н. К. Крупской. Говорила прабабушка всегда оживленно, но не громко. Она никогда не повышала голоса и не жестикулировала. Привлекала своих собеседников обаянием, плавной речью, спокойствием. В жизни она неуклонно следовала своим принципам и идеалам.
Мне запомнилась ее огромная домашняя библиотека, которая постоянно пополнялась. В каждой комнате (их было 3) были стеллажи с книгами. Кроме того, в ящиках ее письменного стола наряду с бумагами, фотографиями, газетами лежали коробочки с библиотечными карточками. На этих библиотечных карточках (они были разлинованы) она писала названия прочитанных книг или описывала происшедшие события. Ее привычка писать на библиотечных карточках казалась мне неудобной и странной.А прабабушка говорила: «Так удобно и легко искать нужное».
Остался в памяти и ее юбилей в 1986 году - 90 лет. Он проходил в белом зале музея В. И. Ленина на Миллионной. Зал был полон народу и цветов. Прабабушка сидела на сцене и принимала поздравления от своих коллег и студентов Института культуры. Мы, как родственники, сидели в 1-2 ряду и внимательно смотрели на присутствующих. Тогда для меня это были незнакомые люди, но мне было приятно смотреть, с каким вниманием, почтением и уважением они произносили свои речи в адрес Е. А. Горш.
С некоторыми из них мне пришлось позже, спустя 5-6 лет, столкнуться в стенах ее родного Института культуры, когда я стала студенткой, с В. С. Крейденко, А. Н. Ванеевым, Л. В. Трапезниковой, Н. И. Карповой. Придя работать в Библиотеку Российской академии наук в 1999 году - встретилась с Е. А. Савельевой и В. П. Леоновым. Я была студенткой ЛГИК в 1991-1996 годах. Мое заочное знакомство с прабабушкой, как ученым и библиотековедом, началось с написания курсовой работы на 3-м курсе Института в 1994 году «Призвание - служение библиотечному делу (Жизнь и творчество Е. А. Горш)», научным руководителем которой был В. С. Крейденко, и продолжается до сих пор.
Надеюсь, я унаследовала такие ее черты, как трудолюбие, ответственность, любовь к книге и чтению. Оказавшись в библиотечной сфере и в библиотечной среде, посвятив себя, также как она, библиотечному делу, я рада, что оно стало моей профессией.
Примечания
1 За кадры советской культуры: к 50-летию Института. 1968. 20 дек.
2 Сергеева Н.И. Почти ровесник города // История, воспоминания, документы : к 85-летию СПбГУКИ / отв. ред. П.А. Подболотов. СПб.: Изд-во СПбГУКИ, 2003. С. 52
3 Тарасова Э.А. Призвание : к 110-летию со дня рождения Е.А. Горш / Э.А. Тарасова, Т.Б. Маркова. СПб.: Изд-во СПбГЭТУ «ЛЭТИ», 2006. С. 12, 36
4 Сергеева Н. И. Наша история: Великая Отечественная // История, воспоминания, документы: к 85-летию СПбГУКИ / отв. ред. П.А. Подболотов - СПб.: Изд-во СПбГУКИ, 2003. С. 22
5 Там же. С. 25, 27
6 Тарасова Э.А. Это страшное время - война. СПб.: Изд-во СПбГЭТУ «ЛЭТИ», 2010. С. 16-17
7 Тарасова Э. А. Взгляд. СПб.: Изд-во СПбГЭТУ «ЛЭТИ», 2008. С. 47.
8 Тарасова Э. А. Это страшное время - война. С. 19.
9 Там же. С. 20.
10 Там же.